×
ACCA и BDO, «Игра на опережение». Александр Чулок, Форсайт-цент, НИУ ВШЭ: Через 10 лет мы столкнемся с тем, что половина наших компетенций окажутся ненужными. И поймем, что обучение должно быть пожизненным

КОНФЕРЕНЦИЯ «ИГРА НА ОПЕРЕЖЕНИЕ: КАК МЕНЯЕТСЯ РОЛЬ ФИНАНСОВОЙ И HR-ФУНКЦИИ В УСЛОВИЯХ НОВОЙ РЕАЛЬНОСТИ», 30 ИЮНЯ 2016.

 

Благодарим Организатора ACCA и BDO Unicon Outsourcing за приглашение команды JSON.TV

 

Доклад: 9.20 -9.35 «Глобальные тренды развития науки и технологий: к чему готовиться бизнесу?», Александр Чулок, Заместитель директора Форсайт-центра, Институт статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ

 

Смотрите Видео: http://json.tv/ict_video_watch/acca-bdo-aleksandr_chulok-niu_vshe-20160708102549

 

Александр Чулок: Вы знаете, когда я сегодня планировал свой график, чтобы успеть вовремя на эту встречу, вспомнил одноименный фильм: «Вовремя», по-английски — «InTime». Кто-нибудь видел его? Поднимите руки… Ну, хотя бы некоторые… 

 

Смысл очень простой: недалекое будущее, человек генно-модифицирован, в 25 лет останавливается развитие. Единственная ценность — это время. Время торгуется, есть банки времени, есть миллионеры, у которых миллионы и более лет и т.д. Очень рекомендую посмотреть.

 

Может быть, в не совсем далеком будущем, до которого благодаря нашей медицине точно доживут все присутствующие, единственной важной ценностью в нашей жизни будет время.

 

И мы забудем обо всех финансовых и прочих моментах. Я не занимаюсь финансовыми прогнозами, я занимаюсь научно-технологическими прогнозами, прогнозами развития науки и технологий. И мне хотелось бы рассказать вам сегодня  с точки зрения классического научно-обоснованного прогнозирования о том, что мы видим, какие угрозы или возможности для бизнеса наблюдаются.

 

Я хотел бы начать с такой, если хотите, провокации — раз у нас сегодня игра на опережение. О чем сейчас думает бизнес? Что сейчас обсуждается на ключевых площадках? Цены на нефть, санкции.

 

В лучшем случае это инновации, и то я бы сказал, что это во многом принуждение к инновациям, либо адаптация существующих на зарубежных рынках инноваций к российским. В лучшем случае это какие-то прорывные вещи.

 

Горизонт всего, что обсуждается в настоящий момент, максимум — 5-7 лет. Что в это время происходит в мире?

 

Во-первых, глобальная технологическая революция. Наверное, сейчас уже только ленивый не говорит про Индустрию 4.0.

 

Все, наверное, слышали про искусственный интеллект, про замену неквалифицированного человеческого труда. В США проблема как минимум с 10 млн водителей-дальнобойщиков из-за того, что там будут беспилотные, «безлюдные» машины — там уже проблема.

 

Мы все говорим о том, что у нас будут сервисы, которые торгуют друг с другом, о том, что у нас HR будут не нужны, потому что будут искусственные сети и нейросети.

 

Могу вам сказать, что обо всем этом было известно минимум лет 10 назад. И почему-то только сейчас мы об этом задумались.

 

Так, может быть, мы сейчас поговорим о том, что будет через 10-20 лет, чтобы хотя бы как-то подготовиться к этому?

 

Кроме глобальной промышленной революции, которая пока проходит мимо нас, меняются цепочки создания добавленной стоимости.

 

Про уберизацию, наверное, все слышали: это вымывание тех звеньев, где была максимальная маржинальность.

 

Но это только начало. А что дальше? Какие следующие будут звенья, и как дальше будут меняться глобальные цепочки создания добавленной стоимости?

 

А это напрямую зависит от того, какие будут бизнесы, и какие они будут предъявлять потребности, какой будет спрос на ваши и наши услуги.

 

Безусловно, кардинальным образом меняется спрос: это персонификация, это кастомизация.

 

Мы переходим от экономики знаний к экономике действий, где очень важно решать проблему «под ключ».

 

Много ли в нашей стране системных интеграторов в широком смысле — компаний, которые могут поставить задачу и  междисциплинарно ее решить?

 

Выращиваем ли мы лидеров будущего, которые могут действительно обобщить все проблемы и выдать рынку продукт или предложить новый?

 

Следующая проблема, которая из этого вытекает: очень многие экономические модели, на которых были основаны ключевые консалтинговые предложения, сейчас не работают.

 

Это я вам говорю как экономист. Просто не работают базовые предпосылки, на которых они строились. Например, рациональное поведение потребителя — где оно?

 

Транзакционные издержки — их кто-нибудь сейчас по-серьезному учитывает?

 

Так вот, эти экономические модели перестают работать, у нас совершенно другая экономика.

 

А все выводы, весь консалтинг был основан именно на тех старых экономических моделях.

 

В этих условиях многие издержки, которые раньше для бизнеса были условно-постоянными — экономисты меня поймут, — становятся переменными. У нас совершенно другая производственная функция. И я не уверен, что мы всерьез осознаём эти изменения.

 

Ну и, наконец, самое важное: это компетенции. У меня следующее утверждение, уважаемые коллеги.

 

Все здесь присутствующие, в том числе я сам, через 10 лет столкнутся с тем, что половина ваших компетенций окажутся ненужными. Минимум — половина.

 

Я предлагаю просто принять это как факт. После этого станет легче, и мы с вами поймем, что надо обучаться и образовываться все время.

 

В Европе, в Америке, в Канаде давно уже приняты концепции пожизненного обучения: мы учимся все время. Мы же пытаемся один раз получить диплом или сертификат и дальше его всячески коммерциализировать. Не получится.

 

Итак:

новая промышленная революция,

изменение глобальных цепочек создания добавленной стоимости,

переход от экономики знаний к экономике действий,

новый формат бизнес-экономических моделей и

новый спрос на компетенции.

 

Минимум 5 ключевых вызовов и трендов для бизнеса, которые нужно учитывать. Мы много сейчас об этом говорим? К сожалению, нет. А если и говорим, то в основном пользуемся не научно-обоснованными методами.

 

Итак: прогнозировать будущее невозможно. Угадать будущее нереально. Его можно только сформировать.

 

Для того, чтобы его сформировать, нужны особые подходы и методы.

 

Мы называем это форсайтом, или формированием будущего с участием всех ключевых стейкхолдеров и опорой на научно-обоснованные методы.

 

Здесь представлены только те проекты, которые были сделаны за недавнее время с опорой на такое серьезное прогнозирование.

 

Многие компании сейчас понимают, что без этого видения будущего — научно-обоснованного, сценарного, вариативного — речь о каких-то дальнейших позициях бесполезна. Ни на рынке, ни с точки зрения спроса.

 

Мы сами говорим о том, насколько опасен для HR или для аутсорсинга, или для других сервисов искусственный интеллект.

 

Но извините: про искусственный интеллект вопрос идет уже десятилетия.

 

Почему-то никто не говорит про нейросети, почему-то мы не ставим вопрос о том, как будут действительно заменены валюты. Вот постепенно до нас докатилась история про блокчейн. Это же не новое.

 

Давайте подумаем, что произойдет через 10-20 лет — а ключевые предпосылки для этого я вам назвал, — чтобы уже сейчас быть готовыми. И мы поймем, что это действительно кардинальный пересмотр всех бизнесов.

 

Для этого в России — мне хотелось поделиться с вами этой информацией — в настоящее время формируется Национальная научно-технологическая система.

 

Она включает в себя и отраслевой уровень, и региональный, и национальный.

 

Поэтому, коллеги: это открытая сеть, открытая система, она поддержана Президентом и Правительством. Пользуйтесь, дело за вами.

 

И в оставшееся мне (сколько там коллеги показывали? 10 минут? 4? пять минут, отлично)…

 

В оставшиеся 5 минут я бы хотел рассказать вам о документе, который, на мой взгляд, для всех вас должен быть настольной книгой.

 

Это прогноз научно-технологического развития Российской Федерации на период до 2030 года. В его разработке приняло участие более 2 тыс. экспертов, включая 120 академиков.

 

Все действительно серьезные коллеги здесь высказались. Это тот облик, тот радар будущего, которое может произойти. Заметьте: может произойти.

 

Если мы на него посмотрим… ну вот здесь, конечно, мелко… Это открытая информация, абсолютно доступная. Вы здесь увидите всё, о чем сейчас так активно идет разговор: и беспилотники, и «умное» сельское хозяйство, и точное земледелие, и газогидраты, и переход к «умным» городам, к «умной» энергетике — пожалуйста.

 

Эта информация была доступна еще несколько лет назад. Кто-нибудь из присутствующих видел эту информацию? Поднимите руки… Отлично: один человек, поздравляю. Вот вам ответ.

 

 

Ведущий: Конференция не зря у нас сегодня.

 

Александр Чулок: Уже не зря. Поэтому, коллеги…

 

Вопрос из зала: А смысл этого дела, если «нано» у нас занимается Чубайс, а главный по развитию аэрокосмической индустрии у нас Сердюков?..

 

Александр Чулок: Коллеги, у нас много разных игроков. Если вы хотите, я могу отдельно прокомментировать про ключевых экспертов и в «нано», и в транспорте и т. д. У нас много возможностей для стартапов, поверьте. Очень большие возможности. Очень большие возможности для того, чтобы вписаться в эти тренды. Не надо считать, что там двери закрыты. Они не закрыты. Сейчас у многих венчурных фондов, у многих крупных компаний есть проблема.

 

Это проблема не с деньгами, как ни странно это слышать, — это проблема с хорошими вменяемыми проектами.

 

Поэтому мне хотелось бы закончить тем, с чего я начал. Попробуйте сформировать свои личные компетенции, опираясь на те вызовы, тренды и возможности, которые в ближайшее время откроются. И игра на опережение должна включать не один шаг вперед, а минимум 2 или 3. Я настоятельно вам рекомендую включиться в такую игру.