×
Разработка ИТ и ПО в России. Андрей Голов, «Код безопасности»: Наш российский подход «наложенной безопасности» является достаточно уникальным и сам по себе может стать мощным драйвером для международной экспансии

«У всех нас есть данные, которые мы обрабатываем в ИТ-системах, в 90% случаев созданных другой державой. Для решения этой проблемы русские используют так называемый подход «наложенной безопасности», когда вы можете продолжать использовать ваши информационные технологии, которые поменять невозможно... Но мы можем взять под контроль безопасность ваших данных, дав соответствующие технологии, инструменты и продукты. Это очень важно. И именно это может стать реально большим драйвером международной экспансии» - JSON.TV публикует интервью с Андреем Головым, Генеральным директором компании «Код безопасности».

 

См. видеоинтервью с Андреем Головым на JSON.TV

 

Александр Герасимов: Уважаемые зрители! Сегодня у нас в гостях Андрей Голов, генеральный директор компании «Код безопасности».

 

Андрей Голов: Добрый день!

 

Александр Герасимов: Первый вопрос Андрею — о том, как появилась эта компания, каковы ее основные, скажем так, базовые принципы, которых она придерживается на рынке? Каких результатов удалось добиться, собственно, за всю историю развития компании? Ну, и дальше еще будет там серия вопросов.

 

Андрей Голов: Компания «Код безопасности» изначально вышла из материнской компании «Информзащита». Мы были департаментом разработки в компании «Информзащита», в 2008 году организовались как самостоятельное юридическое лицо. Ну, и потихоньку-потихоньку... сейчас мы стали ведущим разработчиком на рынке информационной безопасности. Мы входим в тройку самых больших компаний. Полностью самостоятельные. И, в общем, мы считаем, что у нас достаточно хорошие перспективы. Мы стали национальным чемпионом Российской Федерации в проекте Минэкономразвития. За последние пять лет мы выросли почти в 3 раза — если говорить в терминах, там, оборота, и, на самом деле, прибыли, потому что у нас уровень рентабельности сохраняется.

 

 

Александр Герасимов: А вот какой объем рынка, вашего целевого — как вы его оцениваете, — ну, или всего рынка ИБ России? И какова доля у вас там?

 

Андрей Голов: Смотрите, всё достаточно просто. Рынок состоит из трех больших составляющих: первая — это рынок так называемых государственных структур; рынок госкорпораций; и коммерческий рынок. Если говорить про государственный рынок, тут тоже просто: бюджеты открытые, их можно посмотреть. Тотальные совокупные объемы ИТ-бюджетов всех наших государственных структур — это порядка 100 млрд рублей, 100-120. Рынок госкорпораций — это можно посмотреть по объему торгов, проходящих на площадках госзакупок: это еще по рынку ИБ плюс где-то 30 млрд. То есть если взять 10% от бюджетов...

 

Александр Герасимов: Затрат на ИБ...

 

Андрей Голов: Да, затрат на ИБ — это очень оптимистичный показатель, на самом деле. То есть 10 млрд на рынке «госов», 30 млрд в среднем на рынке госкорпораций. Ну, и еще коммерческий рынок, но он постоянно меняется, в зависимости от колебания нашей экономики... ну, еще плюс 30 млрд, это максимум. Вот, в лучшем случае это 1 млрд долларов — это потолок.

 

Александр Герасимов: 60-70 млрд рублей.

 

Андрей Голов: Да.

 

Александр Герасимов: Какая ваша доля там, в конечных ценах?

 

Андрей Голов: Ну смотрите: мы... Наверно, 90% наших клиентов — это государственные структуры. Мы занимаем, получается, сколько... 35% в среднем на рынке...

 

Александр Герасимов: Этого сегмента.

 

Андрей Голов: Да, на рынке «госов».

 

Александр Герасимов: Соответственно, около 10% на рынке в целом?

 

Андрей Голов: Да, где-то так. Но достаточно бодро всё растет...

 

Александр Герасимов: Какие там темпы роста? 

 

Андрей Голов: Темпы роста в начале — когда вот мы пришли 5 лет назад — были достаточно существенные: и 40%, и 60%. Сейчас мы вышли, к сожалению, на... Такой термин, он всем большим вендорам известен — это называется емкость рынка. И получается, у нас... Ну, 17-20% для нас — это уже неплохо. И здесь основная беда, что, во-первых, продать некуда, а во-вторых, бюджет нашей страны, при всем уважении, не растет такими бодрыми темпами, как...

 

Александр Герасимов: Но вы смотрите на международную экспансию?..

 

Андрей Голов: От безысходности!.. Еще раз: не потому, что у нас какие-то амбиции, там, не знаю... Всё достаточно просто: емкость рынка. Емкость рынка — это, первое, здесь...

 

Александр Герасимов: Российский рынок маленький?

 

Андрей Голов: Да. 2%...

 

Александр Герасимов: Кто бы, в каких попугаях ни считал — все равно маленький.

 

Андрей Голов: Всё достаточно просто, опять-таки статистика: 2% от мирового рынка. Это первое. Второе: в дикой конкурентной борьбе здесь мы сумели создать достаточно хороший... не просто технологии, а продукт. Второе: мы научились делать бизнес. Бизнес — это не просто создать технологию. То есть разница между стартапом и производственной компанией, вендором, — пропасть, просто пропасть. То есть на технологию, на создание тратится, там, в среднем, не знаю... ну, 10% расходов. 90%, всё остальное — это далее жизненному циклу - разработка продукта, распространение...

 

Александр Герасимов: Бизнес-модель, монетизация...

 

Андрей Голов: Да, в общем, маркетинг, вот это вот всё. Поэтому это вот так. Второй момент, почему все-таки зарубежный рынок настолько перспективный: в России — это наша национальная особенность, видимо, она связана с нашим подходом к безопасности — всё-таки безопасность, при всем уважении, у нас пришла из спецслужб, из военных... ну, как и во многих странах, на самом деле, в Израиле тоже оттуда... И есть такой подход, называемый у нас наложенной безопасностью. Это достаточно уникальный подход для международного рынка. Он в чем состоит? В том, что у всех нас есть наши данные, наши приватные данные — но мы их все обрабатываем через ИТ, информационные технологии: там, операционную систему, приложение, сеть...

 

Александр Герасимов: Которые в основном не отечественные.

 

Андрей Голов: Да, ну, по сути, 90% их создано одной державой. Получается достаточно... не очень здоровая ситуация, которая говорит о так называемом цифровом суверенитете. То есть если у нас есть термин «цифровая экономика»...

 

Александр Герасимов: Проблема с цифровым...

 

Андрей Голов: Да, это реальная большая проблема. Потому что мы же автоматизируем что? Мы автоматизируем основные процессы управления, в том числе, государством. Выборная система, банковская система, энергетическая система и т. д. И это реально большая проблема: и с точки зрения конфиденциальности, и с точки зрения доступности...

 

Александр Герасимов: Более того, по мере цифровизации, когда переходим от информационной поддержки исполнения этих процессов к собственно автоматизированному, автоматическому исполнению этих процессов...

 

Андрей Голов: Так точно...

 

Александр Герасимов: Роль данных, циркулирующих в этих процессах, становится очень критичной...

 

Андрей Голов: Более того, появился такой термин: цифровой отпечаток нации. Не всегда он хранится только в одном государстве, там, у создателя этих информационных технологий он также может храниться. И получается очень такая высокорисковая ситуация. Так вот, русские — на самом деле, вместе с китайскими коллегами... У нас есть подход вот этой наложенной безопасности: вы можете продолжать использовать ваши информационные технологии, которые поменять невозможно...

 

Александр Герасимов: Да, то есть не надо замещать операционную систему отечественной. 

 

Андрей Голов: Да, ни в коем случае. Ее нельзя... По сути, в большинстве случаев ее просто нельзя заменить. Это монополистическая позиция того же Microsoft: его нельзя заменить. 

 

Александр Герасимов: Google...

 

Андрей Голов: Google, Apple... Но мы можем взять под контроль безопасность ваших данных. То есть вы сами... Мы вам можем дать технологии, инструменты и продукты, чтобы вы контролировали вашу безопасность.

 

Александр Герасимов: Вне зависимости от того, в каком...

 

Андрей Голов: Вне зависимости от использования ИТ-технологии. На самом деле, это очень важно. И вот это может стать реально большим драйвером...

 

Александр Герасимов: В международной экспансии.

 

Андрей Голов: В международной экспансии. Почему? Да потому, что... Ну, взять, не знаю, любую американскую компанию...

 

Symantec не может сказать, что он не доверяет Microsoft, поэтому он там что-то... придумывает свои механизмы безопасности. А мы изначально живем в таких условиях. Изначально — мы ту же нашу государственную тайну защищаем исходя из этих принципов.

 

Александр Герасимов: Мы изначально не доверяем...

 

Андрей Голов: Ну, как бы они же созданы не нами? Они нами не подконтрольны. И получается новая ниша. Это реально большая новая ниша, никем не занятая на рынке. Вот ровно поэтому мы  верим в эту историю. И ровно поэтому мы с этой историей идем. Потому что рынок... Надо понимать: вот берем любой регион, будь то MiddleEast или Asia, или LatAm — надо понимать: рынок занят. Полностью занят.

 

Александр Герасимов: Но существующими...

 

Андрей Голов: Высококонкурентен. Туда приехать со своими бусами - вероятность близка просто к нулю. Просто к нулю. Но принося...

 

Александр Герасимов: Что-то принципиально новое...

 

Андрей Голов: Новое — плюс если ты им предлагаешь бизнес... Не просто бусы продать, а ты им предлагаешь бизнес построить в вашем регионе...

 

Александр Герасимов: Партнерам...

 

Андрей Голов: Да. У них сейчас развернулась очень высококонкурентная борьба за вот эти ИТ. Почему? Они реально считают... Вот то, что Герман Оскарович там говорит — нефть будущего, — это реально так. Если посмотреть на тот же Дубай: вот приезжаешь в город, они отстроили огромнейший город в пустыне, он наполовину пустой. Просто наполовину пустой. Почему? Они реально ждут «заселения» банковских технологий и ИТ-технологий... Поэтому я говорю: это дело самого ближайшего будущего. То есть 5-10 лет — за это будет огромная конкуренция. И нам ни в коем случае нельзя пропустить вот эту вторую попытку. Первую мы, там...

 

Александр Герасимов: Сейчас есть такой термин: переизобретение ИТ. То есть когда, вроде бы, рынок существует и занят, но ты приходишь с чем-то... с принципиально новой концепцией...

 

Андрей Голов: Да, у нас появился бизнес. Еще раз: раньше... ИТ-рынок очень сильно поменялся. То есть раньше все-таки превалировала больше роль интеграторов. Это что: принести западные технологии, с нашим консалтингом, там... их внедрить здесь.

 

Александр Герасимов: Это в лучшем случае. А вообще купи-продай

 

Андрей Голов: О дистрибуции — да, это отдельное. Сейчас по-другому меняется: мы в состоянии...

 

Вот русские, у нас даже есть такой а-ля хештэг: «русские могут». Мы реально в состоянии заниматься не просто, там, оффшорным программированием или еще чем-то — мы в состоянии создавать качественные технологии и из них ковать хороший продукт. Мы научились делать бизнес. И если мы выросли, там, за 5 лет в 3,5 раза, поверьте мне: это не потому, что у нас импортозамещение или еще что-то. Есть куча примеров других компаний, которые начинали с абсолютно таких же позиций, там, по финансовым параметрам, и у них не получилось. Просто надо уметь делать бизнес.

 

Александр Герасимов: На какие продукты вы сейчас делаете ставку?

 

Андрей Голов: Вы знаете, у нас... Мы делаем продукты в четырех основных областях: сетевая безопасность, безопасность рабочих станций, безопасность сред виртуализации и мобильные технологии. Конечно, это очень тяжело. Все 4 направления... Мы единственная компания, к сожалению, на рынке, которая занимается всеми четырьмя направлениями. Это очень... С одной стороны, это плюс: мы можем предлагать абсолютно комплексное решение, которое никто другой не может предложить. Но с другой стороны, мы в каждом сегменте конкурируем с отдельно взятыми компаниями.

 

Александр Герасимов: Специализированными... 

 

Андрей Голов: Да. И нам здесь достаточно тяжеловато. Но пока вот держимся. Во что мы верим? Конечно, мы тесно связаны с развитием ИТ. То есть, в первую очередь это, конечно, мобильность: Интернет Вещей и т. д. Второе — это всё о виртуализации. То есть надо понимать, что традиционная инфраструктура...

 

Александр Герасимов: Перемещается в виртуальную среду

 

Андрей Голов: Да. Традиционная ИТ-инфраструктура будет меняться.

 

Александр Герасимов: Что тесно связано с облаками.

 

Андрей Голов: Да. Но в России, например, достаточно бодро все-таки строится сетевая инфраструктура: до сих пор есть большие стройки. Опять-таки создаются новые госкорпорации, появляются новые заказчики. В общем, эта штука достаточно интересная, и там как раз появляется большая наука. И вот... там реальная наука. То есть...

 


 

Александр Герасимов: Вот я как раз про науку и образование хотел спросить. У вас же трудятся сотни разработчиков, да?

 

Андрей Голов: Да, разработчиков порядка 300 человек — R&D блок.

 

Александр Герасимов: Да, причем очень узкоспециализированных, таких... действительно разработчиков.

 

Андрей Голов: К сожалению, мы занимаемся именно системным программированием.

 

Мы не занимаемся написанием игрушек на Java. Это наша основная беда, что мы занимаемся глубокой наукой, и именно системным программированием. То есть: ядра операционных систем, мы пишем, там, файерволлы, это высоконагруженные системы. Уровень компетенции наших ребят очень высок, даже в мировом... Но таких экспертов нет!..

 

Александр Герасимов: Вот я как раз хотел спросить: формально у нас в России ежегодно выпускается много специалистов в области ИТ.

 

Андрей Голов: Сейчас и ИБ даже...

 

Александр Герасимов: Да, и даже ИБ выпускают, многие вузы это делают. И не только московские, но и в регионах. Опять же есть, по разным подсчетам, до миллиона человек, имеющих ИТ-образование в России — которые уже выпустились из институтов, но пока не вышли на пенсию... Вроде бы выбор огромный. Но при этом — является ли это ограничением? Или, наоборот, это какой-то прямо такой актив есть? Каково качество этих специалистов?

 

Андрей Голов: Да, смотрите, тут две проблемы. Первая – да, их становится чуть больше. А уровень образования… ну, по нашей оценке – поскольку, я говорю, мы занимаемся системным программированием – он весьма невысок, их приходится переучивать. Вторая большая проблема была, мы с ней удачно сумели справиться в течение трех лет: это передача поколений. Значит, у нас есть три продукта, которым по 20 лет. И разработчики часто 15 лет, 12 лет занимаются этим продуктом. И надо понимать, что, с одной стороны, это очень не здорово. Почему? Потому что глаза гаснут. Знанием не хочется делиться, потому что ты гуру и ты будешь здесь работать до пенсии… И как бы вот это было очень тяжело. Но мы победили как: объем решаемых задач, которые нам приносят заказчики, стал огромен, и он физически невыполним вот этими гуру. И хочешь-не хочешь пришлось брать молодую кровь и студентов. И сейчас у нас это очень гармонично выстроено.

 

То есть вокруг гуру работает 5-6 подмастерьев, и они очень быстро растут. Почему? Потому что – я могу сказать даже на примере, извините, своего личного, родного племянника, там, студента «Бауманки», которого мы взяли. Вот – как раз занимается… по-моему, информационной безопасностью, но не суть. Короче, пришел – двух слов связать тяжело. Буквально через 2,5 года он мне написал письмо – не потому, что родственные связи, а потому что, говорит, что-то как-то застрял с зарплатой… Я говорю: ну, приходите тогда на собеседование с HR, со всем остальным – поговорим. У него за 2,5 года тотально поменялся язык. Он говорит на таком языке, на котором я уже не всегда понимаю. То есть его «прокачали» так…

 

Александр Герасимов: Именно практической работой.

 

Андрей Голов: Да-да! …Что он, во-первых, сразу получил на 40% больше в своем доходе – прямо моментально. И во-вторых, еще раз: ребята стремятся за знаниями. Вот тот уровень знаний, который существует в нашей компании, его высокая концентрация настолько большая, что они такого больше нигде не получат. Таких, именно интеллектуальных, центров в России, к сожалению, не так много. У тебя выбор либо пойти в стартап, и там вероятность чего-то не такая большая, можешь быстро сгореть.

 

Александр Герасимов: Да, это с успехом можно…

 

Андрей Голов: Либо пойти в такую компанию, в которой тебя реально могут чему-то научить. Причем технологии, говорю, мирового класса. Мы тесно общаемся и с той же VMware, и Microsoft, и Intel... И они получают те знания, которые в книжках никогда… И даже при всем уважении к нашей профессуре – ИТ-технологии настолько быстро развиваются, что они не могут им дать. Они могут дать системное мышление. Вот мы на это очень сильно обращаем внимание: то есть насколько человек хочет учиться, насколько он дисциплинирован, насколько у него горят глаза. Если такой человек есть, поверьте мне, мы его в состоянии выучить.

 

Александр Герасимов: Вот еще один вопрос, очень интересный, который хотелось бы обсудить. Понятно, что такое интенсивное развитие, такое вложение в RnD требует финансирования. Весь мир живет, собственно, на длинном, недорогом финансировании, которого в России нет вообще. Более того, есть мнение, которое многие игроки высказывают – о том, что российский ИТ-рынок вообще не капитализирован. То есть у нас большая часть игроков на рынке даже примерных оценок капитализации не имеет. Поэтому я хотел спросить: вы как-то себя оцениваете, с точки зрения стоимости? Если да, то по каким параметрам? И вообще – как вы видите вот эту проблему: привлечение длинных дешевых денег?

 

Андрей Голов: Давайте разобьем вопрос опять на два. Первое – про оценку компании и капитализацию. Да, это абсолютно самый такой новый термин для нас. Почему? Потому что мы говорим именно о вендоре, то есть не об интеграторе, не о дистрибуторе, а о вендоре. И вот тут оценка капитализации чуть-чуть по-другому делается. Мы с партнерами очень… ну так, как сказать… дискутировали часто: все-таки понять, как же это считать? Ну, все-таки, мне кажется, удалось донести идею. Первое: это не просто мультипликатор прибыли. Это не просто мультипликатор прибыли, неважно, какой мультипликатор.

 

Александр Герасимов: То есть надо влезать глубоко в оценку бизнеса?

 

Андрей Голов: Да, значит, она состоит у вендора… Во-первых, есть бренд, бренд компании, в первую очередь. То есть бренд компании может… он реально стоит денег, он является драйвером продаж и он является твоей перспективностью: насколько ты дальше будешь успешен. То есть это очень важная характеристика. Она, там… и позиция в рейтингах, и позиция на рыке, доля рынка, там… много достаточно. Это основное. Это, опять-таки, привлечение тебя как HR-бренда…

 

Александр Герасимов: Привлекательность…

 

Андрей Голов: Да, привлечение ребят, чтобы у тебя работали. Дальше составляющая – это бренды продуктов. Всё то же самое, тоже складывается из этого.

 

Александр Герасимов: То есть фактически можно сформулировать: продукты – это ваша добавленная стоимость, да?

 

Андрей Голов: Естественно, просто актив.

 

Александр Герасимов: Какой объем добавленной стоимости вы создаете, и перспективы этого объема.

 

Андрей Голов: Да, это по сути просто актив. Единственное, что всё из-за отсутствия рынка капитала как такового…

 

Александр Герасимов: В России.

 

Андрей Голов: Да, именно в России. Мы часто не можем и понять, сколько это стоит. Хотя у себя мы четко знаем, сколько компания стоит. Дальше, второй вопрос по поводу рынка длинных денег. Значит… В России, во-первых, информационная безопасность – к сожалению, к счастью – у нас очень зарегулированная. И, поскольку мы как отрасль обязаны соблюдать определенные правила игры, мы… Во-первых, акционеры должны быть абсолютно прозрачны, во-вторых, там не должно быть иностранцев и т. д. и т. д. Дальше. Длинные деньги нашим инвесторам… А вендор – это длинные деньги. Почему? Потому что цикл создания продукта – порядка трех лет.

 

Александр Герасимов: Это только создание, а потом еще и монетизация.

 

Андрей Голов: То есть от создания технологии до вывода на рынок – это 3 года. Вот. Поэтому…

 

Александр Герасимов: Причем из которых собственно затраты на продукт – это процентов 10, да

 

Андрей Голов: Да. Поэтому вот это ничего не складывается. То есть, понимаете, с одной стороны, инвестору проще тогда войти в дистрибуторский бизнес или в интеграторский…

 

Александр Герасимов: С быстрой оборачиваемостью.

 

Андрей Голов: Да, а там-то и денег сильно не надо. В плане чего… Да, там кредитование, конечно, нужно, но это затыкание операционных дыр, но никак не создание капитала.

 

Александр Герасимов: И добавленной стоимости. И создания добавленной стоимости.

 

Андрей Голов: Конечно. Поэтому мы развиваемся на абсолютно свои деньги. Но с другой стороны: вот у нас R&D вырос за 3 года в два раза. То есть вот со 180 программистов – сейчас у нас, по-моему, 356, что-то такая цифра, я вот смотрел перед передачей. Вот. Поэтому это тоже стоит денег. И, в отличие от того же… Смотрите, как в интеграторе: ты сделал проект, получил прибыль, ушел – всё! Ничего не закапитализировалось. Мы…

 

Александр Герасимов: Повторяемость там нулевая.

 

Андрей Голов: Ну, то есть собрал команду, сделал проект…

 

Александр Герасимов: Всё.

 

Андрей Голов: …Извините, там – разделил прибыль. В вендоре всё по-другому. Еще раз: абсолютно каждого человека, которого мы берем на работу, вкладываем в него зарплату – вот это всё дело капитализируется сразу в стоимость продукта. Это было очень тяжело объяснить. Но, по-моему, у нас всё это получилось. Да, и мы из-за этого знаем, сколько сейчас компания стоит. Ни одну технологию мы не делаем, чтобы ее нельзя было ни продать.

 

Александр Герасимов: То есть вы идете от спроса.

 

Андрей Голов: Да, любая абсолютно фича, технология, продукт – клиентоориентирован. Он сделан только на продажу. Естественно, конечно, у нас есть и научные разработки, но они все прикладные: они направлены на создание технологий и продуктов. Поэтому в моем понимании, знаете, в чем еще наша такая небольшая уникальность? Мы сумели… Мы отстраивали компанию блок за блоком. То есть когда мы пришли 5 лет назад с командой, мы начали переделку полностью продаж. Что у нас сейчас 5 больших, самых крупных дистрибуторов в России, полностью 100% канальная схема продаж…

 

Александр Герасимов: Партнерская.

 

Андрей Голов: Да. Мы очень большое внимание уделяли партнерской программе, принципам справедливости, защиты сделок и т. д. и. т. д., то есть отстроили это. После этого у нас продажи увеличились, пошла обратная реакция в виде инцидентов. Ну, то есть люди стали пользоваться продуктами, продажи выросли – мы стали срочно отстраивать департамент сервиса. И сейчас это один из самых таких крепких у нас «кулаков» в бизнесе. После того, как мы отстроили сервис.

 

Александр Герасимов: То есть вы, фактически, с клиентом, с потребителем ваших продуктов работаете по модели жизненного цикла.

 

Андрей Голов: Абсолютно. После этого занялись маркетингом.

 

Мы поняли, что такое бренд, что маркетинг – это не просто организация красивыми девочками мероприятий. Вот оттуда пошла капитализация: из маркетинга. И зарубежные коллеги это четко знают.

 

У них, например, кто главный? У них же - вице-президент по маркетингу и продажам. То есть не… Вот мы где-то всё это в том же духе делаем. И после этого мы конкретно занялись реинжинирингом продуктов, изменением жизненного цикла. Потому что нам пришлось разделить на тяжелые продукты, которые создаются долго и они используются во всем государстве в критичных системах, и на быстрые технологии – виртуализацию, мобильность, которые требуют чуть-чуть других подходов.

 

Поэтому я говорю: в чем у нас вот такой хороший опыт – почему я всегда говорю большое спасибо нашей команде: мы начали… У нас никто никогда не был ни генеральным директором, ни коммерческим директором. Был один профессиональный финансовый директор. А все остальные – мы вот начали, как… мальчики и девочки. И у нас, оказывается, реально получилось: мы осознали, что такое бизнес. Вот именно бизнес: не просто, там, зарабатывание денег или разработка продуктов. Мы увязали это всё в единую цепочку.

 

 

Александр Герасимов: Технологию с монетизацией…

 

Андрей Голов: Да, мы сумели построить машину. Вот она просто – машина, которая это делает. И мы считаем, что, там, с выходом на зарубежные рынки у нас реально тоже всё получится. Вот абсолютная, 100%-я уверенность есть. Только надо просто делать – и всё.

 

Александр Герасимов:  Вот если подводить такое некое резюме: правильно ли я понял, что, с одной стороны, инвесторам нужно глубоко вникать в бизнес компании, чтобы ее правильно оценить…

 

Андрей Голов: Да.

 

Александр Герасимов: Просто обычного какого-то мультипликатора к выручке или к прибыли недостаточно…

 

Андрей Голов: Это да, это не так.

 

Александр Герасимов: Этим ничего не оценишь. Это с одной стороны. С другой, - самим компаниям надо думать про монетизацию того, что они делают.

 

Андрей Голов: Абсолютно правильно, абсолютно.

 

Александр Герасимов: То есть это должно быть такое движение навстречу?

 

Андрей Голов: Конечно. Ну, потенциальные инвесторы… Во-первых, надо смотреть на рентабельность отраслей. Надо понимать, что везде, ну, в обычных традиционных бизнесах, рентабельность падает. У нас, если говорить про ИТ-бизнес, именно вендорский, - у нас самая высокая рентабельность, порядка 28%, чистая.

 

Александр Герасимов: Чистой прибыли?

 

Андрей Голов: Чистая рентабельность. Это реально круто.

 

Александр Герасимов: При 100% создания добавленной стоимости.

 

Андрей Голов: Да, я всегда говорю: если бы мне дали возможность, я бы еще прикупил – не дают. Но здесь в этом надо абсолютно правильно разбираться. И потенциал роста, просто в связи с цифровизацией нашей экономики, с цифровизацией общества в целом. Это очень высокопотенциальный рынок, и он высоко привлекательный. Единственное, что: да, он особенный, в нем надо разбираться. Но опять-таки, здесь надо выстраивать механизмы, вероятно, с менеджментом, между менеджментом компании и акционерами, во взаимной привлекательности друг друга. Это не просто, извините, там, наемный работник – это интеллектуальный продукт. И здесь именно консенсус обеих сторон должен быть.

 

Вот почему у нас всё хорошо между… я там и акционер, и менеджер. И у нас отличнейшие отношения с партнерами. Потому что мы понимаем, что это общий бизнес и мы зависим друг от друга. И мы помогаем из-за этого друг другу. И у нас отличнейшие отношения. Поэтому я считаю, что, как бы, если понимать этот бизнес и доверять… Ну, доверять, конечно, с осторожностью, смотреть… То есть чтобы менеджмент гарантировал и доказывал выполнение взятой на себя  стратегии. То есть еще раз: я, знаете, до того, перед передачей все-таки посмотрел стратегию, которую мы написали в 2013 году — сейчас 2017-й — просто цели и задачи, куда мы придем. Знаете, практически везде попали. То есть... Да, где-то у нас есть небольшие отклонения, там, во времени, но по целям попали везде. Поэтому... И это — ответственность менеджмента: если он перед акционером сумел ответить за выполнение своей стратегии, значит, с бизнесом всё в порядке.

 

Александр Герасимов: В завершение не могу не спросить — на фоне пейзажа: у нас Кремль за окном, не знаю, видно это, или нет...

 

Андрей Голов: У нас с выборной системой, всё в порядке, я не ее защищаю...

 

Александр Герасимов: Не-не, я не про это... Недавно была подписана программа «Цифровая экономика»

 

Андрей Голов: Так точно.

 

Александр Герасимов: Там стоят очень амбициозные задачи.

 

Андрей Голов: Да.

 

Александр Герасимов: В этой связи хотел спросить, как вы видите свою компанию, свои продукты в этих задачах?

 

Андрей Голов: Мы, на самом деле, участвуем во всех этих, скажем так, совещаниях, во всех этих обсуждениях. Я лично, например, участвую на площадке «Сбербанка» и на площадке, там, Наталии Касперской. То есть: пока с осторожностью. С осторожностью, потому что в информационной безопасности опять-таки важен не только драйв — прямо что нам надо что-то сделать, — а важна сбалансированность рисков. Мы  отвечаем не просто за ИБ — за безопасность страны, вместе, естественно, со всей индустрией. И здесь нужно, чтобы не было никакого перекоса. А то мы все, извините, побежим в блокчейн, сделаем суррогат валюты — и обрушим рынок.

 

То есть здесь надо очень сбалансированно... Вот здесь наши коллеги, там, из регуляторов очень хорошо помогают, чтобы, как бы, лошадь слишком не унеслась куда-то и не сломала себе шею. Поэтому надо очень аккуратно — но, естественно, это будущее, мы от него не убежим. То есть оптимизация процессов управления будет происходить. Неважно — по тем же госуслугам это можно понять. Да, реально тяжело проходило, но сейчас это удобно. А потратили на это 3-4 года. Вот то же самое будет в других областях. Поэтому: перспективно, надо участвовать, но — осторожно, и четко оценивая каждый шаг.

 

Александр Герасимов: Большое спасибо вам за ваше время. Было очень интересно.

 

Андрей Голов: Вам спасибо!

 

См. видеоинтервью с Андреем Головым на JSON.TV