×
Андрей Романенко (Run Capital): «Мы все — участники эксперимента»

Андрей Романенко основал платёжный сервис QIWI в 2007 году, а в 2013-м провёл IPO на американской бирже NASDAQ. Тогда больше всего акций продала Antana International Corp., компания-акционер QIWI, принадлежащая самому Романенко и его отцу Николаю: они заработали $54,4 млн. После публичного размещения акций Романенко отошёл от оперативного управления QIWI и сфокусировался на инвестициях. В прошлом году он с партнёрами открыл венчурный фонд Run Capital, который вкладывается в проекты на ранней стадии. Весной стало известно, что Романенко собирается продать оставшуюся долю в QIWI. «Секрет» спросил предпринимателя, почему он хочет жить в России и что будет с бизнесом в следующем году.

 

— В марте СМИ писали, что вы выходите из QIWI, вы уже продали свою долю?

 

— Не до конца. В начале года была хорошая цена для выхода, поэтому и продавал. Последние полгода капитализация уже не та, по которой стоит продавать. Вот рынок вернётся, тогда посмотрим. Я остаюсь в совете директоров, но отошёл от оперативного управления три года назад.

 

— С чем связано решение выйти именно в 2015 году?

 

— Когда у тебя в компании больше 1000 человек, от тебя уже мало что зависит. Нужно было собрать и закрепить команду топ-менеджеров, которые дальше смогут работать самостоятельно. Компания стала публичной в 2013 году, это своего рода итог для меня.

 

Кроме того, у человека всегда есть выбор — либо ты занимаешься всю жизнь чем-то в одной сфере, либо ищешь что-то новое. Я решил, что 15 лет достаточно для одной отрасли и нужно попробовать себя в иной ипостаси. Поэтому активно занялся инвестициями. За последние несколько лет я участвовал в создании трёх фондов. ITech Capital, AddVenture, последний — Run Capital — мы открыли для инвестиций в стартапы на ранней стадии.

 

— Во сколько упала капитализация QIWI с момента размещения акций на бирже?

 

Размещались мы по $17, сейчас примерно столько же. Два года назад акция стоила $56, с тех пор цена упала в три раза. Но мы ведь с вами не влияем на геополитические события. Так случилось, что все российские компании стали стоить в три-четыре раза меньше. Сейчас мы все участники эксперимента — смотрим, что произойдёт в ближайшие несколько лет, что будет происходить дальше, вернутся ли рынки. Никто ничего не может чётко спрогнозировать, но в какой-то момент всё вернётся на круги своя.