×
Антон Гладкобородов, основатель Coub: Коуб — очень ёмкий медиаформат

JSON.TV публикует полную расшифровку видеоинтервью с основателем Coub Антоном Гладкобородовым.

 

Смотрите полную видеоверсию интервью

 

JSON.TV: Всех приветствую! Это JSON.TV. Меня зовут Сергей Корзун. Сегодня в нашей студии мы принимаем основателя и руководителя одного из самых заметных проектов, российских стартапов последнего времени Антона Гладкобородова. Здравствуйте, Антон!

 

Антон Гладкобородов: Добрый день.

 

JSON.TV: Проект «Коуб» или «Куб», или «Коб», как Вы сами его называете?

 

Антон Гладкобородов: Если формально по-английски, он, конечно, «Куб». Но на русский язык плохо ложится, если говорить так, поэтому мы говорим «Коуб», и в России он больше известен и употребляется как «Коуб». Как «Би Эм Дабл ю» в Америке и «БМВ» —в России. Мы считаем, что в России можно назвать немножко по-своему.

 

JSON.TV: Давайте устроим маленький сокращённый таймлайн Вашей жизни. Потому что сведений не так много, между прочим, о Вашей жизни и предыдущей деятельности на просторах Интернета. Когда родились и где?

 

Антон Гладкобородов: В 1980-м году в Северодвинске, на атомной подводной лодке, север страны.

 

JSON.TV: Прямо в лодке?

 

Антон Гладкобородов: Не в лодке, но буквально в километре от лодки.

 

JSON.TV: День рождения в какой день празднуете?

 

Антон Гладкобородов: 18-го сентября.

 

JSON.TV: Учились в Северодвинске или уже в Москву перебрались?

 

Антон Гладкобородов: Высшее получал уже в Москве.

 

JSON.TV: Где? Два слова скажите.

 

Антон ГладкобородовСтали и сплавов, экономика и управление на предприятии металлургической промышленности.

 

JSON.TV: Закончили, в отличие от многих других стартаперов, которые уходят делать раньше, чем окончили институт?

 

Антон Гладкобородов: Да. Я раньше окончил, но в целом не могу сказать, что высшее образование даёт какие-то большие бенефиты. В современном мире 5 лет дают скорее минус, чем плюс. Конечно, базовые вещи всё равно полезны и хороши, но за это время всё так быстро меняется, всё так быстро уходит, что сейчас, если смотреть назад, я не могу сказать, что это — мегаположительный опыт. Конечно, я везде нахожу какие-то полезные вещи, но я бы не сказал, что высшее образование, во всяком случае моё, дало мне то, что мне сейчас прямо необходимо.

 

JSON.TV: Получали какое-то системное дополнительное образование? Либо жизнь уже учила?

 

Антон Гладкобородов: Скорее, нет, потому что мы начали заниматься Интернетом где-то в начале 2000-х, и то, что происходит, зарождалось при нас, этому нельзя научиться. Оно происходит сегодня — не завтра. А если учиться системно, это всегда занимает время. Нет, я не учился системно. Сами всё делали, сами всё изобретали, придумывали, смотрели, учились у других. Это самообразование.

 

JSON.TV: Первые проекты, самые главные?

 

Антон Гладкобородов: Если оглянуться назад, мы всё время что-то делали. Ещё в детстве собирали какие-то штуки, всё время что-то делали с друзьями, снимали мультики. Формально это всё можно назвать проектами. Устроил вечеринку в школе — проект, провёл соревнования по настольному хоккею — проект. Я считаю, что все эти мелкие проекты учат, позволяют понимать, как организовывать процесс, как всё это делать. Первый проект, о котором можно сказать, что это бизнес, — дизайн-студия в 2000-х, называлась «Nimbler». Была такая небольшая студия, но достаточно известная в узких кругах. Потом это всё переросло в проект Look At MeLook At Me сейчас одна из самых крупных независимых, я бы сказал, медиакомпаний в Интернете. Они молодцы. Я уже давно оттуда ушёл, но они очень активно развиваются, у них очень много отличных проектов.

 

Потом мы с друзьями запустили проект «Теории и практики» — это про публичные лекции. Мы назвали это «эдьютеймент», то есть educationи entertainment — смесь образования и развлечения. Ты можешь пойти в кино, а можешь пойти на лекцию. И лекция нельзя сказать, что обучение. Скорее, это такой sharing знаниями, но не очень глубокий, позволяющий понять, что тебе интересно/не интересно, чтобы ты мог уже дальше глубже копаться. Нельзя сказать, что проект был очень большим, но он был очень заметным. Когда мы начинали, в Москве было где-то 30 публичных лекций в месяц. Когда я уходил, было где-то 50 в день. Я думаю, что мы сильно качнули именно эту тему в Москве. И вообще подход к такому типу «эдьютеймента». Я не знаю, как это лучше сказать. Это не образование. В общем, дали такому формату в Москве чувствительный толчок.

 

JSON.TV: То есть долго подползали к идее Coub. А там что послужило триггером, толчком?

 

Антон Гладкобородов: Получилось так, что я ушёл из «Теорий»Coub был большой идеей, причём не медиа и не ориентированной на локальный рынок. В общем, самая классная идея была из всех идей.

 

JSON.TV: Потом подтянули уже младшего брата и программиста?

 

Антон Гладкобородов: Чуть позже конечно. Эта идея уже очень давно родилась. В 2009—2010-ом, а реализовывать её мы начали уже в 2011-ом, где-то в середине года. И в апреле 2012-го мы запустились.

 

JSON.TV: Советовались с кем-то, искали вначале денежные вложения? Я знаю, что Вы продали долю, потом ещё брат вложился, по-моему? Это история известная, описанная?

 

Антон Гладкобородов: Формально мы все проекты запускали без внешних денег. На старте проекта, наверное, не очень корректно брать деньги. Понятно, что деньги всегда нужны, но не так много людей нужно, чтобы что-то запустить. Это раз. Второе — все на раннем этапе готовы вкладывать собственные усилия, мы все это делаем. Я сам рисовал дизайн, Миша программировал, Игорь тоже частично программировал, тоже помогал много чем. Понятно, что у нас появилось ещё несколько человек, которых мы наняли в команду. Но всё равно запуск проекта лучше делать самим, без привлечения денег выстроить продукт на начальном этапе. Потом мы, конечно, привлекали инвестиции, но это было уже через год после запуска.

 

JSON.TV: У вас было 2 крупных раунда? Давайте о грустном продолжим. Или деньги — это весело? Теперь в долгах как в шелках, 3,5 млн. в общей сложности подняли за 2 раунда?

 

Антон Гладкобородов: Да.

 

JSON.TV: И что дальше? Давайте как раз про экономику продолжим, а потом про суть поговорим. Офис в Нью-Йорке, насколько я понимаю? Акцент нью-йоркский оттуда же у Вас? Большую часть времени сейчас в Нью-Йорке проводите?

 

Антон Гладкобородов: Нет конечно, 50 на 50. Может быть даже больше в Москве, потому что здесь вся разработка, весь product, сам core-проект всё равно здесь. Там, скорее, больше про маркетинг, редакцию, про бизнес-девелопмент, то есть это не продуктовый офис. Всё равно в нашем деле продукт — самое важное, и нельзя его просто так бросить, чтобы он сам жил. Его всё равно приходится делать: всё от него идёт. Поэтому подолгу нахожусь здесь.

 

JSON.TV: Из чего будете отдавать деньги, откуда будет прибыль? Насколько я понимаю, с монетизацией вопрос пока до сих пор не решён? Или вы копите головы, как все большие сети, а там уже и деньги подойдут?

 

Антон Гладкобородов: Конечно, формально мы всё равно сейчас больше ориентированы на рост, а не на заработок. Понятно, что если у тебя в проекте 100-тысячная аудитория, то ты можешь выстраивать одну бизнес-модель, а если у тебя 50 млн., то это — совсем другая бизнес-модель, ты можешь совсем по-другому выстраивать. Поэтому, по идее, это надо делать чуть-чуть позже. Конечно, мы сейчас зарабатываем, и я бы даже сказал, что у нас сейчас всё очень неплохо с этим. Мы сейчас зарабатываем только в рамках России, нигде у нас рекламынет, во всём мире нет ничего, но даже того, что получаем, нам вполне хватает: Россия может кормить пока что весь остальной мир в нашем проекте.

 

JSON.TV: 50 млн. сейчас собрали на этот момент? Это месячная аудитория?

 

Антон Гладкобородов: Да, месячная.

 

JSON.TV: Можно ли считать Coub субсоциальной сетью?

 

Антон Гладкобородов: Здесь сложный момент. В привычном понимании, скорее, нет, потому что это не совсем социальное явление. Когда ты находишься в Instagram, то фотографии всегда твоих друзей, родственников, близких тебе людей. А в данном случае контент отдалён от твоих социальных связей. Это то, что тебе в целом интересно. Как YouTube, как любое медиа. Он не совсем социальный. Ролик любого постороннего человека, если он действительно классный, тебе будет интересен. Поэтому здесь немножко не социальная история, но всё равно внутри Coubдействует по таким же правилам, как и социальная сеть, там есть свое community: ты можешь подписываться на разных людей, каналы и прочее и тем самым создавать свою повестку внутри проекта. Если тебе нравится аниме, у тебя будет аниме, а если тебе нравится политика, у тебя может быть политика. Проект подстраивается под тебя уже внутри, как все соцсети в привычном понимании этого слова. Кроме того, так как мы сделали редактор, наш проект даёт возможность высказываться в видеоформате.

 

JSON.TV: На первом этапе этого видеоредактора не было?

 

Антон Гладкобородов: Конечно он был. Но сейчас он более прогрессивный. Притом, делать там действительно всё очень просто. Заливаешь видео, выбираешь кусочек и всё ok — имеешь сразу же готовый результат. Или ты заливаешь одно видео, заливаешь второе, выбираешь 2 кусочка — и получаешь 2 совмещённых видео. И так далее. Там очень много мелких возможностей, которые позволяют добиваться каких-то потрясающих результатов. Разница в том, что раньше мы все высказывались, скорее, в виде текста и для нас текст был медийным сообщением, а потом пришли картинки, фотографии, emoji и прочее.

 

Современное поколение мыслит графически, много высказываний в виде фотографий или каких-нибудь других графических изобажений. В данном случае получается, что у пользователей появляется достаточно простой инструмент, чтобы они могли шутить, выражать мысли, цитировать средствами видео. То есть видео становится социальным высказыванием.

 

JSON.TV: А как тогда Coub интегрируется с социальными сетями? С теми сетями, в которых живут, собственно, ваши пользователи?

 

Антон Гладкобородов: Наш эмбед можно поставить на свой сайт, запостить его ВКонтакте, в Facebook, в TwitterTumblr — где угодно. Он будет везде работать. Это тоже интересная вещь, потому что кому-то будет интересно сидеть внутри проекта и смотреть каждый день, что появилось новое. Для кого-то это в нашем замусоренном информацией мире слишком сложно, потому что требует лишних действий. Поэтому контент расходится везде и находит пользователя в тех местах, где ему комфортнее находиться. То есть если я пользуюсь Facebook, то Coub будет появляться именно там, в ленте, и мне будет действительно очень удобно. Такая ситуация win-win.

 

JSON.TV: Аналоги есть где-то в мире, в России? Были ли до и появились ли сейчас? С кем конкурируете в вашем секторе?

 

Антон Гладкобородов: Странная история: формально мы ни с кем не конкурируем. Самый серьёзный конкурент — GIF, причём не как проект, а как файловый формат, который позволяет делать зацикленные картинки. Можно сказать, что до нас был только GIF, и ничего более. Мы, конечно, похожи на него, но мы другие, и всё-таки, если формально сравнивать, скорее, GIF. Подобных проектов не было. Сейчас появляются другие проекты, чем-то похожие — зацикленное видео становится стандартом. Когда мы начинали, такого не было. Сейчас это есть у Twitter, у VINE, в Instagram — везде есть зацикленное видео. Но они всё равно не чистые конкуренты. У них немножко своя история. VINE, скорее, видеоблогинг: я сам себя снимаю или снимаю своих друзей, делаю сценки, все что угодно. В нашем случае это совсем другая вещь, именно контентная. Поэтому мы формально вообще никак не пересекаемся с ними: даже если пользователи берут за основу ролики VINE, то получаются... Не знаю, другие произведения, что ли. Слишком пафосно звучит.

 

JSON.TV: Первопроходцам всегда нелегко. Сейчас что-то исправили бы в своей истории? Может быть, сократили бы какие-то технологические пути?

 

Антон Гладкобородов: Конечно да. Конечно, много бы что исправил. Это мелкие детали продуктов, о которых очень сложно рассказать: в этом месте мы бы сделали, условно, кнопочку или структуру данных выстроили бы не от пользователя, а от канала. Какие-то такие вещи, о которых зрителю, думаю, будет не очень интересно слушать.

 

JSON.TV: А в глобальных вещах и в продвижении продукта, например, сразу с выходом на международные рынки?

 

Антон Гладкобородов: Мы сильно опоздали с мобилой, потому что мы все из веба, мы всегда делали веб-проекты. Это первое. А во-вторых, мы очень плохо понимали, как выстроить продукт в мобильном мире. Там мы могли бы ускориться где-то на год, если бы с самого начала понимали, что мы делаем и зачем. Я думаю, это самая большая история, где у нас была такая большая дыра вначале. Понятно, что сейчас об этом легко судить, — тогда было мало ресурсов, не было людей, рук, прочего. Да, но всё равно. Можно было бы придумать, как все это перераспределить, на что-то подзабить или придумать, как ещё всё это выстроить.

 

JSON.TV: Глядя на Вас, что-то мне не кажется, что Вы собираетесь всю жизнь заниматься одним и тем же проектом. Бизнес-цель у Вас какая? Как в других стартап-проектах: довести его до какого-то уровня и потом продать кому-то сильному, если будет возможность? Либо нет?

 

Антон Гладкобородов: В целом, конечно, у меня амбиции — выстроить большую компанию, которая может быть условным GoogleFacebookApple. Это было бы действительно интересно. Деньги в любом случае важная часть жизни. Все слова о том, что деньги не важны, — это всё-таки немножко фейк. Это ресурс, который позволяет всё это делать. Понятно, что в личной жизни деньги очень быстро перестают быть ключевым моментом. Мы сейчас всё можем позволить себе, всё. Человек может взять в кредит любую машину. Да, долго будет выплачивать, но мы в целом можем себе позволить абсолютно всё, кроме квартир, замков, яхт и самолётов. Но яхты и самолёты не так-то и нужны. Сейчас мир очень сильно изменился в этом отношении. Мы все можем позволить себе всё: у меня телефон в кармане такой же, как у какого-нибудь Абрамовича, потому что нельзя по-другому. Нет разницы в количестве денег, требуемых для жизни.

 

JSON.TV: Тем не менее, прикольно работать над своим проектом, либо все-таки в будущем доводите до какого-то уровня и передаёте в другие руки?

 

Антон Гладкобородов: Конечно, мы не планируем продаваться, у нас нет такой самоцели — выставиться на продажу. Мы бы действовали немножко по-другому, если бы именно этим занимались. Цель, скорее, выстроить бизнес. Понятно, что могут быть разные ситуации. Я не могу сказать, что в какой-то момент мы не продадим. Если я сейчас скажу, что мы точно никогда не будем продаваться, а потом это произойдет, получится какой-то фейк, как много с кем уже было. Но мы не планируем. У нас задача — именно выстроить сильный бизнес и развиваться, создавать параллельно другие совместные проекты, которые бы работали.

 

JSON.TV: Допускаете в какой-то момент выход на IPO для докапитализации?

 

Антон Гладкобородов: Если формально понимать, что такое стартап-бизнес, в любом случае нужен какой-то выход. То есть нам нужен либо IPO, либо продажа. Потому что у нас есть инвесторы, есть опционы у людей. И если ты строишь компанию без какого-то понятного выхода в деньги, то ты обманываешь людей, которые в тебя вложились, обманываешь свою команду и прочее. В любом случае должен быть какой-то выход либо на IPO, либо продаваться. Формально их два — больше не существует. Конечно, если у меня не будет получаться выходить на IPO, всё равно нужно будет кому-то продаваться, потому что ты пользуешься чужими деньгами тех, кто не собирался жить просто на дивиденды. Бизнес устроен так, что в конечном итоге нужна какая-то точка, выход.

 

JSON.TV: Мобильные приложения сейчас существуют уже на всех платформах, которые вы хотели? Я читал Ваше интервью по поводу сложности с Apple, по-моему, да? Когда шли очень долгие согласования, они смотрели, какие у вас там идут комментарии, какие ролики крутятся, потому что вопрос приличности сервиса стоит довольно остро.

 

Антон Гладкобородов: С Apple было вначале, мы очень долго получали proof, у нас с ними разное понимание дозволенного. Я не знаю, как это объяснить. У нас запрещено порно. Сначала мы совсем всё запрещали. Условно, соска́ у нас нельзя было увидеть. Но пока мы были ещё в бете, ещё не открылись, один мой друг-художник выложил очень смешной ролик. Там у него с другом такой арт-проект, они голые… Давайте, я не будут рассказывать, что там происходило. Но это, действительно, было очень смешно, это был арт-проект, его никак нельзя было рассматривать по-другому. И стало очевидно, что если мы вводим очень жёсткие правила, мы не позволяем важным вещам здесь появиться. Поэтому мы разрешили какой-то взрослый контент на сайте, но очень строго его ограничили. Мы всё это помечаем руками, что где. Если тебе нет 18+, ты этого не можешь видеть, и так далее. Там очень жёсткие правила. Но мы какую-то долю обнажёнки разрешили в своем проекте. Но представление о том, что является нормальным, а что — нет, у нас с Apple было немножко разное.

 

JSON.TV: А с кем вы согласуете? Именно с Apple либо смотрите уже с юристами по законодательству различных стран?

 

Антон Гладкобородов: Это же очень сложно. Кажется, всё можно формализовать, но — нельзя. Вот статуя, у неё грудь, но это же статуя. И куда она попадает? Где арт, где не арт, где-то можно полотно Ван Гога, а где-то нельзя. Где эта грань? Всегда возникает куча разных моментов, когда все сидят и думают: «Чёрт знает, что с этим делать». У нас реально очень долго были обсуждения, что да, что нет, что хорошо, что плохо, где эта граница. Это, действительно, сложно. И это очень странное обсуждение, когда ты сидишь с редакцией и обсуждаешь такие темы, — всё это очень смешно. Когда мы с Apple получали proof, там вопрос был в том, что мы не модерировали никогда юзерпики людей, а в этой части тоже может появляться что-то. Нам пришлось сделать системы, которыми всё везде проверяется. Есть некоторые тонкие моменты. Мы считали, что это в целом ok, а они считают, что нет. Какие-то очень тонкие стринги для них это «нет». А для нас формально стринги — всё, она одета. Такие всякие моменты.

 

JSON.TV: Это правда, что, говорят, на видеосервисах большая часть контента пользователей — на эротической или порнографической основе? Либо вы этого не видите?

 

Антон Гладкобородов: На самом деле, нет. Скорее, в разных странах всё по-разному. В разных странах драйвят абсолютно разные вещи. У нас, допустим, очень плохо идёт селебрити, потому что у нас вообще мало селебрити в России. Кроме Урганта, селебрити, о которых бы все сказали, что да, это нормальный, я сходу не могу вспомнить.

 

JSON.TVНикита Сергеевич Михалков у нас один из самых вирусных.

 

Антон Гладкобородов: Но в том-то и прикол, что да, но нет. Из-за того, что он такой controversial, неоднозначный человек, поэтому он был так популярен. Там шутка и над ним, и не только над ним. Комплексная вещь. В России всё-таки селебрити не настолько драйвят. Ok, Никита Сергеевич — да, Ургант — да, но мы не сидим, не следим за тем, что произошло с Майли Сайрус, а они следят. Для них это часть их жизни, а для нас — нет. Нам, конечно, интересно, что там с Никитой Сергеевичем, Ургантом, но это не часть нашей повседневной жизни. Для нас важна, скорее, политика, что ещё? Как ни странно, меньше таких вещей.

 

Конечно, политика, просто тупая ржака очень работают. Как ни странно, меньше работает эротика в России, чем много где. Мы более пуританские, чем думаем.

 

Вначале это было очень заметно, сейчас видно, что есть какой-то classer (24.18), который позволяет себе создавать и смотреть. Но очень многие очень зажаты. То есть, скорее всего, смотрят, но не будут делать, не будут показывать, что они этим интересуются.

 

JSON.TV: Интересное наблюдение. Возвращаясь к платформам — кроме Apple, вы под Android сделали, под другие?

 

Антон Гладкобородов: Под Android есть, а под Windows еще нет, но есть аналогичное с открытой API, там есть человек, который делает, действительно, очень хорошие приложения. Там можно смотреть и пользоваться. Больше сильных мобильных платформ нет, три основных, под всеми Coub есть, всё хорошо работает, очень активно развивается. Сейчас у нас очень большой упор именно на мобильную разработку, на мобильные продукты. Мобильный продукт сейчас очень быстро растёт, набирает обороты. То есть когда мы говорим про эти 50 млн., это, скорее, веб, а сейчас мобила очень помогает нам в росте, развитии.

 

JSON.TV: Сколько роликов всего набрали в сети?

 

Антон Гладкобородов: Я не могу точно сказать. Конечно, миллионы, не знаю, сколько. Нельзя сказать, что очень много: всё-таки у нас вначале было много сложностей в создании контента, это было долго и тяжело. Сейчас на порядок проще. Как-то всё само получается. Мы идём ещё в сторону упрощения создания контента, чтобы люди могли разными способами его создавать. Кто-то не хочет работать с видео, но может написать отличную шутку к этому видеоролику — почему не дать ему возможность написать её как демотиватор, поверх, или какие-нибудь ещё идеи. На iPhone можно снять панораму — почему нельзя зациклить фотографию в видео, чтобы у тебя получилось панорамное видео, которое постоянно крутится? Если бы я продавал квартиры, я бы именно так и делал. То есть формат очень ёмкий, позволяет внутри делать кардинально разные вещи. Например, панораму, которая изначально даже не будет ассоциироваться с Coub или видео. Поэтому мы будем создавать именно всякие возможности очень быстро и просто создавать коубы из того, из чего даже не думали, что это можно сделать.

 

JSON.TV: Я так понимаю, у вас уже более тысячи роликов, каждый из которых имеет более миллиона просмотров? Я встречал эту информацию.

 

Антон Гладкобородов: Я думаю, намного больше.

 

JSON.TV: Ну теперь-то вы уж точно знаете, как создавать вирусняк, или нет?

 

Антон Гладкобородов: Уже да.

 

JSON.TV: Вы лично можете: «Я делаю ролик, делаю коуб, который получит миллион»?

 

Антон Гладкобородов: С какой-то вероятностью, скажем так. С вероятностью где-то 50%, но 50% хотя бы уже будет. Когда мы начинали, первые 2 года мы даже не понимали, как мы можем сделать вирусные ролики. Сейчас ты видишь, на что люди реагируют, что популярно. Больше страну, что ли, понимаешь. Ты понимаешь, что всех цепляет.

 

JSON.TV: Есть свои постоянные авторы, герои, гуру в создании роликов?

 

Антон Гладкобородов: Конечно. Как везде, всегда появляются свои звёзды. Есть люди, у которых по 200 млн. просмотров в канале суммарно по всем роликам. Много людей очень многое создающих. Интерес в том, что, если ты начинающий и приходишь, начинаешь что-то делать, получаешь достаточно большое внимание к контенту, который ты создаёшь. Очень простой вход и очень большое внимание — больше, чем где-либо. Если создашь просто хороший, не вау, а нормальный, его посмотрят 5—10 тыс. человек. Я думаю, что если написать пост где-нибудь в блоге, в Facebook, его 10 тыс. просто так не посмотрят.

 

JSON.TV: Профессионалы подтягиваются при этом? Есть вообще хотя бы теоретическая возможность заработать хотя бы в будущем на этом?

 

Антон Гладкобородов: Очень странно, что самые популярные пользователи — это не профессионалы, как мы думали с самого начала. Мы очень многих людей знаем здесь, особенно, так как у меня была дизайн-студия, из креативных индустрий. Когда мы начинали, они делали контент, но они всё равно не были настолько вписаны в это всё. Сейчас самые популярные пользователи — это самые разные люди. Один — таксист в Перми, другой —рабочий на заводе под Кировском где-то. Есть много программистов, людей, которые интересуются кино. Конечно, есть именно профессиональные люди, которые этим занимаются, — из телевидения, из рекламных агентств и прочего. Из рекламных агентств — понятно, заработок, у них есть свои клиенты, и они знают, как работать на этой площадке. Им просто это интересно, но они знают, как ещё помочь клиенту в этом, у них свой заработок есть.

 

Телевидение занимается продвижением. Например, у нас очень сильный канал 2х2 на сайте, который ведёт один из людей с телеканала. Они делают просто потрясающий контент, у них очень много просмотров и аудитории внутри и снаружи. Очень круто делают. Просто пользователи, которые стали популярными, потому что они поняли что к чему и начали делать здесь какой-то контент, тоже зарабатывают разными способами. Очень многим брендам хочется работать на этой площадке, они могут помогать рядовым пользователям создавать контент, вести какие-то каналы, бренды и прочее, потому сложно вначале понять, по каким правилам это всё существует, как это сделать. Требуются какие-то вводные, наверное.

 

JSON.TV: Какой-то оригинальный продукт появляется? Вспоминается просто Масяня Куваевская 12-летней давности или около того, которая очень хорошо отыграла. Приходят какие-то художники, «я хочу на этой площадке», или просто берутся и делают какие-то совсем оригинальные вещи?

 

Антон Гладкобородов: Берутся и делают, но у нас есть очень много аниматоров. Если вспоминать про ту же Масяню, у нас есть отличный пользователь VolF Maple, который появился в начале года. Он делает очень смешные короткие зарисовки. Он анимирует, но очень быстрой анимацией. Очень смешно, очень интересно, всегда на злобу дня. Вышел фильм Avengers — он тут же сделал про него шутки. Один из самых лучших коубов — про Game of Thrones, где у него в чёрно-белой анимации всех подряд убивают. В его стиле очень хорошая шутка.

 

JSON.TV: Это можно найти по разделам, пофамильно? Как организован поиск среди этого богатства?

 

Антон Гладкобородов: Там, конечно, есть какие-то вещи, которые редакция фичерит. Но там так много всего, абсолютно разных вещей, что каталогизировать это всё практически невозможно. Скорее, надо следить за людьми, которые тебе интересны, — они будут рекубить. То есть можно нажать кнопку и запостить в свой Coub-канал интересных авторов, так находить интересных людей. Скорее всего, это делается именно таким образом. Много разных групп, разных интересов, которым должно быть комфортно в своей сфере. То есть, стоит тебе найти кого-то, кто тебе нравится, скорее всего, ты сразу же выйдешь на всех остальных.

 

JSON.TV: Какие профессиональные применения есть у коубов? Я знаю, что, например, в фильмах какую-то суперпродукцию можно нарезать на маленькие коубы и показывать где-то. Вы говорите о том, что канал 2х2 и какие-то другие могут. Ещё есть какие-то применения?

 

Антон Гладкобородов: Во-первых, надо понимать, что есть видео, фотка, но коуб — это что-то между. Это особый медиаформат, имеющий массу разных жанров, типов и прочего. Как картинка может быть фотографией, рисунком, постером, так и здесь в целом то же самое. Есть постеры для кино: живые постеры, живые фотографии, то есть когда выглядит как фотография, но дышит, моргает, листья позади слегка колышутся. Есть вариант создать демонстрацию какого-нибудь продукта. Взять кроссовку и сделать так, чтобы она  поворачивалась на 360°, причём она даже не будет восприниматься как видео — она будет восприниматься как объект, который просто показывают со всех сторон.

 

JSON.TV: Реально приходят к вам с таким, размещаются на вашей площадке?

 

Антон Гладкобородов: Самая первый подобный коммерческий ролик сделал какой-то интернет-магазин: девушка с идеальными красными ногтями ставит стульчак на унитаз и так же легко его снимает, нажав 2 кнопки. И голос за кадром говорит, что стульчак EasyFix может поставить любой. Но эти идеально красивые женские руки снимают и ставят, снимают и ставят. Это было первое коммерческое использование. Так что да, появляются, причём в странных проявлениях. Тебе кажется, что сейчас придёт, условно, Nike, а приходит магазин или какая-нибудь компания, которая производит мебель для кухонь, и они показывают, как у них шкафы открываются и закрываются. И думаешь: ну круто же! Ты даже об этом не думал, а для них это средство показать то, чего они не могут показать на фотографиях.

 

JSON.TV: Для них это пока бесплатно либо вы всё-таки берёте с них деньги за размещение?

 

Антон Гладкобородов: Любой может сделать канал, все могут постить туда контент. Это, конечно, всё бесплатно. Есть какие-то опции, которые помогают продвигать контент, канал, дают возможность пытаться работать с аудиторией. Киноиндустрии у нас очень хорошо. Допустим, был мощный проект с диснеевским GuardiansoftheGalaxy, когда они через определённый редактор, в котором люди создают контент, привлекали пользователей к созданию коубов из их трейлеров. За неделю они набрали больше 2—3-х млн. просмотров, точно я не помню. Был очень большой классный проект. Для них это классное промо для фильма, потому что сразу же появляются мемы, возникает интерес, который расходится по социальным сетям, и внутри, и снаружи. Это очень мощная штука. Помимо прочего, если у тебя есть видеоконтент и из него делают коуб, то там всегда есть ссылка, можно посмотреть оригинальное большое видео. То есть ты посмотрел смешной ролик на 5 секунд, а потом нажал и пошёл смотреть большой трейлер.

 

JSON.TV: Всё бесплатное рано или поздно имеет тенденцию становиться платным. Увидим ли перед Coub-ом какой-нибудь рекламный спот когда-нибудь? Либо сайт будет обвешан, вся страница, баннерами, либо ещё что-то подобного рода?

 

Антон Гладкобородов: Конечно, у нас есть рекламные форматы. Сейчас в некоторых эмбедах при наведении мышки можно увидеть небольшой баннер. Да, конечно, появляются какие-то рекламные вещи. Возможно, появятся штуки, которые позволят тебе контролировать рекламу на своем контенте, но это чуть позже. В любом случае, если проект не зарабатывает денег, он не может развиваться.

 

JSON.TV: Это понятно.

 

Антон Гладкобородов: Поэтому да, конечно, будет в каком-то виде появляться либо реклама, либо какие-то другие варианты заработка. И, само собой, мы будем думать о том, как сделать возможным заработок, может быть, ещё и для создателей контента. Это большой и сложный вопрос, мы постепенно подвигаемся в этом направлении.

 

JSON.TV: Большее число пользователей — русскоязычных, русскоговорящих у вас? Россия и близлежащие страны?

 

Антон Гладкобородов: Процентов 60, наверное.

 

JSON.TV: Насколько успешен оказался ваш курс на экспансию, в частности, с открытием нью-йоркского бюро? Или это для другого было сделано?

 

Антон Гладкобородов: Мы изначально планировали проект, который был бы… мировым.

 

JSON.TV: Что скромничать, конечно, мировым. Остальныхзначительно больше, чем чисто в России.

 

Антон Гладкобородов: Да. Я бы не сказал, что российский рынок очень велик. Он, конечно, очень заметный, особенно интернет-рынок. Мне кажется, потому что у нас зима, холодно, и все сидят в Интернете. Но всё равно мы были нацелены на весь мир. Мелкие страны начинают очень активно развиваться. У нас очень сильная Венгрия, наверное, где-то миллионов 5, из всей Венгрии — 10. То есть очень заметно. Причём у них очень интересно: Coub стали использовать не сайты, которые про, условно, ржаку, а новостные ресурсы — как источник иллюстраций. То есть появляется какой-то политик, говорит что-то по-венгерски. Ничего не понятно — куча людей смотрит! В Америке тоже около 2-х млн., там медленно растёт, не сказать, что прямо так, как мне хотелось бы. Но тоже все ok.

 

JSON.TV: То есть более пресыщенная аудитория? Или жёстче конкуренция? Какие-то параллельные инструменты работают?

 

Антон Гладкобородов: Скорее всего, мы немножко опоздали с мобильной частью. Во-первых, мы позже запустились, чем надо было бы.

 

JSON.TV: Уже кто-то вас опередил, что ли, что-то аналогичное?

 

Антон Гладкобородов: Нет, просто это было бы раньше. Во-вторых, у них немножко по-другому устроен Интернет. У нас всё-таки он очень компактный, очень мало проектов, которые стоят сами по себе. У нас большая часть вещей всё равно происходит в социальных сетях, в «ВКонтакте» и прочих. В «ВКонтакте», условно, есть весь Интернет. Там есть фильмы, музыка —  всё, тебе в целом не надо больше ничего. У них проект не чувствует себя сильным, если находится внутри социальной сети, потому что понимает: завтра его закроют, он уменьшит какой-нибудь приток трафика или прочее. Они пытаются создавать обособленные проекты и развивать собственный проект. Поэтому там система дистрибуции контента немножко по-другому устроена. Все сами по себе, и надо оказаться в каждой точке. Тебе не нужно с одним большим игроком работать — тебе нужно со всеми маленькими, а это требует намного больше усилий, времени и всего остального. Там немножко по-другому всё работает, вот и всё.

 

JSON.TV: Чем удивите в ближайшее время?

 

Антон Гладкобородов: Наверное, сегодня появятся веб-камеры и возможность снимать с них и куча других мелких штучек, которые позволяют упрощать процессы создания контента. Про большие штуковины я всё-таки утаю.

 

JSON.TV: Шепните перед выходом — расскажем.

 

Антон Гладкобородов: Ok!

 

JSON.TV: Последние 2 традиционных вопроса. Ваши гаджеты: что у Вас всегда с собой и какие платформы, чем пользуетесь?

 

Антон Гладкобородов: У меня всегда с собой компьютер, MacBook, iPhone. Сейчас Android нет, но обычно есть ещё Android, потому что нужно понимать логику каждой системы, чтобы делать хороший продукт для неё. У меня есть Wacom — планшет, я очень много работаю на планшете. У меня нет мышки — у меня есть планшет. У меня нет фотоаппаратов и других штуковин, это всё.

 

JSON.TV: Соцсети какую роль для бизнеса играют и в личной жизни?

 

Антон Гладкобородов: Я — активный пользователь всего, мне кажется. Я, наверное, меньше всего пользуюсь только каким-нибудь Instagram, потому что у меня слишком много друзей. Надо почистить и оставить тех, которые мне очень близки. А так, социальные сети для меня — всё, и прежде всего новости. Я много читаю, но читаю чаще всего оттуда, а не с главных страниц сайтов. Поэтому для меня Twitterи Facebook— это прежде всего новостные источники. Конечно, социальная часть тоже там. Мессенджеров много сейчас, но с ними очень тяжело: у меня их очень много, и везде кто-нибудь есть. Это тоже бич современного мира, все в мессенджерах, в разных причём. Как ни крути, YouTube.

 

JSON.TV: Уже хороший набор, уже неплохо.

 

Антон Гладкобородов: Да.

 

JSON.TV: Но есть куда совершенствоваться. Новые будут появляться.

 

Антон Гладкобородов: У меня куча китайских стоит, японских социальных сетей и прочего, то есть я много где зарегистрирован.

 

JSON.TV: Спасибо огромное! Напомню, что в студии JSON.TV был Антон Гладкобородов, основатель и совладелец сервиса Coub— одного из самых заметных проектов последнего времени. Спасибо Вам! И всем счастливо!

 

Антон Гладкобородов: Спасибо Вам! До свидания!

 

Смотрите полную видеоверсию интервью