×
Blockchain Symposium 2016. John Wolpert, IBM & Jeremy Gardner, Blockchain Capital: перспективы использования блокчейн на массовом рынке не очевидны

«Существует мнение, что биткоины или блокчейн станут технологиями, в первую очередь ориентированными на массовый рынок. Это большая ошибка, она появилась из-за прихода большого капитала в индустрию. В обозримом будущем, мы не увидим их массового использования конечным потребителем. В бизнесе мы будем использовать децентрализованные системы там, где они представляют наиболее удобную бизнес-модель. C другой стороны сейчас пытаются применить это везде, где только возможно. Например, банки используют блокчейн для своих внутренних операций, так как он объединяет в себе облачные технологии и технологии шифрования, прост в использовании и легко встраивается в корпоративную структуру» - JSON.TV публикует расшифровку диалога Джона Волперта (John Wolpert)IBM Blockchain Operating Director с Джереми Гарднером (Jeremy Gardner), Venture Associate, Blockchain Capital (со-основателем Augur), в рамках Blockchain Symposium 2016

 

Благодарим организаторов за приглашение команды JSON.TV.

 

Модератор: Джон, я очень хочу задать тебе несколько вопросов о том что сейчас происходит в IBM. Я думаю, тебе задавали этот вопрос много раз, но аудитории было бы интересно узнать, в чём состоит интерес IBM к blockchain. Очевидно, что это касается, прежде всего, разработки программного обеспечения, но в каких направлениях IBM планирует двигаться дальше? Особенно, что касается проекта Hyperledger. Является ли нынешнее время поворотным моментом благодаря Hyperledger? Это его конец или самое начало?

 

Джон Волперт (John Wolpert), IBM Blockchain Operating Director: Я думаю, вся эта история — только начало. Меня спрашивают «зачем выполнять надзорную работу в этой сфере?». Но я не думаю, что Сатоси Накамото (Satoshi Nakamoto) или те, кто стоит за этим псевдонимом — это конец истории. Думаю, это её начало. Мы верим в идею, что это не только посредничество между огромным количеством людей и системой обеспечения безопасности. Мы не видим это в подобном свете. Мы видим это как снижение степени централизации. И это то, чем является по сути Hyperledger. Это переход на новый уровень в том смысле что «мы узнали кое-что о биткоинах. Готовы ли мы теперь к промышленному использованию blockchain?» — Нет. И нам следует собрать вместе лучшие умы вроде вас, всех в одном месте и не просто говорить, а писать код. Кто здесь пишет коды?

 

Модератор: Я думаю, они хотят знать, о чём писать код.

 

Джон Волперт, IBM: Если серьёзно, то мы полагаем, что недостаточно умны чтобы решить всё это. Мы рассчитывали, что следующей большой задачей для нас станет Ethereum. Мой опыт в IBM касался по большей части взаимодействия с SMB в области Open-sourceв 90-е годы, я помню, мы работали с Java, Linux, это было здорово, с XML, и так далее. Мы говорили — вот и мы! Мы — специалисты в области Интернета, так что поможем вам с любыми видами операций в Интернете. Что мы делаем — это ищем тех, кому нужна помощь и предлагаем свои услуги в обеспечении интернет-операций. Мы сотрудничали даже с Элом Гором в 2010. Наша задача — найти что-то перспективное и возглавить работу над ним. 

 

В этот раз мы не стали так делать, мы просто не смогли. Мы видели, что Ethereum находился не в том состоянии, чтобы фокусироваться на использовании в промышленности в том виде, в котором мы хотели бы её видеть. И мы сказали, давайте немного изменим задачу и напишем кое-какой код (около 44 000 строк в коде), и затем мы отдадим его Linux Foundation, объединим с Human Blockchain, и не будем продолжать эту работу дальше. Intel, наши три банка-партнёра тоже подключились к процессу, сейчас этот фонд быстро становится одним из крупнейших фондов в истории Open-source.

 

Модератор: Хорошо. Хочу теперь спросить вас обоих — как вы думаете, в чём сейчас состоят те направления, где нужно сосредоточиться прежде всего? И есть ли компания, которая уже работает в каком-то отдельном направлении в этой области, и которое вы лично находите достаточно интересным для вложений или достаточно интересным, чтобы присоединиться к этому в качестве партнёра и работать над проектом до готовности его обсуждать? Я бы хотел начать с Джереми и поговорить о других важных вещах его биографии, затем вернуться к Джону и узнать есть ли ещё какие-нибудь проекты. Мне было бы особенно интересно узнать об эволюции этой идеи, так как я считаю, что вы уже оставили важный след — вы думали об одном варианте применения технологии, а потом пошли в другом направлении. Теперь их уже достаточно много. Мы бы хотели услышать о некоторых важных моментах, ключевых идеях и переломных точках, пройдя через которые, вы создали предпосылки для перемен. Так что давайте вначале поговорим о вашем портфолио.

 

 

 

Джон Волперт (John Wolpert), IBM Blockchain Operating Director. Источник: SiliconANGLE

 

Джереми Гарднер (Jeremy Gardner), Venture Associate, Blockchain Capital LLC (со-основатель Augur): Разумеется. Я думаю, что первая важная область использования, которую мы увидели для денежных операций в blockchain это огромное количество публичных баз данных, где вы можете проводить любые виды транзакций, будь то финансовые операции или любой другой вид операций для любой формы собственности. И вы можете разделить всю операцию на составляющие с помощью blockchain и быть уверенными, что все ваши операции всегда находятся там и вы можете их найти. Это самая очевидная область использования, о которой мы рассказываем всем и в сети, и в офлайне.

 

Две наши любимые компании — это Tierion. Описание принципов их работы занимает не одно предложение, потому что пока не нашлось чёткого определения тому, что они делают. Но мне она нравится, она классная. Если вы пользуетесь поисковиками вроде Google, то если вобьёте туда название компании, получите более подробную информацию. Основной задачей Tierion является поиск доказательств подлинности той или иной информации, которую вы ищете. Вы вбиваете информацию, и получаете доказательство её существования. И это крайне полезно. Будь вы страховой компанией или имеете дело с документами, в любой форме собственности, или вы артист, вы хотите точно знать о том, что и когда было создано. И blockchain позволяет делать это не только вам, но и кому угодно другому на планете, если им нужно получить достоверную информацию.

 

Stampd – это цифровой нотариальный инструмент для адвокатов, создателей контента, которые могут загружать и скачивать файлы, отправлять и подписывать их по электронной почте, это называется trusted timestampingemails. И всё, что вам нужно сделать — это вставить или скачать файл в блокчейн, вы также можете закачать цифрую версию файла.

 

Модератор: Итак, у блокчейна есть хэш всего этого, и где хранятся компоненты?

 

Джереми Гарднер: Если вы просто хотите загрузить маленький файл без хэширования, то вы можете загрузить его на их сервис в зашифрованном виде.

 

Модератор: Хорошо. Я думаю, один из главных вопросов, которые сейчас есть у аудитории это «как насчёт безопасности моей кредитной карты» и бизнеса? И каждый раз, когда ты говоришь о хранении каких-либо данных где-либо, ты должен ответить на вопрос, насколько это безопасно. Я знаю, если ты хранишь хэш, то его невозможно оттуда вытащить, но как насчёт других вещей и их хранения, ведь нам часто говорят «да, мы получаем хороший timestamp и свидетельство того, что он был обработан в нужное время, и не был изменён в процессе хранения». Но как насчёт самого хранилища? Это просто традиционные базы данных?

 

Джереми Гарднер: Я думаю, что это проблема, о которой думает каждая компания, заинтересованная в безопасности хранения информации, — её шифрование с обеих сторон. Это — определяющий фактор. Но если вы загружаете файл, даже не обязательно с помощью блокчейна, то это всегда вопрос метода шифрования.

 

Модератор: Хорошо. Итак, мы говорили о Stampd, Tierion, есть ещё какие-то примеры?

 

Джереми Гарднер: Разумеется, направление, которое стало очень интересным в последнее время в технологии блокчейна —  это медицинское обслуживание.  И Tierion работает с ещё одной компанией, которая называется Jam, эта компания работает в сфере здравоохранения — сотрудничество двух компаний касается обеспечения безопасности файлов, обмена файлами в безопасном режиме. Вопросы доверия — очень серьёзная тема в индустрии здравоохранения и обеспечение высокого уровня доверия с помощью блокчейна — показатель высокой эффективности технологии в сравнении с другими способами передачи данных, потому что это касается ограничения доступа к личным файлам. 

 

 

Jeremy Gardner и Дориан Сатоси Накамото. Источник: Jeremy Gardner

 

Модератор: Хочу прояснить один момент по Hyperledger. Если он делает свою работу правильно, я не называю его Hyperledger, а называю HLTP (Hyperledgertransactionprotocol), что звучит схоже с HTTP. Но мы не хотим конкурировать с HTTP, нам это не нужно. Если Hyperledger работает хорошо и не использует шифрование, он не должен называться блокчейном, это должно быть слоем структуры, на котором должен строиться любой блокчейн.

 

Джон Волперт, IBM: Я видел выражение «слои структуры» в некоторых реестрах IBM.

 

Модератор: Не расскажешь аудитории об этом немного?

 

Джон Волперт, IBM: Да, например если вы работаете с блокчейн, то вам нужно соблюдать ряд условий. В Hyperledger такой необходимости нет. Главное условие — никаких приложений. Вы будете работать с любыми типами молодых компаний и это будет интересно обеим сторонам. И если мы всё делаем правильно, то и слово fabric (структура) определяет то, как согласованы действия всех сторон, как они соединяются друг с другом как детали конструктора. Сlick-click-click и у меня есть доступ к системе. Сlick-click-click и у меня есть нужная информация. Самое трудное здесь - это модель данных для разрешения доступа. Даже если существует согласованность альтернативных потоков данных. И это проблема, потому что если вы включаете альтернативные потоки данных, то это одно решение, а если отключаете — то здесь у вас есть уже целый ряд важных областей применения блокчейна для бизнеса.

 

Я сам для себя нашёл несколько таких решений, но подходящих областей применения гораздо больше. Но мы не можем отбросить необходимость согласования, так что нам остаётся определить, как мы найдём нужную «структуру», которая будет интегрирована в систему доступа без уменьшения степени упорядоченности системы (без превращения ее в хаос). Так что Hyperledger или HLTP с момента своего создания работает как маленький веб-сервер для проведения операций, чем-то напоминающий Linux, но более модульный, который помогает работать вместе. 

 

Модератор: Подсчитывал ли ты, какой процент работы над Hyperledger уже выполнен, и сколько ещё следовало бы сделать?

 

Джон Волперт, IBM: Я только могу сказать, что я не знаю Hyperledger на 100%, у нас есть целая группа людей и мы просто крайне убеждены в необходимости открытых источников и принципа открытости вообще. И мы мыслим в этом направлении. Даже если это тяжело, мы пытаемся привлечь других к дальнейшей работе над проектом. Так что, если вы слышите, что это принадлежит IBM, то нет. Мы даже уже не следим за его развитием — LinuxFoundationтеперь один из ответственных за проект. Мы не должны больше его контролировать.

 

Модератор: Такой отказ понятен. Но сам-то ты чувствуешь себя сопричастным этому?

 

Джон Волперт, IBM: Я могу сказать, в чём состоят лично мои надежды, связанные с проектом. Я думаю, многие возможности для Hyperledger будут потеряны, если мы не добьёмся его унификации этим летом. И я думаю, в моих ожиданиях есть смысл. Как только появятся унифицированные данные, и разработчики сами не будут путаться в кодах, все будут знать - это код, это структура, которая нужна. И уже оттуда Hyperledger продолжит своё развитие. А тот, кто это сделает, возможно, прямо сейчас сидит и пишет код, будучи студентом института или просто являясь следующим “Накомото”. И тогда появится ответственный за проект, который ничего не будет покупать, не будет вкладывать в него что-либо, а просто напишет годный код, и проект станет достаточно сильным. Вот куда, как мы считаем, это идёт.

 

Я думаю, как ты уже сказал, ключевым вопросом является то, КАК мы создаём то, чего от нас хочет сообщество. Вы не могли ранее иметь отдельный блокчейн, который был бы одновременно permission и permissionless и чтобы при этом он исправно работал. Так что в этом есть смысл. Один ledger может это сделать, в этом и будет основной трюк. Это лишь одно усовершенствование, но это позволит строить работу со всеми по-разному. Это то, что мы в IBM, возможно, будем применять в нашей работе с банками.Это моё видение структуры блокчейна — множество отдельных, работающих на законных основаниях, частей, которым необходимо работать над чем-либо вместе, которые иногда конкурируют друг с другом, у которых не всегда одинаковые намерения и которые не могут контролироваться одним источником. Это главная идея. Какая-то часть из них, возможно, треть, должна быть независимой. Это ключевая мысль для нас в блокчейне.

 

Областей использования блокчейна на массовом рынке будет не очень немного. Кто-то написал Uber, и это была классная идея. Но разве Uber не является примером того, что потребителю по большей части нет дела до того, что всеми данными располагает одна компания.

 

Джереми Гарднер: Я думаю, что всё более распространённое использование различных видов децентрализованных целевых (трастовых) систем очень хороши для таких вещей, как цепочка поставок, потому что никто не хочет передавать одной компании так много полномочий в цепочке поставок. Так что вы можете сказать «Нет же, бестолковый, Интернет, где все что-то контролируют и не контролируются сами».

 

Модератор: Я думаю, нужно воспользоваться моментом и еще раз подчеркнуть значимость системы здравоохранения. Даже если теоретически люди используют одни и те же электронные медицинские карты, в больнице неподалёку, использующей другую систему, данные могут выглядеть иначе…Хочу вас спросить, и об этом, наверное, очень было бы интересно узнать собрашимся. С какого момента blockchain перестал быть студенческим проектом, и вышел на новый уровень? Я хочу чтобы вы вспомнили прошлое и рассказали как вы достигли того этапа, на котором находитесь сейчас?

 

Джереми Гарднер: Я думаю, что было два ключевых момента, это не что-то особенное, но для меня они стали основными. Первое — это идея, что мы должны всё это децентрализовать. То есть, чтобы вчера это было децентрализовано больше, чем 2 года назад. Потому что 2 года назад все были уверены в том что «нам нужно децентрализовать всё, — какие-то вещи, управление». И реальность состоит в том, что в большинство вещей желательно сделать децентрализованными. Централизация предполагает бОльшую эффективность систем, бОльшую линейность, более высокую продуктивность, и бОльшую прибыль. При децентрализованной системе зарабатывать гораздо труднее. Я думаю, большинство мечтаний, в том числе и моих, о децентрализации, разбились полтора года назад, когда люди поняли, что много здесь не заработаешь, здесь нельзя накопить капитал, нельзя произвести капитал. зарабатывать деньги и …

 

Модератор: Но мы всё равно вышли с компаниями по сбору средств на бизнес-рынок.

 

Джереми Гарднер: Да, разумеется. Как вы знаете, я основал Augur, - децентрализованную платформу прогнозной аналитики на Ethereum. Думаю, это убедит каждого, кто так или иначе занимается денежными вопросами, что это отличная область использования блокчейна. Так что я думаю децентрализация может работать, но прежде чем я пришёл к этому, я долго искал варианты рабочей модели, при которой одно или несколько звеньев были бы децентрализованы. Но вместе с тем, мне нравятся и централизованные системы тоже, мне нравится Uber. Но существует мнение, что биткоины или блокчейн станут технологиями, в первую очередь ориентированными на потребителя. Это большая ошибка, она появилась из-за прихода большого капитала в индустрию.

 

Люди считают, что биткоины должны идти в массы в развитых странах. Или даже развивающихся. А они туда «не приходят». Я думаю, есть шанс, что они станут массовыми в среднеразвитых экономиках, особенно такие приложения как Abra, которая использует Uber-модель для хранения денег. По большей части технология блокчейна будет адаптирована предприятиями, на уровне B2B, как сказал Джон. Для меня лично существует лишь несколько признаков того, что технология блокчейна будет ориентирована на массового потребителя.

 

Джон Волперт, IBM: Полностью согласен. Если говорить о HLTP, то нам вовсе не нужно пытаться использовать его там, где он нам совсем не нужен. Я подозреваю то же самое — развитие будет идти в обоих направлениях и мы будем использовать децентрализованные системы только там, где они представляют наиболее удобную бизнес-модель. C другой стороны мы сейчас пытаемся применить технологию везде, где это только возможно, например, банки используют её для своих внутренних операций, так как она объединяет в себе облачные технологии и технологии шифрования. Вдобавок технология проста в использовании и легко встраивается в их общую структуру.

 

Джереми Гарднер: Да, и позвольте мне добавить. Я хочу сказать, что считаю возможным массовое использование блокчейна хотя бы для биткоинов, в том смысле, что оно уже идёт и многие люди просто не знают, что используют эту систему. Определённо год-два или три назад люди считали, что они будут использовать биткоины в государственно-частном партнёрстве или отдельно в государственном и частном партнёрстве, но это ошибочное мнение. Есть некоторое расхождение в принципе работы биткоинов и даже блокчейна и вышеперечисленных примеров партнёрств. Поэтому, я думаю, в обозримом будущем, массового использования технологии потребителем мы не увидим.

 

Модератор: Я думаю, это хорошие примеры. Мы все используем криптографический SSL-протокол в наших браузерах и единицы понимают механизм его работы. Да им это и не нужно. Так что у нас всегда есть возможности создания некоего «посредника», который будет работать уже с конечным потребителем на основе непользовательской технологии. Так что возможно, компании и проекты, которые представляете вы, или другие заинтересованные лица, заинтересуются созданием такого «посреднического слоя» для конечного пользователя, сделав всю цепочку цельной и единой. Так что, почему бы не двинуться в этом направлении? Я думаю, самое время для вопросов от аудитории. У нас около 10 минут.

 

Вопрос из зала: У меня вопрос к Джону. Вы знаете, что электронная подпись существует уже около 25 лет. IBM былаоднимизсоздателей Trusted Computing Group, котораясоздала PCR (Platform Configuration Registers). Если вы знаете что такое PCR, то знаете, что это был блокчейн. 10 лет назад. Так что же делает блокчейн таким особенным, если индустрия не адаптировала его для B2B, и если они не адаптировали PCR для надёжного контроля цепочки сделок? 

 

Джон Волперт, IBM: С этого момента моё мнение разделилось ровно пополам. И я всё больше спорю сам с собой по этому поводу. Спасибо за вопрос. Мы видели многие составляющие нынешней технологии ранее, и сами принимали участие в создании многих из них. Но если говорить о PCR, я не думаю, что можно сказать, что нас была такая технология раньше, у нас не было blockchain’a 10 лет назад.

 

Комментарий из зала: PCR’s основаны на той же концепции. Если мы посмотрим внимательнее, мы увидим, что это абсолютно то же самое, что и блокчейн с его особой ценностью. Каждый раз, когда вы модифицируете его, он обновляется благодаря хешу. И если цепь рвётся, то вы не доверяете такой системе. Есть тысячи и тысячи страниц документации от Trusted Computing Group, касающиеся PBM и PCR. И каждый может их прочесть - они в свободном доступе. IBM была одним из разработчиков около 10 лет назад, также как и Intel.

 

Джон Волперт, IBM: Да. Было также несколько других вещей, которые нужно было шифровать. Бывает так, что модели, которые долгое время были привычными, становятся вдруг востребованными обществом или кем-то ещё, может даже в ином виде. Был бы у нас iTunes если бы не было Napster’a, был бы Netflix без BitTorrent? Так что не думаю, что Вы правы, когда говорите об «абсолютно» том же самом. Может, я не прав, но я говорю о нынешнем социальном значении технологии, а не о ней самой. И сейчас мы слышим сигнал о приходе децентрализованных Trusted Systems и это сигнал всем нам. Сигнал о том, что Интернет достаточно созрел, и он находится на срединной точке для начала такого диалога.

 

Модератор: Я думаю здесь велико значение социального аспекта, потому что вы можете вспомнить VHS и Beta, можете вспомнить определённые транспортные средства, много других примеров. То есть это философский вопрос - почему что-то становится успешным, а что-то нет. Почему это соответствует общественному спросу больше или меньше и определённым образом, почему у кого-то получается более успешная PR-компания и так далее. Это просто случилось. Ещё вопросы.

 

Джереми Гарднер: Позвольте добавить. Я имел возможность работать со многими инновационными компаниями, и иногда вижу людей, которым задают вопросы вроде «вы говорите о процессах замены (одних схем и технологий другими). Но вы могли заменить их 20 лет назад на Distributed databases, такие как MySQL или MongoDB». В этом нет ничего нового. Так вот суть в том, что да, они могли применить всё это 20 лет назад, но тогда этого не требовало время. И как появилась необходимость, спрос — технология была внедрена.

 

Одна из проблем централизованной иерархии —  чего они хотят на самом верху. Поэтому если такая схема работает надёжно, то нужно ждать пока появится запрос на Distributed databases, будь то биткоины или блокчейн. И тогда у людей будет больше оснований для того, чтобы начать использовать такие технологии. Представьте их экономистам, и тогда мир заговорит о том, как можно было бы использовать эти технологии вместо банков средней руки и отнимать их долю в бизнесе. Если они этого боятся, то это и есть показатель эффективности технологии. И единственная причина, по которой она не была внедрена 20 лет назад — в этом просто не было необходимости. Это вопрос скорее заинтересованности сторонних лиц, чем решительных действий.

 

Вопрос из зала: Джон, я очень ценю то, что ваш блокчейн имеет такие области применения. Вы упомянули, и из всего сказанного вами, я думаю, это было наиболее важным, - бизнес должен стать более прозрачными для контроля со стороны. Когда вы это говорили, имели в виду, что по этому критерию блокчейн — единственное применимое средство?

 

Джон Волперт, IBM: Да, думаю, это я и имел в виду, что деньги ко мне липнут именно по этой причине (смех в зале). Скажем, мой дядя занимается поставками для автомобильной индустрии, он поставляет детали для GM, он, прежде всего, отвечает за исследование степени сохранности поставленных деталей, так как отзыв машин в дальнейшем — это многомиллионные убытки, 50 миллионов отозванных машин. Но при использовании телеметрии для диагностики работы деталей, отзыв будет составлять уже 50 машин. Дядя работает как на GM, так и на NTSP. Использование децентрализованных баз данных блокчейна повышает скорость его работы. Это важный момент. Blockchain в бизнесе и представляется нам, прежде всего, «вирусной», агрессивной технологией, которая быстро захватывает всё новые области использования в виду очевидной выгоды. Всё может начинаться с коллектива в 2 человека, и схема выглядит как абсолютно централизованная, но она таковой не является. И затем вы создаёте прогностическую цепочку поставок или сделок. И система представляется как растущая во всех направлениях. Вот, что интересно.

 

Вопрос из зала: У меня вопрос к Джону. Вы сказали в начале речи, когда упоминали IBM и Ethereum, что следующим шагом будет их адаптация к Enterprise-проектам и вертикальным секторам. Поэтому вы и пришшли к Hyperledger. Почему вы считаете, что Ethereum ещё не готова к этой области применения (я, кстати, думаю так же), и как она должна меняться в будущем чтобы стать к ней готовой?

 

Джон Волперт, IBM: Есть два основных момента. Сообщество и Виталик Бутерин - один из умнейших людей, которых я когда-либо встречал. Так вот, люди вроде него работают над невероятно трудными задачами, которые по большей части мне неинтересны. Большая часть нашего сотрудничества с крупными игроками в индустрии, будет касаться IBM, которые абы с кем не работают. Identity — один из главных вопросов, над которым мы работаем, и в котором заинтересованы IBM. Identity в блокчейне. Это одна из основных задач, имеющих большое значение для бизнеса. Как использовать Identity чтобы стать частью бизнес-структуры и чтобы её обслуживать. Крупные государственные permissive-сети. В нашем видении, у Вас есть Identity, мы знаем, кто Вы, знаем многое о Вас. Так что мы решаем задачи безопасности и конфиденциальности в частности.

 

Допустим, мы с вами делаем печенье и пончики. Я дам вам 10 печенек, если вы дадите мне 15 пончиков. Но если вы доставите мне 15 пончиков в течение 10 дней, я дам вам 15 печенюшек.  Так что я работаю за эти дополнительные 5 печенек. Таким образом, я сравниваю блокчейн с этой схемой пончиков-печенек. Так что в целом это вопрос соблюдения сроков, контрактов и прочего. Для большинства пользовательских кейсов промышленного использования, исполнение контрактов в Ethereum работает слишком долго. То есть пока я зарабатываю свои 5 печенек, кто-то заработает 15. Поэтому Hyperledger позволяет разделить foundation от consensus, потому что consensus всегда связан с экономией времени. Так что мы можем с нашими пончиками и печеньем работать напрямую, а можем через банк, увеличивая количество посредников и процедур согласования в цепочке.

 

Модератор: Я думаю мы продолжим дискуссию отсюда уже в следующий раз. Спасибо Джон, что нашли для нас время. Большое всем спасибо!

 

Автор: Виталий Булатов, Татьяна Земченкова, Сергей Мальцев

 

См. также расшифровку выступления Виталика Бутерина на конференции Ethereum Russia 2016

 

См. расшифровку выступления Кирилла Ивкушкина, «Сбербанк России», с конференции Blockchain & Bitcoin Conference Russia