×
CTIA Super Mobility 2016. Марк Кьюбан, AXS TV/Dallas Mavericks и Гленн Лури, AT&T Mobility: о больших данных и машинном обучении в спорте, Дональде Трампе и Twitter, инвестициях и умении управлять 150 компаниями

«Когда ты платишь кому-то $25 млн в год за игру в твоей спортивной команде, ты хочешь, чтобы он был здоров. Поэтому мы используем датчики, алгоритмы, интеграцию, Интернет вещей, беспроводные технологии, собираем как можно больше данных. Сейчас я делаю упор на машинном зрении, и вместо того, что угадывать признаки, мы берем видео и переводим его в данные, это ведет к глубокому обучению и машинному обучению. Данные пожирают мир…» - JSON.TV публикует расшифровку диалога Марка Кьюбана (Marc Cuban)Chairman & CEO AXS TV и владельца команды Dallas Mavericks с Гленном Лури (Glenn Lurie), CEO& Consumer Operations President AT&Mobility, на CTIA Super Mobility 2016. Благодарим организаторов за приглашение команды JSON.TV.

 

Мередит Бэйкер (Meredith Attwell Baker), Президент и СЕО CTIA: Есть много причин любить Марка Кьюбана (Marc Cuban), он инвестор, бизнесмен и истинный предприниматель. Он участвует в шоу на канале ABC Shark Tank («В бассейне с акулами») и является владельцем команды Маверикс (Dallas Mavericks). Можно сказать, что он во многом изобрел он-лайн видео с Broadcast.com. Он также продолжает инвестировать в мобильные и беспроводные технологии: датчики, подключенный дом и обмен сообщениями. Кто лучше подходит Марку для разговора об инновациях в мобильных технологиях, чем Гленн Лури, СЕО AT&T Mobility (Glenn Lurie)? Давайте поприветствуем на сцене Super Mobility Марка и Гленна.

 

Гленн Лури (Glenn Lurie), CEO & Consumer Operations President, AT&T Mobility: Я начну с баскетбола. Расскажи, как ты привел технологии в Маверикс, и как технологии используются в команде.

 

Марк Кьюбан (Marc Cuban), Chairman & CEO AXS TV и владелец команды Dallas Mavericks: Есть баскетбол и умения, есть информация. Есть общение с фанатами и интеграция всего этого. С тех пор как я вошел туда в январе 2000 года, я стараюсь интегрировать технологии. Есть компания Synergy Sports, которая занимается потоковым видео в баскетболе на всех уровнях, для пересмотра игр. Есть компания, где я являюсь консультантом, она выпускает датчики для сердца, следящие за сердечным ритмом во время тренировок и на играх между сезонами. Они передают данные в реальном времени, чтобы можно было следить. Все идет от решений, зависящих от данных и аналитики. Потому что когда ты платишь кому-то $25 млн, ты хочешь, чтобы он был здоров. Мы используем датчики, алгоритмы, интеграцию, Интернет вещей, беспроводные технологии, собираем как можно больше данных. Сейчас я делаю упор на машинном зрении, и вместо того, что указывать признаки, мы берем видео и переводим его в данные, это ведет к глубокому обучению и машинному обучению. Данные пожирают мир.

 

 

Источник: CTIA

 

Гленн Лури: Кажется, у Марка пульс учащается, когда он про технологии говорит. Марк, давай поговорим о шоу Shark Tank («В бассейне с акулами»). Как ты там оказался, насколько оно реально, работает ли оно на самом деле?

 

Марк Кьюбан: Во-первых, это все подделка (смех в зале). Кевин О’Лири (Kevin OLeary) – робот, потому что в реальной жизни никто не может быть таким отвратительным. (Смех продолжается.) Вернемся к Shark Tank. Шоу реальное. Мы не имеем отношения к тому, кто происходит на шоу. Когда они выходят на ковер перед нами – это первый раз, когда мы их видим. Все, что мы о них знаем, это имя. Они выходят к нам и показывают идею, то, что вы видите по телевидению. Процесс нашего взаимодействия с ними длится 2-2.5 часа. Потом это все сокращают. На глупые предложения может уйти 20 минут. Участвовать в таком шоу – удивительный опыт. Я инвестировал $16-17 млн в 71 компанию. Шоу выйдет снова 23 сентября 2016 года на канале ABC.

 

Итак, я заключил 71 сделку, и  это действительно наши деньги. Из 71 сделки по поводу 5-ти я думаю: о чем я думал? 2 из них вышли из бизнеса. 2 должны оставить бизнес, но еще не понимают этого. С другой стороны, 12 приносят доход полмиллиона долларов в год или больше. 3 или 4 компании я продал и заработал на этом. Причина, по которой я участвую в шоу – оно дает людям понять, что американская мечта жива. Оно дает людям понять, особенно детям, а это такое шоу, которое смотрят семьями, особенно в этом году. Я думаю, что очень важно дать понять нашим детям, что если ты решишь, то ты сможешь стать предпринимателем, если ты будешь работать, ты можешь стать предпринимателем. Неважно, работаешь ли ты в своем гараже в Айове или ты в Нью-Йорке. Предпринимательство - это хорошо (аплодисменты в зале). Я верю в американскую исключительность. То, что американская мечта является нашим руководством, отличает нас от всех других стран в мире. Мы подтверждаем это каждую неделю в шоу Shark Tank. Поэтому я горжусь своим участием в нем.

 

Гленн Лури: Спасибо. Давай поговорим о Twitter. Я, кстати, подписан на тебя. Во-первых, …

 

Марк Кьюбан: Во-первых, это mcuban.

 

Гленн Лури: Расскажи нам, на кого ты подписан, и расскажи нам о диалоге, который ты вел пару недель назад по поводу выборов.

 

Марк Кьюбан: Я подписан на разные отрасли промышленности, компании и людей, я которыми я связан по работе. Я использую Twitter по двум причинам. Первое – просто новостная лента. Я смотрю утром, какие новости появились. А также – ради интереса. Что классно в Twitter, там можно найти разных чудаков, которые собирают информацию по нейронным сетям или глубинному обучению, по темам, которые являются новыми для меня и которые я хочу изучить. Это как бы моя напоминалка, чтобы не отставать. Вот так я использую Twitter в плане потребления контента.

 

В плане публикации постов… Последние несколько недель были интересными. Всю свою взрослую жизнь я избегал политики. Я поддерживал выборы в 1999 году и написал про это блог. Блог об этом процессе. Я никогда не поддерживал кандидатов. И я придерживаюсь этого. И в этом году я тоже не финансировал кандидатов. Я хочу сохранить свою независимость. Сказав все это, когда Дональд Трамп выставил свою кандидатуру на выборы, я подумал, что это хорошо. Я говорил с ним об этом по телефону. Я сказал ему, что это лучшее для политики, что он не традиционный политик, что он говорит все, что думает. И это остается правдой. Он выставил это в своем блоге, не спрашивая меня, просто выставил в блоге, не представляя, что все изменится. Я говорил с ним и хотел помочь ему, потому что это было еще до номинирования, и я думал о других кандидатах, Теде Крузе, в частности. И я говорил ему, что помогу, что не согласен с 90% того, что он говорит или его политикой, но готов помочь.

 

 

Источник: CTIA

 

Я независимый, но меня больше тянет в сторону республиканцев в отношении финансов, а в отношении социальной политики – в другую сторону. Когда он был номинирован, я сказал ему, что теперь надо изучить вопросы, теперь надо углубиться в политику и выяснить все, потому что это ответственная работа. Я говорю это со всей любовью и уважением. Я бы поцеловал его, и похлопал по спине, если бы он был здесь. Мне он нравится, но он просто не подходит. Я бы взял его на работу на определенные должности, но президент – это не про него. Я заметил, что не все аплодируют. Именно поэтому здорово жить в нашей стране, мы все можем выразить свое мнение и делать то, что мы считаем нужным на благо страны.

 

Я высказал все это в Twitter, и вот к чему все свелось. Некоторые люди называют это темперамент, я называю это подготовка. Я смотрю на это как предприниматель. В нашей отрасли все меняется каждый день. Если ты не будешь в курсе, ты немедленно отстанешь. Постоянно появляются новые конфигурации, новые интеграции, новые приложения, новые способы использования, улучшения. Если ты не в курсе, ты отстаешь. Что касается Дональда Трампа, он не прикладывает усилий, чтобы быть в курсе. Единственная уверенность в президентском положении – неуверенность. Когда я сказал ему это, это было в последний раз, когда я с ним говорил, я поддержал Хилари Клинтон, я не демократ, но я подумал, что это будет хорошо для страны.

 

Гленн Лури: Если вы не подписаны на Марка, это как раз те вещи, которые я хотел прочитать в последние три недели. Я не буду цитировать все, что он говорил...

 

Марк Кьюбан: Честно скажу, я люблю прикалываться над людьми. Мои навыки троллинга начинались с малого, после общения с Дональдом, они автоматически выросли. Мы с Дональдом ввязались в войну в Twitter. Он уже несколько лет в Twitter. Я его просто раздавил. Он не знал, что ему надо готовиться. Он сейчас также себя ведет. Кто-то ему говорит, что он сказал что-то, а он отрицает. «Да мы покажем это вам в записи». – «Нет, я не говорил этого». И в Twitter то же самое. Меня это веселит.

 

Гленн Лури: Давайте поговорим о предпринимательстве и инвестициях. Перед вами сидят представители беспроводных технологий США. Расскажите о беспроводных технологиях и мобильности. Что интересует тебя в нашей промышленности?

 

Марк Кьюбан: Сейчас много вопросов связано с беспроводными технологиями. Когда 5G появится, когда бы это ни произошло, через 5 лет, 2, года, 3 года, 6 лет, сколько бы ни потребуется времени, наши люди обрежут провод. Как они обрезали телевизионный провод и перешли на Интернет, мы не проводим провода в дом в наше время, все в основном беспроводное. Наши люди уже настолько привыкли к использованию беспроводных технологий, что когда они получают скорость 100 Мбит/с, может чуть меньше или чуть больше, в зависимости от обстоятельств, что они уже спрашивают: зачем мне эти провода?

 

В дополнение к этому – у нас есть много больших приложений из сферы Интернета вещей, начиная от автономных автомобилей до датчиков и отслеживания вещей. Скоро датчики будут повсюду. У меня есть компания -  все, чем она занимается, это подсчет всего, с помощью машинного зрения. Можно поставить на билборд или на стену здания, она будет считать людей, велосипеды, вещи. Все эти данные необходимо передавать. С точки зрения серверных решений, глубокого обучения, эта работа становится все более и более важной, становится более практически осуществимой для использования. Это приведет к появлению все бо́льшего количества данных, которые мы пытаемся отследить. Все эти вопросы надо решать. И я ищу участки, где я могу воспользоваться преимуществом.

 

 

Источник: CTIA

 

Гленн Лури: Марк, ты сказал, что у тебя 71 компания, только из Shark Tank. Во сколько компаний в общей сложности ты инвестировал деньги? Сейчас о скольких ты переживаешь?

 

Марк Кьюбан: Не знаю. Может быть, 125 плюс-минус. Они все перечислены на marccuban.com. Мне самому приходится туда заходить, потому что иногда я забываю названия.

 

Гленн Лури: Как ты управляешь всем этим? У тебя есть команда?

 

Марк Кьюбан:

 

У меня огромная команда очень умных людей, благодаря которым я выгляжу еще умнее. Моя стратегия управления – микроменеджмент того, что я доверяю тебе. Я с ними, а потом выпускаю маленьких птичек из клетки. На работе я не провожу совещания, я не звоню, чтобы проверить как дела. Когда есть столько компаний, и столько дел надо сделать, каждую неделю или две, директор или другой назначенный человек из этих компаний присылает мне сообщение по электронной почте, и всегда сначала идут плохие новости. Я, конечно, жду хороших новостей от них, потому что вложил деньги в них. Но если есть плохие новости, а вы их от меня прячете, возникнут проблемы. А когда я вижу их, я могу уделить им внимание. Компаний около 150, каждую неделю мне нужно уделить внимание двум-трем вещам. На этом я фокусируюсь, так держу с ними связь.

 

Гленн Лури: Давай забудем про Shark Tank. В обычной жизни, если кто-то приходит к тебе с бизнес-планом, чего ты ждешь? Дело в человеке или в идее?

 

Марк Кьюбан: Все по-разному. Потому что одни из самых лучших вложений, которые я сделал, были в не самых приятных людей. Я вел переговоры с одним человеком по имени Трэвис Каланик (Travis Kalanik), я вложил деньги в его компанию RedSwoosh, мы продали ее недавно. Он пришел с идеей Uber Cab. Я сказал ему, что она мне нравится, но придется столкнуться со сложностями со стороны муниципальных властей и таксопарками, поэтому твоя оценка слишком высока. Больше я его не видел (смех в зале). Или TopGolf. Идея замечательная, но я не люблю гольф. Было много других, не таких масштабов как Uber, но мне нравятся те, кто упорны в учебе. Потому что, как я говорил ранее, если ты не будешь постоянно учиться, кто-нибудь надерет тебе задницу.

 

Если ты не знаешь свою сферу, если ты не знаешь свое дело, если ты не знаешь своих клиентов, кто-нибудь другой сделает это за тебя. Я ищу таких людей, которые готовы поставить себя на место своих клиентов. Для меня это врожденное умение. Если ты в AT&T и ты продаешь коммерческие услуги, ты должен быть готов пойти в Dallas Mavericks и предложить приложения для бросков в прыжке. Такие умения важны. Редко я смотрю на одного человека, чаще на команду, потому что одному знать все невозможно. Я ищу тех, кто готов быть партнером со мной.

 

Гленн Лури: Давай вернемся к беспроводным технологиям на секунду. Ты хорошо знаешь эту сферу. Чего не хватает этой индустрии? Когда мы смотришь как потребитель, как бизнесмен, что мы еще не решили?

 

Марк Кьюбан: Когда смотришь на приложения, то для самых популярных не требуется большого канала передачи данных. Может быть, автономные машины займут эту часть, телемедицина в какой-то мере, удаленная хирургия, робототехника. Но нет такого массового приложения, которое требует 100 Мбит/с, постоянно, без сбоев. Из-за этого разговор меняется с FCC, это меняет отношение людей к необходимости наличия большего по объему частотного ресурса. Потому что чаще всего они достают телефон, открывают Snapchat, новости и что-то там еще, и не думают о спектре. Это большой вопрос. Потому что в какой-то момент такие приложения появятся. Где-то есть 12-летний ребенок, который говорит, я буду вести потоковую трансляцию, для этого необходимы беспроводные технологии и 100 Мбит/с. И это не будет что-то вроде Netflix. Это должно быть что-то важное. Сейчас нет такого приложения. Есть сетевая подключенность, есть широкополосная сеть, а она нужна для повседневных вещей. Но нам нужно то, что сможет кардинально все изменить. Это приведет к массовому использованию и скорости, точно также как Интернет стал драйвером массвого использования беспроводного широкополосного доступа.

 

Гленн Лури: Мы широко обсуждаем в последние время Интернет вещей. Ты про него уже упомянул. Мы говорили об удовлетворенности пользователей, когда все в твоей жизни подключено, и этот опыт пугает людей. Что ты думаешь по этому поводу?

 

Марк Кьюбан: Это только первый раунд. Я только что получил Amazon Echo Aleksa. Мои дети обожают это. Моим детям сейчас 7, 10 и 13. Целый день в кухне только и слышишь: Алекса, сделай это и т.д. Но я думаю, что мы еще на стадии тестирования, в первом раунде. Потому что нам все еще надо пробовать. Мы используем датчики первого поколения. Они не передают нам информацию, о которой мы можем сказать, что еще не думали об этом. Это будет первый вопрос. Мы автоматизируем то, что уже сделано. Это похоже на первое поколение компьютеров. Когда надо было загружать в него, и он автоматизировал то, что вы должны были делать вручную или на калькуляторе. Интернет вещей будет интегрироваться. Но этого не произойдет, пока мы не получим датчики, которые будут действительно менять жизнь. Сейчас они каким-то образом упрощают жизнь с помощью гаджетов. Но этот процесс должен пройти. Нам надо знать, как все это работает, необходимо продумать вопросы безопасности, подключенности, которые будут возникать.

 

 

 

Источник: CTIA

 

Гленн Лури: А теперь блиц. Готов? Какое твое любимое устройство и почему?

 

Марк Кьюбан: Все. Я фанат. Я использую Samsung 7 на Android, мне нравится, но у меня есть и IPad Pro.

 

Гленн Лури: Какую самую дурацкую технологическую вещь ты покупал?

 

Марк Кьюбан: CueCat, в конце 90-х была такая вещь. Это было устройство в виде кошки, которым можно было просканировать газету, оно распознавало url и было способно вывести на экран этот сайт. Вообще, наверно, никто и не слышал про него.

 

Гленн Лури: Как относишься к Binge watching?

 

Марк Кьюбан: Дома, когда я на тренажере, а дети в кровати, часов в 9.30. Я смотрю Walking Dead, The Night of, House of Cards, я попытался смотреть The Stranger Things, но он просто странный какой-то. В этом и смысл как раз. Но на нем нужно концентрироваться. Мне сложно это делать, занимаясь на тренажере.

 

Гленн Лури: Где бы ты хотел видеть инновации?

 

Марк Кьюбан: Мы все родились слишком рано. Все самое лучшее будет дальше. Каждое поколение это говорит. Я думаю об персонализированной медицине. Я верю, что все, что мы знаем о здоровье, окажется неверным. Когда я был ребенком, говорили, что если есть картошку будешь сильным, теперь говорят, что артерии забиваются, и ты умрешь. С помощью больших данных в будущем и благодаря скорости обработки данные смогут сообщать нам информацию. Если сегодня ты должны определять, какие анализы сдавать, какие тесты проводить. Я говорю об этом постоянно: мой сын, которому сейчас 7, к тому времени, когда ему будет 35, мысль о покупке безрецептурного препарата в аптеке будет казаться абсурдной. Покупаешь что-то, а там написано, ты можешь быть единственным, кто умрет от этого. Все будет персонализировано. Протягиваешь палец, берется анализ крови и еще что-нибудь, и выдается лекарство специально для тебя, именно на этот период. Это изменит наш мир. Мы будем жить дольше. Это создаст другие этические проблемы. Это взаимное влияние кучи вещей, которое будет вызвано технологиями. Это будет удивительно.

 

Гленн Лури: Последний вопрос. У нас почти не осталось времени, но я хочу услышать ответ. Любимый бизнес лидер сейчас.

 

МаркКьюбан: Рэндал Стивенсон (Randall Stephenson, Chairman & CEO AT&T inc.)

 

Гленн Лури: Замечательно. Поаплодируйте Марку.

 

Автор: Виталий Булатов, Татьяна Земченкова

 

См. также другие материалы JSON.TV с CTIA Super Mobolity Week 2016:

 

Том Уиллер (Tom Wheeler), Председатель FCC USA

 

Глен Лури (Glenn Lurie), Президент и СЕО AT&T Mobility

 

Диалог Джона Стэнки (John Stankey), CEO AT&T Entertainment Group и Питера Чернина (Peter Chernin), CEO The Chernin Group (TCG), ExCEO NewsCorp 

 

Матс Гранрид (Mats Granryd), Генеральный директор GSMA

 

Джон Страттон (John Stratton), EVP & President of Operations Verizon

 

Раджив Сури (RajeevSuri), Президент и СЕО Nokia

 

Мэт Гроб (Matt Grob), Qualcomm Technologies