×
Давид Ян: Не можешь купить билет и поехать в Кремниевую долину – хотя бы учи язык, читай и смотри курсы, вебинары

JSON.TV публикует фрагмент выступления Давида Яна на конференции Feedback, организованной компанией #tceh, состоявшейся 21 июля 2015 г. Смотрите полную видеоверсию выступления в разделе ВИДЕО.

 

Давид Ян: Мы приезжаем сюда каждое лето с семьей, здесь наши ребятишки гуляют на даче со своими сверстниками и разговаривают по-русски.

 

#TCEH: То есть Вы хотите сказать, что Вы – человечный человек и семьянин?

 

Давид Ян: Обязательно. Я думаю, что дети – это самый главный проект в жизни любого стартапера.

 

#TCEH: Сколько времени Вы проводите в своей старшей «дочке» ‑ ABBYY?

 

Давид Ян: Последнее время – достаточно много. Я перестал управлять компанией, по-моему, в 1997-м или в 1998-м году. Мне объявили ультиматум, и я ушел, был вынужден покинуть пост генерального директора компании.

 

#TCEH: Что Вы переживали, когда Вам пришлось уйти с поста генерального директора своей... Можно сказать «главной компании»?

 

Давид Ян: Конечно. В ABBYY сейчас почти 1300 человек в 16-ти офисах, 13-ти странах мира, всякое такое. И это была первая моя компания, которую я основал вместе с Сашей Москалевым, мы стартовали в 1989-м году, когда я был на 4-м курсе. К моменту, когда случилось то, о чем я рассказываю, компании было 8 или 9 лет. И я 8 или 9 лет был у руля. В компании тогда уже работало почти 100 или 150 человек, тоже немало. Это было очень чувствительно. Я не поверил вначале, что они мне это говорят. Я просто подумал, они шутят, когда они говорят: «Давид, ты должен уйти». У меня настолько не укладывалось, что так может быть. Потом я понял, что они не шутят, они говорили совершенно серьезно. Мы тогда стартовали проект Cybiko, штуку, чтобы молодые люди могли знакомиться на расстоянии. Я был так увлечен этим проектом, я в него вложил часть своих денег и так далее, уже в Cybiko сидело человек 80. И денег нет. Следующую зарплату уже выплачивать нечем. А они месяца 4 думали, инвестировать в этот проект миллион долларов или нет. Я говорю: «Ребята! Деньги нужны, вы решайте, вы идете или не идете?». А они говорят: «Да, мы все решили, мы идем». – «Ну, наконец-то». Они говорят: «Но ты уходишь из ABBYY». Эмоции перехлестывали.

 

#TCEH: Ушел с деньгами?

 

Давид Ян: Да. Я вынужден был. Они поставили вопрос совершенно радикально. Не просто «ты просто уходишь», а «ты переезжаешь в другой офис». Физически команда Cybiko должна была переехать в территориально другой офис в Москве, я должен был там сидеть, передать дела, объявить прессе: «Все, я больше не являюсь директором ABBYY». И 1 раз в месяц я мог бы заниматься делами ABBYY. С тех пор ABBYY начала расти очень быстро.

 

#TCEH: Любому генеральному директору, который начал ходить в деловом смысле налево, рано или поздно скажут, что он должен перестать быть генеральным директором? Правильно я понимаю, что они хотели просто отпустить Вас уже заниматься всеми Вашими проектами? К чему нам, молодым, готовиться? У нас у каждого по стартапу, понимаете? И мы рано или поздно выстрелим, как Вы.

 

Давид Ян: Готовиться надо к тому, что надо уйти из своей компании независимо ни от чего. Есть какой-то новый проект или нет. Скорее всего, есть, скорее всего, проекты на стороне всегда будут.

 

Но независимо от них надо готовиться к тому, что из своей компании надо уходить. Потому что стартуют компанию романтики, а делают компанию прибыльной и успешной прагматики. И одно с другим не уживается.

 

Правда, потом наступает следующий виток, то, что называется mature company, когда уже взрослая, зрелая компания снова нуждается в романтиках, которые снова все сломают, снова все бросят, я не знаю уж, куда, и снова компания будет находиться фактически у старта, и она снова, может быть, выстрелит, а может, и не выстрелит.

 

#TCEH: И поэтому Вы снова сейчас много занимаетесь ABBYY? Потому что им снова нужен Ваш романтизм?

 

Давид Ян: Мы в этом смысле решили действовать не настолько деструктивно. Не пускать меня совсем во главу компании. Компанией прекрасно управляет Сергей Андреев в качестве CEO. У нас очень сильная команда в нашем international office, CTO компании, Костя Анисимович, CFO компании, Вадим Терещенко, наш американский офис, Питер Миихан (Peter Meechan), Дин Танг (Dean Tang) и куча других людей, которые управляют бизнесом. Это все очень сильные люди, поэтому туда вмешиваться сейчас не нужно. Тем не менее, мы решили, например, что в компании будет создана некая секретная лаборатория, где я смогу начинать некоторые...

 

#TCEH: Секретные продукты? То есть Вы нам не расскажете сегодня ничего?

 

Давид Ян: Сейчас мы уже потихоньку начинаем об этом говорить. Этой осенью мы выпустим бета-версию.

 

#TCEH: Искусственный интеллект? Но он будет говорить по-армянски?

 

Давид Ян: Не без этого. Он будет, скорее, слушать. Эта штука связана с персональным поиском. До сих пор мы делали Compreno, которая направлена на В2В рынок, для корпораций, умный поиск, классификация документов, извлечение знаний, извлечение данных из неструктурированной информации и так далее.

 

Грубо говоря, для патентного ведомства: «Вот патент, найди все патенты, похожие на этот». Или для какой-нибудь администрации района или президента: «Рассортируй мне 100 тыс. писем каждый месяц на автоматические категории, которые будут двигаться дальше по соответствующим инстанциям».

 

И так далее. То есть обработка неструктурированной информации, извлечение данных. Новый проект, о котором я говорю, больше связан с семантическим поиском, с умным поиском, с классификацией и структуризацией документов, но для физических лиц, для нас с Вами, для обычных пользователей. Это штука, которая позволяет найти у себя в почте письмо или презентацию, когда вы уже ничего не можете про нее сказать, нет ключевых слов. Вы говорите: «Я ищу презентацию от человека, я не помню, как его зовут, который работает в компании, я не очень помню, как она называется, но она была из Сан-Франциско, и мы встречались с ним в Лос-Анджелесе».

 

Из этих данных система должна найти и точно показать: «Его звали так-то, он был из такой-то компании, вот презентация, которую вы искали».

 

#TCEH: Кстати, удивительно, Вы живете на 3 страны. Вы строите школу в одной стране и живете в 2-х.

 

Давид Ян: В основном я живу в Кремниевой долине, раз 6 в году бывают в Москве, 1 раз в году бываю в Армении и еще где-то.

 

#TCEH: Расскажите, пожалуйста, можно ли подстроиться под это? Раз уж Вы подстроились, то можно, но Вы себя мыслите больше американским бизнесменом или российским бизнесменом сейчас?

 

Давид Ян: Честно говоря, я действительно стараюсь избегать такого рода определений. Конкретно мой случай, может быть, немножко уникален, у меня отец китаец, мать армянка, мой родной язык русский, живу я в США. Я хочу сказать, что все-таки, мне кажется, правильный бизнес должен быть сегодня принципиально открыт к мировым реалиям, должен не иметь границ, он должен быть изначально построен таким образом, чтобы быть применимым в разных странах.

 

Давид Ян: Понятно. Я хочу сказать, что сегодня, мне кажется, большая проблема, которая есть в России, заключается в изоляции, в которую попадает Россия. Изоляция, которая находится в головах у многих людей. Это действительно реально большая проблема.

 

Люди должны быть открытыми к новым технологиям, новым культурам, они должны ездить. Очень важно проводить много времени в других сообществах, стартап-сообществах, встречаться, разговаривать, пожимать руки, знакомиться. Это настолько сильно ускоряет развитие компании, как невозможно описать и даже объяснить каким-то разумным образом, что именно случается.

 

Я могу привести пример: я встречаюсь с украинскими ребятами, прекрасным украинским стартапом, уже не стартапом. Нам проще встретиться на Юниверсити Авеню в Пало-Альто. Они приехали, я там был, мы встречаемся, у меня был конференц-колл, который я не мог закончить, я приезжаю на полтора часа позже того момента, как мы договорились. Они меня дождались, но у них следующая встреча. В результате мы 15 минут говорим в ресторане и переезжаем в Mendel Park, буквально 2 мили оттуда, встречаемся в 11 вечера с другим человеком, которого я не знал. Они мне при этом говорят: «Давид, тебе наверняка будет интересен этот человек». Я встречаюсь с этим человеком, и он мне настолько интересен, что я откладываю свою поездку, мы встречаемся с ним на завтрак, потом встречаемся на ужин, на следующий день в ланч, у нас начинается проект, который развивается совершенно дикими темпами. Такого не бывает.

 

Это объяснить или предсказать невозможно. Это кипящий бульон, в котором надо постоянно присутствовать, участвовать в его кипении и в России, и в Кремниевой долине.

 

Есть очень интересные центры в Азии, Сингапуре, Европе. Человек начинает двигаться гораздо быстрее, его мысли о том, как строить бизнес, с кем сотрудничать, с кем не сотрудничать, идеи. Они ускоряются не то что кратно, а в десятки раз.

 

Мы, например, во многих своих проектах не доиграли, не получили нужной скорости развития просто потому что мы сидели в Москве. Мы думали, что мы самые умные, мы думали, что наши ученые головы лучше всех.

 

Это так и есть в какой-то мере. Но мало общаясь с людьми, которые, условно говоря, может быть, проще думают о технологиях, но гораздо ближе рыночным реалиям – это меняет расстановку сил. Мне кажется, что нужно говорить не о том, что российский бизнес, нероссийский бизнес, надо говорить о мировом бизнесе.

 

#TCEH: Какого рода должен быть кейс, чтобы «вот я нашел повод» и поехать? Или с любым кейсом можно ехать?

 

Давид Ян: В любом случае надо ехать.

 

#TCEH: А к кому мне ехать тогда?

 

Давид Ян: Надо найти какое-нибудь мероприятие, какую-нибудь тусовку, мастер-класс, еще что-то. Просто найти друзей, в LinkedIn познакомиться.

 

Приехать туда хотя бы сначала на недельку, пообщаться за эту неделю в день 3 раза, встретиться с разными людьми, 20 раз с кем-то потусить, позавтракать, поужинать, сходить туда, на день рождения, обменяться визитками. Одна такая поездка уже изменит человека.

 

Но этого мало. Мы, например, решили, что в некоторых своих проектах мы просто будем команду ротационным образом перевозить в Долину, просто чтобы они работали, продолжали заниматься тем, чем они занимаются, разработкой, но физически находясь там. Хотя бы 3 месяца в году. Иррациональная как бы вещь, потому что это инженеры, какая разница, вот тебе спецификация, вот тебе UX, UI, сиди и работай. Какая разница, ты по Skype работаешь здесь или там? Нет, разница существенная. Так как пропитываются все члены команды, особенно молодые компании, когда все должно исходить не только от Product Owner, но и от каждого члена команды, это очень важно.

 

Вопрос из зала: Возможно ли в России развитие подобной Кремниевой долины?

 

Давид Ян: Предполагалось, что этим займется «Сколково». Я надеюсь, что будет продолжать заниматься. И такие проекты, как проект Иноградов в Казани. Очень важно смешение культур. Действительно настоящее технологические предпринимательство получается тогда, когда люди разных национальностей, разных культур собираются в одном месте, и у них тогда рождается что-то новое. Это было в Советском Союзе, когда 15 союзных республик вроде как в какой-то мере создавали такой бульончик. Но сейчас этого очень мало.

 

И недостаточно перекрестного опыления, которое сейчас находится. Если его недостаточно здесь и если мы не создали достаточных условий, для того чтобы иностранные технологические предприниматели приезжали сюда и работали здесь, то тогда надо идти нам и получать это перекрестное опыление самостоятельно.

 

#TCEH: Но сидя с не таким уж и большим доходом, которого может не хватать на билет в США, человек не может и мечтать даже об этом. Мне кажется, что на уровне менталитета у нас очень часто есть такие стопперы: «А как я полечу? А куда я там полечу? Мне не на что».

 

Давид Ян: Это то, в чем, может быть, могут помочь различные акселераторы, инвестиционные фонды ранних стадий, фрэндинг фэмили. Вокруг меня происходит огромное количество стартапов, мне присылают огромное количество бизнес-планов, и я вижу, что на самом деле у людей есть в проекте деньги, они подняли 50 тыс. долларов, 100 тыс. долларов, 200 тыс. долларов, многие поднимают и больше. На самом деле, как это ни странно, в России инвестиционных денег достаточно много и они достаточно шальные. Инвесторы очень часто непрофессиональные, не смотрят на то, на что смотрели бы западные инвесторы. Им может просто понравиться идея, они могут с легкостью передать наличными 200 тыс. долларов, сплошь и рядом происходит.

 

Не всегда ситуация такова, что реально не на что купить билет. Если не на что купить, где тогда стартап? Наверное, здесь еще не та стадия. Тогда надо изучать язык, многие ребята сидят и читают курсы Стэнфорда, курсы MIT, смотрят вебинары. Не можешь поехать – хотя бы читай и смотри.

 

Это тоже, по крайней мере, частично покрывает необходимое количество идей. А ведь многие ребята здесь даже толком недостаточно имеют языка для того, чтобы слушать это. Вот это большая проблема. Люди даже вебинары не могут послушать, потому что они на слух не могут воспринимать. Это означает сразу изоляцию, это означает, что человек находится тут же на вторичном рынке технологических инноваций.

 

Смотрите полную видеоверсию выступления Давида Яна в разделе ВИДЕО.