×
Джо Лундер, генеральный директор Vimpelcom Ltd

Vimpelcom Ltd. в конце января представил инвесторам новую стратегию: холдинг планирует в ближайшие годы нарастить инвестиции в сети и понизить уровень чистый долг/EBITDA. Цена такого развития - сокращение дивидендов более чем в 20 раз. Пообещав держателям ADR компании рост в долгосрочной перспективе, CEO седьмого по величине абонентской базы телекоммуникационного холдинга в мире Джо Лундер отправился в турне по основным бизнес-единицам, чтобы на месте изучить их текущее положение. Во время своего визита в Москву он рассказал в интервью "Интерфаксу", как оценивает состояние российского ОАО "ВымпелКом" и работу его менеджмента, каких сигналов ждет от рынка в 2014 году и долго ли может продлиться "инвестиционный" период в жизни Vimpelcom.

 

- Вы приехали в Россию практически сразу после объявления о новой стратегии Vimpelcom. Ваш визит как-то связан с постановкой новых целей перед бизнес-единицами холдинга?

 

- На самом деле главная цель этого визита -встреча с сотрудниками и топ-менеджерами российского подразделения для обсуждения нашей стратегии и проработки дальнейших шагов непосредственно здесь, в России. Как вы знаете, мы только что провели встречу с инвесторами и аналитиками, на которой объявили, что сокращаем дивиденды для того, чтобы увеличить инвестиции в сети. В России, так же как и в ряде других регионов, мы сейчас проводим апгрейд сетей. Мы намерены как сократить отставание от конкурентов по 3G-сетям, так и начать разворачивать сети LTE.

 

В то же время нам необходимо сосредоточиться на клиенте, повышении его лояльности и улучшении пользовательского опыта. Это то, что мы сейчас обсуждаем. Я встречаюсь с Михаилом Слободиным (генеральный директор "ВымпелКома" - Прим. ИФ) и его командой, с нашими акционерами. Речь идет о будущем "ВымпелКома", а оно во многом заключается в достижении высокого качества сетей, клиентоориентированности и улучшении восприятия нашего сервиса абонентами.

 

- Как вы оцениваете сформированную Михаилом Слободиным менеджерскую команду "ВымпелКома"?

 

- Я думаю, что это замечательная команда, и очень доволен уровнем топ-менеджеров, с которыми провел встречи.

 

- Вас не смущает, что Михаил Слободин никогда ранее не работал в потребительском секторе и при этом одной из основных задач, поставленных перед "ВымпелКомом", является повышение клиентоориентированости?

 

- Мой опыт показывает, что, когда вы нанимаете руководителя, вы нанимаете нечто большее, чем отраслевого профессионала. Вы выбираете конкретную личность и его лидерские качества. Вокруг достаточно людей со знанием телекомрынка и потребительского сегмента. Но то, что нам нужно, это действительно страстный лидер, который на самом деле заботится о клиентах и понимает, что все, что мы делаем, делается для абонентов. Думаю, Михаил имеет именно такие качества, он глубоко увлечен изменением культуры внутри компании с ориентацией на клиента. В этом смысле я абсолютно спокоен за российский бизнес.

 

- В период, когда "ВымпелКомом" руководил Антон Кудряшов, перед менеджментом стояли иные задачи, в частности, кардинальное сокращение затрат. Как вы считаете, Антон Кудряшов справился с этими задачами?

 

- Антон проделал огромную работу и сделал для "ВымпелКома" ровно то, что мы от него ожидали. Мы максимально приблизились к сокращению отставания от наших конкурентов по качеству 3G-покрытия, мы улучшили дистрибуцию и расширили монобрендовую розницу, и в то же время мы существенно сократили затраты. Я думаю, вклад Антона Кудряшова в развитие был очень значительным. Именно поэтому сейчас он продолжает работать в амстердамском офисе в качестве члена исполнительного совета, концентрируясь на стратегических проектах, M&A и развитии бизнеса.

 

То, что в России его сменил Михаил, связано с тем, что "ВымпелКом" завершил первый этап и переходит на второй, сфокусированный на потребителе. Антон же помогает мне в управлении на уровне группы, в частности, реализует программы по сокращению издержек в других бизнес-единицах.

 

Что касается России, то я думаю, что здесь ситуация с затратами сейчас довольно хорошая. У нас нет на текущий момент каких-либо существенных планов по сокращению издержек, и мы можем сконцентрироваться на инвестициях в повышение качества сети 3G, строительство LTE, в улучшение клиентского опыта и расширение дистрибуции, сохраняя уровень затрат стабильным.

 

- Вы упомянули, что "ВымпелКом" практически сократил отставание от конкурентов по "большой тройке" в развитии сетей 3G. Как вы считаете, вам удалось выйти на тот же уровень качества связи, что и у МТС с "МегаФоном", или вам предстоит еще проделать работу по совершенствованию сети?

 

- Мы всегда нацелены на развитие, поэтому никогда нельзя сказать, что мы полностью удовлетворены. Когда ты полностью доволен, бизнес останавливается. Если говорить именно о сети, то да, мы уверены, что она сейчас достигла такого же качества, как и у двух наших конкурентов. Сейчас вопрос больше в клиентском восприятии: всегда требуется определенное время для того, чтобы пользователь оценил новое качество сети. Это больше история про то, что люди привыкли думать и что они по инерции продолжают думать о нас.

 

Поэтому для нас самый серьезный вызов в этом году - дать понять нашему пользователю, что реально сеть "ВымпелКома" не хуже, чем у конкурентов. И я думаю, что это постепенно произойдет, потому что я сам убедился в том, как работает сеть. Когда я приземлился в Москве, то увидел, что качество сети превосходное, я немедленно подключился к 3G в аэропорту и оставался в сети на всем протяжении движения по городу. Думаю, все больше и больше людей будут чувствовать это качество. Словом, наша главная задача - улучшить восприятие клиентами качества нашей сети в той же степени, в которой мы изменили само это качество.

 

- Как много, как вы думаете, на это уйдет времени?

 

- В моем представлении это 2014-2015 годы. Это двухлетний проект, так называемый второй этап развития "ВымпелКома", сфокусированный на улучшении клиентского опыта, стабилизации абонентской базы, после чего, я думаю, мы увидим начало нового роста компании. Да, я думаю, это потребует порядка двух лет, чтобы вы увидели результаты того, что мы сейчас делаем.

 

- Результатом этой работы станет стабилизация рыночной доли "ВымпелКома" или, возможно, вы рассчитываете на рост?

 

- Мы будем вполне удовлетворены, если наша доля останется стабильной. Я думаю, гораздо важнее сфокусироваться на клиентском опыте, чтобы повысить уровень удовлетворенности каждого клиента, который у нас уже есть, чем на росте нашей доли рынка на процент или два. Наш фокус сейчас скорее на клиентской лояльности, чем на увеличении рыночной доли.

 

Мы намерены защищать нашу текущую позицию, мы не хотим терять клиентов, и стабилизация нашей доли рынка будет хорошим результатом.

 

- Вы сказали, что качество покрытия 3G "ВымпелКома" уже достигло уровня конкурентов. Вместе с тем из прогнозов, анонсированных компанией, мы видим, что уровень CAPEX/выручка "ВымпелКома" в 2014 году останется на уровне 2013 года. Это достаточно высокий уровень - 22%, больше даже чем в целом по группе - 21%. Чем вы это можете объяснить?

 

- В 2014 году мы инвестируем больше, чем в 2013 году, и при этом наши инвестиции окажутся близкими к тем вложениям, которые планируют, например, МТС (компания анонсировала CAPEX в 2014 году в размере 90 млрд рублей, 21% от выручки. - Прим. ИФ).

 

- На что пойдут инвестиции в 2014 году - на строительство новых базовых станций 3G или вы полностью сконцентрируетесь на разворачивании сетей LTE?

 

- Думаю, что мы будем строить и то, и то. Мы планируем разворачивать LTE прежде всего в крупных городах. Затем мы проведем мониторинг рынка на предмет спроса на смартфоны, на услуги передачи данных, и, если мы увидим значительный рост числа пользователей смартфонов и мобильного Интернета, мы ускорим строительство. Если спрос будет расти более медленными темпами, мы будем подстраивать скорость развертывания сети под потребности рынка.

 

- Какой будет стратегия "ВымпелКома" по монетизации инвестиций в строительство LTE-сетей?

 

- Думаю, вскоре Россия продемонстрирует многие тренды, которые мы наблюдаем на развитых рынках, в частности, в Италии. Один из таких трендов - переход людей со старых тарифов на пакетные предложения, включающие неограниченный объем голосовых услуг, большой пакет SMS и, например, один гигабайт трафика. Конечно, мы уже запустили такие тарифы в России, но их проникновение среди абонентов пока остается достаточно низким - на уровне чуть более 10%. Я думаю, мы будем наблюдать, как все больше клиентов мигрируют на новые тарифные планы. Это даст нам возможность продавать в рамках пакетов определенный объем услуг передачи данных, и, если клиенту будет этого не хватать, он будет покупать еще.

 

Мне кажется, сейчас это самый простой путь монетизации трафика передачи данных.

 

В будущем мы, возможно, увидим, что пользователи будут платить за увеличение скорости, или за приоритизацию трафика, или за какие-то другие сервисы по использованию ресурсов сети. Но это более долгосрочные планы.

 

- У вас есть какие-то планы по запуску OTT-продуктов?

 

- В рамках монетизации вложений в сеть мы активно сотрудничаем с OTT-игроками. У нас хорошие отношения с Facebook, Google, Opera, WhatsApp. Многие телеком-компании относятся к OTT как к конкурентам, мы же смотрим на них как на партнеров, некоторые сервисы мы уже сейчас встраиваем в наши тарифные пакеты, например WhatsApp. Думаю, такой подход более лоялен к нашим клиентам, так как облегчает им пользование этими сервисами. С одной стороны, это ограничивает для нас использование в отношении OTT модели разделения выручки, но, с другой стороны, это влечет за собой рост трафика передачи данных, а следовательно, и выручки Vimpelcom.

 

Мы изучаем и возможности запуска собственных OTT-проектов. Думаю, в ближайшие годы появится много новых сервисов, связанных, в частности, с мобильными финансовыми услугами, поисковыми сервисами, IPTV, с FTTB как части цепочки по доставке контента. Мы изучаем эти возможности на уровне группы, но каких-либо значительных планов по запуску подобных продуктов в ближайшее время нет.

 

- Как вы оцениваете фиксированный бизнес в России? Насколько он важен для "ВымпелКома"? Нет ли идеи продать фиксированные сети и сконцентрироваться на развитии исключительно мобильного бизнеса?

 

- Очевидно, что постепенно все движется к беспроводной связи. Даже находясь дома, в машине или в офисе, вы рассчитываете, что сможете выйти в интернет через смартфон. И то, что мы продаем, - это просто доступ. Основной частью этого доступа всегда будет беспроводная связь. И если у нас есть базовая станция и мы предоставляем доступ по воздуху, и если у нас есть оптическая сеть, к которой присоединен роутер в вашем доме, это все равно практически один и тот же продукт. На одних рынках мы развиваем и сотовые, и фиксированные сети, на других - только сотовые. Это зависит от инфраструктуры. Давайте возьмем в качестве примера Пакистан, там очень слабо развита фиксированная связь, поэтому очевидно, что основой стратегии развития там являются беспроводные сети. В России же это и фиксированные линии, и сотовая связь, при этом оптоволоконные линии являются важным транспортным каналом для базовых станций LTE. И у нас нет никаких планов выхода из этого бизнеса или его продажи. Напротив, мы инвестируем в фиксированный широкополосный доступ в России и на Украине.

 

- Решение менеджмента "ВымпелКома" отдать фиксированный бизнес на аутсорсинг компании NVision вы считаете правильным?

 

- У меня нет каких-то особых комментариев именно по поводу аутсорсинга фиксированного ШПД. Мы постоянно оцениваем наши отношения с различными партнерами. Если аутсорсинг идет на пользу качеству обслуживания, мы его используем, если нет, то отказываемся от партнерства.

 

-Что вы можете сказать по поводу первых результатов внедрения MNP (смена сотового оператора без изменения номера - Прим. ИФ) в России? Вы удовлетворены ими? "ВымпелКом" показал приток абонентов или отток?

 

- Вообще MNP для нас - привычное явление, у нас есть опыт запуска этой услуги в Италии, Грузии, сейчас - в России. И, я думаю, мы очень хорошо подготовились к MNP. Мы знаем, какие для нас открываются возможности, какие появляются вызовы. Думаю, они не сильно отличаются для "ВымпелКома" от тех возможностей и вызовов, которые есть у МТС и "МегаФона". В норме показатель оттока на рынке немного растет после внедрения MNP. Будет интересно посмотреть, как ситуация будет развиваться в России в 2014 году, но не думаю, что мы увидим большой переток абонентов.

 

- За счет выплат со стороны "ВымпелКома" в адрес Vimpelcom Ltd. традиционно формировалась дивидендная база головной компании. Сейчас вы сокращаете объем дивидендов Vimpelcom. Означает ли это, что денежный поток, полученный "ВымпелКомом", теперь почти полностью будет оставаться в компании?

 

- В первую очередь мы будем смотреть на то, достаточно ли мы инвестировали в развитие сетей "ВымпелКома", чтобы клиенты были довольны нашими услугами и оставались с нами. То есть первичным для нас будет формирование CAPEX (капитал, используемый для приобретения или модернизации оборудования - Прим. ИФ) - это касается не только России, это может быть Италия или другие страны. Словом, на уровне группы для нас важно, что мы инвестируем достаточно в высокоскоростные сети передачи данных. Безусловно, мы намерены делать такие инвестиции и в России, в LTE.

 

Но в то же время российский бизнес остается очень прибыльным, со значительным денежным потоком. Поэтому, конечно, мы будем поднимать часть этого потока в виде дивидендов на уровень группы. Возможно, мы будем использовать эти средства для снижения долга, возможно, на какие-то другие цели, связанные с повышением стоимости Vimpelcom.

 

В любом случае основной посыл заключается в том, что Россия, как бизнес-единица, должна иметь достаточно ресурсов для усиления позиций по разным направлениям -развитие сети, работа с клиентами и так далее. И лишь тот денежный поток, который будет превышать эти нужды, будет поступать на уровень группы в виде дивидендов, а затем перераспределяться частично на снижение долговой нагрузки, частично, возможно, на инвестиции в развитие высокоскоростных сетей передачи данных на других рынках.

 

- Какие рынки вы имеете в виду прежде всего?

 

- На текущий момент у нас есть лицензии на развитие 3G в Алжире и Бангладеш, и мы также надеемся приобрести 3G-лицензии в Пакистане в этом году. Это три быстрорастущих рынка с проникновением сотовых услуг всего-то на уровне 60%. Мы лидеры рынка в Алжире и Пакистане, мы занимаем сильную вторую позицию в Бангладеш. И поэтому, конечно, для группы Vimpelcom важно быть уверенными, что эти позиции хорошо защищены, что бизнес развивается вслед за ростом проникновения услуг.

 

Ключевая позиция следующая: в России инвестиции будут достаточными. Обеспечение инвестиций как в России, так и на других рынках было одной из причин сокращения дивидендов, но остается и другая причина - задача по сокращению долга.

 

- Что планирует предпринять Vimpelcom для сокращения уровня долга итальянской Wind, на которую приходится основная масса задолженности? Сообщалось, что Vimpelcom ведет переговоры о привлечении кредитов для рефинансирования долгов. Находитесь ли вы сейчас в переговорах с банками и какие еще варианты рефинансирования рассматриваете?

 

- Могу лишь повторить то, что мы озвучили на встрече с инвесторами. Vimpelcom Ltd. не планирует выкупать высокодоходные облигации Wind, мы не планируем рефинансировать задолженность Wind за счет средств Vimpelcom. То есть пока Wind будет продолжать деятельность в том состоянии, в котором она находится. Наши будущие планы относительно Wind, в том числе рефинансировать ее задолженность или нет, мы пока не озвучивали. Как только мы будем готовы объявить о таких планах, мы о них объявим.

 

- Поставив задачу по сокращению долга до двух EBITDA, вы одновременно дали прогноз, согласно которому в 2014 году уровень долга сохранится на уровне 2013 года - 2,3. Когда вы рассчитываете начать обещанное снижение?

 

- Сокращения долга за счет операционной деятельности можно ожидать в 2015 году. Но снижение долга может произойти и за счет сделок, в частности, продажа части пакета в алжирском активе может помочь сократить долговую нагрузку.

 

Если смотреть только со стороны операционного потока, то, безусловно, 2014-й - это год продолжающихся инвестиций в сети передачи данных. С этой точки зрения годом сокращения долга за счет операционной деятельности станет 2015 год.

 

- То есть можно говорить о том, что в 2015 году уровень CAPEX уже не будет таким большим, как в этом году?

 

- Мы не даем прогноза на 2015 год. Я могу лишь напомнить, что капзатраты 2014 года будут существенно выше нормального уровня CAPEX для группы Vimpelcom.

 

- На фоне наращивания инвестиций, снижения долга и сокращения дивидендов готов ли Vimpelcom смотреть на M&A в ближайшее время?

 

- Мы еженедельно рассматриваем различные возможности, так или иначе связанные с продажей или покупкой каких-то активов. Однако у нас впереди год, когда мы предпочтем сфокусироваться на портфеле активов, которым располагаем сейчас, на усилении рыночных позиций и улучшении пользовательского опыта. Поэтому я не ожидаю, что мы будем проявлять много инициативы в сфере M&A помимо ситуации в Алжире, где мы продолжаем общаться с правительством по поводу давно ожидаемой сделки в отношении Djezzy.

 

- Когда вы рассчитываете финализировать сделку по продаже 51% Djezzy государству? И что сейчас является главным камнем преткновения в ваших переговорах с алжирским правительством? По-прежнему цена?

 

- То, что мы готовы сказать: нашим приоритетом для решения создавшейся ситуации остаются переговоры и достижение договоренности с алжирским правительством относительно Djezzy. Мы очень заинтересованы в том, чтобы остаться в Алжире, мы верим в эту страну, ожидаем здесь значительного роста в силу низкого проникновения услуг сотовой связи на текущий момент и разворачиваем 3G-сети.

 

Если мы не сможем достичь договоренности, у нас останется возможность отстоять свои позиции в международном суде (структуры Vimpelcom подали иск к Алжиру в ответ на претензии и санкции со стороны правительства - Прим. ИФ). Мы сейчас очень близки к началу процесса и до конца года получим решение по этому разбирательству.

 

Таким образом, по крайней мере, в этом году мы можем рассчитывать на ясность в этой ситуации.

 

Но как я сказал, я по-прежнему надеюсь, что мы придем к договоренности с правительством Алжира и продолжим развивать наш бизнес с государством в качестве партнера.

 

- Еще не достигнув ясности относительно судьбы Djezzy, вы, тем не менее, уже начинаете инвестировать в 3G. Вас не пугает возможная потеря инвестиций?

 

-Как я уже сказал, мы рассчитываем достигнуть соглашения с правительством Алжира. Параллельно мы ведем разбирательство в международном суде, которое должно определить наше будущее в стране. А пока, я думаю, нам следует разворачивать сети 3G и исходить из того, что мы останемся в Алжире.

 

- Помимо Алжира у Vimpelcom остается еще одна не закрытая сделка -по продаже операторов в Бурунди и ЦАР. Насколько мы знаем, вы получили половину платежа за эти активы, или $50 миллионов. Когда вы рассчитываете завершить транзакцию?

 

- У нас есть соглашение о продаже. В силу разных причин завершение сделки затянулось, но, я уверен, мы завершим эту транзакцию в этом году.

 

- Бизнес-единицы в Канаде и Лаосе по-прежнему рассматриваются как потенциальные активы для продажи?

 

- Это продолжающиеся процессы, и нам бы не хотелось их комментировать. В Канаде продажа Global является одной из опций, и мы по-прежнему продолжаем находиться в диалоге с канадским правительством (выступает против контроля иностранных инвесторов над сотовыми операторами - Прим. ИФ). Но на самом деле мы рассматриваем различные опции, и сейчас очень сложно сказать что-то конкретное. Насколько я знаю, канадское правительство по-прежнему заинтересовано в создании четвертого крупного игрока на рынке и планирует распределить дополнительный спектр частот.

 

- Вы неоднократно говорили, что Пакистан является очень привлекательным рынком. Не так давно была информация о том, что Vimpelcom интересуется приобретением местного оператора Warid, четвертого по размеру мобильной выручки в стране. Вы можете прокомментировать эту информацию?

 

- Мне не хотелось бы комментировать подобную информацию, потому что очень часто мы рассматриваем различные варианты, которые потом в публичном пространстве подаются как планы компании. Конечно, будучи игроком номер один на рынке Пакистана, мы контактируем с нашими коллегами, мы смотрим на них. Но это текущий процесс, и мы не готовы говорить о каких-либо намерениях или планах.

 

- Возвращаясь к новой дивидендной политике Vimpelcom - почему о ней было заявлено именно сейчас? Ведь у группы была возможность пересмотреть размер дивидендных выплат прошлой весной, когда Altimo конвертировала привилегированные акции Vimpelcom в обыкновенные. Вместо того чтобы объявить о сокращении выплат, Vimpelcom тогда принял решение выплатить спецдивиденды из премии, полученной от Altimo. Объясните, почему вы не направили эти средства на снижение уровня долга или инвестиции?

 

- Думаю, когда мы делали это, мы верили, что получим решение по Алжиру раньше, чем это происходит сейчас. Кроме того, мы верили, что рынки, на которых мы присутствуем, с макроэкономической точки зрения будут несколько сильнее. Если мы взглянем на вторую половину 2013 года, мы увидим плавное снижение экономики в России, политическую нестабильность в Бангладеш и Пакистане, и Италия нас несколько разочаровала медленными темпами развития. Мы также видим колебания курсов валют, например, недавнее обесценение тенге на 20% в Казахстане.

 

Если мы возьмем все эти факторы вместе, станет очевидно, что 12 месяцев прошлого года оказались для Vimpelcom немного менее привлекательными, чем это казалось в начале года. Мы просто скорректировали нашу стратегию в соответствии с реальностью.

 

Совокупность факторов привела к тому, что акционеры и менеджмент Vimpelcom приняли решение о сокращении дивидендов сейчас, чтобы быть уверенными, что у нас будет достаточно средств для инвестиций и возможность сокращать долг. Это была инициатива менеджмента. Она появилась, когда мы формировали бюджет на этот год и оценивали возможные риски. Мы проинформировали о ней наших акционеров, и наблюдательный совет нас поддержал.

 

Это, конечно, неприятный сигнал для инвесторов. Мы видим это по динамике биржевых котировок. Но я думаю, в долгосрочной перспективе инвесторы согласятся, что это было правильное решение.

 

- Реакция рынка на объявление о сокращении дивидендов, когда ADR на NASDAQ упали на 16%, была для вас ожидаемой?

 

- Падение оказалось даже меньше, чем я ожидал. Сложно, конечно, предвидеть, как ситуация может развиваться. Но то, что произошло с ADR Vimpelcom, соответствует ситуации со многими другими компаниями, в том числе в телеком-секторе, решившими сократить дивиденды в прошлом году в пользу развития. По сравнению с некоторыми падение Vimpelcom было меньше. По крайней мере, многие наши инвесторы согласились с нашими приоритетами: инвестировать в развитие высокоскоростных сетей и снижать долг.