×
Дмитрий Петров, "МегаФон": "Мы смотрим за всем, что происходит по теме импортозамещения"

Как проходит взаимодействие регулирующих органов в телекоме и операторов связи в условиях продолжающейся на рынке конвергенции, как участвуют, а,  скорее,  не участвуют, игроки рынка в обсуждении вопросов импортозамещения, а также о многом другом, в интервью TelecomDaily рассказал Дмитрий Петров, директор по связям с органами власти компании «МегаФон».

 

Ред.: Какие основные нормативно-правовые акты были запущены в последнее время, что уже принято, что находится в стадии обсуждения?

 

Если говорить в общих чертах про государственную политику, то 10 лет назад законодательство в области связи основывалось на техническом регулировании отрасли. Решалось, как операторы присоединяются к сетям или какие технические устройства будут применяться. Сейчас же законодательство становится всё более связанным с понятием «конкуренция». В качестве примера можно привести те же решения о технологической нейтральности для LTE, закон о переносимости номеров, право недискриминационного доступа. Это уже не техническое регулирование, а скорее конкурентообразующее. Во всем мире в силу дефицита ресурсов количество крупных игроков на телекоммуникационном рынке, как правило, ограничивается. При этом в России мы видим, что Минкомсвязи очень активно поддерживает конкуренцию. Например, последние события – объявление аукционов на частоты - свидетельство того, что регулятор придерживается чёткого курса в любых вопросах: начиная с MNP и заканчивая инфраструктурными проблемами. И это очень важно. Мы за конкуренцию. И считаем, что сможем быть успешными на таком рынке.

 

Ред.: А что на счет законодательных инициатив, обязывающих хранить все данные на территории России? Ведь необходимо несколько месяцев хранить информацию о том, куда заходил человек. Насколько это усложнило жизнь и с технической, и с финансовой точек зрения?

 

Наша компания всегда хранила персональные данные на территории Российской Федерации. Другого варианта быть не может. В то же время мы понимаем, что важен баланс. Требования по хранению не должны быть чрезмерными и обременительными, они должны отвечать современному уровню развития техники. А для хостинг-провайдеров с появлением закона о хранении персональных данных в России появились новые бизнес-возможности, которые они активно используют.

 

Ред.: В последнее время ведется много разговоров, связанных с действиями Роскомнадзора относительно закрытия доступа к порталам, которые, по мнению регулятора, публикуют недостоверную либо порочащую информацию. Насколько сейчас этот вопрос проработан технически и юридически внутри «МегаФона»?

 

Представители операторов связи - это точно не те люди, кто будут критиковать Роскомнадзор в этом вопросе. И не потому, что мы чего-то боимся. Наоборот, мы видим огромную работу ведомства и щепетильность подхода.

 

Что касается блокировок, только первые пару месяцев наблюдались какие-то шероховатости, а сейчас всё максимально корректно. За то время, пока мы живем с Единым реестром, Роскомнадзор ни разу не включал в него целые ресурсы - такие, например, как YouTube. Всё, с чем мы работаем - это адресные ссылки, где находится конкретный контент. И мы добросовестно выполняем эти блокировки.

 

Ред.: Весь прошлый год было очень много разговоров о том, что операторы противились требованиям постраничной блокировки, а не всего сайта целиком. Была большая загвоздка с этим вопросом. И если сейчас крупные операторы с этим в основном справляются, то небольшим проводным операторам это невыгодно. Таких операторов по России больше тысячи. И здесь есть определённая проблема. Год назад эта проблема была и у крупных операторов точно.

 

У «МегаФона» эта тема в приоритете. Относительно маленьких операторов мне сложно что-то сказать. При этом мы ясно видим прогресс в настраивании процедур блокировки. Например, некоторое время назад к нам как оператору связи приходили с исковыми заявлениями районные прокуратуры и пытались на их основании обязать нас через блокировать игорные или другие сайты. В какой-то момент были целые пачки этих исковых заявлений. Сейчас система выстроена более цивилизованно – если есть решение суда о признании сайта запрещенным, можно направить его в Единый реестр Роскомнадзора. И вопросы блокировок уже решаются в рамках описанной законом процедуры.

 

Ред.: Если коснуться вопросов, связанных с проектом «чистое небо», учитывая, что в «МегаФоне» имеется фиксированный бизнес, например, NetByNet, - очень много воздушек висит в городах. Будет ли осуществляться перенос этих сетей или нет? Как это может затронуть «МегаФон»?

 

Да, эта практика местных органов власти возникает в разных городах. Она была в Екатеринбурге, в Казани, в Москве недавно, - всё происходит примерно по одному сценарию. Здесь сталкивается региональное законодательство по благоустройству с федеральным законодательством о связи. Понятно, какие задачи пытаются решать региональные власти. Более того, если поставить себя на место простого обывателя, они совершенно логичны. В этих случаях всегда приводят в пример Вьетнам, Тайланд, где провода висят на столбах десятками. Наверно, так быть не должно. Но в чём сложность всех этих инициатив? Во-первых, нет долгосрочной программы по развитию такого рода проектов. Если бы была стратегия на 10 лет, и город, который задумал эту программу, строил канализацию, предлагал прозрачный для оператора тариф по размещению кабеля, то операторы бы не спорили. Во-вторых, Гражданский кодекс предусматривает, что если мы правомерно размещаем кабель, и нам предлагают перекладываться, то это должно происходить за счёт того, кто нам это предлагает. Если будет существовать разумная программа компенсации расходов, никто возражать не будет.

 

Ред.: То есть сейчас программа компенсации не проработана?

 

Сейчас мы находимся в фазе некоторого экономического спада, и это не самое лучшее время для бизнеса и государства, чтобы за счет бюджетных средств перекладывать кабель с одного места на другое. Все эти действия не приводят к созданию новой инфраструктуры, добавочного продукта. Поэтому, наверно, лучшая рекомендация на ближайшие два года – «припарковать» этот вопрос и обратить внимание на другие актуальные проблемы.

 

Ред.: Коснемся животрепещущей темы для регулятора – импортозамещения. На ваш взгляд,  как далеко процесс импортозамещения может зайти в нашей стране в ближайшее время? Каким образом «МегаФон» участвует в этом процессе, входите ли в межведомственную рабочую группу Минпромторга и Минкомсвязи?

 

Мы смотрим за всем, что происходит по теме импортозамещения. Конечно, было бы правильным, если бы в эту рабочую группу пригласили операторов как основных потребителей телекоммуникационного оборудования. Мы направляем свои предложения в инициативном порядке. Что касается импортозамещения в мобильной связи, в беспроводной передаче данных, то там очень непростая ситуация. В мире есть 3-4 крупных поставщика, и их подразделения распределены по всему миру. Сейчас у них уже нет такой практики, чтобы полный цикл производства оборудования от RnD и написания программного обеспечения (ПО) до упаковки осуществлялся в одном месте. Исключение составляет только производство в Китае, где собирают практически любое телекоммуникационное оборудование. Но отчёты многих компаний говорят, что стоимость сборки там оставляет около 10-15% от цены готового продукта.

 

Попытаться выстроить конкурентные сборочные производства в России - это сверхзадача. Но главное, что мы получим - это лишь 10% от стоимости оборудования. И это будет не импортозамещение, а локализация. При этом современный тренд при производстве телекоммуникационного оборудования – это виртуализация, когда функции определяются уже не «железом», а на уровне ПО. Серверы, которые начинают производить многие компании, могут работать с программным обеспечением, которое работает с любым ПО и в облачных средах. Это то, что Россия может реально замещать в телеком-секторе: заказывать оборудование и здесь устанавливать российское ПО. Пока, к моему большому сожалению, программа мер по импортозамещению скорее про оборудование. Наверное, именно в этом её главный недостаток. Она не ориентирована на комплексные решения.

 

Ред.: Если к вам поступит обращение со стороны Минпромторга и Минкомсвязи, вы готовы выразить своё мнение?

 

Мы уже предлагаем решения. Например, сейчас операторы связи несут высокую дополнительную платёжную нагрузку по обязательным отчислениям в Резерв универсального обслуживания - 1,2% от всех доходов, полученных от оказания услуг связи. Эти средства помимо решения целевой задачи – оказание универсальных услуг связи – также расходуются на иные цели.

 

В целях поддержки российских операторов связи и отечественных производителей телекоммуникационного оборудования можно было предусмотреть механизм уменьшения платежей на сумму приобретения отечественного оборудования и программного обеспечения. Перечень соответствующего оборудования и ПО целесообразно устанавливать совместным приказом Минпромторга и Минкомсвязи. Такой механизм позволил бы повысить конкурентоспособность отечественных за счёт сокращения его реальной закупочной стоимости для оператора.