×
Фиксированный ШПД на продажу

В экономический кризис каждый жертвует чем-то, и мобильные операторы - не исключение. Чем же они могут пожертвовать? Качеством связи? Нет. Чем же тогда? Возможно, фиксированным широкополосным доступом в Интернет (ШПД).

 

ОАО "ВымпелКом" - яркий тому пример. В прошлом году, полностью пересмотрев подход к бизнесу в сфере фиксированного ШПД, эта компания решила реализовать низкодоходные активы в нескольких городах страны. Так, в 2014 году "ВымпелКом" продал группе компаний "Зеленая точка" ШПД-бизнес в Белгороде, Липецке, Уфе, Нефтекамске и Белозерске, а также в Томске и Владивостоке. В Оренбурге компания тоже распрощалась с интернет-активом, продав его местному провайдеру - ЗАО "Радиосвязь" (бренд "Фокус-Лайф").

 

При этом "ВымпелКом" утверждает, что остальные 48 регионов присутствия услуги "Домашний Интернет "Билайн" занимают сильные позиции и планов по их продаже нет. Но кризис может подкосить и "сильных". Тем более что компания переживает не лучшие времена с точки зрения финансовых показателей. За III квартал 2014 года "ВымпелКом" в целом заработал меньше остальных операторов "большой тройки": консолидированная выручка компании в этот период составила 57,8 млрд рублей, тогда как у ОАО "Мобильные ТелеСистемы" (МТС) и ОАО "МегаФон" она достигла 107,1 млрд рублей и 81 млрд рублей соответственно. Выручка в сегменте фиксированной связи у операторов "большой тройки" за III квартал прошлого года была такой: 15,8 млрд рублей у МТС, у "ВымпелКома" - 13,2 млрд рублей, а у "МегаФона" - всего 5,1 млрд рублей.

 

Доля прибыли от услуг фиксированной связи в общей выручке сотовых компаний сравнительно невелика. Это еще раз доказывает, что фиксированный ШПД так и не стал полноценным бизнесом для операторов "большой тройки". Однако в свое время эти операторы пачками скупали активы в секторе фиксированного ШПД во всех регионах страны. Тогда ощущалась конкуренция за универсальность участников "тройки" с ОАО "Ростелеком", которое развивало мобильный бизнес. Но "Ростелеком" не стал так упорно двигаться в мобильный сектор. Он поступил ассиметрично, создав совместное предприятие с "Tele2 Россия" и передав в него все мобильные активы, а сам сосредоточился на основном бизнесе – фиксированной связи.

 

У участников "большой тройки", которые накупили множество компаний фиксированного ШПД, остался менталитет мобильного оператора. Они безуспешно пытались создать синергию сотового и фиксированного бизнеса, а некоторые стали отдавать активы из сектора фиксированного ШПД на аутсорсинг. Все это лишний раз доказывало, что им не особо интересно направление фиксированного ШПД.

 

Сейчас, когда в стране кризис, не лишне задаться вопросом: не примет ли распродажа мобильными компаниями дочерних операторов фиксированного ШПД массовый характер? Предпосылки для этого уже имеются.

 

Правда, отраслевые аналитики и вендоры в один голос говорят, что сеть будущего будет опираться на фиксированную инфраструктуру. Растущие год от года объемы телекоммуникационного трафика делают неэффективным использование радиотехнологий в чистом виде. Такие уважаемые в мире связи структуры, как Bell Labs, утверждают, что уже к 2020 году сети связи окажутся преимущественно волоконно-оптическими (то есть фиксированными), а радиотехнологии станут применяться только на их концах, для доставки контента до абонентов. Не говоря уже о том, что в стандарте LTE к каждой базовой станции необходимо подвести оптический канал с пропускной способностью не менее 100 Мбит/с.

 

Не получится ли так, что сейчас российские сотовые операторы, в погоне за сиюминутным финансовым здоровьем, распродадут фиксированных "дочек", а через несколько лет вновь примутся за их скупку? Только вот к тому времени ШПД-активы могут оказаться существенно дороже, чем их нынешняя цена продажи.