×
Герман Клименко, ИРИ: Сейчас идет история захода Интернета в реальный сектор. Если мы не дернемся туда резко – проиграем. А выясняется, что без поддержки государства - мы не можем

JSON.TV публикует фрагмент интервью с Германом Клименко, Главой ИРИ. Смотрите полную версию видеоинтервью в разделе ВИДЕО.

 

У нас действительно уникальная интернет-отрасль, в том смысле, что Яндекс, «ВКонтакте», Mail.Ru - на территории Европы мы вообще единственные. Более того, если сравнивать даже с китайскими историями, у нас помощнее будут даже не в смысле пользователей, а в смысле технологичности.

 

Нам вообще абсолютно не стыдно. Есть хоть одна отрасль. Нам не стыдно за космос, но вроде он старенький, нам не стыдно за атомную энергетику, там есть о чем спорить, но за нее не стыдно. А вот эта новая отрасль, которая прям не АВТОВАЗ ни разу. И хотелось бы, чтобы она держалась.

 

 

Юридически отрасли не было. Мы полезли в офлайн без опыта работы и коммуникаций

 

В последний год наша отрасль попала в очень незавидную ситуацию, юридически ее не было. Интернет же – непонятно, что. То ли у нас Минсвязи, то ли у нас Министерство информации и СМИ, то ли мы к Мединскому принадлежим. Неизвестно, что хуже, выбирай что угодно.

 

Причем везде наши интересы как бы присутствуют, везде есть хай-тек. Как выяснилось сейчас с импортозамещением, везде есть софт, везде есть масса проблем, где-то SAP, где-то 1С, где-то Нуралиев.

 

А, во-первых, нет представительства и, как следствие, мы стали очень агрессивно вылезать, когда была встреча с Путиным во ФРИИ, там прозвучала фраза «из-под коряги вылезайте». Мы стали вылезать, но вылезать стали сами, причем не сказать, что мы были такие стеснительные.

 

Например, представьте себе Маркет.Яндекс. Это доминанта на рынке электронной коммерции. Допустим, там в штате 20 человек или 50, неважно. Они ни дня не работали в магазине, они не знают, что такое пересортица, они не знают, что такое курьеры, которые воруют, крадут, налоговая инспекция не знают, что такое. И вот руководитель Маркет.Яндекса 27-летний (может быть, он другой, я абстрактно) юный хипстер с iPhone с розовеньким собирает всех руководителей крупных магазинов с миллиардными оборотами и рассказывает, как им жить. Он не спускается с горы, потому что они для него чуждые люди, такое стадо, которое надо доить, о нем надо заботиться, точно так же, как Яндекс.Такси заботится о таксистах, как мы переформатировали.

 

То есть мы полезли в офлайн, к чему я все это рассказываю. Полезли во многом без опыта работы, без коммуникаций. Полезли, потому что мы правы, полезли, потому что наша модель донесения рекламы оказалась единственная максимально эффективная.

 

То есть мы можем достучаться персонифицировано до любого человека. В отличие от «Первого канала». Если бы у Константина Эрнста была возможность не по полям шарашить, а каждому персонально, он бы тоже был настолько же влиятелен, как Яндекс, например.

 

 

ИРИ – площадка для диалога отрасли и государства

 

JSON.TV: То есть история ИРИ, Института развития Интернета, как раз площадка для диалога или что? Инструмент управления, министерство новое или что?

 

Герман Клименко: ИРИ – это первое такое проявление о том, что в отрасли есть хоть какой-то институт. Он институт не в понимании образовательный. У банковской системы масса институтов: есть «Центральный банк», есть «Ассоциация банков России», есть какие-то институциональные истории, которые коммуникативны между государством и банковской системой. У нас этого не было.

 

Все организации, которые до этого создавались, были внутреннего потребления. Они в целом разговаривали о своих нуждах внутри себя. О нуждах Яндекса для Яндекса. А общение между отраслями – мы начали общаться, а у нас нет опыта общения. Мы вообще не понимаем, как с ними разговаривать.

 

Мы же как привыкли? Я пришел, договорился, баннерочки поставил, обменялся трафиком и поехали, правильно? А тут же это целая институция.

 

Вам нужно что-то, есть GetTaxi, есть Яндекс. Вы садитесь в GetTaxi, а вам же все красиво, вы же хипстерски нарисовали бизнес-план, у вас все офигительно, но вдруг выясняется одна маленькая особенность, что у нас в России именно для GetTaxi, чтобы оплатить карточкой, нужно ставить полноценный кассовый аппарат. Или таксист должен выдавать бланк строгой отчетности. И то, и то навевает некоторую грусть.

 

Потому что если вы платите карточкой, почему бы просто не прокатать по ридеру и не уйти? А кассовый аппарат полноценный – 30 тыс. рублей.

 

То есть у нас начали появляться претензии к государству, а у государства к нам есть какие-то претензии, связанные в основном больше со СМИ, потому что у нас произошло некое сращение, мы стали одновременно бизнесом и носителями информации. И у государства есть к этому вопросы. Соответственно, выяснилось, что разговаривать-то не с кем.

 

 

Легализация чаевых

 

Например, у меня сейчас действительно смешной вопрос есть: легализация чаевых. Казалось бы, да? В Америке вы платите по карточке, заплатили чаевые и нормально. А у нас этого нет. Знаете, почему? Это смешной вопрос. Не потому, что это нельзя сделать технически – можно.

 

Дело в том, что в силу наших особенностей налогообложения официант на руки получит 50%. Как Вы думаете, как же тогда на нас посмотрит официант, когда вы ему скажете: «Чаевые я тебе по карточке заплатил». В следующий раз, конечно, он не плюнет вам в кофе, но есть обычай делового оборота.

 

Дело в том, что если вы придете просто, а не ресторан какой-то скажет «нам это надо», никто не поймет. А для нас это важно, потому что это позволяет выстраивать все наши точки продаж, то есть как только наличные уходят, для нашей отрасли это очень важно. Но интерес этот вроде бы смешной.

 

 

Сейчас основное знание – это знание оптимизации

 

JSON.TV: Как отрасль представлена в институте русского языка? Это непростой вопрос, потому что подразделения Интернета во всех индустриях есть.

 

Герман Клименко: Основная история была о том, что идет новая экономика. Например, есть банковский сектор, он 100%. В нем мы сейчас 5 скушали, причем эти 5, они чем интересны? Они не классический банк. А для того чтобы руководить вот этими с 5-ти % интернетовской истории, нужно в первую очередь понимать, почему по запросу поисковому, допустим, «кредитная карточка» должен быть на первом месте. Если вы сейчас придете в любой интернет-банк, то вы увидите, что там на первом месте - самый важный человек - это не тот, кто знает сложный процент, не тот, кто знает, как в ЦБ зайти, что было в 1990-х годах. По каждому поколенчеству существует: чтобы владеть бизнесом, нужны какие-то знания. Сейчас знание основное – это знание оптимизации. Понятно, знать надо, это необходимое и достаточное условие. Конечно же, к необходимому условию о знании, что такое Интернет, еще нужно добавить, конечно же, сложный процент и еще что-то.

 

 

Идет новая экономика - история захода Интернета в реальный сектор

 

Собственно, в чем наша цель, задачи на ближайшее, до 1 октября, когда мы должны выполнить поручение президента, у нас история вот в чем: если государство ничего не будет делать, то эта доля интернет-бизнеса будет расти так-то, через 10 лет будет 10% занимать. Но если мы хотим что-то сделать и примем такие-то и такие-то законы или такие-то и такое-то постановления, то доля будет не 10%, а 20.

 

У нас же, помимо банковского сектора, есть телемедицина.

 

Мы же понимаем, что через 10 лет мы будем все ходить с чипам, нам будет приходить на телефон смсочка: «Срочно сожрите таблетку из кармашка на левой штанине». Но есть вариант, либо через 10 лет это будет наш софт работать, условно, наш Яндекс, если мы хоть что-то сделаем, потому что у нас до сих пор нет закона о телемедицине, либо это будет немецкий софт, но он все равно будет.

 

И вопрос, что мы либо проиграем вторую войну. Первую войну мы выиграли именно в телекоме, у нас есть ресурсы, за которые не стыдно ни разу. Удивительная история, чем можно гордиться, Яндексом, «ВКонтакте» и Mail.Ru, «Одноклассниками» можно просто гордиться, и даже нашими рекламными технологиями.

 

Мы же в мозгах, у нас нет нанопроцессоров, толстый, тонкий, 9 нанометров, а головы у нас неплохие.

 

Вот сейчас идет история захода Интернета в реальный сектор, робототехника, медицина, биомедицина, вот эти все истории. Если мы сейчас туда не дернемся резко… А выясняется, что мы сами не можем, мы не можем без поддержки государства.

 

Поэтому мы должны к октябрю выдать, условно, 100 поправочек к тем или иным законам, которые бы позволили нашей отрасли войти в остальные отрасли с минимальным сопротивлением и максимальной скоростью.

 

 

«Что нужно Вам, чтобы Ваша хай-течная история выросла?»

 

Герман Клименко: Институт развития Интернета – это мы просто аккумулируем все задачи, которые есть, чем я занимаюсь почти каждый день. Я приглашаю из разных отраслей людей и разговариваю с ними: «Что нужно вам, чтобы ваша хай-течная история выросла?». Понятно, что все как ведут себя? Как нормальные люди. Приходит банкир, не будем называть банк, известный интернет-банк, я говорю: «Слушай, что тебе надо, чтобы расти в 10 раз быстрее, но именно в законодательном?». Он говорит: «Смотри, первое…». Все первые из 20-ти, первые 19 или 18 хотелок всегда идут такие: «дайте денег». Я говорю: «Так, это убираем». Банки просят, например, чтобы средняя ставка потребительского кредитования рассчитывалась по-другому. Это убрали.

 

Вот когда мы доходим до серьезных вопросов, есть известная история, которой мы тоже занимаемся, представим: у вас есть деньги, у меня есть деньги, мы же должны куда-то на депозит их разместить? Возьмем ноутбук, зайдем на сайт banki.ru, прекраснейший совершенно, Филипп – прекрасный хозяин, выберем ставочку и выясним, что в Санкт-Петербурге есть прекрасный банк, который нам дает с вами 20 годовых. Мы знаем про систему страхования вкладов, нас вообще все устраивает. У вас деньги на счете, у меня деньги на счете. И 2015-й год, и Интернет, и Институт развития Интернета есть, и вообще, встреча с Путиным. Мы же понимаем, что мы сейчас можем открыть этот счет?

 

А они говорят: «Нет, вы знаете, вы должны в офис приехать санкт-петербургского банка».

 

Я говорю: «Подождите, в 2015-м году я куда-то должен приехать? Зачем?». Мне говорят: «Вы знаете, 115-ФЗ». Есть такой закон «Борьба с терроризмом». Я говорю: «Нет, это, конечно, здорово, но я же хочу со счета Клименко Германа Сергеевича перечислить на счет, простите – не Ваш счет, не чей-то счет – на свой собственный счет, на депозит, на возвратный депозит вот прям сейчас, прям сегодня я бы перечислил, и банковская система бы зажила новой, яркой жизнью».

 

Они говорят: «Нельзя». – «Почему я не могу на свой собственный счет перечислить?».

 

Эти вопросы, которые реально просто никто никогда не задавал. Для классических банков – им все равно, а для интернет-банков – пока не хватает силенок, потому что мы все находимся в клубе боксеров. Поэтому шахматисты попросили выделить. И, по идее, сейчас существует некая конституция, называется Институт развития Интернета, где собрано. Там же как получается: я, наверное, представляю весь наш обычный бизнес, Сергей Плуготаренко представляет крупняк, Петров – МСК, «Медиа-Коммуникационный Союз», это телеком, у них свои какие-то интересы существуют. Кирилл Варламов ФРИИ представляет и институты всяких стартапов, у него очень много инициатив по закону, потому что у нас много смешного. То есть наша основная задача – собрать задачи, которые для остальных, кажется, отраслей просто не нужны.

 

На текущий момент мы выбрали себе не самую простую задачу: к 1 октября предложить список задач, которые бы, будучи исполненными, не так, как они сейчас, понятно, что все эти задачи будут сделаны, но через 5 лет, через 10 лет. А мы хотим их сейчас. И будучи исполненными, они переведут нашу отрасль в другое качество.

 

 

 

«Уважаемый Владимир Владимирович! Вот 100 хотелок. Если Вы их подпишете, то счастье наступит в интернет-индустрии прям немедленно»

 

JSON.TV: Составили задачи, кому понесете, в какой кабинет?

 

Герман Клименко: Уже же все известно, это же поручение президента.

 

Я же выступал перед президентом, я должен был взять эту книжечку, например, назовем ее «100 хотелок индустрии», давайте так и будем ее называть, и я прихожу 1-го октября, встаю на табуреточку, говорю: «Уважаемый Владимир Владимирович! Вот эти «100 хотелок». Если Вы их сделаете, то есть подпишете, то счастье наступит в интернет-индустрии прям немедленно».

 

Причем это такое наивное изложение, лубочно-матрешечное. Естественно, я скажу немножко другую вещь: «Прошу дать поручение правительству, взять эти наши «100 хотелок»…».

 

Потому что то, что мы хотим «100 хотелок», это не значит, что они по разным причинам, даже не потому что просто правительство наше злобное и негодяйское, а потому что, возможно, это очень сложно согласовать. «И прошу дать поручение за 6 месяцев из этих «100 хотелок» согласовать и выпустить те законопроекты, которые должны этому соответствовать». На основании этих хотелок формируется так называемая дорожная карта, как раз где волки с овцами садятся за один стол переговоров и пытаются договориться.

 

JSON.TV: На уровне хотелок вы действуете по принципу «ни в чем себе не отказывай»?

 

Герман Клименко: Можно, я так скажу: вот если бы не было сейчас эфира, а был бы частный разговор, ну что любой бизнесмен хочет от государства? Знаете, есть такое слово: «Пошел отсюда, не вмешивайся, и с налогами тоже, пожалуйста, уйди». Вот это 2 системные хотелки. Они нормальные, они физиологичные, но понятно, что с ними как-то нехорошо приходить. Естественно, хотелки выбираются по принципу первому. Первый принцип – это без денег. Потому что как только вы полезете в истории, например, Вы сейчас будете смеяться, оказывается, Интернет и к сельскому хозяйству имеет отношение.

 

 

Чипирование коров - пример захода интернет-отрасли в реальный сектор

 

JSON.TV: это даже известно, там урожай повышают.

 

Герман Клименко: Это ерунда. Я реально видел ферму: коровочка заходит, ее взвешивают, тут же выезжает доильный аппаратик, сосочки теплой водой поливает, начинает доить. По результатам доения в онлайне корове формируется формат еды. Сухой корм, побольше витаминов, поменьше. Она доела, и следующая.

 

Вы говорите, как онлайн, это же интернетчики. И вот приходят и говорят: «Герман, первая задача, нам нужно очипировать коров». Как ни смешно, это далеко, с одной стороны, формально от Интернета, но у нас же есть на всех автомобилях номера? Чипирование коров – это как все домашние животные чипируются, понятно даже, зачем это делается. Я говорю: «Зачем вам чипирование коров?». - Там же субсидий много идет по сельскому хозяйству. И нужно, чтобы субсидии были только для чипированных коров. Я говорю: «Слушайте, давайте разделим 2 задачи. Чипировать – это я понимаю, а субсидии…».

 

Представьте себе, Институт развития Интернета выступает с инициативой в Министерство сельского хозяйства давать субсидии только чипированным коровам. Понимаете, да? Так как Клименко завел себе стадо. Логично же, да?

 

Вот на этот путь никто не хочет вступать. Более того, нет интереса в этом пути у нас. В силу того, что Интернет в реальной жизни никогда не проявлял своих интересов.

 

Приведу пример. Есть такое прекрасное Министерство строительства, великолепный руководитель г-н Мень, чудеснейший человек. Давайте, мы сейчас убираем все коррупционные составляющие, по-серьезному: у него дел, Россия – это вам не Польша, простите, не Эстония. А еще постройте к Чемпионату мира эти футбольные. Это же сдохнуть можно. А мост Керченский? И тут к нему приходить Клименко и говорит: «Мень, сделай меня счастливым, пожалуйста!» – «Как?».

 

Есть такой сайт, РосПравосудие.ру, прекрасный совершенно сайт, который собирает со всех судов информацию. Почему? Потому что есть закон о том, что все суды должны свои решения выкладывать в онлайн. 2 мальчика написали скриптик,который парсит и получает прекраснейшие базы, где пасутся все юристы.

 

Я прихожу: «Мень, осчастливь меня, пожалуйста, издай, пожалуйста, приказ о том, чтобы все стройки свое состояние в онлайне просто тупо выкладывали. Мне же ничего не надо, вот только это сделай, потому что я на этом 10 стартапов нарисую, через месяц у меня будет динамика строительства по всей стране, я начну прогнозировать, куда что надо продавать».

 

Но – 2 аспекта. Первое, как в том анекдоте, кручу-верчу, где обманывать, не понимаю. И Мень типа: «Это все, что ты от меня хочешь? Не я этим занимаюсь». У Минстроя вот эта задачка для меня важна, моей индустрии она очень нужна. Но дальше начинается аппаратная история. Если что-то нужно, это же хорошо. Начинается дискуссия, у него просто нет времени. Соответственно, мне просто нужно поручение президента: «Институту развития Интернета совместно с Минстроем разработать за 6 месяцев…». Это называется «открытые данные», для этого есть все названия, но должен быть срок. У нас же страна, как в том анекдоте, все больше и больше. Я раньше как-то бизнесом занимался, а сейчас вот этот бесценный анекдот, который: барин, не было точных указаний. Когда моста не было, потом приехал, опять нет моста. Он ему – в челюсть. И на следующий день мост появился. «А как?» - «Не было точных указаний». Понимаете? Вот точные указания.

 

 

Это фантастика будет, если нам удастся из этих условно 100 хотелок сделать хотя бы половину, я считаю, что мы сделаем подвиг.

 

Есть масса задач, которые для многих министерств являются внизу интересов. Вы понимаете, у нас действительно масса разных проблем, но Минсельхоз, чипирование коров, слушайте, там бубонная чума у них идет, а тут приходит Клименко, я условно, и говорит: «Мне нужно коров чипировать». – «Да отстань ты!». Там даже денег нет, чип стоит 25 рублей, на всю тушу коровы – это вообще ни о чем. А он говорит: «Мне из-за этого будет счастье». А тут, вы же понимаете, как строятся межведомственные отношения, они же очень такие: ты мне – я тебе. А что ты мне дашь? А мы же дать ничего не можем. И, самое главное, у нас даже опыта нет. Мы бы дали, честно говоря, но у нас же интернет-индустрия вообще никогда не была погрязена в этих межведомственных отношениях.

 

Поэтому основная задача – набрать таких 100 хотелок, четко для каждой выстроить сроки и постараться их решить в разумные сроки, просто сделать за год. Это фантастика будет, если нам удастся из этих условно 100 хотелок сделать хотя бы половину, я считаю, что мы сделаем подвиг.

 

Я вообще не рассчитываю, что мы получим какие-то фундаментальные истории, я рассчитываю, что мы создадим некий институт взаимоотношений между нашей отраслью, которая не очень коммуницирует, с государством. Ну, я надеюсь на это. Ещё раз, я не уверен, что это будет так идеально, как я говорю.

 

Смотрите полную версию видеоинтервью с Германом Клименко в разделе ВИДЕО