×
IDF2016. Мурти Рендучинтала (Murthy Renduchintala), Intel: Переход на 5G будет таким же значительным, как переход от аналоговых технологий к цифровым

JSON.TV представляет полный перевод выступления и беседы доктора Мурти Рендучинтала, президента Client and Internet of Things Businesses and Systems Architecture Group — Intel Corporation с участниками сессии на форуме IDF2016.

 

См. другие материалы JSON.TV с форума IDF 2016:

 

Выступление СЕО Intel Брайана Крижанича

 

Панельная дискуссия по перспективам мирового рынка БПЛА на IDF 2016

 

Мурти: Доброе утро всем! Добро пожаловать на второй день IDF2016. Перед началом расскажу вам смешную историю. Ребята там, за сценой, учились произносить мою фамилию почти столько же времени, сколько я готовился к этой презентации. Не знаю как вам, но мне кажется, что она такая же легкая как Кржанич.

 

Я в восторге от того, что попал сюда, на IDF, в первый раз. Я наблюдал за шоу издалека. И это действительно технологический поток. Я ходил вчера по второму этажу и видел около 250 технологических выставочных образцов. Я видел вчера выступление нашего СЕО, Брайана Крижанича (Brian Krzanich), он говорил о запуске новых продуктов – Alloy, Euclid, Joule, процессорах Core 7 поколения. В компании происходит много инноваций.

 

Я рад поделиться с вами своей точкой зрения на роль Intel в будущем. Меня всегда интересовали технологии, надеюсь, что вы почувствуете эту страсть сегодня в моей презентации и в обсуждениях с моими гостями. Я расскажу о будущем, о формировании этого будущего, но мы с вами еще и повеселимся. Я приглашу на сцену своих друзей, которые работают с нами в формировании этого будущего.

 

В видео сюжете, который вы сейчас видели, было затронуто 3 момента, которые представляют величайшие перемены в технологии. Это произойдет с нами в ближайшие десятилетия. Вычислительные системы станут вездесущими и всеобъемлющими. Вычислительные системы, аналитика и системы хранения будут встроены в саму сеть. А подключенность – живительная сила – будет соединять все. Эти три фактора взаимосвязаны. Одно не может произойти без другого. Вместе они пропорционально изменяют микросхемы и программное обеспечение. Для этого требуется, чтобы мы были партнерами, проектировали и разрабатывали системы по-новому.

 

Давайте рассмотрим первый фактор. Вычислительные системы к настоящему времени сильно изменились. От ЭВМ к настольным ПК, от ноутбуков к устройствам, которые помещаются в ладони, от телефонов к нательной/носимой электронике. Вскоре вычислительные системы будут проникающими во все и окружающими все. Перефразируя одного из отцов-основателей Intel Энди Гроува (Andy Grove): вычислительная система по-настоящему является величайшей платформой, она адаптируется к нашему окружению.

 

К 2020 году по всему миру будет более 50 млрд. умных и подключенных устройств, которые охватят все наше окружение. И я не говорю о 200 млрд. умных датчиков, которые тоже будут присутствовать. Помните, те классные вещи, о которых Брайан рассказывал вчера: дроны и роботы, автономные самоуправляемые машины, дома и заводы становятся полностью автоматизированными. В дополнение к ПК и смартфонам, которыми мы пользуемся сегодня, всем нужно будет больше вычислительных систем. Все это вместе с датчиками сделает наш мир и вычислительные системы в нашем мире по-настоящему вездесущими и всеобъемлющими. Но еще более значительным становится объем данных, которые они будут генерировать. Брайан приводил некоторые примеры вчера. Объемы данных в будущем будут на порядок больше, чем сегодня.

 

Этот скачок в объеме данных уже произошел, во многих формах. Одна из них – потоковое вещание (live streaming). Одной из самых быстрых платформ потокового вещания является Twitch. Давайте посмотрим клип, чтобы узнать про Twitch больше.

 

Twitch

Источник: запись IDF 2016 на канале Tech Events в YouTube 

 

  • 1.7 млн. авторов трансляций ежемесячно
  • Более 100 млн. пользователей ежемесячно
  • 13 тыс. партнерских каналов
  • 35% просмотров с мобильных устройств
  • 250 млрд. минут потокового контента

 

Будущее – это то, во что ты играешь

 

Сам я не геймер. Но эти цифры очень впечатляют. Чтобы узнать лучше, куда идет платформа Twitch, я приглашаю на сцену Джонатана Шипмена (Jonathan Shipman) из Twitch и стримера Соню Рид (Sonja Reid).

 

Мурти: Добро пожаловать, Джонатан, Соня! Спасибо за то, что присоединились к нам. Давайте начнем с вас, Джонатан. Расскажите нам немного о Twitch и о том, что ждет вас в будущем.

 

Джонатан: Когда мы думаем о будущем Twitch и видеоигр в целом, люди жаждут погружения. Те, кто используют Twitch, хотят ярких ощущений, хотят почувствовать, что они находятся вместе с ведущим, а ведущий хочет дать им это.

 

Jonathan Shipman

 

Источник: запись IDF 2016 на канале Tech Events в YouTube 

 

Мурти: Здесь целый зал разработчиков, которые жаждут сделать следующий важный шаг в технологии. Что они могут дать вам? Что вы можете сказать им?

 

Джонатан: Чем дальше, тем больше мы ощущаем потребность в большей частоте кадров, лучшем звуковоспроизведении, более высоком разрешении. Мы говорим о дополненной реальности, виртуальной реальности, о реальности, которую кто-нибудь из сидящих в зале изобретет. Пользователи хотят испытывать все в движении Мы должны думать о том, как им предоставить этот общий опыт, чтобы они не упустили ничего, сидят ли они за компьютером, на диване или еще где.

 

Мурти: Какие препятствия для осуществления этого есть на ваш взгляд?

 

Джонатан: Мы говорим о пропускной способности и вычислительной системе. Это большая проблема. Если мы просто переходим на 4К, мы уже увидим другой порядок цифр в объеме данных. И для стримера и для зрителя. Сети и устройства должны соответствовать.

 

Мурти: Соня, кажется, что у тебя самая классная работа на планете. Никогда не видел, чтобы кто-то так веселился на работе. Жаль, что у меня такого веселья нет. Что тебе нужно от технологического сообщества, чтобы твои авторы и подписчики были счастливы, чтобы перевести их на следующую ступень эволюции твоего опыта.

 

Соня: Ну, как вы понимаете, я много играю в видеоигры, от Counterstrike до h1z1, Halo, Minecraft. Я играю практически каждый день. Чего же я хочу? Это то, чего я всегда хотела – больше производительности и больше мощности. Я думаю, это можно получить от нового 10 Core Extreme Edition?

 

Sonja Reid

 

Источник: запись IDF 2016 на канале Tech Events в YouTube 

 

Мурти: Мне бы тоже этого хотелось. Но я работаю в Intel, и даже я еще не держал его в руках. Но одно я, наверное, смогу тебе достать. Это новый 7 Generation Core, о котором вчера говорил Брайан. Посмотрим, что можно сделать. Чего еще ты хочешь от нас?

 

Соня: Мне бы хотелось предоставить моим подписчикам еще больше интерактивного стримерского опыта – потоковое видео (streaming) в 4К и виртуальная реальность. Хотелось бы поддержки виртуальной реальности. Это мне всегда было интересно.

 

Мурти: Джонатан, мне кажется, то чего хочет Соня, это то, что нужно аудио ведущим. Как Twitch поддерживает этот опыт?

 

Джонатан: У нас целостный подход к опыту – от автора трансляции в центр обработки данных и обратно к зрителю. У таких стримеров, как Соня, может быть до 20 тысяч зрителей одновременно. С этой точки зрения 1 час может генерировать до 31 ТБ данных. И это касается только ее, но ведь есть и куча других стримеров, которые делают приблизительно то же. Требования растут очень быстро.

 

Мурти: Это огромное количество данных.

 

Джонатан: Да, это так, и это на сегодня. Мы говорим о 4К, а что потребуется при переходе к виртуальной реальности (VR) и дополненной реальности (AR) и больше. Для этого потребуется более мощное железо и более мощные устойчивые сети. Сейчас до 35% зрительской аудитории в США смотрит каналы с мобильных устройств, а вне США это число может вырастать еще больше. Pokemon GO – то, во что все играют сейчас, возможно вы просто не обращали внимание, это только начало и мы ждем с нетерпением того, что могут авторы трансляций, зрители и разработчики сделать дальше.

 

Мурти: Правильно ли я понял, что вам нужно более мощное железо, сети с большей пропускной способностью и хотите перенести эту пропускную способность с домашних компьютеров на мобильную экосистему, чтобы можно было играть в ваши игры где угодно?

 

Джонатан: На 100%. Мы хотим это, и хотим сейчас.

 

Мурти: Мы работаем над этим. Джонатан, Соня, спасибо, что пришли.

 

Вы только что услышали про экосистему потокового вещания на Twitch. Она уже ограничивается пропускной способность и скоростью сетей. Как я уже говорил, я не являюсь фанат игр. Но я фанат командных спортивных игр. Мне бы хотелось посмотреть чемпионат мира по регби в 3D с использованием тех технологий, о которых говорил Брайан, в технологии Replay 360. Я думаю, вы видите примеры использования ,которые будут внедряться в нашу жизнь с постоянно увеличивающимся объемом данных. Это такая задача, которую необходимо решать быстро. Потоковое вещание это только один пример сервисов, которые приводят к резкому росту данных. Но послание заключается в следующем: вездесущие и всеобъемлющие вычислительные сети и данные, которые они будут генерировать, потребуют обширной модернизации сетей завтрашнего дня. И это приводит меня к следующему важному фактору, влияющему на будущее.

 

Требуется время, чтобы осмыслить все. Но давайте посмотрим, какие ключевые темы мы затронули. Распределенные вычислительные системы, аналитика и системы хранения обеспечат меньшее запаздывание, большую защищенность и минимизацию обратного транзита. Беспроводные сети для автономной навигации - эти преимущества важны для любого приложения, где необходимо быстрое и обоснованное принятие решений. Давайте обратимся к службам быстрого реагирования, чьи решения буквально являются вопросом жизни и смерти. Компании Honeywell и Intel сотрудничают в создании концепта, который аккумулирует важные данные от носимых подключенных датчиков, вшитых в защитную спецодежду пожарных. Та информация, которую мы получаем, говорит об оперативной эффективности и их безопасности. Пожарные из пожарной команды East Valley Fire Department в Аризоне испытывали этот концепт. Хочу пригласить начальника пожарной команды Джона Леонарда (John Leonard), чтобы он рассказал нам, как проходят испытания.

 

Мурти: Добро пожаловать, Джон!

 

Джон: Спасибо за приглашение.

 

Мурти: Прежде чем мы начнем разговор о пилотном проекте, расскажи мне, как ты и твоя команда боритесь с пожарами сегодня.

 

Джон: Сегодня мы выезжаем на тушение пожаров в одноэтажных, двухэтажных домах, подвалах. Условия там постоянно меняются. Обычно мы отправляем от 6 до 10 пожарных на одно здание. Иногда мы не видим, что происходит внутри, и единственное средство связи – это двухсторонняя радиосвязь. Мы хотим, чтобы они нам сказали, какие условия, что нужно. Но окружающая действительность постоянно меняется, там много шума, и ситуации могут быть очень опасными.

 

John Leonard

 

Источник: запись IDF 2016 на канале Tech Events в YouTube 

 

Мурти: Для меня это страшно. Как будто пилот отправляется в зону пониженной видимости без приборов. Расскажи нам, как идет пилотный проект? Что вы узнали? Какие преимущества вы видите?

 

Джон: Использование этого оборудования, датчики позволяют нам получить информацию о газах, давлении, основных показателях жизнедеятельности, двигаются ли люди или лежат без движения, что для нас является главной заботой. Эта ситуация очень плохая. Данные поступают на щит управления, мы можем отследить ритм сердца и вовремя узнать о возможных проблемах с сердцем, что тоже является неприятной ситуацией. Мы хотим предотвратить развитие такого сценария для тех, кто находится внутри. Быстрый обмен такой информацией дает возможность принять молниеносные решения и вывести всех наружу, если необходимо.

 

Мурти: Джон, имея эти данные, вы больше похожи на ЦРУ, чем на пожарных. Ты можешь обратиться к разработчикам в зале, что мы все можем сделать, чтобы вы могли работать лучше, и чтобы обеспечить большую безопасность для вас, вашей команды и тем, кого вы спасаете.

 

Джон: Бывает, что мы попадаем в здания, где видимость не превышает длины вытянутой руки. Слава Богу, что у нас есть очень хорошее оборудование. Тепловизионные камеры позволяют увидеть источники тепла, температуру, где расположены источники огня. Я не могу видеть ничего впереди, потому что очень плотный дым. Возможность отследить, где они находятся, позволяет принять правильное решение и отправить команду туда, где они нужны, чтобы они выполнили свою работу и вышли. Очень важна возможность вывести их наружу как можно быстрее.

 

Мурти: Джон, в презентациях, которые мы видели вчера, Джефф Иммелт (Jeff Immelt) рассказывал о том, что они делают на подключенных заводах, и о том, что происходит в подключенных домах. Такое окружение принесет изменения и для вас. Как мне представляется, ваша команда сможет видеть то, что вы видите и давать обратную связь о том, каковые условия в реальной жизни. Скажи мне, может ли это изменить способы борьбы с пожарами?

 

Джон: Когда ты находишься снаружи, ты не можешь видеть всего, что происходит внутри. Мы всегда переживаем за тех, кто внутри. Первое, что нас волнует – это безопасность, чтобы все могли войти и выйти как можно быстрее. Что нам нужно, это чтобы команда зашла в дом, вывела пострадавших и чтобы сами пожарные были в безопасности. Это самое ценное для нас.

 

Мурти: Вы понимаем, что множество датчиков устанавливается в зданиях повсюду. Вы можете получать информацию от умных и подключенных датчиков, установленных в здании: какова структура здания, какие условия окружающей среды. Как вы можете включить это в стратегию борьбы с пожарами?

 

Джон: Если мы знаем, откуда начался пожар, сколько человек находится в здании, сколько человек в ловушке, где они находятся, если мы знаем расположение, то можем легко координировать действия, чтобы добраться до этого расположения. Можем правильно установить пожарную машину, чтобы добраться как можно быстрее и не пострадать от длительного пребывания в дыму. Для меня это беспроигрышная ситуация, мы можем делать свою работу в 10 раз лучше.

 

Мурти: Не могу представить себе более высокого призвания, чем помогать вам в спасении людей. Спасибо большое за то, что присоединился ко мне на сцене, надеюсь, мы все сможем помочь вам в вашем видении.

 

В пилотном проекте, который описал Джон, мы уже видим преимущества того, что вычислительные систем, аналитика и хранение интегрированы в сеть. Но настоящее волшебство случается, когда вы добавляете подключенность. Это приводит меня к третьему, самому глубокому фактору, влияющему на наше умное и подключенное будущего. Подключенность превращает то, что является вездесущим, в то, что является всеобъемлющим. Используя аналогию, если вещи, сети, данные и ЦОД – это органы, то подключенность – живительная сила.

 

Мы узнали от Джонатана, Сони и Джона, что мы находимся в ситуации, когда уже существует непрекращающийся спрос на данные, которые должны передаваться по более умным и быстрым сетям. Теперь умножьте этот спрос на 50 млрд. умных и подключенных устройств. Это видение, которые требует революционного образа мыслей в том, какую архитектуру сети мы создадим. Нам нужна сеть быстрее в 100 раз, с большей пропускной способностью и меньшим запаздыванием, чем сети 4G, существующие сегодня. Эта сеть будет построена из новых материалов, сеть, определяемая программным обеспечение с функциями виртуализации. Это и есть 5G.

 

Переход на 5G будет таким же значительным, как переход от аналоговых технологий к цифровым. В сетях 5G мы будем использовать весь спектр лицензированных и нелицензированных технологий для вездесущей связи. С 5G вычислительные системы и связь сплавятся до такой степени, что все предшествующие разговоры на эту тему будут казаться совершенно несущественными. Компания Intel планирует играть уникальную роль в комплексном внедрении 5G. Вместе с партнерами мы работаем над стандартами и технологиями для программно-конфигурируемых сетей следующего поколения. Они будут умные, эффективные, масштабируемые и защищенные. Сегодня от наших гостей вы слышали то, чего хотят они. Давайте поговорим о том, как мы можем удовлетворить эти нужды. Тут начинается веселье. Я приглашу на сцену своих друзей. Но сначала позвольте мне представить журналиста и влиятельный голос в сфере интернета вещей (IoT) Стейси Хиггинботэм (Stacey Higginbotham), которая представит нам участников этой важной дискуссии.

 

Стейси: Так здорово быть здесь.

 

Мурти: Прежде чем мы пригласим гостей, Стейси, ты очень известный писатель в мире Интернета вещей и роли 5G, скажи мне, что ты думаешь о слиянии 5G и Интернета вещей.

 

Stacey Higginbotham

 

Источник: запись IDF 2016 на канале Tech Events в YouTube 

 

Стейси: Раньше люди думали о компьютерах так: компьютер, сеть, хранение. Когда появились миллионы устройств, которым необходимо взаимодействие в реальном времени, нам нужно вычислительная система, сеть и потоковое вещание (streaming), а 5G поможет делать это. Но не слушайте меня, давайте послушаем ваших гостей. Давайте пригласим Тома Китли (Tom Keathly) из AT&T, Сейзо Оное-сан (Seizo Onoe) из NTT DOCOMO, Inc. и Джона Гордона (John Gordon) из GE. У нас будет самая интересная дискуссия по 5G. Для начала давайте поговорим о том, что такое 5G. Если я спрашиваю FCC, они говорят, это спектр, если я говорю с AT&T, они говорят, это стандарт. Том, расскажи мне, что такое 5G.

 

Том: Мне показалось, что Мурти прекрасно сделал это во вступлении. Я немного расширю. 5G – это мобильная технология следующего поколения, которая дает нам обещание подключенного общества. Как он отметил, это включает улучшение мобильной широкополосной сети. Мы получаем возможности беспроводным способом. С другой стороны, нам надо помнить про потенциальные 50 млрд. устройств: датчики, промышленная автоматизация на таком уровне, которого раньше не было. Мы делаем это с уровнем запаздывания и надежности, которые позволяют нам оказывать услуги в реальном времени. Я также отмечу, что промышленность в целом осознает обещания этой технологии. В результате этого немного позже сегодня вы увидите пресс-релиз AT&T, где мы объявляем о сотрудничестве с промышленными партнерами, включая Intel, NTT DOCOMO и другие в попытке ускорить создание стандарта и приблизить внедрение этой технологии.

 

Tom Keathly

 

Источник: запись IDF 2016 на канале Tech Events в YouTube 

 

Стейси: Оное-сан, вы очень умный человек. Как мы перейдем к 5G?

 

Оное-сан: Есть два способа объяснить это. Первый – для тех, кто не знаком с 5G. 5G – это фантастическая технология. Об этом уже говорили: высокая производительность, широкополосная сеть, для Интернета вещей (IoT), игр. У нас могут быть некоторые серьезные задачи для того, что получить эти возможности. Но есть и другой способ объяснения. 5G – это естественная эволюция мобильных технологий. В этом нет ничего такого впечатляющего. Сегодня все воодушевлены. 5G – это бум, это очень хорошо для телекоммуникационных компаний и других отраслей промышленности, кроме телекоммуникационных. Она способствует межотраслевому сотрудничеству. Она позволит создать новые бизнес модели, новую экосистему. Наверное, поэтому рядом со мной сидит Джон. Новые бизнес-модели и новая экосистема – это ожидания от 5G.

 

Стейси: Джон, мы услышали, что такое 5G, как перейти в 5G. Что вы будете с этим делать?

 

Джон: От лица всех скажу, я не делаю ничего, чтобы создать 5G, я его использую как все разработчики здесь. Вчера на сцену я вынес большой фонарный столб. Это интересное устройство, в которое встроены датчики. В Сан-Франциско таких около 45 тыс., в Нью-Йорке около 250 тыс. Мы устанавливаем процессоры Atom, вы нас убедили, что не будет узким местом в том, как обработать информацию, и это здорово. Но когда мы стали думать о том, как создавать больше и больше метаданных; у вас могут возникнуть миллионы идей по тому, как использовать метаданные. Узкое место теперь – насколько быстро мы сможем получить их обратно. Если вы в Китае строите новый город, сращивание не является проблемой. Но где в мире мы можем получить такую способность, чтобы получать решения в требуемом масштабе. Если у нас не будет таких возможностей, то ничего не выйдет.

 

Стейси: Мне нравится эта идея по поводу фонарных столбов. Оное-сан, вы упомянули о серьезных задачах. Я хотела бы узнать от тебя, Мурти, потому что ты работаешь с ними со всеми, какие проблемы необходимо решить. Может быть это не проблемы, а возможности.

 

Мурти: Во-первых, практически всю свою карьеру я занимаюсь беспроводными технологиями. Я помню, когда я начинал разработки, когда мы только переходили на GSM, переход с аналоговых технологий на цифровые. Тогда меня поразило, сколько разных компаний с разным опытом объединились. И я пережил переход на 3G и 4G. И я хочу сказать, что это была постепенная эволюция по сравнению с этой. Но когда мы говорим о 5G сегодня, это напоминает мне об уровне дезорганизации, который мы создали при внедрении нашей первой цифровой сети. Игроки, которые традиционно не играли никакой роли в мире беспроводных технологий, теперь должны объединиться из-за сервисов, которые будут предоставлены. Мы говорим не только о следующей ревизии мобильной широкополосной сети. Мы говорим о поддержке совершенного другого класса сервисов, с точки зрения вездесущности, безопасности и критичности при принятии решений. Что еще я заметил, это возможность собрать столько игроков, чтобы объединить мысли и говорить о преобразующем опыте. Это мои коллеги здесь, Оное-сан, Том, люди, с которыми мы вели дискуссии среди нескольких поколений. Но теперь, когда и GE присоединилась к нам, это показывает, что надо говорить о гораздо более широкой группе клиентов, чтобы понимать истинную всепроникающую суть 5G.

 

Стейси: 5G – интрига для меня. Это первый стандарт, который выходит за рамки телекоммуникации; заинтересованы производители машин, медицинских устройств, я даже представителей спортивных компаний видела. Я хочу узнать от вас, Том, как вы думаете, что люди будут делать с этим? Кажется, что есть столько возможностей. Это же не будет просто одним общим каналом?

 

Том: Я думаю, важным аспектом 5G будет то, что мы можем делать в промышленности. Впервые вы сможете виртуально увидеть каждую вертикаль, используя интернет вещей и возможности 5G. Когда промышленности это потребуется, будет миллион решений. Что для этого нужно? Новые партнерства, новые бизнес-модели, чтобы включить эти решения в любую вертикаль и область применения.

 

Стейси: Оное-сан, как технический директор, как вы планируете использовать это реалистично? Как вы будете использовать виртуальные сектора сети для разных конечных пользователей? Какие сервисы вы будете предлагать пользователям в 5G? Если вы будете работать с GE, например, как это коснется вашей сети, оплаты услуг?

 

Оное-сан: Гибкость сети является ключом. Мы обсуждаем разбиение сети. Мы будем предоставлять отдельные сети для клиентов. Это не только для 5G, это включает и 4G. Сегодня мы проводим испытания конфигурации сети. Открытый интерфейс, открытый API. Мы увеличиваем функциональные возможности, гибкость для 5G.

 

Seizo Onoe

 

Источник: запись IDF 2016 на канале Tech Events в YouTube 

 

Стейси: А для разработчиков, Джон, как они будут использовать? Сейчас можно подумать: у меня есть мобильная сеть, есть широкополосная сеть, можно ни о чем не переживать. Но когда возможности вычислительных сетей и связи объединяются, что с этим можно делать?

 

Джон: Мы пытались решить, что разработчики могут делать с этим данными. Когда мы собрали команду, мы хотели понять, что можно делать с этим данными, которые окружают нас. Нам казалось, что должно быть много идей. Мы решили их записать, сели за стол. Записали восемь из миллиона. На этом идеи закончились. А что еще можно делать? Что делать? Мы решили проводить хакатоны, сессии, где люди говорят, как они будут использовать эти данные. Один из примеров – куда какие продуктовые грузовики должны ехать. Надо, чтобы грузовик с тако был здесь. О таком, конечно, мы и не думали. Это не вопрос жизни и смерти с твоей точки зрения. Но когда данные настолько вездесущие, настолько доступны всем, проблемы, которые казались неразрешимыми, можно решить. Что мне нравится, так это то, что можно охватить свой район, квартал, куда по-другому не попадешь.

 

Стейси: Изменится ли архитектура системы? Если у вас есть мнение по этому поводу, пожалуйста, высказывайтесь.

 

Мурти: Я думаю, изменится. Некоторые из сервисов, о которых мы говорили, например, автономная навигация, или ситуации с пожарными, о которых говорил Джон, где необходимо принимать мгновенные решения, я думаю, что такие сервисы будущего будут нетерпимы к запаздываниям. Это те решения, в которых мы полагаемся на сеть. Я думаю, это будет стимулировать две парадигмы. Первое – эволюция сети, которая ведет к минимизации запаздывания. Но даже тогда (хотя я думаю, что это произойдет, в конце концов) в пользовательском окружении будет существовать автономность в принятии решений. Вы делаете само пользовательское окружение умным, и оно не зависит от сети для принятия решений. Например, избегание столкновений в машине – это не то, что будет решаться в облаке, это будет обучающий алгоритм, который присутствует в самом транспортном средстве.

 

Если посмотреть на те решения, в которых необходимо молниеносное принятие решений, в промышленной среде, оснащенной датчиками, например, они зарегистрировали загрязнение среды, что они будут делать с этой информацией? Ее не нужно отправлять в облако, потому что это может привести к возникновению смертельно опасной ситуации. Эти решения должны приниматься мгновенно. Я думаю, мы увидим, что архитектура сетей будет спроектирована таким образом, чтобы минимизировать запаздывание и увеличить уровень разумности в самих устройствах. Мне кажется, это возвращает нас к тем темам, о которых мы говорили – о базовой трансформации сети. Об этом говорил Брайан в своем выступлении на открытии вчера. Периферия сети становится такой же компетентной с точки зрения хранения и способностей распознавания, как и облачные сети сегодня.

 

Стейси: Том, я хотела бы услышать от вас. Должна признаться, я никогда не думала, что окажусь на сцене с двумя операторами связи, GE и Intel, поэтому расскажите мне, как вы работаете с Intel. Я думаю, что они занимаются облачными решениями, они занимаются периферийными устройствами и шлюзами. Что еще они делают?

 

Том: Для того чтобы технология заработала, начинать надо с микрочипов. Если мы смотрит на начало чего-то типа 5G, куда же нам надо сначала обратиться? Нам надо обратиться к Intel, посмотреть на устройство чипов, необходимо удостовериться, что они соответствуют стандарту. Нам надо помочь расставить приоритеты, поэтому на первом месте стоят чипы. Затем развивается инфраструктура, устройства и экосистема. В этом мы полагаемся на Intel. Они помогают нам разработать чипы, обеспечить технологию, оттуда уже проистекает все остальное.

 

Стейси: Джон, а что вы делаете? Вы для чего-то еще, кроме облака, используете все это?

 

John Gordon

 

 Источник: запись IDF 2016 на канале Tech Events в YouTube 

 

Джон: Коренным образом меняется то, что является для нас периферией. Возьмите что-нибудь простое, например, лампочки. Но когда вы объединяете это с тем, что делает Intel, то фундаментальным образом меняется то, что является периферией. У них появляется возможность видеть, слышать, ощущать, обонять, на вкус еще не пробуют, да и не надо. То, как мы ощущаем этот мир, меняется. И это передается в руки разработчиков. Это удивительные перемены. Но теперь эта технология делает их вездесущими.

 

Стейси: Если смотреть на историю, я вижу, что 4G использовалась для широкополосной сети мобильной связи, для телефонов. Если мы говорим, что 5G – для интернета вещей, как мы будем строить сети, как они будут выглядеть, Оное-сан?

 

Оное-сан: Важно взаимодействие между 4G и 5G. Еще одно про Intel, мы сейчас испытания сети 5G в сотрудничестве с Intel. С 2017 по 2018 мы ожидаем большого вклада от Intel в проведение этих испытаний.

 

Мурти: Я хочу прокомментировать то, что сказал Оное-сан. Мы сотрудничаем с AT&T и DOCOMO и с Оное-сан уже долгое время. 5G не будет отдельной однородной сетью. Это будет конструкция, которая интегрирует много различных сетей и обслуживает различные классы устройств. Если мы говорим о датчиках, которые заполонят мир в эру 5G, для этого потребуется другая парадигма сети, которая даст Джону и Соне то, что им нужно для потокового вещания где угодно. Мы понимаем, что будут различные требования или потребуется различные топологии сети. Но что важно – чтобы все эти сети взаимодействовали безболезненно, чтобы они были прозрачными для конечного пользователя. И здесь встают проблемы перед AT&T, DOCOMO, Intel и GE как абстрагироваться от этой усложненности, чтобы не нагружать те службы, которые будут использовать эту сеть. Я думаю, это одна из ключевых задач – как объединить топологию различных сетей, которые обслуживают различные типы конечных устройств таким образом, чтобы это не доставляло трудностей для операторов связи для обслуживания их однообразным способом.

 

Стейси: Я должна спросить, если это для Интернета вещей, как вы смотрите на беспроводные сети малой мощности. Нет комментариев? Мне кажется, это одна из интересных возможностей.

 

IDF

 

 Источник: запись IDF 2016 на канале Tech Events в YouTube 

 

Мурти: Я скажу от имени Intel. Мы думаем, что маломощные сети очень важны. Мы начали думать над этим в том, что мы делаем в клиентском окружении. Для меня маломощные системы очень важны. Снова хочу отметить, что это артефакт сети. С точки зрения того, как сеть взаимодействует с устройством. И я знаю, что Том и Оное-сан, в их лабораториях работают над этим же задачами.

 

Том: Я хочу добавить. Мы много говорим о 5G, но важно знать, что сети LTE, которая у нас есть сегодня, осталось жить десяток лет, и мы усовершенствуем ее сейчас для выполнения маломощных функций. Мы внедряем технологию, которая позволит батарейкам для сенсоров работать 10 лет, бюджетная экономия. Это начнется с LTE как базовой технологии. 5G добавится к ней. Потому что когда мы смотрим на плотность подключения, LTE не предусмотрена для работы с 50 млрд. устройств. А 5G сможет это сделать.

 

Стейси: А когда мы перейдем на нее, сеть 5G?

 

Том: Существует много мнений. Первые внедрения возможны к концу следующего года. Если все будет успешно в продвижении стандарта, то настоящую мобильную сеть 5G можно будет увидеть в 2018 году. Это вероятное развитие, я не гарантирую это. Но это самое ранний срок для внедрения стандарта.

 

Мурти: Я скажу вам свой ответ, Стейси. Мы уже в графике НИР для предоставления этого решения. Когда мы говорим о 2018, 2020, 2021, это график НИР сейчас. Сейчас огромное количество людей работает над 5G, чтобы предоставить правильные решения.

 

Оное-сан: В DOCOMO мы говорим о 2020 годе. Могут быть применены решения предварительного стандарта раньше. Мы можем провести испытания в 2018 году. Мы в DOCOMO считаем так.

 

Cтейси: Спасибо большое всем за участие. Я с нетерпением буду ждать самоуправляемые автомобили, распространенную сеть продуктовых фур.

 

 

IDF 2016

 

Источник: запись IDF 2016 на канале Tech Events в YouTube 

 

Мурти: Спасибо большое! Я думаю, вы все согласитесь, что эта дискуссия была очень интересной. У нас есть возможность сейчас формировать умное и подключенное будущее. Что хочется подчеркнуть, как итог всего, что я говорил – взаимосвязанность всего и трансформированная сеть являются прорывом, который в корне меняют ситуацию. Я и мои гости постарались подробно объяснить те факторы, которые стимулируют эти изменения. Intel является уникальным партнером для вас, мы делимся нашим видением. Будущее – это то, мы сотворим вместе. 

 

См. другие материалы JSON.TV с форума IDF 2016:

 

Выступление СЕО Intel Брайана Крижанича

 

Панельная дискуссия по перспективам мирового рынка БПЛА