×
Игорь Богачёв, IT кластер «Сколково»: для нас «Интернет вещей» — это уже понятный замкнутый технологический цикл

Публикуем фрагмент интервью с Игорем Богачевым, исполнительным директором IT кластера, вице-президентом фонда «Сколково». Полную версию видеоинтервью смотрите в разделе ВИДЕО.

 

JSON.TV: «Интернет вещей» - это просто икона либо есть реальные технологии уже под неё?

 

Игорь Богачёв: Для нас «Интернет вещей» — это несколько больших блоков. Первый блок — это блок «сенсоры, датчики, вещи». Всё то, что будет подключено к Интернету. Конечно, телефоны, планшеты — это всё важно, но на самом деле нас интересует другое: датчики на коже человека, биометрические датчики, датчики на ошейнике вашей собаки (люблю эту аналогию!), датчики пожарной сигнализации. Всё это должно со временем подключиться к Интернету. Датчики на производстве, кстати говоря, датчики в автомобиле, в общественном транспорте, камеры. Первая задача — все эти данные нужно как-то собрать. Для этого возникает следующая большая неопределённость — это каналы связи и скорость передачи данных, потому что если сейчас к Интернету подключено 6 млрд. устройств, то к 2020-му году, по прогнозам аналитиков, будет от 50-ти до 100 млрд. устройств. Соответственно, объём передаваемых данных вырастет в 10 раз, а может быть и в 100. Мы даже пока не знаем, во сколько раз он вырастет. Каналы связи физически останутся неизменными.

 

JSON.TV: Сразу короткий summary, чтобы было понятно. Самими датчиками вы занимаетесь? Железо делаете или нет?

 

Игорь Богачёв: Мы сами ничего не делаем.

 

JSON.TV: То есть технологии изготовления.

 

Игорь Богачёв: Мы поддерживаем компании, которые занимаются разработкой новых видов датчиков. Потому что есть, например, задача, связанная с энергоэффективностью этих сенсоров. Внутри каждого сенсора есть своя маленькая операционная система.

 

JSON.TV: То есть у вас фабрики нет, но есть ателье, где можно изготовить эту разработку?

 

Игорь Богачёв: Да, есть разработка. Есть компании, которые занимаются разработками этих сенсоров.

 

JSON.TV: Дальше, передача данных — 4G, 5G, тоже есть разработки, с этим связанные?

 

Игорь Богачёв: Конечно, есть разработки, связанные с этим. Здесь даже дело не в стандартах 4G, 5G, а в компрессии данных и скорости передачи. У нас, например, есть компания, наш участник, — «Т8», российский производитель телекоммуникационных систем, конкурент Cisco и Huawei.

 

JSON.TV: Была у нас с ними замечательная беседа, снимали даже их производство в Москве (см. интервью с гендиректором Т8 в разделе ВИДЕО).

 

Игорь Богачёв: Знаете, да? Вот коллеги как раз только что закончили проект на грант «Сколково», сделали систему со скоростью передачи данных 27 Терабит в секунду. Чтобы было понятно, это примерно в 4 раза быстрее, чем есть сегодня в промышленных системах. Мы поддерживаем технологию в этой области. Передача данных связана с обеспечением безопасности. Есть порядка 40-ка компаний, которые занимаются информационной безопасностью. Дальше — эти данные приехали, их нужно где-то хранить. Здесь появляются RAIDIX и прочие всякие разные компании, которые занимаются решениями для центров обработки данных. Потом эти данные нужно структурировать. В этом объёме неструктурированной информации нужно найти то, что вам нужно. Для этого есть система DataMining, начиная с ABBYYCompreno и так далее. Затем данные нужно проанализировать. Для этого есть система предсказательной аналитики, которая на базе того, что вы нашли, делает предположения. Дальше вы должны, проанализировав информацию, выдать тем самым датчикам и сенсорам указания, что делать.

 

То есть для нас «Интернет вещей» — это понятный замкнутый технологический цикл.

 

JSON.TV: И у вас есть полный цикл фактически?

 

Игорь Богачёв: У нас есть полный цикл команд, которые занимаются развитием этих технологий.

 

JSON.TV: В итоге сколковский проект полного цикла может из этого получиться либо всё равно по отдельным кластерам работают команды? То есть если объединить все усилия и получить всё?

 

Игорь Богачёв: Конечно, если объединить все усилия… Но стартап комьюнити так не работает. Каждый фокусируется на какой-то своей теме, с тем чтобы потом продать эту технологию более крупному игроку. Если Вы посмотрите на любую крупную компанию, все растут методом M&A, мало кто что-то разрабатывает сам. Как правило, у всех есть инновационные стратегии, которые связаны не только с R&D, но и с M&A — со слиянием и поглощением. Поэтому все наши партнёры — крупные корпорации, затем мы с ними и партнёрствуем. Они всё время наблюдают за нашими стартапами на предмет потенциальной покупки технологий. В этом и есть бизнес технологического предпринимателя. Он придумывает идею, создаёт технологию, потом продает её крупному игроку, зарабатывает деньги, делает следующий стартап… Так это работает в Израиле, так это работает в Силиконовой долине, так это должно работать и в России.

 

Технологический стартап — это не бизнес на века, который детям оставят (а мы занимаемся как раз технологическими стартапами) — это забег на короткую и среднюю дистанции с понятным результатом. Понятным, кстати, и для венчурного инвестора.

 

Я думаю, когда у Вас Александр Галицкий был, наверное, вы на эту тему говорили (см. интервью с А.Галицким в разделе ВИДЕО). Понятно, как проинвестировать, но когда инвестируешь, хорошо бы понимать ещё и как ты заберёшь свои инвестиции с прибылью. Поэтому роль технологического предпринимательства и «Сколково» как раз в том, чтобы помочь ускорить все эти циклы и процессы, сделать так, чтобы это заработало.

 

Смотрите полную версию видеоинтервьюв разделе ВИДЕО