×
Игорь Богачёв, IT кластер «Сколково»: Мы поддерживаем не стартапы, мы поддерживаем создание новых технологий. И мне нравятся все наши проекты

JSON.TV публикует фрагмент интервью с Игорем Богачевым, исполнительным директором IT кластера, вице-президентом фонда «Сколково». Смотрите полную версию видеоинтервью в разделе ВИДЕО.

 

Игорь Богачёв: У меня очень трепетное отношение к «Сколково». Оно связано с тем, что, мне кажется, в России вообще не так много позитивных проектов, которые положительно влияют на общество внутри страны. Несмотря на то, что и в социальных сетях, и в прессе, конечно, масса публикаций о том, что «Сколково» то, «Сколково» сё.

 

Я считаю, что это позитивный проект, который в том числе позитивно влияет и на имидж страны за пределами нашей Родины. Это — главная причина, почему я решил присоединиться к «Сколково».

 

Такое решение я принимал в конце 2012-го — начале 2013-го года. Решил достаточно быстро. Это было связано с тем, что к этому моменту, работая в SAP, мы уже год сотрудничали со «Сколково». Я понимал проект изнутри, понимал, что за люди там работают, зачем они туда пришли. И решил, что пора весь свой опыт и знания, которые я накопил за 20 лет в IT-бизнесе, принести в проект и попытаться поделиться ими с другими людьми.

 

JSON.TV: Вас переманили, если прямым текстом спрашивать?

 

Игорь Богачёв: Если прямым текстом — нет. Вернее, конечно, переманили.

 

JSON.TV: То есть предложение было сделано от «Сколково»?

 

Игорь Богачёв: Предложение было сделано от «Сколково», да. С этой точки зрения, конечно. С точки зрения мотивации — в деньгах я не выиграл, но и не потерял. Поэтому основная мотивация была — сам проект: интересно, будет что детям рассказать. Я горжусь, что я работаю в этом проекте.

 

JSON.TV: Давайте чуть более подробно о Вашей работе в «Сколково». Каковы зоны Вашей ответственности? Вы вернулись в IT, раз информационные технологии?

 

Игорь Богачёв: Я, конечно, отвечаю за информационные технологии, так как и моя команда, и я — мы все обладаем опытом именно в этой области. Но в целом это, скорее, организационный проект.

 

Наша задача — создать условия и предпосылки для того, чтобы российские компании создавали и развивали свои новые технологии быстрее, эффективнее и комфортнее, чтобы были более заметны для рынка — как российского, так и мирового.

 

Для этого мы занимаемся тремя большими блоками. Первый — поиск сильных команд и сильных компаний, потому что, как это ни парадоксально прозвучит, но не стоит очередь из сильных.

 

JSON.TV: Гонцов отправляете в разные края?

 

Игорь Богачёв: Да, проводим огромное количество агитационных мероприятий, как массовых, так и индивидуальных. Это такие вещи, как Russian StartUp Tour, ежегоднопроводимый «Сколково»: мы ездим по городам с агитбригадой. В прошлом году было 27 городов, в этом году — 12, но мы кластеризовали регионы вокруг них. Ездим в университеты, институты, академии наук, много работаем с ФАНО, оттуда поднимаем научные команды. Активно работаем со средним IT-бизнесом, потому что там наработана огромная экспертиза, как раз под потребности рынка. Тоже создаются сильные команды. Взаимодействуем с нашими крупными интеграторами, которые тоже уже за 15–20 лет работы накопили колоссальный опыт, понимая, что можно сделать. А мы просто даём им дополнительные комфортные инструменты, позволяющие сделать это быстрее. Ищем, развиваем. С точки зрения развития проектов есть несколько блоков. Первый — это, безусловно, финансовая поддержка от государства. Это налоговые льготы, помимо традиционной для IT-компаний льготы по единому социальному налогу, это нулевой налог на прибыль от всех продуктов, созданных в рамках проекта, который прошёл экспертизу «Сколково», это грантовая поддержка. Мы за 4 года выдали грантов на 3,2 млрд. рублей...

 

JSON.TV: Там и мини-гранты, и крупные гранты?

 

Игорь Богачёв: Это все гранты. В целом 3,2 млрд. рублей, 85 грантов на сегодняшний день одобрено и выплачено. Были крупные гранты в своё время. «Российский Квантовый Центр» получил одобрение на 1,3 млрд. рублей. На эти деньги они создали собственную лабораторию, которая сейчас достаточно громко звучит. Приятно, что «Сколково» и государство к этому имеют отношение. 120 действительно научных светил там работают, создана уникальная лаборатория. Если Вы там не были, я Вам рекомендую съездить и посмотреть. Конечно, было выдано большое количество более мелких грантов, по 40, 50 млн. рублей. Хорошая новость заключается в том, что, я бы сказал, 90% тех грантов, которые были выданы, достигли своей цели — технологии созданы. Больше чем у половины они не только созданы, но и успешно продаются. Хотя, откровенно говоря, на то и гранты, а не инвестиции, что предприниматель имеет право на ошибку.

 

Мы всё-таки поддерживаем не стартапы, мы поддерживаем создание новых технологий. Поэтому здесь велика зона научной неопределённости.

 

JSON.TV: Как раз хотел сказать: как делите с другими институтами эти площадки?  

 

Игорь Богачёв: Делим очень просто: наша задача — поддерживать создание российских инновационных технологий мирового уровня. Соответственно, первое, на что мы смотрим, — это должна быть новая технология. Мы не смотрим в первую очередь на стартап.

 

JSON.TV: Коммерческую привлекательность?

 

Игорь Богачёв: Оцениваем обязательно, но не в первую очередь.

 

Для начала мы смотрим на инновационность, на научно-техническую новизну. Есть ли что-то новое, создаётся ли что-то новое? Дальше, конечно, мы смотрим на команду, на рынок, на потенциал, на реализуемость вообще этого проекта с научной точки зрения.

 

Раз уж я заговорил про «Квантовый Центр», то, например, можно ли передавать информацию с помощью квантов — это большой вопрос. В тот момент, когда выдавали грант, это был огромный вопрос. Слава богу, коллеги добиваются результатов. Недавно «Газпромбанк» ещё в них инвестировал. Конечно, это научно-техническая новизна. Если же сравнивать, например, нас и «Фонд Развития Интернет-Инициатив», то мы — государственное агентство, которое выдаёт в первую очередь гранты. Мы не претендуем на IP, на долю, на управление. «Фонд Развития Интернет-Инициатив» — это венчурный фонд, они инвестируют в компании, получают в обмен долю в акционерном капитале, соответственно, участвуют в управлении компанией. В этом наша разница с «Фондом Развития Интернет-Инициатив» с точки зрения именно IT-сегмента.

 

JSON.TV: Из свежего, что появилось из проектов у вас, чем можно будет гордиться через несколько лет, когда кончится программа-поддержка?

 

Игорь Богачёв: Мне нравятся все проекты, здесь мне очень сложно выбирать. Потому что каждый по-своему уникален. И «Квантовый Центр» уникален, и ABBYY в свое время получил грант «Сколково» на создание технологии Compreno, которая, я думаю, в ближайшие 5 лет даст результаты, которых мы пока даже не осознаём. В первую очередь эти результаты проявятся в В2В-сегменте, потому что там растёт объём информации. Они действительно создали продукт, который позволяет осуществлять некооперативный поиск в неструктурированной информации. Это важно в современном бизнесе.

 

JSON.TV: То есть там не просто машинный перевод?

 

Игорь Богачёв: Это вообще не машинный перевод — это семантический анализ текста, анализ запроса и поиск информации с учётом смысла запроса.

 

JSON.TV: Для перевода тоже пригодится.

 

Игорь Богачёв: Для перевода тоже пригодится, безусловно. Но это, на мой взгляд, не главное применение. Вам, конечно, стоит с коллегами из ABBYY поговорить, они про это очень интересно рассказывают. Я просто понимаю, что если вы возьмёте среднюю розничную сеть и, например, давайте представим, сколько там всяких инвойсов, накладных, и всё это лежит в каких-то базах данных. Вам надо достаточно быстро найти нужные документы. Их можно найти только используя подобные решения, — никак иначе. Потому что в противном случае вы структурируете информацию. Если вы складываете её в обычном архиве, вы её структурируете в виде библиотечной карточки. Соответственно, оператор туда внёс какие-то атрибуты. А если не внёс — не найдёте. Технология Compreno позволяет найти то, чего оператор не внёс. Мне очень нравится проект компании RAIDIX из Санкт-Петербурга. Коллеги делают проект в области... Я бы так сказал: это первые шаги в области Software-defined storage. Все слышали про Software-defined networks, у нас есть отличный участник — «Центр прикладных исследований компьютерных сетей», который уже себя проявляет и с «Ростелеком», и с British Telecom. Могу подробнее рассказать потом об этом. А RAIDIX делает то же самое в области Software-defined storage. В чём базовая проблема? Проблема в том, что объём информации растёт, и нужно учиться программным образом её сжимать, то есть увеличивать компрессию, чтобы ваши физические дисковые ёмкости могли вмещать больше информации. Они решали эту задачу и успешно её решили.

 

JSON.TV: А надо её решать, если столько Дата-центров?

 

Игорь Богачёв: Какая разница, сколько Дата-центров? Объём информации растет и удваивается ежегодно. С учётом давления со стороны «Интернета вещей» он будет расти в 10 раз ежегодно.

 

JSON.TV: Просто когда-то сжимали диски на рабочих компьютерах, а потом плюнули на это дело, потому что сервер новый покупаешь, и всё… Или диск.

 

Игорь Богачёв: Сервер новый покупаешь — это вопрос энергетики, в стране в том числе. Вообще-то говоря, электричества не хватает на дачных участках у некоторых.

 

JSON.TV: Дачники обижаются.

 

Игорь Богачёв: Да, дачники обижаются, а IT-шники данные складывают. Поэтому, конечно, задача есть. И вторая, ещё более интересная часть, — они сделали продукт, который позволяет заказчику использовать любые дисковые массивы для хранения своих данных — разные: китайских производителей, европейских производителей. Потому что традиционные бизнесы больших вендоров делают вам решение «под ключ»: это и storage, и софт, которым управляют. Соответственно, чем круче бренд, тем дороже стоит. Коллеги развязали этот Гордиев узел, и сегодня вы можете использовать дисковые стойки любого производителя и софт RAIDIX, и это существенное удешевление стоимости хранения данных, с учётом того, как быстро они растут.

 

Это гениальный проект, я считаю. Кстати, у них очень здорово идёт бизнес в 40-ка странах мира, насколько я знаю. Тоже на сколковский грант.

 

Ещё из другой области. Может быть, немножко из области нефтегаза — это же «наше всё». Мне очень импонирует проект, который имеет название Rock Flow Dynamics. Это группа IT-специалистов, которые давно работали в отделе АСУ в ЮКОСе, потом они работали в ТНК-BP. В тот момент, когда ТНК-BP был куплен «Роснефтью», коллеги решили, что они хотят заняться собственным бизнесом, исходя из тех наработок, которые они за это время получили в нефтяных компаниях. И они пришли в «Сколково», зарегистрировали компанию, сделали продукт, который позволяет моделировать нефтяное месторождение до начала его тестового бурения.

 

JSON.TV: С какой точностью — вот вопрос?

 

Игорь Богачёв: С такой точностью, что сегодня среди их клиентов — ведущие мировые нефтяные компании: British Gas, Occidental Petroleum, японские нефтяные компании. То есть точность такова, что покупают все, потому что стоимость любого пробного бурения — не менее 5 млн. долларов, а стоимость программного пакета — сотни тысяч, например. Он окупается колоссально быстро, а точность достигается за счёт современных технологий IT, за счёт параллельных вычислений. Они умеют разрезать массив, вычислять на разных кластерах, складывать обратно. То есть внутри много IT-шной математики, как раз того ноу-хау, которым Россия и сильна. Все проекты, про которые я рассказываю, лежат в области технологий, в первую очередь. Тоже очень интересное начинание: есть известная компания BAZELEVS, которая снимает фильмы, у них есть компания Bazelevs Innovations, которая занимается инновациями в области кино. В частности, коллеги, в том числе на грант «Сколково»... Почему я говорю «в том числе»? Потому что мы никогда не выдаём гранты без частного софинансирования. Как правило, это 50/50. Тем самым мы митигируем риски государства и наши с вами как налогоплательщиков от захода в неуспешные проекты. То есть бизнес должен рисковать своими деньгами вместе с государством. Они сделали продукт, который называется «Киноязык». Сценарист пишет сценарий, а потом этот сценарий мультиплицируется, рисуется, и получается мультфильм. То есть вы описываете героя, что он делает. Это, мне кажется, будущее компьютерной графики, очень интересный проект. Сейчас они работают с Paramount, Warner Brothers. То есть проект оказался очень успешным.

 

JSON.TV: Ваш прогноз на вторую половину этого года? И вообще, что будет в этой области? Активность будет повышаться, понижаться?

 

Игорь Богачёв: Я считаю, что для российских компаний прогноз позитивный, для компаний, у которых есть продажи за пределами нашей Родины, на мировом рынке — суперпозитивный прогноз. Валютная выручка не удваивает, а процентов на 60 увеличивает рублёвую. А себестоимость всё-таки в рублях, поэтому для этих компаний всё прекрасно.

 

Я считаю, что сейчас хорошее время для развития российской IT-отрасли, вовремя развёрнуто «Сколково», всё удачно складывается. Мне кажется, что российские бизнесмены должны быть довольны.

 

Смотрите полную версию видеоинтервьюв разделе ВИДЕО