×
IoT World 2016. Реализация IoT: бизнес-модели, драйверы, инновации и подрывные технологии в "подключенном мире" будущего

С чего начинается внедрение Интернета вещей в промышленности? Какие бизнес-модели перспективны в реализации IoT? Сколько требуется инвестиций? Нужно ли создавать свою IoT платформу? Что полюбит пользователь? Зачем нужны партнерства? Где IoT перспективнее - на массовых или вертикальных рынках?

 

 

JSON.TV публикует расшифровку и перевод панели ТОП-менеджеров: "Leaders Panel – Making IoT a Reality- Revolutionizing Business Models; Driving Innovation & Embracing Disruption in a Future Connected World", в рамках участия в форуме IoT World 2016 (10-12 мая 2016 г.), организованного Informa Group. Благодарим Организатора - Informa Group за приглашение команды JSON.TV.

 

Модератор: Марибель Лопез (Maribel Lopez) - Strategy Advisor, Founder, Lopez Research. 

Спикеры:

Кевин Эгглстоун (Kevin Eggleston) - SVP, Social Innovation / IoT Business Unit, Hitachi Insight Group;
Мартин Коттер (Martin Cotter) - Vice President of the Internet of Things (IoT), Consumer and Healthcare Business Units, Analog Devices, Inc. (ADI); 
Нэйт Уильямс (Nate Williams) - Chief Revenue Officer, CRO, August Home
Пол Плофчан (Paul Plofchan) - Vice President, Chief Privacy Officer, The ADT Corporation. 

 

Видеозапись панельной дискусси с IoT World 2016 на языке оригинала

 

Марибель Лопез (Maribel Lopez), стратегический консультант, автор, основатель Lopez Research: Что ж, вы услышали официальное представление, с именами и должностями. Я думаю было бы интересно узнать, что привело вас в мир Интернета вещей. Давайте начнем с Кевина.

 

Кевин Эгглстон (Kevin Eggleston), старший вице-президент Hitachi Social Innovation, директор Hitachi Insight Group: Марибель задавала мне этот вопрос буквально две секунды назад. Да, всем известно, как найти работу, но никто не знает, как получить ее. Я очутился в IoT, потому что меня попросил генеральный директор. Мне нужна была работа, я только что переехал из Гонг-Конга, из Азиатско-Тихоокеанского региона. В Hitachi мы видели эту огромную возможность, потребность в интернете вещей, и мне просто повезло.

 

Мартин Коттер (Martin Cotter), вице-президент подразделения Интернета вещей, клиентского обслуживания и здравоохранения Analog Devices, Inc. (ADI): Спасибо, Марибель. Мне тоже повезло. Я работаю в ADI, которая в основном занимается сенсорами и сенсорными технологиями. Мы видим все изнутри сенсора, занимаемся измерениями, добавляем новые возможности, к примеру, облачные технологии, внедряем свои разработки в новые области. Так я и попал сюда, путем объединения для достижения лучшего результата.

 

Нэйт Уильямс (Nate Williams), финансовый директор August Home:  Да, конечно. 10 лет назад Intel Capital попросил меня выполнить комплексную оценку деятельности молодой компании, которую Клайнер Перкинс назвал Icontrol. Тогда я только что выпустился из бизнес-школы и моей страстью была сфера  пересечения информационной среды и технологий -  игр и Голливуда. Я начал исследовать пространство «умного дома» и обнаружил эту потрясающую возможность, заинтересовался и, в результате, стал управлять компанией “4home”. Позднее ее выкупила Verizon, и, в конце концов, Motorola.

 

Пол Пловчан (Paul Plofchan), Вице-президент, директор по обеспечению конфиденциальности, The ADT Corporation: Мне подвернулся счастливый случай. Я пришел в ADT несколько лет назад, имея опыт в здравоохранительном бизнесе. На прошлом месте я не был Директором по обеспечению конфиденциальности, но занимался сертификацией конфиденциальности и вел дела.  Когда я пришел в ADT я занялся взаимодействием с государственными структурами по вопросам разработки хорошей бизнес-политики интернета вещей. Меня попросили присоединиться к группе по разработке инноваций, так как я имел опыт в бизнесе, и при этом разбирался в вопросах конфиденциальности, и мог бы быть посредником между двумя этими сферами. Я сразу же ухватился за эту возможность, и рад, что сейчас нахожусь здесь.

 

Дискуссионная панель на конференции IoTWorld 2016, 10-12 мая, Санта-Клара, Калифорния

 

Марибель Лопез: Я начала свою карьеру в Motorola, и какое-то время занималась мобильными технологиями, поработала в паре исследовательских компаний, после чего основала собственную. Затем, после перехода от мобильной телефонии к интернету вещей, все хорошие аналитики мобильных технологий стали аналитиками Интернета вещей.

 

В прошлом году на CES мы много говорили о шумихе вокруг Интернета вещей, и о том, что всеобщее внимание обратилось на интернет вещей. Сегодня мы уже почти вернулись в реальность, и я думаю, стоит поговорить о том, что на сегодняшний день работает в Интернете вещей. Кто хочет начать?

 

Кевин Эгглстон, Hitachi: Я скажу пару слов. Я думаю, что все мы, как участники этого рынка сами создаем всю шумиху, верно? Вы сами видели это в наших презентациях. Все сейчас измеряется в миллиардах и триллионах, в миллионах уже никто ничего не считает. Но, как мне кажется, реальность уже настигает образ, созданный шумихой. Разумеется, как и с любым другим трендом, имеет место некоторое преувеличение, но реальность уже расставляет все по местам. Реальность (как заметил в своем выступлении Джек Домм, Hitachi Americas) настигает Интернет вещей в темных и грязных, больших и скучных областях. В промышленных сферах, в которых мы увидели реальные приложения, огромные финансовые преимущества, получаемые компаниями, преимущества в производительности. Все это, на мой взгляд, положительные примеры.

 

Нэйт Уильямс, August Home: Да, я думаю, Кевин говорит очень правильные вещи. Когда я оглядываюсь на прошедшие 10 лет, я вспоминаю, что в 2006 большинство людей, которые занимались разработкой клиентской составляющей Интернета вещей сидели в маленькой огороке южного крыла CES. У них не было никаких аналитиков, венчурные ангелы спрашивали – а чем это отличается от системы Crestrone? Если вспомнить прошлый год - я кое-что писал по этому поводу в Gigaom. В прошлом году мы наблюдали за запуском VR/AR дронов дополненной реальности. Но я думаю, если фундаментально взглянуть на последнее десятилетие инновационной деятельности, мы обнаружим много поводов для гордости даже в этом зале.

 

Мы соорудили прочную основу, и мне представляется, что основу успеха Интернета Вещей составляют три вещи. Во-первых, надежность. Tech, Ex10 и прочие технологии десятилетней давности были не очень надежными. Сейчас в мире существуют более крупные игроки – Fox, Intel, Qualcomm, Broadcom, огромное разнообразие. Они создают потрясающие и очень надежные технологии. При отправке данных с устройства Интернета вещей в облако, они никуда не потеряются. Это во-первых. Во-вторых, в контексте ценовой доступности. Мы начинаем снижать стоимость и увеличивать масштабы, но если мы посмотрим на доступность этих продуктов, как с коммерческой, так и с клиентской стороны, мы увидим огромный прогресс. Далее я бы хотел обратиться к людям в зале, частично это относится и к моей деятельности в August – нам необходимо быть более изобретательными в применяемых нами бизнес-моделях. Мы не можем просто выставить продукт на продажу и ожидать, что он будет продаваться – нам необходимо вводить инновации, придумывать новые пути для инноваций, возможно путем отбора данных, льгот, страховок и так далее. И самое важное, то на что August тратит много времени – удобство использования. Клинт Кристенсен из Гарварда сказал, что мы нанимаем продукт на работу. Нам нужно достигать планки этих продуктов и повышать ее. Если я прошу человека купить продукт August себе в дом, он должен быть уверен в том, что покупает готовый продукт мирового качества. Пока мы не достигнем такого уровня, более чем в 50% американских домов не будет технологий умного дома.

 

Нам необходимо быть более изобретательными в применяемых нами бизнес-моделях. Мы не можем просто выставить новый IoT-продукт на продажу и ожидать, что он будет продаваться – нам необходимо вводить инновации, придумывать новые пути для инноваций, возможно путем отбора данных, льгот, страховок и так далее. И самое важное – удобство его использования.

 

Мартин Коттер, ADI: Да, если рассуждать о шумихе, я думаю, что ее было достаточно, и мы стали воспринимать массовые сегменты, которые сразу подстраиваются под новые продукты, как должное. Другие рынки, вертикальные  – промышленный рынок или рынок здравоохранения – адаптируются дольше, для этого существуют множество препятствий. Самое интересное, что мы имеем решения для устранения этих препятствий, к примеру, предоставление достоверных данных вместо снижения цен на 80 % на эти данные. Эти решения необходимо применять сейчас, таким образом, чтобы они оказали влияние на проблему. Я думаю, сейчас наступает вторая волна Интернета вещей, в которой проблемам будет уделяться гораздо больше внимания, которая принесет большие изменения в промышленность, к примеру, при помощи умных домов/умных городов или даже приложений для здравоохранения. Я думаю, в этом и состоит разница с прошлогодней и позапрошлогодней ситуацией. Разумеется, потребительское пространство адаптировалось быстрее всего, откуда и взялась эта цифра - 50 млрд взаимодействующих устройств. Но я думаю, что приходит вторая волна, которой нужна аналитика, нужно гораздо более глубокое изучение решений перед их применением к проблеме. Я думаю, что наступают захватывающие времена.

 

Сейчас наступает вторая волна Интернета вещей, которая принесет большие изменения именно в отраслевые вертикали – промышленное производство, медицину, коммунальное и городское хозяйство и т.д. Именно в этом – принципиальная разница c «шумом» вокруг IoTпрошлых лет. Конечно, разговоры про 50+ млрд подключенных устройств имеют почву под собой, но это история именно массовых рынков. Приходящая же сегодня вторая волна IoT требует более тщательной аналитики и изучения для решения проблем. Тем не менее, я убежден, что впереди нас ждут захватывающие времена.

 

 

Марибель Лопез: Мне нравится эта фраза: наступают захватывающие времена. Нэйт, Вы упомянули, что мы собрались здесь, чтобы обсудить, что происходит с бизнес-моделями и  инновациями. Как вы думаете, каким образом Интернет вещей меняет промышленность и корпорации? Мы можем рассмотреть этот вопрос с точки зрения клиентов, а затем вернуться к тому, что вы думаете о бизнес-моделях, развившихся в результате появления Интернета вещей

 

Мартин Коттер, ADI: Касательно бизнес-моделей можно коротко ответить: «Не знаю». Ведется множество разговоров о различных бизнес-моделях. Многие из них о том, как раздать продукт бесплатно и получить прибыль когда-нибудь в отдалённом будущем. Я думаю, вернее всего то, что в дальнейшем произойдет своего рода смешение различных бизнес-моделей. Можно взглянуть на различные индустрии, здравоохранение, например. К 2035 году, когда доля населения старше 65 лет удвоится, 60% кроватей в больницах будут заняты пациентами с 5 основными заболеваниями. Тогда можно будет увидеть, что затраты на здравоохранение, составляющие 18% ВВП могут вырасти вдвое. Поэтому необходим другой подход, и для этого каждому человеку в экосистеме необходимо измениться. Я думаю, этот процесс только начинается, в нем есть аспект безопасности, аспект контроля качества. Можно взять любую индустрию и вывести хронологию внедрения.

 

Сегодня ведется множество разговоров о различных бизнес-моделях для IoT. Многие из них о том, как раздать продукт бесплатно и получить прибыль когда-нибудь в отдалённом будущем. Я думаю, вернее всего то, что в дальнейшем произойдет своего рода смешение различных бизнес-моделей.

 

Слева направо: Кевин Эгглстоун, Hitachi и Мартин Коттер, ADI

 

Кевин Эгглстон, Hitachi: Думаю, Мартин привел хорошие примеры и вот еще кое-что: мы в Hitach сами по себе являемся глобальным промышленным конгломератом. И мы начали заниматься внутри Hitachiбизнесом Интернета вещей еще до появления такого термина. И мы могли наблюдать, как Интернет вещей действительно способствовал появлению новых бизнес-моделей, теперь мы можем уйти от отдельного решения вопросов продаж, вопросов энергоснабжения или вопросов транспортировки  и перейти к предоставлению моделей, гарантированно приносящих преимущества. У нас есть модель для крупных организаций, в которой экономия энергии является услугой, транспортировка является услугой, приложением. Все это невозможно реализовать без Интернета вещей.

 

Мы начали заниматься бизнесом Интернета вещей еще до появления самого термина. И мы наблюдали, как Интернет вещей действительно способствовал появлению новых бизнес-моделей. Теперь мы можем уйти от отдельного решения вопросов продаж, вопросов энергоснабжения или вопросов транспортировки  и перейти к предоставлению моделей, гарантированно приносящих преимущества. У нас есть модель для крупных организаций, в которой экономия энергии является услугой, транспортировка является услугой, приложением. Все это невозможно было реализовать без Интернета вещей.

 

Марибель Лопез: Прозвучало слово «начинать», то есть все начинается с попытки сбора данных, что приводит к …

 

Кевин Эгглстон, Hitachi: Да, все начинается со скучного планово-профилактического обслуживания, с попытки улучшить функционирование. А затем приходит понимание того, что теперь вы знаете, как контролировать и управлять всем этим. Следовательно, если я хочу сделать большое вложение в модель, где все является услугой, теперь я имею возможность сделать это. Думаю, Нэйт может рассказать о похожих приложениях.

 

Нэйт Уильямс, August Home: Да, я как раз вспомнил об умных счетчиках. Мы ушли от традиционных счетчиков, для снятия показаний с которых нужно было заходить на задний двор и быть покусанным собакой. Мы перешли к автоматическому снятию показаний, при котором нужно просто проехать по району на фургоне. Теперь же появилась умная инфраструктура AMI (Advanced Metering Infrastruc­ture), которой занимаются Silver Spring и другие компании, с которой не нужно даже выходить из офиса. Можно наблюдать процесс внедрения, при котором потребители получают реальное преимущество в виде экономии на счетах, при которых отпадает необходимость в застройке зеленых насаждений. Также мы говорили о том, что начали сотрудничество с несколькими ведущими компаниями, предоставляющими услуги по запросу, и я очень рад этой перспективе August. Это почтальоны и прочие, которые каждый год совершают по 13 млн визитов в американские дома. Мы видим возможность устранения неудобств, возникающих на порогах домов. Приведу пару примеров из статистики, которые показались мне интересными – в прошлом году между черной пятницей и рождеством в США было доставлено 954 млн посылок. За целый 2015 год не было доставлено 26 млн посылок. То есть, если задуматься о высокой стоимости доставки и о том, что большинство домов довольно уязвимы в том смысле, что пользуются услугами выгульщиков собак, заказывают доставку на дом, то открываются большие возможности. Еще кое-что…

 

Марибель Лопез: То есть, 26 млн посылок…

 

Нэйт Уильямс, August Home: Да, 26 млн посылок было украдено. И я как раз размышляю кое о чем – ADT наш партнер, который нам очень нравится. Одним из проектов, над которым они провели отличную инновационную работу, является ADT Canopy Security-as-a-Service, анонсированный на CES-2016. Только 25 % семей в США имели систему безопасности (сигнализация, пультовая охрана и т.д.), - три четверти американских семей этого просто не имели. И ADT объявила о выпуске решения, с помощью которой какие-то из уже установленных и подключенных устройств могут работать по запросу, по модели Security-as-a-Service. К примеру, семья заказывает услугу охраны и мониторинга с помощью одного из устройств только тогда, когда семья уезжает в отпуск или временно переезжает во второй дом и т.д. Я считаю, что это действительно ценное предложение.

 

Только 25 % домохозяйств в США имеют системы безопасности (сигнализация, пультовая охрана и т.д.). Поэтому компания выпустила услугу ADT Canopy Security-as-a-Service, когда услугу охраны и мониторинга с помощью одного из уже установленных устройств, можно заказывать от случая к случаю. К примеру, когда семья уезжает в отпуск или временно переезжает во второй дом и т.д. Это действительно ценное предложение и яркое свидетельство смены бизнес-моделей в эпоху IoT, когда практически все можно предоставить как услугу.

 

Марибель Лопез: Пол, наверное, Нэйт украл у вас как раз то, о чем вы хотели нам рассказать. У вас есть что-то добавить?

 

Пол Плофчан, ADT: Да, украл, но пусть уж рассказывает. Я думаю … к первому вопросу о том, что работает. Определенно, и на массовом рынке и в области здравоохранения перед Интернетом вещей стоит множество вопросов. Но системы работают, устройства работают, работает и поддерживающая структура взаимодействия инноваторов с разработчиками продуктов, которые работают с теми, кто занимается потребительской безопасностью, кто разрабатывает стандарты. Все это в действительности сейчас уже начинает работать. К тому же существует полезная поддержка, которая привносит по-настоящему хорошие решения для множества разнообразных продуктов. Позже сегодня я расскажу о нашем видении всего разнообразия продуктов. Сейчас наступает захватывающее время, что не обязательно означает появление явного противоборства. Это означает эффективное использование возможностей совместно с  новыми партнёрами, новых идей для партнерства и инноваций, связанных с этим, и обоюдную пользу – все это работает. Зачастую это имеет небольшой масштаб, но все же работает и выглядит очень многообещающе.

 

Марибель Лопез: Мы все больше задумываемся над Интернетом вещей и его экосистемой. Что важно сделать, чтобы подготовиться? Необходимо ли иметь API/SDK? Как вы считаете можно заставить работать партнерское взаимодействие?

 

Мартин Коттер, ADI: Думаю, при огромном количестве пользователей, которые входят в пространство IoT, существует множество компаний со свежими идеями, новыми способами работы, и пользователи обязаны быть частью того, чем мы занимаемся. Это определенно важная задача для нас, и поэтому мне нравится идея с партнёрством…то есть, не думаю, что одна компания может справиться с этим в одиночку. (Кевину) Это применимо даже к пользователям в промышленной области. Это довольно сложно. В промышленных проектах, стартующих с нуля (Greenfield), возможно выполнение многих новых задач, внедрение новых машин и прочего. Но большинство уже существующих умных производств имеет оборудование разного возраста, которое друг с другом не взаимодействует. И внедрение инструментов для приведения таких машин в современное состояние является гораздо более трудной задачей. Поэтому, я думаю, что совместная работа с небольшими компаниями, которые бы занимались внедрением таких инструментов на уже существующих промышленных объектах, является закономерным способом развития. Поэтому, я думаю, нам предстоит объединение множества разных партнеров.

 

Нэйт Уильямс, August Home: Мое мнение на этот счет – в течение последних нескольких лет я наблюдал опасные методы работы в IoT, подход, когда в результате победитель получает все. Я не верю, что сеть будет формироваться и развиваться таким образом. Я не думаю, что это сработает для Интернета вещей, и поэтому я соглашусь с Мартином. Существуют компании, специализирующиеся на создании блоков, основных составляющих устройств сетевого взаимодействия. Мы станем свидетелями появления крупных игроков, действующих на аналитическом уровне, на уровне безопасности. И я думаю, что важной задачей для людей, которые принимают решения в IoT – это определить, что же является их ключевой компетенцией, какой объективной реальности они пытаются достичь, объединяясь в партнерства. Если это очень успешная, трудолюбивая компания, собирающаяся использовать устройства сетевого взаимодействия, она может объединиться с Hitachi или IBM или GE для этих целей.

 

Я думаю, что рынок IoT будет развиваться по пути все большего распространения специализированных игроков, профессионально работающих в собственных узких сегментах IoT– аналитике, безопасности и т.д. Поэтому партнерств в рамках экосистемы IoT не избежать. Наиболее важной задачей для компаний – это определить, что же является их ключевой компетенцией, какой объективной реальности они пытаются достичь, объединяясь в партнерства.

 

Но еще одним опасным моментом является недооценка сложности этой задачи. Приведу еще один пример с массового рынка. Это всегда здорово - представлять устройства IoT и, думать  о том, как здорово иметь такой, затем стать клиентом, получить возможность экономить. Но есть пример и с обратной стороны – умный браслет Nike+ FuelBand. Как вы знаете, Nike традиционно занимается спортивной продукцией, шортами, кроссовками и прочим. FuelBand же запустил продукт, клиент за него заплатил, и перед ними стояла ответственность за поддержание сервиса в рабочем состоянии в течение многих лет. Они, видимо, и не задумывались о том, что есть 15-16 разных версий Android, о том, что IOS 7 нужно со временем менять на IOS 8, а потом на IOS 10. Им необходимо поддерживать инфраструктуру платформы Amazon AWS, необходимо держать в штате специальных инженеров и т.д. Опять же, к дискуссии, которую мы вели с Кевином, о том, что нужно заниматься этим с точки зрения руководителей бизнеса, заниматься технологиями. Необходимо иметь представление о том, что пойдет, как задумано, но при этом планировать случаи, в которых что-то может пойти не так. Худшее, что может случиться – это когда твои штатные 5-6 инженеров выдают готовый продукт, и ты не знаешь, что с ним делать.

 

Ключевой ошибкой является недооценка сложности задачи внедрения IoT-продукта. А худшее, что может случиться – это когда твои штатные 5-6 инженеров выдают готовый IoT-продукт, и ты не знаешь, что с ним делать.

 

Слева направо: Нэйт Уильямс, August Home и Пол Плофчан, ADT

 

Марибель Лопез: Я думаю, это очень интересно, потому что одна из вещей, которая подверглась большим изменениям – это сама концепция производства, я помню, что обсуждала это с генеральным директором PTC. Продукт – это уже не просто физический продукт, это либо комбинация физического продукта и программного обеспечения, либо физического продукта, программного обеспечения  и сервиса. Это меняет экономику создающегося продукта, и Нэйт, как Вы сказали, это меняет сложность создающегося продукта. Поэтому есть вещи, которые необходимо тщательно продумывать, и есть вещи, которые необходимо активно обсуждать с людьми во время принятия решений. Узнавать, что им понравилось, что не понравилось, нужно пытаться организовывать обмен опытом и учиться на нем. Кевин, вопрос к Вам – нужны ли IoT платформы? Или нужно что-то другое?

 

Кевин Эгглстон, Hitachi: По моим последним подсчетам существует около 300 платформ Интернета вещей, и внутри этих 300, скорее всего, есть еще больше, которые тоже необходимо учитывать. Я думаю, что существует достаточно платформ. Факт в том, что существует 2 подхода, в больших компаниях - хотя и в маленьких я наблюдал подобное  – используется подход «поля чудес». То есть – сначала мы создадим IoT-платформу, а пользователи на нее найдутся сами. И остается просто ждать, когда они появятся. Это доказано неудачный подход, и мы уже можем привести примеры таких неудач. Наш подход – и я думаю, он правильный – начинать с вариантов применения и решений для них. К примеру, мы начинаем с города Сан-Франциско, пользовательских приложений, проблем, которые можно решить. Мы находим решения этих проблем и через какое-то время формируются общие требования к платформе, и конкретные требования к решениям. В результате мы имеем платформу, которая способствует внедрению решений. Я думаю такова модель будущего.

 

 

Что касается разработки IoT-платформ, то в больших компаниях - хотя и в маленьких я наблюдал подобное – используется подход «поля чудес». То есть сначала разрабатывается собственная IoT-платформа, а пользователи на нее должны как-то найтись сами. Нужно только немного подождать, когда они появятся. Но это доказано неудачный подход, и мы уже можем привести примеры таких неудач. Подход Hitachi иной, и я думаю, он правильный – начинать снизу. То есть идти от решения конкретных проектных задач и проблем, usecases, формируя затем уже какие-то общие требования к самой IoT-платформе.

 

Марибель Лопез: То есть своего рода набор эталонных архитектур для конкретных вариантов использования.

 

Пол Плофчан, ADT: Я думаю, это верно. Думаю, что нужно начинать с проблемы, а затем…мне кажется, нужно действовать в качестве заинтересованной стороны в группе участников, эффективно использовать возможности и комментировать, иметь представление о своих ключевых компетенциях. То есть с момента начала проектирования, вы развиваете комплекс проблем и приходите к их решению, помня о том, что вы делаете хорошо. Думаю, нужно предусматривать и вещи, которые у вас не получаются, потому что именно из-за них образуются партнерства. Опасной является ситуация, в которой разработка идет своим ходом, но вы не запланировали таких возможностей, и вам приходится возвращаться и делать то, что, возможно, можно было сделать еще на стадии статических испытаний. Я думаю, это одна из областей, в которой происходят усовершенствования, и нам необходимо удваивать ставки. Но начинается все с проблемы, с того, для чего именно мы придумываем решения, с того, что у нас получается, и каким образом в этом учитываются внешние факторы.

 

Нэйт Уильямс, August Home: Я задам риторический вопрос – сколько стоит 1% сегмента рынка между Android и IOS? Если задуматься над этим - это крупные мобильные платформы.  Если взглянуть на любой пользовательский бренд - Apple, Google, Samsung, Amazon, Microsoft, Sony и пр., на области их применения – они все создают собственные вертикальные технологические стеки, со своими облачными технологиями, клиентскими устройствами, они делают инвестиции в VR, виртуальную реальность и т.д. И если задуматься над тем, что происходит в сети с точки зрения пользователя, мы знаем, что смартфоны подлежат замене каждые 24-36 месяца, телевизоры – каждые 7 лет. Какие же, по разным подсчетам, от 15 до 1000 устройств, будут покупаться в дома в последующие 5 лет? Это устройства Интернета вещей, устройства сетевого взаимодействия.  Если устройство предполагается использовать в экосистеме Android или IOS, какой эффект это будет иметь?

 

Если начать разгадывать эту загадку, можно понять, почему это так важно, каким образом это поменяет баланс сил между, скажем, Verizon и компанией, выпускающей аппаратное обеспечение, между Comcast и другими участниками этой сети. И опять же, есть люди, которые действительно сосредоточены на разработке стратегии Интернета вещей. Но в итоге, я пришел к такому выводу – в August мы сделали выбор не создавать платформу. Мы создаем портфель продуктов, касающихся контроля доступа. Мы думаем о людях, продукции и услугах, которые они впускают в свои дома. И мы поддерживаем такие платформы, как ADT, HomeKit, GoogleNest, работаем со многими другими. Но, думаю, при принятии решений у человека есть возможность сказать – вот этого я делать не буду. Мы с вами работали много лет назад в проектах Verizon, и одной из самых больших проблем было понимание, когда следует сказать нет, и определение границ того, чем ты заниматься не будешь. Самые успешные люди - Илон Маск, Марк Андриссен и другие – все они знают, когда нужно сказать – «Стоп, достаточно».

 

Марибель Лопез: Я думаю, что существует концепция миссии, определения своей миссии, того, что ты хочешь достичь с помощью своей продукции, избавившись от всего, что не имеет отношения к этой миссии, создавать партнерства с этой целью. Но я думаю, что это очень сложно, особенно, если компания небольшая, но старается что-то создать. Это сложно. В особенности на очень динамичном рынке, где мы сейчас находимся. Один из вопросов динамики, которые мы обсуждали в контексте Интернета вещей, касался безопасности, и я подумала, что возможно участники захотят это обсудить. Приведите несколько наблюдений в вопросах безопасности, о которых следует помнить при покупке услуг и при их создании, и становится ли ситуация лучше?

 

Мартин Коттер, ADI: Итак, безопасность…

 

Марибель Лопез: Вы наверняка часто это обсуждаете.

 

Мартин Коттер, ADI: Да, мы довольно часто обсуждаем безопасность. В частности, я согласен с Кевином, и с тем, что он сказал по поводу того, что ценность Интернета вещей для нас состоит в качестве проблем, которые мы решаем. Взаимодействие с помощью наших услуг является дополнительной возможностью. В любом случае необходима экспертная оценка проблемы, любая платформа, которую мы создаем, должна находиться в рамках формулировки данной проблемы. Некоторые решения действительно касаются безопасности, различные проблемы требуют различных подходов к безопасности. Нарушение безопасности на крупном проекте совершенно недопустимо, поэтому, скорее всего, данная сеть будет создаваться отдельно, для исключения возможности нарушения безопасности. Если это приложение в области здравоохранения, необходимо соблюдать осторожность, чтобы результат соответствовал вашим заявлениям. Это касается прикрепления данных к объекту измерений, а также о прикреплении данных к человеку, который им подвергается. Поэтому уровень безопасности будет таким, что данные будут передаваться в нетронутом виде от сенсора в облако, и будут защищены даже от объекта измерений. Я думаю, что уровень безопасности разовьется вплоть до защиты физического пространства и самих данных. И я думаю, что это открывает множество интересных возможностей.

 

Марибель Лопез: Лично мне очень нравится идея того, что мы можем защитить данные вплоть до уровня чипа. Итак, мы имеем новые устройства, безопасность которых обеспечивается сразу после выхода из шлюза. Я думаю, это говорит о действительно положительном развитии Интернета вещей. Что же в IoT принесет большую прибыль, - индустрии или все-таки массовые рынки?

 

Кевин Эгглстон, Hitachi: Очевидно, что наиболее привлекательной является массовый рынок. Там есть множество классных вещей, и мы все занимаемся тем, что носим, одеваем и используем привлекательные вещи. Но прибыль на сегодняшний день совершенно точно создается в именно в индустриальных сегментах. Я думаю, именно там заложены большие рыночные возможности, тем не менее, эти рынки постепенно сходятся. Любое крупное приложение или решение, в любой проблемной зоне, которую можно себе представить – в здравоохранении, энергоснабжении, транспорте, умных городах – клиентская среда всего этого привносит очень важный ежедневный вклад. И сегодня эти среды сливаются воедино. (Нэйту) мы с вами обсуждали Strava Metro и всех, кто ей постоянно пользуется, и что происходит в этой области. Может, расскажете об этом?

 

Нэйт Уильямс, AugustHome: Да, во-первых, вне зависимости от того, частный это клиент или предприятие, если вы сегодня обратитесь к венчурному агенту, вас не отвергнут на основании того, что ваш рынок слишком мал, рынок достаточно большой для обеих сфер. Ясно, что в клиентской среде выше риски, с той точки зрения, что можно потерпеть неудачу, конкуренция более сильная. У предприятий, по моему мнению, в 10 раз больше возможностей. Абсолютно любая область от здравоохранения до транспортировки, услуги питания, производство ракетных двигателей будет до неузнаваемости изменена Интернетом вещей, настолько это грандиозно. Мы говорили о том, что Strava предоставляет преимущество сервиса, но оно также приносит социальную пользу. В данном случае Strava Metro – это приложение, которое позволяет вам отслеживать свои спортивные достижения – велосипедный спорт, бег и прочие. Мы с Кевином активно ездим на велосипедах. Одна из самых крутых возможностей, которую они предоставляют – анонимное размещение этой информацию в общем доступе в некоторых городах, включая Портленд и Сан-Франциско. К примеру, я пытаюсь поддерживать себя в форме, езжу на велосипеде, а в это время Сан-Франциско получает информацию, по которой они определяют, где проходят трассы велосипедистов, чтобы потом, возможно, сделать там велосипедные дорожки, таким образом они расставляют приоритеты. Я считаю, что такой вид партнёрства очень успешен.

 

Еще я могу сказать от лица August, который недавно стал партнёром Liberty Mutual, что в данном  случае мы начинаем понимать, как люди представляют себе умный и безопасный дом. Как часто они смогут применять системы безопасности. Такие вещи реально помогают. И ключевым моментом в разговоре о безопасности является вид безопасности. Должна ли безопасность данных вредить сервису и так далее. У нас нет времени на сегодняшнем обсуждении для рассмотрения всего этого, но наилучшие возможности для предпринимателей открываются сейчас в интернете вещей, обеспечивающих безопасность. Существуют потрясающие команды, которые занимаются этими устройствами, делают их безопасными и защищенными, и мне кажется это возможность, которая еще не реализована.

 

Марибель Лопез: Пол, как Вы считаете, каким образом Интернет вещей изменил ADT? То есть ваша компания работает довольно давно, вам пришлось переходить от проводных систем безопасности к полностью беспроводным. Каким же образом Интернет вещей изменил ваш бизнес?

 

Пол Плофчан, ADT: Это очень волнительные времена. ADT ведет деятельность на протяжении более века, мы представляем традиционный бизнес по обеспечению безопасности, но в последние пару лет началось стремительное развитие Интернета вещей. Это то, к чему подводят клиентов разговоры о решениях, то какие проблемы они хотят решить. Это то, о чем большинство клиентов просят нас в настоящее время. Наше приложение для умного дома мы традиционно назвали ADTPulse. Его продажи составляют 3 из 4 продаж, которые мы делаем. Люди сами просят нас о таком виде контроля, и это очень здорово, когда задумываешься о количестве устройств, партнеров и прочего. И, проведя аналогию с названием нашего обсуждения - это преодоление позитивных препятствий – пытаться определить, чего хочет потребитель, а затем сопоставлять это с нашими традиционными ценностями – безопасностью, комфортом, спокойствием – все это очень волнующе.

 

Марибель Лопез, Lopez Research

 

Марибель Лопез: Итак, у нас остается несколько минут, и я думаю, наши эксперты могли бы дать по паре советов. Совет для тех, кто покупает решение Интернета вещей и совет для тех, кто продает эти решения. С кого начнем?

 

Кевин Эгглстон, Hitachi: Пожалуй, начну. Я представляю более обширную промышленную сферу, и поэтому говорю для всех, кто создает возможности, и для всех остальных тоже. Я думаю, что мы, как крупные игроки в пространстве Интернета вещей, должны вкладывать наши деньги в то, о чем мы говорим. То есть мы много рассуждаем обо всех этих триллионах и миллиардах преимуществ и о пользе, которую можем принести. Нам нужно вкладывать наши деньги в то, о чем мы говорим и инвестировать. Для того чтобы свести воедино интегрированные решения необходимы инвестиции, инвестиции также нужны для того, чтобы привнести в жизнь бизнес-модель, где все является услугой. Потому что если мы этого не сделаем, мы не достигнем того, что является нашей обязанностью – сделать рынок Интернета вещей гораздо обширнее и  быстрее. И последнее - мы довольно рано поняли, что не можем справиться с этим в одиночку. Даже при всем нашем масштабе, я уверен, что наши конкуренты думают то же самое. Нам необходимо заключать партнерства с маленькими компаниями и с нашими заклятыми друзьями по бизнесу для создания открытого подхода, возможно даже применить к данной проблеме подход с открытыми исходными данными. Таков мой совет командам IoT.

 

Мы много рассуждаем обо всех этих триллионах и миллиардах преимуществ и о пользе, которую можем принести. Но нам нужно вкладывать деньги в то, о чем мы говорим и инвестировать в это. Для того чтобы свести воедино интеграционные решения и привнести ту новую бизнес-модель, где все можно предоставить как услугу, - во все это тоже нужно инвестировать. Если мы этого не сделаем, мы не достигнем желаемого.

 

 

Мартин Коттер, ADI: Да, я думаю примерно то же самое. Все мы находимся в различынх индустриальных сегментах. Перед нами множество сложных проблем, поэтому наличие проверенных данных, в качестве которых можно быть уверенным, может действительно стать ключом к тому, что вы хотите создать в результате. Я думаю, что наличие ложноположительных сторон оборачивается, куда большими расходами, чем полное отсутствие инструментов. Некоторые из найденных нами решений не проходят должных испытаний на практике, для этого требуются инвестиции. Но для этого необходима также потребность в поиске правильного решения вплоть до конечного результата, все это приведет к правильной экономии.  Я думаю, появится большое число компаний, которые будут пробовать решения, не проверив все как следует на практике, и будут терпеть неудачу. Разумеется, наличие подхода, который сразу же приведет к нужному результату изменит многое. Я думаю, это справедливо в отношении большинства областей промышленности.

 

Нэйт Уильямс, August Home: Хочу оставить время для Пола, поэтому скажу кратко. Во-первых, если анализировать ресурсы – индустрия, в которой мы находимся, все мы, все, кто находится в зале и на сцене – это прекрасная индустрия с прекрасными людьми, которые любят свою работу. Максимально используйте ресурсы. Вокруг Интернета вещей так много прекрасных людей – Марибель, Майкл Вульф, Стейси Хикенботом, тонны информации, поэтому важно всегда оставаться в теме. Во-вторых – слишком много людей планируют бизнес-модель, в которой все у них идеально. На самом деле ничего никогда не бывает идеально, поэтому перепроверяйте цифры, перепроверяйте логику своего бизнеса и планируйте случаи, при которых все идет плохо – разработка занимает на год дольше, прибыль в половину меньше, высокий процент возврата и прочее. В-третьих – создавайте партнерства. Невозможно заниматься этим в одиночку, слишком уж много сложностей на каждом уровне – аналитическом, уровне безопасности и т.д. И последнее – хочу подчеркнуть – это не тот случай, когда победитель получает все. Мы строим бизнес, поднимаем уровень, еще слишком рано для противостояния лицом к лицу за полное лидерство. Лидерства мы достигнем тогда, когда потребители и предприятия будут сражены наповал нашими продуктами и услугами. Когда я слышу, как кто-то говорит о том, как это здорово - иметь продукт Apple, когда хвалят Tesla или Sonos – это восхищает меня. Я хочу  сражать потребителей наповал каждый день.

 

Слишком частно люди пишут бизнес-планы, в которых все у них идеально. На самом деле ничего никогда не бывает идеально, поэтому перепроверяйте цифры, перепроверяйте логику своего бизнеса и планируйте случаи, при которых все идет плохо – разработка занимает на год дольше, прибыль в половину меньше, высокий процент возврата и прочее… И создавайте партнерства. Невозможно заниматься IoT в одиночку, слишком уж много сложностей на каждом уровне...

 

Пол Плофчан, ADT: Мой ответ – пользовательский опыт, как в случае продажи, так и в случае покупки. Если вы продаете что-то, особенно кому-то вроде ADT, нас больше всего интересует опыт использования. Потому что когда кто-то пользуется Pulse или Canopy, мы хотим чтобы они продолжали ими пользоваться, потому что … по очевидным причинам, включая желание удержать клиентов на долгий срок. Мы заинтересованы в том, чтобы люди пользовались платформой ADT долгие годы. Если же вы что-то покупаете – каков ваш опыт использования? Что вы думаете о взаимодействии устройств, о функциональности продукта, и если копнуть глубже – что именно этому способствует, почему вы пользуетесь продуктом так долго. Я думаю, что все начинается с пользовательского опыта и решения проблем для людей, чтобы они втянулись в пользование системой, чтобы они включили ее в свои жизни. Потому что тогда наши клиенты будут удовлетворены, и мы получим данные и возможность для продолжения наших инноваций. Таков мой ответ.

 

Марибель Лопез: Отлично. С моей стороны – если вы только начинаете, подумайте над парой интересных возможностей, которые вы можете создать – примерно, как сказал Нэйт. И если вы воспользуетесь такими решениями, важно быстро завоевать успех и строить дальнейший бизнес на этом. Потому что вам необходимо открыть возможности для инвестиций и продемонстрировать ценность всего того, что вы делаете. На этом я благодарю наших экспертов за уделенное время и внимание.