×
IoT World 2016. Сессия «Изучение возможностей индустриального Интернета Вещей»: как оправдать инвестиции в IoT, обеспечить ROI и выбрать бизнес-модель для вертикальных рынков

Где "золотое дно" индустриального интернета, как оправдать капиталовложения и обеспечить ROI? Какая из бизнес-моделей лучше подходит здесь в настоящее время? Что корпорации ожидают от IoT-стартапов и куда готовы инвестировать? Что нужно и чего точно не нужно делать в IoT-проектах на вертикальных рынках. На эти и другие вопросы отвечаются ТОП-менеджеры Microsoft, Hitachi, Silver Spring Networks, Johnson Controls и Schneider Electric, в рамках панельной дискуссии на конференции IoT World 2016 (10-12 мая, Санта-Клара).

 

JSON.TV публикует расшифровку и перевод панели ТОП-менеджеров: "Examining the Industrial IoT Opportunities", в рамках участия в форуме IoT World 2016 (10-12 мая 2016 г.). Благодарим Организатора - Informa Group за приглашение команды JSON.TV.

 

Модератор: Марибель Лопез (Maribel Lopez) - Strategy Advisor, Founder, Lopez Research. 

 

Спикеры:

Сэм Джордж (Sam George), Director for Azure IoT Microsoft

Сара Гарднер (Sara Gardner), CTO, Social Innovation / IoT Business Unit Hitachi

Эрик Дрессельхайс (Eric Dresselhuys), Executive Vice President, Global Development, Silver Spring Networks

Терри Надеу (Terrence Nadeau), Vice President, Global Procurement, Johnson Controls

Майкл Маккензи (Michael MacKenzie), Vice President, IoT Platform Delivery, Schneider Electric

 

Видеозапись панельной дискуссия с IoT World 2016 на языке оригинала

 

 

 

Дискуссионная панель "Examining the Industrial IoT Opportunities", IoT World 2016, Санта-Клара, 10-12 мая

 

Марибель Лопез (Maribel Lopez), Strategy Advisor, Founder, Lopez Research: Добрый день! Сегодня мы говорили о бытовом и промышленном Интернете Вещей. Сейчас мы поговорим о промышленном IoT. Я начну с Сары. Какие возможности вы видите в индустриальном секторе Интернета Вещей?

 

Сара Гарднер (Sara Gardner), технический директор, подразделение Социальных инноваций/IoT, Hitachi: Есть много различных областей и направлений, в которых можно двигаться. Я хочу остановиться на двух-трех, которые представляют особый интерес для нас. Первое – это учет и управление активами. Я не буду подробно останавливаться на этом, сегодня практически каждый докладчик говорил об этом. Одна из причин, почему это отличный вариант использования IoT, заключается в низком уровне эффективности, который мы наблюдаем сегодня. Здесь есть огромный потенциал для сокращения затрат. Другая область, представляющая интерес для Hitachi – производство, процесс производства, в котором много различных переменных, которые требуют динамического управления и оптимизации. И последнее (и если у меня будет время, я вернусь к этому) – безопасность. Это возвращает нас к взаимодействию компьютера и человека. И я лично думаю, что безопасность является важнейшей сферой внедрения инноваций.

 

Марибель: Кто-нибудь еще видит другие возможности в индустриальном секторе, о которых нам стоит поговорить?

 

Сэм Джордж (Sam George), директор Azure IoT Microsoft: Я бы еще раз подчеркнул вопросы безопасности. Есть определенный порядок, но безопасности можно достигать и по-другому.  У нас есть некоторые заказчики, которые хотели бы использовать очки дополнительной реальности Microsoft HoloLense в промышленном Интернете Вещей, чтобы иметь возможность видеть безопасные зоны вокруг вещей, чтобы проводить удаленное техобслуживание и ремонт, когда вы этому не обучены и кто-то вам помогает. Здесь тоже могут быть очень интересные и эффектные сценарии.

 

Марибель: Интересно, что когда мы говорим об удаленном обслуживании и ремонте, мы также говорим о выравнивании качества работы среди различных работников. Это ведет не только к увеличению прибыльности, но и производительности. Об этой возможности часто забывают.

 

Терри Надеу (Terrence Nadeau), вице-президент, Global Procurement, Johnson Controls: В компании Johnson Controls мы рассматриваем Интернет Вещей как катализатор инноваций. Мы производители конечного продукта, систем и услуг. Возможность оптимизировать процесс производства конечного продукта и поставки его нашим клиентам обеспечивает нам хорошее положение у миллиона наших клиентов.

 

Майкл МакКензи (Michael MacKenzie), вице-президент, IoT Platform Delivery, Schneider Electric: Я продолжу. Для нас важны возможности управления и контроля энергоснабжения, возможность собрать всю информацию, сравнить с аналогичными площадками. Возможность поставки на должном уровне по цене также является приоритетом для нас.

 

Марибель: Майкл, один из вопросов, которые мы обсуждали: Интернет Вещей – это новая концепция? Чем она отличается сейчас от того, что было в прошлом. Мы говорили о связывании вещей в промышленном плане уже некоторое время. Отличия какие-то появились?

 

Майкл МакКензи, Schneider Electric: Я бы сказал, что мы уже довольно давно занимаемся подключением вещей в промышленной автоматизации. Главное отличие сейчас – объем и скорость, которые мы можем предложить. Интернет Вещей – это высокопроизводительный инструмент для нас, чтобы применять многообъектные, многопользовательские приложения. Объем, которого мы можем достичь во всем, начиная с обработки сообщений до выполнения различных бизнес-моделей, очень изменился в части передачи данных. Технологии Интернета Вещей на самом деле являются катализаторами наших бизнес- моделей, это фактор, который несет кардинальные перемены.

 

Интернет Вещей – это высокопроизводительный инструмент для нас, чтобы применять многообъектные, многопользовательские приложения. Объем, которого мы можем достичь во всем, начиная с обработки сообщений до выполнения различных бизнес-моделей, очень изменился в части передачи данных. Технологии Интернета Вещей на самом деле являются катализаторами наших бизнес-моделей, это фактор, который несет кардинальные перемены.

 

Марибель: Интересно, что вы оба думаете об Интернете Вещей как о катализаторе. Изначально люди об этом не думают, люди думают о прибыльности, о снижении затрат. Мне нравится, что появилось это видение как о катализаторе. Одно представление, о котором мы говорили ранее и которое можем проанализировать сейчас в секторе промышленности – это представление о том, как Интернет Вещей меняет ваши бизнес-модели. Как вы поставляете продукцию и как это изменилось. Или как ваши клиенты поставляют товары и услуги, и как это изменилось. Давайте поговорим о бизнес-моделях. Кто начнет?

 

 

  Марибель Лопез (Maribel Lopez) - Strategy Advisor, Founder, Lopez Research  

 

Майкл МакКензи, Schneider Electric: Я могу начать. Мы централизованно назначили команду, которая управляет фондами по всем программам Интернета Вещей в нашей компании. Что интересного в этом: у нас есть различные виды и сферу деятельности в продуктовом и софтверном направлениях, и всесторонне объединение направлений «железа» и ПО оказалось для нас не такой простой задачей, как мы думали сначала. Итак, что мы сделали, это назначили центральный комитет, у которого был свой фонд, который рассматривал различные проекты и принимал решение – стоит ли их ускорить? Принесут ли они кардинальные изменения? Следует ли на них сосредоточиваться? Следует ли использовать фонд ускорения, чтобы принять долевое участие в этих проектах и запустить их? Мы также рассматриваем другие бизнес-модели, которые, может быть, еще не совсем готовы, даем советы этим сферам деятельности – рассматривали ли вы такой вариант? Вот с такими трудностями мы столкнулись, когда делали это в прошлый раз, возможно, вам их придется преодолеть. Т.к. у нас много направлений работы с «железом», к нам часто приходят, ожидая получить какую-нибудь COGS-модель (Cost of Goods Sold) и для облачного Интернета вещей, который мы пытаемся запустить. Но такая COGS-модель просто не будет работать в этой экономике, в этой парадигме.

 

Эрик Дрессельхайс (Eric Dresselhuys), исполнительный вице-президент, Global Development, Silver Spring Networks: Хочу добавить к тем пунктам, о которых говорил Майкл. Мы видим, что изменилось в сфере Интернета Вещей с той поры, когда это было еще межмашинное взаимодействие, M2M. Это - стандарты. Применение этих стандартов привело к ускорению, о котором вы говорили. Вся эта деятельность руководствуется законами Мура и Меткалфа. Чем больше процессов по меньшей стоимости вы получаете, тем большую ценность получает подключение к сетям и устройствам. Сети и устройства начинают подпитываться друг от друга. Есть вещи, которые невозможно было делать или невозможно было делать эффективно пять лет назад, но которые можно делать сейчас. Сейчас это может быть быстрее, дешевле и проще.  Поэтому в промышленном секторе можно потерпеть неудачу немного быстрее, чем раньше.  Если мы говорим о старых логических контроллерах, они были как системы мейнфреймов, в том смысле, что если вы меняете что-то, то вероятность выхода из строя чего-то была очень высокой. На платформе Интернета Вещей инновации происходят одновременно и быстро.

 

Сэм Джордж, Microsoft: Появляется интересная модель. Есть очевидная модель, где вещь - это услуга, и многие этим занимаются. Вы поставляете уже не само оборудование, а конечную услугу, которую оно производит – и это замечательная бизнес-модель. Но появляется и другая модель, которая также представляет интерес для нас - value-based outcomes model, то есть бизнес-модель на основе результатов внедрений IoT. Это не то, чем занимается Microsoft, но это широко распространено среди наших партнеров. Сейчас это особенно работает хорошо, на начальной стадии рынка Интернета Вещей, когда люди сомневаются в доходности инвестиций в IoT. В такой бизнес-модели кто-то приходит и говорит: вы тратите много, я сэкономлю вам столько-то, а мне вы заплатите только процент от сэкономленного вами. То есть вы инвестируете, чтобы потом отыграть за счет обслуживания. Это очень правильный путь продвижения IoT и обоснования его развития. Мы видели это как в больших так в очень маленьких проектах. Но это сильная и уже работающая бизнес-модель.

 

Предоставление продуктов, вещей, оборудования в качестве услуги является логичной и замечательной бизнес-моделью в IoT. Но не менее инересна и модель, основанная на разделении доходов или сэкономленных средств от результатов внедрения IoT. Это особенно востребовано сейчас, когда рынок только формируется, и люди сомневаются в доходности инвестиций в IoT.

 

Марибель: Итак, глядя на модель - value-based outcomes, они экономят средства или повышают доходы, необходимо ли будет изменить бизнес-модель позднее, когда рынок станет зрелым?

 

Сэм Джордж, Microsoft: Я думаю, что это хороший выход на рынок, но позднее вы начинаете лучше понимать рынок, и все знают действительную рыночную стоимость.

 

Сара Гарднер, Hitachi: Часто действительно сложно защищать инвестиции в IoT. Но для промышленных компаний не должно быть сомнений в необходимости таких инвестиций. Это просто нужно делать, если вы хотите быть конкурентоспособными в будущем. Но возвращаясь к тому, что говорил Сэм о модели value-based, - она действительно требует меньших инвестиций от конечных заказчиков. При этом, услуги поставщиков решений оплачиваются из сэкономленных на внедрении IoT-средств за счет снижения издержек, повышения эффективности и т.д. И это очень важная бизнес-модель для услуг Интернета Вещей.

 

Часто действительно сложно защищать инвестиции в IoT. Но для промышленных компаний не должно быть сомнений в необходимости таких инвестиций. Это просто нужно делать, если вы хотите быть конкурентоспособными в будущем.

 

 

Сэм Джордж (Sam George), Director for Azure IoT Microsoft и Сара Гарднер (Sara Gardner), CTO, Social Innovation / IoT Business Unit Hitachi

 

Марибель: Отлично. Что вы можете сказать об окупаемости инвестиций, надо ли говорить об окупаемости инвестиций в Интернет Вещей в индустриальном секторе?

 

Эрик Дрессельхайс, Silver Spring Networks: Судя по тому, что говорят другие участники, возможно, нам предстоит некоторая борьба. Т.е. если вы верите, что должны это делать, тогда вам не нужна окупаемость. Просто потому что вы должны это делать. Исходя из нашего опыта, есть два пути продвижения после пилотных проектов: либо есть реальный доход от инвестиций с точки зрения экономического обоснования; либо он трансформируется в предоставление услуги.

 

Мы обсуждали сегодня уже с коллегами такой случай:  я не знаю, какова окупаемость у курьерской службы UPS, если они присылают мне сообщение о том, что посылка пришла на мой адрес, и при этом мне это не стоит ничего. Очевидно, это не приносит доход. Но это коренным образом изменило их службу доставки.

 

Мы работаем с промышленными предприятиями, городами, в общем, с крупными пользователями. Мы нацелены на то, что имеет хорошую окупаемость, и имеет преобразующую коммерческую ценность. Нужно, чтобы присутствовали обе эти характеристики. Небольшой пример – у нас есть клиенты во Флориде, которые провели обновление системы освещения общественных мест, поставили везде светодиоды, организовали сетевой доступ, чтобы можно было контролировать и управлять, при необходимости снижать яркость, отключать. Замечательная система,  окупилась за 2 года – плевое дело.

 

Но вот что еще они сделали. Весной вылупляются черепашки (те, кто был на атлантическом побережье, знают, что это большая проблема). Черепашки появляются, смотрят на луну, но если они видят свет, то они могут пойти в другую сторону и умереть. Если вы бывали на побережье, то знаете, что это очень большая проблема. Там людей заставляют опускать шторы, выключать огни, чтобы черепашки отправились в океан. Думаю, было бы трудно достичь окупаемости программы по спасению черепашек, но.. здорово, что такие преобразования возможны за счет услуг Интернета вещей. Программа практически ничего не стоила. Она оплачивается за счет оптимизации энергопотребления при освещении общественных мест. Когда две этих характеристики можно объединять, вы получаете реальные деньги, жители города счастливы, и коренным образом меняется бизнес. Можно сказать, что появляются волшебные искорки, когда эти характеристики соединяются.

 

Марибель: Какие мысли у вас, Терри, по обоснованию вложений в Интернет Вещей?

 

Терри Надеу, Johnson Controls: Наша компания Johnson Controls имеет положительное влияние и на функциональные цели наших клиентов, и на их социальную и экологическую ответственность, при этом улучшая свои бизнес-модели. Мы можем через свою программу лучше понимать и предполагать нужды наших клиентов. Мы смогли увеличить время функционирования их оборудования на 60%. Когда происходит сбой продукта, мы можем вернуть его работоспособность на 60% более эффективно, чем в прошлом. В то же время мы можем создать более глубокие отношения с нашими клиентами. Мы заключаем на 10% больше договоров об обслуживании, мы смогли увеличить наш вторичный рынок. Мы абсолютно уверены, что можем добиться ситуации взаимного выигрыша.

 

Сара Гарднер, Hitachi: Возвращаясь к черепашкам. Мне очень нравится эта история. Что мне нравится в Интернете Вещей,  это то, что мы можем иметь большое влияние на общество. Нам в Hitachi это очень нравится. Джек Домми сегодня упомянул возможность ликвидировать голод на планете с помощью IoT в сельском хозяйства. Еще вот эти черепашки. Существует множество других примеров. Вы знаете, меня охватывает такое приятное чувство, что с IoT ты можешь сделать что-то, что изменит мир, а не просто автоматизировать офисные системы. Это мои пять копеек.

 

Меня охватывает приятное чувство, что с IoT ты можешь сделать что-то, что изменит мир, а не просто автоматизировать офисные системы…

 

Марибель: Я думаю, одна из проблем при внедрении любой новой технологии или движения к новым технологиям - это возникающие трудности и их преодоление. Это и будет мой следующий вопрос к экспертам. Через что вы прошли и чего вы смогли избежать? Терри, давайте начнём с вас.

 

Терри Надеу, Johnson Controls: Наш первый опыт в Интернете Вещей  - мы пытались решить каждую проблему. Наш аппетит был больше того, с чем мы могли справиться. Одно из того, что вы должны пытаться сделать – это решать определенные экономические проблемы, используя Интернет Вещей. Думаю, таким образом вы можете увеличить удовлетворенность потребителей и получить прибыль для акционеров.

 

 

Майкл Маккензи (Michael MacKenzie), Vice President, IoT Platform Delivery, Schneider Electric

 

Майкл МакКензи, Schneider Electric: Мы говорили об этом ранее. Мы хорошо справились, но и сделали много ошибок в том, какой опыт конечного пользователя мы создаем, как мы улучшаем его пользовательский опыт. Необходимо определить, что Интернет Вещей означает для нас как компании, каковы наши возможности выполнения поставок, в чем наши сильные и слабые стороны – для нас это было очень важно. Мы постоянно переформулируем для себя это по мере того, как проникаем дальше в эту область, чтобы понять, где нам следует играть, где мы можем быть партнерами, а от чего нам следует отказаться.

 

Необходимо определить, что Интернет Вещей означает для нас как компании, каковы наши возможности выполнения поставок, в чем наши сильные и слабые. Мы постоянно формулируем для себя это по мере того, как проникаем дальше в эту область, чтобы понять, где нам следует играть, где мы можем быть партнерами, а от чего нам следует отказаться.

 

Эрик Дрессельхайс, Silver Spring Networks: Я видел две вещи за многие годы. Первое – много людей, особенно здесь в долине, выходят с одной частью, одним компонентом и не ценят комплексные решения, а затем разочаровываются, что их работа не произвела должного эффекта. Первый докладчик сегодня немного затронул эту тему. Надо понимать, каким образом твоя часть входит в большое целостное решение. И второе. Я не думаю, что оно противоречит тому, что говорил Терри. Мы видим, что появляются много технологий, пригодных для узкого применения, в которых нет пространства для роста, для движения, они жестко запрограммированы для выполнения определенной задачи. В сетевом мире мы видим много таких, в которых 3-4 приложения и вдруг они оказываются в мире Интернета Вещей. К сожалению, решения и варианты использования сейчас, особенно в сфере безопасности и защиты данных, намного сложнее, чем на это надеются люди. Поэтому не надо изобретать то, что уже сделано хорошо.

 

Решения и варианты их использования сейчас, особенно в сфере безопасности и защиты данных, намного сложнее, чем на это надеются люди. Поэтому не надо изобретать то, что уже сделано хорошо.

 

Марибель: Часто, когда мы переходим к новым технологиям, мы воссоздаем то, что у нас уже есть сегодня, но лучшим образом. Мы не ищем нового в технологиях, потому что это может быть рискованно. Еще один важный вопрос, когда вы думаете об Интернете Вещей. Какую базу надо иметь, чтобы вы знали, что в Интернете Вещей вы сможете добиться успеха. Сэм, что вы думаете об этом?

 

Сэм Джордж, Microsoft: Это хороший вопрос. Если говорить о проблеме холодного запуска в Интернете Вещей, то мы видим, что чем более целенаправлен клиент или партнер в том, чего он хочет добиться, тем лучше результаты. Потому что гораздо проще расширяться, чем делать что-то большее и всеобъемлющее, что требует много времени и, кажется, никуда не ведет. Поэтому в подпольной/поисковой работе, как мы ее называем, есть движущая сила. Второе – безусловно, существуют основополагающие вещи, о которых необходимо знать и которыми следует пользоваться. О многом я говорил в своем выступлении сегодня. В добавление к программным устройствам нужна кибербезопасность для этих устройств, нужны облачные шлюзы, которые могут работать везде, нужна аналитика, нужны запоминающие устройства, все это нужно. Такие компании как Microsoft (мы не единственные, кто этим занимается) позволяют сделать это проще, начать быстрее. Из этого складывается хорошее основание. Мы говорили о трудностях, мне кажется, общие трудности заключаются в том, что компании недооценивают необходимость киберфизической безопасности. Мы относимся к этому серьезно. Мы пишем технические документы по киберфизической безопасности, о лучших методах на уровне аппаратной части, передачи из аппаратной части в облако, а также на уровне облака. Это важно. Поставщики облачных услуг, как мы, играют в этом свою роль. Операционные системы, как мы, играют в этом свою роль. Но, в конце концов, решение принимает клиент, будет ли он пользоваться нашими советами. Но все это стоит потраченного времени.

 

Майкл МакКензи, Schneider Electric: Я хочу добавить. Из того, о чем говорил Сэм, для нас важным являются наши партнерские стратегии, определение того, что мы возьмем на себя, в чем мы сможем повысить эффективность, в чем заключается ценность для нашей компании, каковы наши знания, как мы можем сконцентрироваться на передаче этих знаний, чтобы у нас была перспектива развития, которая ускоряется нашими партнерами. Это было важнее для нас, чем составить центральную перспективу развития для всех сфер деятельности, которые у нас есть. Платформа Интернета Вещей для нас – это модель, которая позволяет создавать стоимость в различных сферах деятельности.

 

Сэм Джордж, Microsoft: Очень точное замечание. Я хочу уточнить. Microsoft и другие поставщики облачных решений фокусируются на горизонтальных рынках, обеспечивая базовый уровень возможностей. Наши партнеры поддерживают вертикальные интеграции. И между этими двумя уровнями есть определенный баланс. Наши сервисы Интернета Вещей обрабатывают 2 трлн. сообщений в неделю. Это феноменально. И количество растет. Никто не хочет входить в этот бизнес, это трудно. Но и Microsoft не хочет входить в каждый вертикальный рынок. Это тоже трудно. Нужно найти баланс.

 

Марибель: Сара, мы говорили немного о том, как может измениться взаимодействие человека и компьютера. Расскажите нам, что вы думаете об этом.

 

Сара Гарднер, Hitachi: Моя любимая тема. Я вернусь к некоторым примерам, которые упоминала в своей презентации. В нашей лаборатории проводилась работа по изучению поведения водителей. Подумаем о поведении человека. В прошлом было очень трудно наблюдать, оптимизировать и использовать информацию. Но теперь есть много носимых устройств: браслеты, каски в промышленном секторе. Также мы проделали большой путь в видеоаналитике, и теперь мы можем анализировать очень много всего интересного по видеозаписям и реальному взаимодействию с компьютерами. В моем примере характеристика (сигнатура) имеет примерно 85-100 измерений, начиная с того, как я сажусь в машину. При повороте налево есть определенная последовательность действий, как я торможу или ускоряюсь на этом повороте.  Составляя такие характеристики можно, с одной стороны, определить кто на самом деле за рулем, но, что более важно, можно судить является тот или другой человек помехой. Является ли человек водителем больших оранжевых самосвалов где-нибудь на шахте или работает с каким-либо опасным оборудованием на конвейере, такая информация может предоставить нам гораздо больше, своевременное предупреждение об угрозе безопасности. А безопасность всегда во главе угла. В горнодобывающей компании я говорила несколько раз с людьми, и каждый раз они говорят, что главное – безопасность. Я думаю, что больше, чем где либо еще, в безопасности необходима оптимизация и контроль взаимодействия человека и компьютера.

 

Марибель: Терри, я знаю, что в вашей организации вы думаете о машинном обучении. Что вы думает об этом?

 

Терри Надеу, Johnson Controls: С точки зрения качества работы мы видим, что аналитика и машинное обучение позволяют нам автоматизировать много информации, которая у нас есть сегодня. Наши сотрудники тратят меньше времени на сбор и анализ данных и больше времени на устранение проблем, которые появляются у наших клиентов.

 

 

Терри Надеу (Terrence Nadeau), Vice President, Global Procurement, Johnson Controls

 

Марибель: Я  тоже хочу отметить, что машинное обучение увлекательно. Мы об этом много говорили. И в результате я узнала, что человек очень много вмешивается в машинное обучение. Я говорю об этом потому, что вы должны предоставить компьютеру данные, машина должна что-то выучить, затем вы должны проверить, что поняла машина и было ли это именно то, чего вы хотели, и нужно ли вам поменять алгоритм и какое вы сделаете аналитическое заключение. Возникают такие симбиотические отношения, о которых не так много говорят. Мы приближаемся к окончанию нашей дискуссии. В конце я люблю спрашивать экспертов, что они могут сказать слушателям. Начну с Майкла. Какой совет вы можете дать слушателям?

 

Майкл МакКензи, Schneider Electric: Есть много проблем, которые предстоит решить. Когда я смотрю на стартапы, начинающих предпринимателей, я задаю ключевой вопрос: какие вопросы вы решаете из тех, которые я еще не решил? какие проблемы вы можете решить быстрее, чем я? И если вы можете доказать, что можете это сделать, то я обеими руками за, я в деле. Есть столько перспектив и сложных задач в этой области, а мы еще только на поверхности. Решайте эти задачи.

 

Когда я смотрю на стартапы, я задаю ключевой вопрос: какие вопросы вы решаете из тех, которые я еще не решил? какие проблемы вы можете решить быстрее, чем я? И если вы можете доказать, что можете это сделать, то я обеими руками за, я в деле.

 

Терри Надеу, Johnson Controls: С моей точки зрения, есть два аспекта. Первое – Интернет Вещей не является заменой знаний в предметной области, вы должны быть экспертом и тогда Интернет Вещей поможет ускорить ваши решения для клиентов. И второе – нам надо отстраниться и посмотреть на влияние Интернета Вещей на ваших сотрудников. Потому что ваши служащие будут влиять на ваше продвижение. Нужно найти золотую середину между ИТ-профессионалами, инженерами и специалистами по обработке данных. Без этого невозможно получить экспертный опыт от ключевых партнеров, и вы не сможете полностью использовать ценность Интернета Вещей.

 

Эрик Дрессельхайс, Silver Spring Networks: Первое, на что ссылался и Майкл – нужно предварительно найти новую идею, вещь или приложение или то, что вы хотите делать, и решить идете ли на вертикальные рынки или в массовый сегмент, будет ли это компонент большой экосистемы. Будьте уверены, что это на самом деле инновационный продукт. Если бы у меня была такая идея, я бы оценил перспективы, подсчитал полные расходы, посмотрел бы на возможность увеличения. И если это только незначительное улучшение, то есть огромное поле для деятельности. Найдите другую идею и двигайтесь дальше.

 

 

Эрик Дрессельхайс (Eric Dresselhuys), Executive Vice President, Global Development, Silver Spring Networks

 

Сара Гарднер, Hitachi: Компании должны думать масштабно, но в то же время можно найти небольшие проблемы, которые надо решать, чтобы приобрести движущую силу, окупить инвестиции в Интернет Вещей. А поставщикам я хочу сказать: найдите вашу сверхспособность и ищите других партнеров, которые смогут дополнить ее. Хотя Hitachi является промышленной компанией и огромным конгломератом, мы вступаем в партнерские отношения, потому что на рынке нам нужны партнеры, чтобы предоставлять решения Интернета Вещей.

 

Мой совет компаниям и партнерам – начинайте сейчас, начинайте с малого, начинайте с небольших исследований в этой области, чтобы хоть как-то познакомиться с IoT. Если год назад все как бы приценивались, то сейчас все говорят: о боже, наши конкуренты делают уже что-то в IoT. Он здесь, это новая норма. Это будет еще один вычислительный метод. В общем, начинайте с малого.

 

Сэм Джордж, Microsoft: Я скажу с точки зрения клиента и партнера. Мой совет компаниям и партнерам – начинайте сейчас, начинайте с малого, начинайте с подпольной/поисковой работы, чтобы познакомиться с этой областью. Можете быть уверены, что ваши конкуренты это делают. Я заметил, что за последний год в этом произошли изменения. Год назад все как бы приценивались, а сейчас все говорят: О боже, наши конкуренты делают уже что-то. Он здесь, это новая норма. Это будет еще один вычислительный метод. В общем, начинайте с малого. И подумайте, что можно сделать.

 

Марибель: На этом я хочу поблагодарить наших экспертов. Аплодисменты экспертам.