×
IoT World 2016. Панельная дискуссия «Заглядывая в будущее Интернета вещей»: нам еще предстоит найти действительно общественно-значимое использование IoT на массовом рынке

Предиктивное обслуживание «оборудования как сервиса» и разделение сэкономленных средств от роста эффективности и снижения потерь становятся killer-apps для внедрения IoT на вертикальных рынках, но ситуация с массовым рынком остается по-прежнему неопределенной. Здесь еще предстоит найти действительно общественно-значимые способы и модели использования Интернета вещей, которые будут важны для каждого на социальном и даже эмоциальном уровне. Об этом и других вопросах в рамках панельной дискуссии на IoT World 2016 рассуждают представители Mozilla, General Electric, John Deere и Arrow Electronics.

 

JSON.TV продолжает серию публикаций по итогам посещения IoT World 2016 (10-12 мая, Санта-Клара, Калифорния). Благодарим организаторов – Informa Group.

 

См. запись круглого стола с IoT World 2016 на языке оригинала – первую и вторую части.

 

Модератор Парам Сингх (Param Singh), CEO iotracks и IoT Advisor, City of San Francisco: Добро пожаловать! Мы начнем с краткого представления. Я хочу, чтобы вы рассказали, чем ваши компании занимаются сегодня. Это предопределит контекст того, в каком направлении движетесь вы или ваша отрасль. Давайте начнем с вас, Ари. Все это звучит крайне интригующе: Mozilla и Интернет Вещей (IoT). Чем вы занимаетесь сегодня?

 

Ари Джакси (Ari Jaaksi), первый вице-президент, Mozilla: в организационной структуре Mozilla существует 2 компонента. Это Mozilla Foundation – некоммерческая организация, целью которой является продвижение открытости, безопасности, конфиденциальности в сети. Mozilla делает все возможное, чтобы Интернет оставался открытым ресурсом для всех. И второй компонент Mozilla, в котором работает большая часть команды, это Mozilla Cooperation, которое принадлежит Mozilla Foundation. Миссия его остается прежней: чтобы Интернет оставался открытым и доступным для всех. Если мы подумаем об эволюции Интернета, и куда движется Интернет в целом, то можно определенно сказать, что он переходит в устройства, в то, что на этой конференции мы называем Интернет Вещей. Он принимает новые формы. Мы в Mozilla думаем, что перед этим новым лицом Интернета наша миссия остается прежней. Мы хотим создавать продукты, технологии, инструменты, которые сделают возможным людям и бизнесам развиваться с открытым Интернетом. Это мы начали делать недавно, мы делаем это открыто, мы запустили проекты по разработке продуктов Интернета Вещей, и приглашаем к участию волонтеров и специалистов.

 

Парам Сингх: Я думаю, это удивительно, потому что Интернет вещей, где главное слово - Интернет, это естественная эволюция переноса технологии, которая связывает вещи с уровнем представления, это очень увлекательно.

 

Рик Фримэн (Rick Freeman), генеральный директор, GE Smart Cities: Мы рассматриваем Интернет вещей как новую цифровую инфраструктуру, которая должна быть создана, чтобы все эти устройства могли решать задачи, для которых предназначены. Мы в General Electric занимаемся инфраструктурным бизнесом долгое время, нам пришлось разработать цифровую инфраструктуру для своей продуктовой линейки, что особенно актуально для авиадвигателей и компьютерных томографов. И стало очевидным, что эту инфраструктуру нужно сделать открытой, сформировать вокруг нее экосистему, обеспечив безопасность, усилить ее с помощью внешних специалистов. Поддерживая ее силами такой компании как GE и сохраняя ее открытость, мы думаем, что благодаря этому можно преодолеть все барьеры. Мы инвестируем средства в это. Партнерство с городами, таким как Сан-Франциско или другими, показывает, что с помощью такой  гибкой, безопасной, но в то же время открытой снизу и сверху системы, можно достичь быстрой инновации и можно дать экономическое обоснование того, что мы делаем с  помощью сенсоров, API и приложений.

 

Парам Сингх: Мне нравится, что вы проводите хакатон. Если вы были на них, то могли почувствовать эту энергию... У вас бывает около 200 человек, которые задействованы в проекте. Я думаю, это показывает степень открытости. Компания говорит, что она открыта, и демонстрирует это. Перейдем к Лейну. Расскажите о вашей компании, которая, кажется, была всегда. Хотя это можно сказать и про GE. Расскажите, чем вы занимаетесь сейчас, а потом перейдем к тому, в каком направлении вы движетесь.

 

Лейн Артур (Lane Arthur), директор по информационным решениям, John Deeres Intelligent Solutions Group: John Deere существует с 1837. При этом в пространстве Интернета вещей мы находимся 15-20 лет. Последние 10 лет мы автономно запускаем транспортные средства в поля. Сегодня у нас есть около 200 тыс. транспортных средств, которые передвигаются автономно в полях, используя спутники. А что насчет сенсоров и машин или проведения прогнозного анализа касательно наших машин? Отсюда мы переходим к вопросу: как мы обеспечиваем наших клиентов сенсорами. Сегодня у нас есть самые разные сенсоры, к примеру, сенсоры на комбайнах могут оценивать качество зерна и объем урожая, или точно измеряют, где именно и как, на какую глубину засевать и т.д. Затем, так как мы работаем с датчиками, нам пришлось создать узкополосную технологию передачи данных, чтобы подключить их к облаку.

 

Парам Сингх: У моей сестры в Индии есть большая ферма. Я живу здесь 25 лет.  У меня есть фотография сестры на тракторе. У нее была проблема, что она не знала, когда трактора уезжали с поля с прицепами, где они были, сколько времени потратили. Может их использовал еще кто-нибудь? И небольшое устройство GPRS, возможно не от John Deere, помогло ей увидеть все это. Я хочу сказать, что это важно не только для продвинутых ферм в США. Но просто знать, где находится что-то, имеет большую ценность для большого количества людей. Ашиш, мне кажется, ваша компания Arrow делает упор на программном обеспечении?

 

Ашиш Парих (Ashish Parikh), вице-президент по ПО и решениям, Arrow Electronics: Вы говорили о старых компаниях, - мы тоже существуем 81 год, помогаем клиентам решать их бизнес-проблемы, помогаем с разработкой электронных устройств. Это естественная эволюция: например, кто-то собирается сделать что-то. Куда отправляются эти данные, как с этими данными работать? Когда мы говорили с нашими партнерами и клиентами, выяснилось, что есть много компаний, которые работают с тем, когда данные уже в «облаке». Т.е. у вас есть аналитика и другие возможности, сами данные. Но устройство, выбор устройства, выбор протокола и инжиниринг, который требуется для этого, - все это уникальные компетенции Arrow Electronics, ее инженеров, которых у нас 800. Все это помогает клиентам по всему миру. Следующий элемент IoT-экосистемы – это шлюзы, в которые мы привносим наш интеллект и ПО для того, чтобы подключать любые продаваемые нами сенсоры и поддерживаемые протоколы. Передавать эти данные можно в платформу, которая может находиться в любом «облаке», например GE Predix или «облаке» любого другого партнера. В общем, передача чего угодно и куда угодно.

 

 

 

Панельная дискуссия на IoT World 2016. Слева направо: Ари Джакси (Mozilla), Рик Фримэн (GE Smart Cities), Парам Сингх (iotracks/IoT Advisor), Лейн Артур (John Deere) и Ашиш Парих (Arrow Electronics)

 

 

Парам Сингх: Мы с Ари, наверное, ближе всего к потребителю, Рик где-то посередине: GE для городов. Как вы думает, куда мы движемся, с точки зрения потребителя? Посмотрите в будущее, что вы видите?

 

Ари Джакси, Mozilla: Я думаю, мы стоим перед лицом потребительского Интернета Вещей. При этом, мы все еще ждем, когда массы людей начнут этим активно интересоваться. Вы знаете, у нас есть оценки затрат на IoT в индустриальных вертикалях – до $7 трлн к 2020 году, в зависимости от источников. Сравните эту цифру с массовым рынком, где пока мы не нашли лучшего применения Интернету вещей чем простой термостат. Мы явно здесь что-то упускаем! Mozilla сейчас очень четко понимает – мы хотим знать, как мы можем оставить след в жизни людей, как могут эти продукты, эти технологии, которые очевидно, позволяют очень много всего сверх обычного назначения, вязываться с другими людьми, создавать впечатляющий опыт, - как мы можем создать прототип того, что будет иметь значение не только для нас, компьютерных фриков, но и всех остальных людей. Поэтому как отрасль, мы должны думать о том, как продвигать IoT-технологии, т.е. как создать привлекательный образ Интернета вещей, который будет иметь значение для массового пользователя.

 

По разным оценкам, затраты на IoT в индустриальных вертикалях могут составить до $7 трлн к 2020 году. Сравните эту цифру с массовым рынком, где пока мы не нашли лучшего применения Интернету вещей, чем простой термостат! Мы явно здесь что-то упускаем. Мы все еще ждем, когда массы людей начнут активно интересоваться Интернетом вещей. Мы, как отрасль, должны думать о том, как продвигать IoT-технологии, как создать привлекательный образ Интернета вещей, который будет иметь значение не только для гиков, но и для массового пользователя.

 

Парам Сингх: Смотря в будущее, я вижу использование IoT в домашнем обиходе или уход за пожилыми людьми - это то, к чему люди обращаются уже сейчас. Но опыт должен быть таким безболезненным, что технология как бы растворяется, уходит на втором плане. Рик, мы с вами говорили об умных городах, о создании положительного опыта взаимодействия горожан с новыми технологиями. Как вы видите это в эволюции городов?

 

Рик Фримэн, GE Smart Cities: Термин «умный город» звучит довольно давно. Я думаю, что до сегодняшнего дня он заставлял городские власти работать лучше: собирать данные, связывать их, давать четкие ответы, перестать вариться в собственном соку, по большей части повысить свою эффективность. Мы думаем, что следующая волна заключается в реализации экономических выгод от инноваций. Когда горожане увидят, что могут решать проблемы городов с помощью открытых API и хакатонов, это приведёт к экономическому росту. И все почувствуют это, потому что при таком росте и изменении услуг, которые предоставляет город, все становится легче.

 

Парам Сингх: Вы говорите об обычных вещах, которые делает город, и экономическом развитии.

 

РикФримэн, GE Smart Cities: Да. Мы должны помочь им избавиться от мышления привычными категориями отдельных изолированных систем: «Я хочу это для освещения улиц» или «я хочу это использовать в водоснабжении». И в городах уже происходят большие изменения. В конце концов, когда вы работаете с мэром и городским советом, которые были избраны, - если вы будете предоставлять им первоклассные услуги, то вы сможете увидеть эти трансформации. Им просто придется использовать эти системы. Потому что этого от них будут ждать.

 

Парам Сингх: Я думаю, это очень важно, потому что многие вендоры при работе с городами как раз делают ставку на общение с городскими властями, а не на то, как их решениями будут пользоваться простые горожане. Я говорил с профессором Соломоном Доруоном из программы «Умный город» (Smart city) в Гарвардском центре. Мы проводили несколько пилотов с «умными» городами в Индии, и теперь правительство просит их сделать «умные» деревни. Слово «умный» слишком часто используется. Но оно означает как раз то, о чем говорит Рик: помогать экономическому развитию, взаимосвязанности и взаимодействию.

 

В сельском хозяйстве Индии также идут пилотные проекты. Может быть, не так масштабно, как здесь. Но, например, получение фермерами информации о том, где сухо, а где влажно, - уже имеет большое значение, - от этого зависит урожайность. Я думаю, что используя понятие «умный», необходимо думать глобально, но использовать технологии локально. К примеру, деревни с точки зрения энергоснабжения – это уровень микросети. Мы говорили с разными компаниями о том, как им создать такие микросети, потому что от этого будет зависеть и получение водоснабжения.

 

 

 

Рик Фримэн (Rick Freeman), генеральный директор, GE Smart Cities

 

 

Программное управление или «умный» компонент в будущем, по моему мнению, заключается в переносе того, что вы уже делаете сейчас, на другие области. Если заглянуть на 3-5 лет вперед, то я вижу, что Интернет Вещей эффективно будет работать и в других областях. Те же коммуникационные сети, - они радикально изменятся в Индии. Там были традиционные проводные телекоммуникационные сети, затем они перешли на мобильную связь. А скоро мы увидим нечто похожее на сети LPWA. Другие страны могут перенять это в еще большем масштабе, потому что на ровной поверхности, такая базовая станция позволяет собирать данные с устройств на удалении до 10 км. Это другая часть будущего, где сети станут отличаться от того, что мы видим сейчас. Да, никто не станет использовать их для подключения смартфонов, тракторов или коров, но то, что можно сказать совершенно точно, - коммуникационные сети через 3-5 лет будет более разнообразными.

 

Лейн Артур, John Deere: Хочу добавить про коммуникации - это большой вопрос в сельском хозяйстве, потому что 4G есть не везде. Даже в США этот вопрос еще стоит. Я согласен с вами, что есть сложности и различные требования к сетям, в зависимости от тог, где мы находимся. Эти вопросы поднимаются в Бразилии, на больших фермах, не только в Индии. Эта одна из областей, где необходимо дальнейшее развитие, и мы продолжим этим заниматься. Еще одну вещь мы видим, когда все движется вперед. Кажется, что это очевидно, но это совсем не просто. Как создать машину, которая знает, где она находится, и знает, какую работу она должна выполнять так, чтобы оператор мог безболезненно ею управлять. Мы движемся в этом направлении. С точки зрения технологии возникает вопрос: сколько данных мне можно оставить и обработать, хотя бы первично, на самом тракторе, а сколько нужно передать для дальнейшей обработки в облако?

 

Вопрос коммуникаций в Интернете вещей по-прежнему стоит открытым, особенно в сельском хозяйстве. 4G есть не везде, даже здесь, в США. С другой стороны, возникает вопрос: сколько данных мне можно оставить и обработать, хотя бы первично, на самом устройстве, без использования каналов связи, а сколько нужно передать для дальнейшей обработки в облако?

 

Парам Сингх: Верно на 100%. Есть представление, что все должно передаваться в «облако». Но если помните, в начале этой встречи, у меня был слайд по возможности работы приложений в режиме прерывания. Есть сенсоры, есть локальная сеть, есть шлюзы, и некоторые обрабатывающие логические функции должны совершаться на месте, на самом устройстве, оборудовании и т.д. В промышленном секторе для нас это уже не ново, поэтому вам, сидящим в зале предпринимателям и поставщикам услуг Интернета вещей массового рынка, я еще раз хочу сказать следующее.  Помните, что даже если NEST передает все данные в «облако», это совсем не означает, что все должно попадать в облако. Если вы хотите узнать, сколько человек в этом конференц-зале, можно поставить видеосенсор, или сенсор, который считает людей, или камеру, если хотите, и можно эти данные сопоставить в реальном времени, прямо здесь, с помощью ноутбука на Линуксе. Не надо их куда-то передавать в облако с задействованием избыточных вычислительных мощностей.

 

Ари Джакси, Mozilla: У нас есть одна программа, она распознает голос. Один из аспектов, над которым мы сейчас работаем - мы хотим понять, какуя часть функционала, и что вообще можно сделать на месте, на самом устройстве, и что можно сделать только с задействованием интернет-подключения и облака. Это важно для тех, кого волнует необходимость выхода в Интернет, к примеру, в роуминге и т.д. Пока нет никаких правил, как это делать. Это все пока в развитии.

 

 

 

Лейн Артур (Lane Arthur), директор по информационным решениям, John Deeres Intelligent Solutions Group

 

 

Парам Сингх: Мы еще вернемся к этому чуть позже. Ашиш, какие мысли по поводу будущего у вас?

 

Ашиш Парих, Arrow Electronics: Вы знаете, в прошлом я работал в службе поддержки потребителей, в колл-центре. И эта область клиентского сервиса в эпоху IoT претерпит значительные изменения. Как получить эти телеметрические данные и уменьшить количество звонков? Как сделать службу поддержки эффективнее? Эти области еще не охвачены. Заглядывая еще дальше в будущее – будет столько сенсоров, возьмем например трактор, - сотни сенсоров. Как представить все эти данные в наглядном виде? Плоская панель управления не даст вам нужную информацию, как сюда вписать дополненная реальность? Аудио, видео, а не просто данные. Можно ли включить все эти сенсорные данные в панель управления?

 

Парам Сингх: Есть еще одна область, о которой я хочу поговорить. У меня есть друг Оливер в Electric imp, мы проводили круглые столы по бизнес-моделям. Современный бизнес занимается профилактическим обслуживанием, то, что вы популяризуете. Улучшение службы поддержки клиентов – более проактивный вид. Но мы не видим прибыльных примеров использования. Как эти бизнес-модели должны зародиться? Потому что это сможет привести к широкомасштабному внедрению Интернета Вещей. Мы не видим, чтобы потребители принимали Интернет вещей в большом масштабе. Есть ли бизнес-модели, которые могут быть мотиваторами для внедрения Интернета Вещей? Потому что в противном случае мы будем проводить такие обсуждения на форумах, но нам всем нужно широкомасштабное внедрение для получения дохода. Есть какие-нибудь идеи по эволюции бизнес-моделей? Как продвигать их вперед?

 

Лейн Артур, John Deere: Я бы сказал, что по нашему опыту, чем ближе мы находимся к машинам, тем лучше мы знаем, сколько за это брать, и как на этом делать деньги. К примеру, у вас есть машина. Если вы хотите установить автопилот, я знаю, сколько с вас взять денег. Это механическое устройство, плюс связь со спутниками. Если мы перейдем на следующий уровень – вы хотите видеть машину в приложении, чтобы знать, где она находится, какой расход бензина, другие показатели машины. Если вы хотите все это видеть, мы тоже знаем, сколько это вам будет стоить. Если пойти дальше, какую ценность имеет вся эта операция для пользователя: ведение сельского хозяйства, наглядность сбора урожая… Я бы сказал, что все индустриальные сегменты еще исследуют этот рынок, чтобы понять, как все это должно выглядеть. Я вижу в этом прогресс.

 

Парам Сингх: Это логично: предиктивное обслуживание имеет ценность для потребителя и для компании. Чем более детализировано мы подходим к пониманию, тем больше дохода может быть. Если мы понимаем детализацию, мы сможем подойти к бизнес-модели для бизнеса и ценности для потребителя.

 

Ашиш Парих, Arrow Electronics: Arrow работает с крупными розничными продавцами. Предиктивное обслуживание является ключевым фактором для них. Когда вы смотрите на работу франшиз, возникает вопрос - как вы получаете ценность. Все говорят, если бы машина не сломалась, я бы увеличил продажи в такое-то число раз. Но люди все равно через это проходят. Не бренд принимает это решение, а владелец франшизы, поэтому проводить анализ рентабельности будет несколько сложнее.

 

Ари Джакси, Mozilla: Я сам из Европы, из Финляндии. Когда я говорю с местными коллегами об Интернете Вещей, почти всегда разговор идет об индустриальном использовании. Но здесь, в Кремниевой долине, где я живу, это практически всегда относится к массовому рынку. Они, конечно, пересекаются. Но они находятся на разных стадиях. Я думаю, вопрос монетизации главным образом относится к бизнесу, к индустриальным секторам. Если я говорю об автоматизации вашего завода или любом другом промышленном использовании, мне кажется, это делает его более производительным. Я могу понять это.

 

Если смотреть со стороны потребителя, я думаю, мы все еще находимся в сфере коммунальных услуг, мы думаем об Интернете Вещей как о расширении коммунальных услуг, например, - энергосбережение, мониторинг. Там есть свои бизнес-модели, которые Интернет Вещей может усовершенствовать. Но я хочу сказать, и это особенно важно именно для потребительского сектора…Пока мы не найдем применения, которое будет связывать людей, которое будет более социальным и будет касаться людей на эмоциональном уровне, а не только на уровне предоставления услуг, мы не сможем создать той ценности, которую Интернет Вещей мог бы создать. Поэтому найти бизнес-модель здесь будет сложно. Когда мы найдем применение, которое позволит людям взаимодействовать, я думаю, можно будет использовать множество бизнес-моделей.

 

Пока мы не найдем применения Интернету вещей на массовом рынке, которое будет связывать людей, будет более социальным и будет касаться людей на эмоциональном уровне, а не только на уровне предоставления услуг, мы не сможем создать той ценности, которую Интернет Вещей мог бы здесь дать.

 

 

 

Ари Джакси (Ari Jaaksi), первый вице-президент, Mozilla

 

 

Парам Сингх: Все сводится к тому, какой информацией вы готовы поделиться, чтобы она была социальной. Мы много ездим на велосипедах. И все еще нет классного приложения. Я использую Cyclemeter. Я прихожу и отправляю электронное сообщение от Cyclemeter себе самому, а затем перенаправлю его другим людям в команде, чтобы они могли взглянуть. Вместо того, чтобы все это было в одном пакете. Нас всего шестеро, конечно. Но там есть 50 велосипедов. Мне бы хотелось, чтобы было проактивное приложение. Иногда надо остановиться и посмотреть, не отстал ли кто. Я думаю, социальный аспект или совместное пользование важно, но этого еще не произошло в потребительском секторе, хотя многие начинают задумываться об этом. Это также относится к езде на велосипеде: какую радиостанцию вы будете слушать? Можно использовать GPRS и телефоны, или будет лучше использовать маломощное устройство большого радиуса действия, которое может подключаться по Wi-Fi или Bluetooth в этой маленькой экосистеме.

 

Ари Джакси, Mozilla: Кстати, я использую приложение, которое может даже обманывать от моего имени. Оно говорит, что я пробежал 2 мили или 20 миль и хвастается этим, даже если я не выходил из дома.

 

Рик Фримэн, GE Smart Cities: Когда мы смотрим на нашу бизнес-модель, нет ничего,  что происходило бы в одно и то же время. Это массовый переход от старой низкоэффективной системы уличного освещения к новой высокоэффективной системе. Когда мы говорили с пользователями о нашем Интернете Вещей, мы говорили: не кладите сбережения в банк, возьмите эти сбережения и вложите в то, что будет улучшать городскую среду, жизнь ваших сограждан и т.д. Для предприятий, которые владеют офисными помещениями – да, сэкономить электроэнергию - это здорово. Но сделайте здание более удобным, чтобы работа арендаторов стала более производительной. Это очень сложно измерить, но поймите, что если вы сможете это сделать и дать людям возможность управлять своим окружением, то им понравится быть там, работать, повысится производительность, и ваше здание станет известно, как замечательное место для работы.

 

Внедрение IoT-технологий в городской среде приводит к массовой замене старых низкоэффективных систем на новые. С точки зрения бизнес-модели, экономия на электроэнергии и прочих коммунальных затратах для предприятий и муниципалитетов – очевидна и легко просчитывается. Гораздо сложенее оценить эффект от улучшения самой городской среды, условий жизни и труда горожан. Но если вы не побоитесь вложиться в такой проект вместо того, чтобы просто оставить деньги в банке, он обязательно окупится.

 

Парам Сингх: Я думаю, это важный пункт. Мы говорили об уровнях конфиденциальности, вы можете установить пороговые значения. Возможно, вы не хотите, чтобы ваши соседи знали, когда вас нет дома, но вы можете «поделиться» с ними тем, что вы уходите с собакой, т.е. что собака вышла из здания. Совместное использование и сенсоры для освещения. Вы говорили об освещении. Это не только  освещение от GE, но и связанные с системой сенсоры. Лампочка может быть светодиодной, ею можно управлять динамически. Также сенсоры на парковке или другие сенсоры. Сенсоры Интернета Вещей можно использовать универсально, объединять в пулы. Хорошо, когда есть различные приложения типа Nest или Dropcam и другие. Но необходимо незаметное взаимодействие между ними и управление данными. Интересно, как все это связано.

 

Ари Джакси, Mozilla: Мне кажется важным обсудить еще одну вещь. Это касается конфиденциальности. Вы упомянули, что важно знать, когда моя собака выходит на улицу. Я думаю, это не интересный вариант использования, потому что не многие из нас захотят потратить деньги на то, чтобы знать, когда собака выходит на прогулку. Парам, со всем уважением к вам, но это глупый пример. Но мы продолжаем их использовать, потому что не нашли других более значимых вариантов использования дома, в жизни. К сожалению, это так. Технологии, особенно в пользовательском секторе, ожидают действительно значимого применения. А конфиденциальность и безопасность /защита данных являются абсолютно необходимыми составляющими. Со всей ответственностью я заявляю, что нам еще предстоит найти действительно общественно-значимые способы и модели использования Интернета вещей.

 

Парам Сингх: Существует множество способов использования. Но то, что выберут люди – вопрос. Моя собака – центр моей вселенной. Я бы хотел, чтобы кто-нибудь гулял с ней вместо меня. Когда мы рассматривали промышленные и пользовательские сферы применения, я чувствую, что остается еще столько всего неизвестного.

 

Ашиш Парих, Arrow Electronics: Замените собаку на ребенка. В зависимости от того, где вы живете, может быть, дети идут в школу, вы волнуетесь по поводу того, где находится ваш ребенок. Возможно, вы не хотите давать ребенку, которому 7 или 10 лет, мобильный телефон для отслеживания по GPS. Но вы говорили о сетях большого радиуса действия. Как их можно использовать в таких решениях? Затем возникает вопрос конфиденциальности – кто может иметь доступ, при каких условиях. Потому что, оказавшись не в тех руках, это может быть очень опасно.

 

Парам Сингх: Замечательный пример есть в Корее, где детям в школе выдают устройство, данные доступны только школе и родителям. Устройство использует сеть 2G, в США эту сеть сворачивают. Школы и родители должны были объединиться, чтобы это стало возможным, т.к. это очень щекотливый вопрос…У нас осталось несколько минут. Есть еще какие-нибудь мысли по поводу ближайших 3-5 лет? Где стартапы могут начать составить вам конкуренцию? Есть ли какие-либо области, которые вам интересны, и где вам нужны эти инновации?

 

 

 

Ашиш Парих (Ashish Parikh), вице-президент по ПО и решениям, Arrow Electronics

 

 

Лейн Артур, John Deere: Конечно, есть. Разговор о бизнес-моделях важен, но только там, где есть ценность. Когда я думаю о партнерах для нас, а у нас уже 88 партнеров, которые работают с нами над платформой. Мы не создаем все сами, и даже не хотим этого. У разных потребителей есть разные потребности. Мы готовы сотрудничать с разными компаниями, чтобы удовлетворять все это многообразие.

 

Рик Фримэн, GE Smart Cities: Наши партнеры могут работать как с городами, так и с предприятиями над приложениями, которые будут решать наши уникальные проблемы. Я думаю, что большие компании будут помогать городам. А предприятия могут решать проблемы, например, энергоэффективности, парковки или дорожного движения. Сообщество разработчиков приложений сможет найти приложения, которые придутся по вкусу потребителям. А затем ребята, которые делают классные сенсоры, должны будут интегрировать их в инфраструктуру и повысить их ценность. Как я уже сказал, должна создаваться экосисистема Интернета вещей, открытая сверху и снизу.

 

Ари Джакси, Mozilla: Раз уж вы позволили мне сделать рекламу, 15 секунды рекламы. У нас запущены несколько проектов, и вы можете посмотреть их, и принять участие. Мы работаем над открытым распознаванием голоса и речи. Мы занимаемся коммуникациями, особенно, неформальным общением подростков. Мы изучаем сбор данных, особенно акустических и оптических. Это интересное пересечение между Siri-подобными системами и людьми. Мы также занимаемся вопросом совместимости устройств, как заставить различные устройства различных поставщиков работать вместе, особенно дома. Все это можно найти онлайн, погуглив.

 

Ашиш Парих, Arrow Electronics: Мы много времени говорим о межмашинном взаимодействии, о переносе данных с сенсора на платформу данных. О чем мы не говорили, так это о человеко-машинном взаимодействии. Как ввести человека? Машина взаимодействует с машиной, но это процесс, и человек тоже должен быть вовлечен. Используя технологии WebRTC, как ввести видео и аудио элементы в это взаимодействие. Как использовать видео для диагностики проблемы? Или поставить диагноз человеку? Пошел на прогулку, частота сердечных сокращений увеличилась, я могу поговорить с медсестрой, она меня видит, и может помочь.

 

Парам Сингх: Это великолепный вариант использования. Друзья, большое спасибо всем за участие. Приятно было встретить старых знакомых и увидеть новые инициативы. Хотелось бы снова с вами встретиться и продолжить этот диалог. До скорой встречи!