×
Министр связи: «Монополия одной страны в ПО создает угрозу безопасности»

О том, как скоро РФ сможет начать выделять гранты для российских разработчиков нового программного обеспечения, планируется ли вновь перенести сроки вступления в силу закона о хранении персональных данных россиян на территории РФ, в интервью МИА «Россия сегодня» в Швейцарии рассказал министр связи и массовых коммуникаций РФ Николай Никифоров.

 

Минкомсвязи РФ до конца года рассчитывает разработать проект интегрированной системы связи для нужд госорганов. О том, какие варианты такой системы сейчас рассматриваются, как скоро РФ сможет начать выделять гранты для российских разработчиков нового программного обеспечения, планируется ли вновь перенести сроки вступления в силу закона о хранении персональных данных россиян на территории РФ и смогут ли российские граждане покупать авиабилеты и бронировать гостиницы за рубежом после 1 сентября, в интервью руководителю представительства МИА «Россия сегодня» в Швейцарии Елизавете Исаковой рассказал министр связи и массовых коммуникаций РФ Николай Никифоров.

 

— Николай Анатольевич, на днях был опубликован разработанный вашим ведомством законопроект о создании изолированной сети связи для государственных нужд. Когда начнется строительство этой сети? Сколько, по вашим оценкам, она может стоить? Будет ли использоваться исключительно российское оборудование?

 

— Системный проект интегрированной системы связи для нужд госорганов еще не разработан, поэтому все ответы на эти вопросы будут даны в ходе разработки проекта.

 

— Как скоро может начаться такая разработка?

 

— Это зависит от выделения соответствующего финансирования. Пока вопрос финансирования окончательно не решен. Надеемся, что системный проект может быть разработан в этом году.
Позиция минсвязи заключается в том, что в условиях объективных бюджетных ограничений целесообразно посмотреть несколько решений. Отдельным путем может быть создание отдельной сети, изолированной, как вы назвали, фиксированной сети связи.
Другой путь может заключаться в том, что одна или несколько сетей крупнейших национальных операторов могут принять такой план за несколько лет — речь идет о пяти годах, может быть, даже 10-летней перспективе — перехода полностью на отечественное оборудование.

 

— Говоря про операторов, вы имеете в виду Ростелеком?

 

— Ростелеком, других операторов. Не хотелось бы называть конкретные компании, потому что задача создания изолированной сети заключается в создании доверенной сети для органов государственной власти и управления. И если мы имеем общую сеть связи, построенной на российском оборудовании, которому мы доверяем, по сути, отпадает необходимость создания изолированной сети.
В этом смысле оба варианта, о которых я сказал, объективно имеют право на жизнь, и здесь нужно смотреть на все, исходя из бюджетных возможностей.

 

— Направило ли минкомсвязи заявку на получение средств из антикризисного фонда правительства для поддержки разработки отечественного программного обеспечения?

 

— Эта заявка сейчас готовится совместно с рядом заинтересованных ведомств. Планируем, что в этом году это финансирование начнется.
Мы сейчас проводим финансово-экономические обоснования. С одной стороны, работаем с представителями индустрии, чьими руками должно все делаться и ради кого мы, собственно, это грантовое финансирование выбиваем. С другой стороны, мы находимся в контакте с министерством экономического развития, министерством финансов. Когда все это будет подготовлено, одно с другим полностью увязано, то решение будет уже за правительством.

 

— То есть начнется финансирование разработок российского программного обеспечения?

 

— Мы хотим давать гранты российским инженерам-программистам на участие в коллективной разработке программного обеспечения. При этом мы считаем, что оно ни в коем случае не должно ограничиваться Россией. Уже точно к этому готовы присоединиться Китай, Индия и Бразилия. Из Женевы я лечу в ЮАР, в Кейптаун, для того, чтобы это обсудить еще и с нашими южноафриканскими коллегами.
Мы открыты для всех и приветствуем любое участие любой страны и любой компании. В этом смысл открытого ПО и коллективной разработки. Просто мы российских разработчиков хотим еще и грантами поддержать.

 

— В итоге это не будет чисто российское ПО?

 

— А это и не должно быть чисто российское ПО. Информационные технологии же трансграничные. И сейчас проблема в том, что, с одной стороны, они трансграничные, а с другой стороны, мы видим доминирование на рынке только одной страны. Это неправильно. Это создает угрозу и информационной безопасности и экономической.

 

Поэтому мы и хотим, чтобы все было открыто и сбалансированно. От этого выиграют и Россия и другие страны. Вообще, весь мир от этого выиграет. Уверены, что у нас все получится.

 

Самая яркая тема, которая сейчас обсуждается, — это мобильная операционная система. Пока мы видим, что формируется своего рода консорциум вокруг операционной системы, которая называется Sailfish OS. Изначально это была финская команда. Сегодня юридическое лицо Sailfish Holding зарегистрировано уже в Гонконге. Это уже финско-российско-китайская компания. Я только что встречался с ее руководством. Планируется уже участие индийских акционеров. Уверен, что присоединятся и бразильские и южно-африканские акционеры в контексте блока БРИКС. Но это могут быть любые компании. Насколько я знаю, там есть акционеры из Восточной Европы. Чем их больше, тем лучше. Главное, чтобы ни у кого в руках не было одного ключа. В этом наш принцип. Мы считаем, что все должно быть сбалансировано.

 

Российское участие в этом проекте есть, так что процесс начался. Важно, чтобы правительство его поддержало в режиме мягкой силы, грантов. Мы ни в коем случае не хотим назначить какую-то ответственную компанию, которая будет это исполнять. Я видел комментарии в СМИ, что это должна быть некая госкомпания. Ничего такого не предусматривается. Это открытый процесс.

 

— Планируется финансировать даже стартапы?

 

— Конечно. Это, по сути, финансирование даже конкретных инженеров-программистов. Мы хотим, чтобы они не увольнялись из своих компаний, не переходили на работу куда-то, оставались работать у себя. В идеале мы бы хотели, чтобы там были сотрудники, работающие, к примеру, в «Яндексе», Mail.Ru, «ВКонтакте», в каких-то компаниях-разработчиках программного обеспечения — 1С, Лаборатории Касперского, других. Пусть их сотрудники участвуют в этом, это будет очень здорово.

 

— Интернет-омбудсмен заявил о необходимости переноса сроков вступления в силу закона о хранении персональных данных россиян на территории РФ из-за неготовности подзаконных данных, описывающих конкретные механизмы переноса данных иностранными компаниями. Обсуждается ли сейчас в правительстве перенос срока?

 

— Нет, не обсуждается. Государственная Дума уже перенесла сроки на 1 сентября. Другие переносы вряд ли возможны. Это вопросы больше к депутатам Государственной Думы, но вряд ли это возможно. Каких-то серьезных рисков мы здесь не видим, с индустрией находимся в контакте, даем необходимые разъяснения.

 

В частности, была обеспокоенность, к примеру, по системе бронирования билетов. Выражал обеспокоенность Аэрофлот, многие другие компании и ассоциации. И у меня есть очень простой комментарий: в законе предусмотрены соответствующие изъятия в случае наличия тех или иных международных соглашений. По авиаперевозкам у нас есть такое международное соглашение.

 

Поэтому каких-то принципиальных изменений с точки зрения бронирования авиабилетов и рисков здесь нет.

 

— А с бронированием гостиниц за рубежом?

 

— Тоже проблем не видим. Есть конкретные операторы, обрабатывающие персональные данные, крупнейшие из них изъявили желание полностью следовать требованиям российского закона, они размещают оборудование. Поэтому тут нет никаких серьезных проблем.
Я бы не драматизировал ситуацию. Для простых граждан на самом деле с 1 сентября ничего принципиально не изменится. Целый ряд стран такое практикует. В Германии, например, такой закон существует. Евросоюз в целом это рассматривает. Поэтому где-то Россия действительно впереди, но в целом это общий тренд.

 

— То есть никаких проектов переноса сроков вступления в силу закона на данный момент нет?

 

— На сегодня законопроектов о переносе сроков нет. В министерство ничего такого не поступало.

Источник: Минкомсвязь России