×
Олег Брагинский. Мой дедушка говорит: устают все. Но люди, которые имеют бойцовский характер, сначала делают работу, а потом устают

JSON.TV публикует полную расшифровку видеоинтервью c Олегом Брагинским - Основателем и директором "Бюро Брагинского".

 

JSON.TV: В одной статье о проблемах предпринимателей автор предложил пройти тест на то, способен ли человек быть предпринимателем. В анкете 15 вопросов, нужно отвечать «да» или «нет». Выяснилось, что, если ответить 11 раз «да», то все, предпринимательство – это ваша стихия. Если меньше – занимайтесь чем-то другим. У меня возник такой вопрос6 неужели все так плохо, и чтобы быть успешным предпринимателем, нужно, действительно, работать очень много? А может, вопрос не в количестве, а в качестве? Ведь существуют определенные рекомендации, можно развить навыки, быть эффективным, производительным. У меня в гостях находится человек, который уделяет огромное внимание вопросам эффективности и производительности. Мне очень приятно представить, мой собеседник, основатель и директор «Бюро Брагинского» Олег Брагинский. Олег, здравствуйте!

 

Олег Брагинский: Геннадий, здравствуйте!

 

JSON.TV: Олег, Вы знаете, иногда, когда мы готовимся к записи интервью, я немного волнуюсь: приедет гость, опоздает, нет. В Вашем случае я был уверен на 100%, что Вы будете вовремя.

 

Олег Брагинский: Спасибо, это приятно!

 

JSON.TV: Интересно, что для Вас ‑ «вовремя»?

 

Олег Брагинский: «Вовремя» обозначает, что работа сделана моментально. Почему? Потому что если ее откладывать, планировать, существует угроза срыва сроков или переноса приоритетов. Поэтому я делю работу на «быстрое» и «небыстрое» и все, что могу, делают быстро, сразу же.

 

JSON.TV: Олег, давайте познакомим зрителей с Вами. Есть такой классический вопрос, когда предприниматель встречает в лифте инвестора, и нужно представить себя за 10 секунд. Представим, Вы на конференции, нетворкинг, что Вы о себе скажете?

 

Олег Брагинский: Здравствуйте, я Олег Брагинский, кандидат технических наук, доцент, автор учебников, видеокурсов и 400-т статей, независимый директор ряда крупных предприятий, ментор стартапов. Это отточенная фраза, приходится говорить ее часто, она занимает ровно 10 секунд или, как Вы правильно говорите, лифт-тест. В последнее время добавляю, что в настоящее время являюсь одним из наиболее просматриваемых людей в сети деловых контактов LinkedIn.

 

JSON.TV: Здорово. Олег, чем наполнен Ваш день? Из чего он складывается, чем занимаетесь, какими проектами?

 

Олег Брагинский: Когда я был корпоративным солдатом, то были совещания, встречи, рабочие группы, все как обычно. Сейчас, когда наступила эра глобального предпринимательства, наверное, 3 основных задачи, которые я выполняю. Первая – это встреча с заказчиками, когда мы понимаем задачу, которая у них стоит, углубляемся с бизнес и примерно строим будущий проект. Вторая – это работа с командой, отработка гипотез, работа с данными, запуск каких-то циклов по построению модели будущего бизнеса. Третья работа – когда я работаю один, это презентации, это оттачивание речей или моя любимая работа с аналитикой и программированием, макросами.

 

JSON.TV: Долго Вы были, как Вы говорите, корпоративным солдатом?

 

Олег Брагинский: Почти 20 лет я работал в компаниях «Альфа-Групп» в разных странах. Очень долго.

 

JSON.TV: Вы помните Ваш первый предпринимательский опыт? Что это было? Можете поделиться, рассказать?

 

Олег Брагинский: Да, это было не очень обычно. Будучи студентом киевского политеха, у меня получалось какие-то программы писать, какие-то взламывать. Стали обращаться преподаватели, в том числе и других вузов, даже из других стран, потестировать систему защиты, взломать систему защиты, проконсультировать. Потом наступила повальная эра компьютерных вирусов, когда много было технических сбоев, всяких заражений, получалось их лечить.

 

Так постепенно получилось, что моими заказчиками стали такие крупнейшие компании, как Intel, Motorola, Siemens. Для Intel я писал и взламывал системы защиты их языка программирования Verilog, для Motorola – транспьютеры DSP-0002, параллельные вычислительные комплексы, для Siemens – крупный офисный АТС.

 

JSON.TV: Вы работали один или у Вас была команда?

 

Олег Брагинский: Тогда было время, по-моему, называлось хозяйственной темой, когда государство или другие компании заказывали на кафедрах некие разработки. И это шло в ходе таких работ.

 

JSON.TV: Что происходит? Человек думает: «Здорово, я тоже хочу стать предпринимателем». Но тут в голове начинают возникать так называемые внутренние барьеры. Было ли что-то такое? Что Вас удерживало?

 

Олег Брагинский: Было такое. Наверное, честность, может быть, скромность, может быть, наше коммунистическое прошлое. Я был профогром факультета, до этого был председателем Совета пионерской дружины. Все было на энтузиазме. А потом вдруг начали предлагать деньги за какие-то вещи, это было очень некомфортно. Сначала, сколько мог, отказывался, а потом вдруг оказалось, что деньги становились все больше и больше, на них можно было жить, покупать компьютеры. Постепенно рынок сам установил цены на мои услуги.

 

JSON.TV: Получается, некий прошлый бэкграунд, в котором эта тема вообще отсутствовала?

 

Олег Брагинский: И отсутствовала, и было неудобно. Мы же были все браться, все товарищи, все равны, ну как же не помочь?

 

JSON.TV: А тут вдруг кто-то начинает больше зарабатывать. А самое яркое откровение, как говорят, инсайд, эврика – что-то такое было в предпринимательском опыте?

 

Олег Брагинский: Да, было. Пожалуй, это доверие. Когда вы только начинаете, вы многое можете сделать сами. Вы сами регулируете, сколько делать, когда делать, сами строите свой календарь. Когда работы становится больше, когда вы уже не можете ее масштабировать на себя, возникает необходимость в команде.

 

Команда означает, что необходимо доверять. Получается, что несложно найти людей, которые готовы получать зарплату, сложно найти людей, которые готовы делать ее хорошо. Тут тоже очень интересный эффект. Надо научиться мириться с тем, что будет не 100-процентный результат.

 

То есть вроде бы рассказываешь человеку, и с клиентом договорились об одном, а получаете потом некую работу, которая близка, но не совсем. К этому тоже надо привыкнуть.

 

JSON.TV: Уточню: доверие между кем и кем?

 

Олег Брагинский: Доверие по отношению к заказчику, потому что заказчик доверяет серьезные данные, большие массивы, доверяет свои секреты, свои тайны, технологии. С другой стороны, доверие по отношению к тем людям, которых я нанимаю. Потому что, как правило, это очень молодые, талантливые, амбициозные ребята. Как следствие, некоторые из них бывают капризные, некоторые из них имеют какие-нибудь особенности психики. И каждый раз думаешь: «Он точно может сделать? А не будет ли побочного эффекта?». Вот в чем доверие.

 

JSON.TV: Получается, что для предпринимателя важно это ощущение, уметь доверять своим сотрудникам?

 

Олег Брагинский: Да.

 

JSON.TV: Это доверие – как кислород. Пока он есть, мы его не ощущаем, как только его нет, сразу чувствуется.

 

Олег Брагинский: Абсолютно. Причем важная характеристика доверия: доверие – это не то, что я ожидаю, что сбудутся мои предсказания или произойдет так, как я хочу, а это такая безусловная штука. Ребенку доверяешь и все. Что бы ни было, он твой ребенок.

 

Ты должен заранее за все простить. Так и сотрудника, коллегу надо заранее за все простить, что бы ни случилось.

 

JSON.TV: Я понимаю, когда Вы говорите «безусловная», речь идет о том, что не может быть такой ситуации, когда здесь мы доверяем, здесь нет. Давайте обратимся к главной теме. Как все успеть в жизни? Вы добиваетесь действительно потрясающих результатов, сегодня расскажете о них. Есть у Вас какие-то свои наработки? Я понимаю, универсального средства нет, но тем не менее, что Вам помогает успевать в жизни?

 

Олег Брагинский: Во-первых, я коллекционирую всякие фишки, трюки и хаки. Я все, что могу, пытаюсь сделать быстрее. Например, я набираю вслепую. Я набираю 560 клавиш в минуту. Это в 3-4 раза быстрее, чем делает большинство людей. Я обладаю скорочтением, читаю в 5-10 раз быстрее.

 

JSON.TV: Вы специально развивали эти навыки?

 

Олег Брагинский: Да, и постоянно пытаюсь их совершенствовать. Потому что, допустим, скорочтение английское и скорочтение русское очень сильно отличаются. То же самое – скоропись. Казалось бы, забытый навык, кому он уже нужен? Мы и ручку с собой уже почти не носим. Но есть преимущества. Во-первых, если записываешь скоропись, то можешь вести протоколы и потом даже спорить с секретарями не из твоей фирмы, которые вели протокол где-нибудь в Америке или Европе. Ты говоришь: «Ребята, нет, на такой-то минуте была такая-то штука. Вот, я точно записал». И прямо цитируешь, и все совпадает. Во-вторых, это позволяет работать в самолете. Говорят: «Выключите приборы». А у тебя бумага есть, и ты можешь поработать. Или в машине укачивает от iPad, ты можешь поработать с бумагой. Таких фишек очень много, я постоянно учусь делать разные вещи быстро. Допустим, находясь в гостинице, я научился быстрее гладить рубашки. Работая с рестораторами, я учился у них разным фишкам. Получается, чем с большим количеством клиентов я общаюсь, тем больше знаю разных трюков, которые ускоряют мою жизнь.

 

JSON.TV: Здорово. Олег, в жизни есть такое явление, оно получило название «прокрастинация». Это постоянное откладывание исполнения, я подчеркну, необходимых дел на потом. Сталкивались ли Вы с этим? Если да, то как побороли?

 

Олег Брагинский: Я очень часто это наблюдаю. Я очень часто вижу, как это происходит.

 

Мне этот феномен непонятен. Я в душе очень жесткий человек, очень структурный. У меня система приоритетов. Ее, конечно же, можно сдвинуть какими-то внешними воздействиями, но если меня оставить наедине, я что запланировал, то и сделаю. Я не только планирую приоритет задач, очередность, я обязательно планирую время, за которое я ее сделаю.

 

И для меня это очень важно. Потому что, будучи перфекционистом, дать мне бесконечное время, и я буду долго шлифовать. Но вряд ли результат от этого будет намного лучше. Поэтому я научился примерно предсказывать, за сколько я сделаю задачу, и я останавливаюсь. Она не идеальна, я просто останавливаюсь, потому что время уже истекло.

 

JSON.TV: Ресурсы ограничены, и бывает, что их не хватает. Одна из причин, почему люди откладывают, они просто не осознают, что с ними происходит. На самом деле, он устал, его психика просит переключиться, он уже полез в социальные сети и так далее. Если это осознавать, тогда можно это планировать. Планировать еду, отдых, такие переключения. Вы согласны с этим?

 

Олег Брагинский: Да. Еще есть такой трюк: можно использовать маленькие ритуалы. Например, я тоже вхожу в ряд социальных сетей. Как я для себя придумал самоограничение? Первое: когда я работаю или сплю, я ставлю телефон ан беззвучный режим. Никакая почта, никакие звонки, уведомления не тревожат. Второе: я вхожу в сеть только тогда, когда получаю из нее уведомление, то есть если мне пришло сообщение. Просьба о присоединении или какие-то другие вещи вторичны. Получается, что если меня не зовет сеть, я к ней не хожу. Третья штука: в планировании у меня всегда есть какие-то окошки. И эти окошки рассчитаны на то, что, допустим, не будет вдохновения или нужно будет куда-то переехать. То есть я не планирую 100% своего времени. Поэтому если возникает какое-то отвлечение, может быть, я слегка и прокрастинирую, но вряд ли это задевает остальные задачи. Но в целом – нет, мне такое неизвестно.

 

JSON.TV: По моему мнению, антонимом прокрастинации является самодисциплина. Вы говорите, что Вы не откладываете, значит, у Вас – супер-самодисциплина. Интересно, как Вы понимаете это слово – «самодисциплина»?

 

Олег Брагинский: Это такая договоренность с самим собой. В течение дня есть сколько-то активности, нужно раз 10-15 отжаться. Когда отжимаешься, забываешь о клавиатуре, вроде бы спортом занимаешься, другой вид деятельности, вроде бы отвлекся. Каждый день я пишу статью не менее чем 3 тыс. символов, это тоже отдельный вид деятельности. Получается, что разнообразие видов деятельности и необходимость их делать каждый день – это и возникает как самодисциплина.

 

Каждый день есть 5 или 7 активностей, которые нужно сделать, что бы ни случилось. Допустим, 5 раз в неделю я хожу в бассейн, что бы ни случилось. Есть общий километраж. Если я проплыл сегодня меньше, значит, завтра я проплываю больше. Но за 5 дней я должен проплыть столько, сколько нужно.

 

Почему? Есть Excel, и в нем я отмечаю такие-то параметры. У меня есть каждая моя статья, сколько просмотров, сколько репостов, рядышком график, тренд просмотров, тренд репостов. Я понимаю, пишу лучше или хуже. То же самое со всем остальным. Я не просто делаю работу, я все время замеряю отклик.

 

JSON.TV: Здорово. Как говорят, «мы можем изменить только то, что можем измерить». Вы как раз измеряете.

 

Олег Брагинский: Все что можно, я в этом маньяк.

 

JSON.TV: А в бассейне сколько проплываете?

 

Олег Брагинский: По-разному, от 2-х до 10-ти км.

 

JSON.TV: Каким стилем плаваете?

 

Олег Брагинский: Кролем. Причем там есть определенные нюансы. Тот же бассейн: можно просто плавать в бассейне, как плавается. А есть специальные технологии. Я стараюсь, допустим, или четные, или нечетные проплывы бассейна делать на одном дыхании, как делают фридайверы. То есть я нырнул, гребу, но не дышу.

 

JSON.TV: А длина бассейна?

 

Олег Брагинский: Сейчас 20 м. Вторая фишка – у бортика можно разворачиваться по-разному. Я все время делаю переворот. Я специально учился делать переворот, чтобы это занимало определенное время. Выход из бассейна – я полностью выхожу из воды в одно движение. Когда ты это отточил, повтор движения вызывает удовольствие: «Вот я это умею, я это умею хорошо».

 

JSON.TV: Потрясающе. Интересные, как Вы говорите, лайфхаки. Я вычитал про Вас, про один из таких лайфхаков. Олег, не могу понять, в чем фишка, поясните. Итак, один из Ваших советов по управлению временем звучит так: «Не пользуйтесь компьютерной мышкой». Чем Вам мышка не приглянулась?

 

Олег Брагинский: Тут несколько фишек. Первая фишка: приходится работать в разных странах, там бывает Windows на разных языках, Officeна разных языках, особенно арабский, китайский, японский. Хоть иконки есть, но нет текста. Второе – бывает так, что клавиатуры имеют разную глубину хода, бывают больше, меньше, шире, уже. Клавиш там больше, меньше, Shift, Ctrl, табуляция – они все разные. Получается, что у меня есть пара ноутбуков дома, на которых я работаю, на них клавиатура переставлена специальным удобным мне образом, чтобы минимизировать ход движения клавиш. Называется «клавиатура Дворака». Такой ученый, который сделал клавиатуру, позволяющую минимизировать расстояние, пробегаемое пальцами. Поэтому я маньячу даже с точки зрения этих маленьких микросекунд. Я набираю аккордами, очень быстро. И получается, если отвлек одну руку на мышку, то вторая уже тоже не функциональна, потому что я ей знаю только полклавиатуры. Отвлек на мышку, что-то сделал, обычно очень простое движение, возвращаю – это потеря 2-3-х секунд. Когда летишь в самолете, мышкой пользоваться не очень удобно, там маленький трекпадик, на нем работаешь. Но если научиться работать на горячих клавишах, Ctrl+С, Ctrl+V, Shift+Insert, Alt+Xи другие комбинации, F4, получается, что ты моментально делаешь аккорды, работаешь на маленьком поле, можешь работать на самолетном столике. И на любой клавиатуре ты это делаешь очень быстро. Мышка просто забирает время, крадет.

 

JSON.TV: Понятно, отличная идея. Таким образом, повышайте навыки набора текста на клавиатуре, тогда мышка не понадобится. А есть любимые программы? Что Вам помогает в работе с текстами?

 

Олег Брагинский: Я очень серьезный традиционалист. Поэтому я использую программы помн            огу лет. Одна из моих любимых – это Far Commander. Это очень старая консольная программа, ей очень много лет.

 

JSON.TV: Это для работы с файлами?

 

Олег Брагинский: Для работы с файлами. Среди прочего, в ней можно и набирать. Там есть редактор, он не такой красивый, как Word, там, может быть, нет каких-то фишек, но для набора текста, для повседневной жизни этого вполне хватает. Да, потом часто приходится из Far все копировать в Word, чтобы причесывать. Но у меня есть с собой флешка, на которой 7-8 программ, они все портативные, на любом компьютере, в любой стране я ее втыкаю в ноутбук и могу работать. Их мало, но я их все знаю очень хорошо с точки зрения горячих клавиш.

 

JSON.TV: Олег, в продолжение темы очень интересно узнать Ваше мнение. Я вот что наблюдаю, происходит последние 100 лет нашей жизни, происходит некое ускорение, мы живем все быстрее и быстрее. Я недавно прочитал одни исторические очерки. Так вот, люди в XIX веке обедали 3-4 часа. Садились в 13 и иногда к 17-ти переходили к десерту. А вот в очень популярных сетях быстрого обслуживания норматив на одного человека за столиком ‑ 10 минут, то есть все показатели рассчитывают из того, что человек за столом проведет 10 минут. Чтобы разогреть еду в СВЧ-печке нужно пару минут. Появились быстрые свидания, speed-dating, Twitter, 140 символов, общаемся короткими сообщениями. И тут я читаю, что Вы предлагаете смотреть фильмы на ускоренной скорости. В 2 раза ускорить, да?

 

Олег Брагинский: Да.

 

JSON.TV: Может быть, пора уже остановиться? Как Вам кажется?

 

Олег Брагинский: Хороший вопрос, я Вам очень за него благодарен. Потому что, действительно, это очень сложно объяснить. С маленькими детьми мы разговариваем, четко выговаривая все буквы, медленно, простыми словами. Со взрослыми мы говорим более небрежно, мы наращиваем скорость, мы увеличиваем количество слов. Когда мы смотрим фильмы, там возникают некие паузы. Мало того, если глянуть в кинотеатр, видно, что люди успевают посмотреть друг на друга или в свои смартфоны. Это означает, что не хватает скорости.

 

Лыжник может ехать со склона на высокой скорости. Но чем он быстрее умеет спускаться, чем он профессиональнее, тем больше ему это доставляет удовольствие. Он же тоже может взять лыжи на плечо и медленно пройтись по склону? Красиво же вокруг? Но нет, лыжники считаются крутыми, если они быстро спускаются, маневренно. Они получают колоссальное удовольствие от природы, от лыж, от скорости. Он мог заскочить в какую-то кафешку и быстро перекусить. И получается, что в момент перекуса на склоне он не будет каким-то образом наслаждаться изысканным обедом. Важнее другая часть, не еда, а склон.

 

Так и здесь. Фильмы – это, как правило, художественный вымысел, это сказки, мало сюжетов, мало интересных актеров, очень избитые постановки. Поэтому оттого, что я потрачу на него 2 часа или час, мало что изменится. Мало того, мозг привыкает к удвоенной скорости. Получается, что первые 3-5 минут, если мы станем смотреть вместе, Вам будет некомфортно, будут как будто писклявые голоса, а Вы будете думать: «Боже мой, что он делает?».

 

Но минут через 20 Вы, вдруг, поймете, что для Вас темп стал приемлемым. И возникает другой очень интересный эффект. Мы с Вами глянули фильм на удвоенной скорости, Вы выходите в обычную жизнь, и Вам кажется, что вокруг все – тормоза. Двигаются, говорят медленно. А Вы можете быстрее!

 

То есть когда вы умеете быстро набирать, быстро писать, быстро считать, смотрите фильм на удвоенной скорости, все делаете быстро, вы успеваете сделать больше, чем другие. На переговорах вы успеваете понять английский, придумать элегантный ответ, записать, что сказал вам оппонент, что сказали вы, глянуть все его мышцы и примерно научиться предугадывать реакцию. Вы понимаете, сколько у человека мышц, какие работают, какие не работают. Ваш мозг на переговорах думал бы о предстоящем обеде, о погоде, еще о чем-то, а так вы раз, в человека воткнулись и полностью с ним работаете, максимально уделяете время. Также и фильм. Быстро в фильм вошли, быстро глянули, а потом полфильма вы свободны, потому что вы глянули в 2 раза короче его.

 

JSON.TV: Потрясающий совет. Я подумал о том, что речь идет о фокусе внимания: если набираем текст – набираем текст, если слушаем собеседника – слушаем собеседника. Кстати, про английский заговорили. Знаете, как акроним FOCUSрасшифровывается?

 

Олег Брагинский: Нет.

 

JSON.TV: Follow one course until success. Мне кажется, это потрясающе.

 

Олег Брагинский: Блестяще. Надо будет запомнить. Кстати, по поводу набора на клавиатуре. Продолжаем эту тему. Представьте, вам необходимо набирать текст, вы набираете обычно. Гляньте на людей, как они это делают. Они ищут клавиши и быстро пытаются двумя-тремя пальцами набирать. Потом смотрят на экран, и получается, что есть лишнее движение. А когда вы набираете вслепую, вы просто кладете клавиатуру на колено и набираете, смотрите на экран. Мало того, можно с Вами разговаривать и набирать мою речь и свою. Получается, вы не думаете о том, что делают пальцы. Вот вы говорите: «Есть ли удовольствие в жизни?». Конечно, есть, оттого, что вы не думаете, как дышать, ходить, бегать, набирать.

 

JSON.TV: Другими словами, доводим до автоматизма какое-то действие.

 

Олег Брагинский: Да. И получается, его как будто бы нет, оно как будто бы исчезает из жизни. Потому что нет набора на клавиатуре, оно само происходит.

 

JSON.TV: Потому что психика до этого обрабатывала информацию, как набрать, а теперь она занята чем-то другим.

 

Олег Брагинский: Абсолютно.

 

JSON.TV: Есть еще какие-то интересные примеры повышения эффективности жизни?

 

Олег Брагинский: Да, их очень много. Начиная от того, как утром вставать, как чистить зубы, одеваться, готовить одежду, решать какие-то вопросы.

 

Допустим, когда я прихожу в магазин и там мне нравится 3-4-5 рубашек, я не думаю о том, какую из них выбрать, я просто покупаю все. В шкафу, когда я их вешаю, они все по гамме. Поэтому я беру рубашку, беру галстук по гамме, раз – выбрал. Моментально. То же самое касается носков, туфель. Очень удобно.

 

Получается, с одной стороны, кажется, что если в доме все системно, по полочкам разложено, вроде бы скучно. А с другой стороны, опять же, не нужно думать. Утром я не думаю, что мне надеть. Потому что я подумал заранее, вечером. Я знаю: 5-я позиция ‑ пиджак, 5-я позиция – рубашка, взял, галстук уже висит на рубашке, моментально оделся и все. Не тратятся на это ресурсы.

 

JSON.TV: А как Вы работаете с почтой? Это ведь сейчас проблема, открываешь, а там количество писем копится, уже тысячи.

 

Олег Брагинский: Первое, к счастью, появились самообучаемые роботы. Можно роботу объяснить, что такие-то письма от такого-то адресата в такую-то почту. Самая большая доля работы – это борьба со спамом. Когда ты работаешь в социальных сетях, когда ты очень просматриваем, то получаешь очень много писем. Например, вышло в «Хакере» мое новое интервью, там было, по-моему, около 100 тыс. просмотров за очень короткий срок, за несколько дней. Я получил буквально за сутки 10 тыс. писем. Представляете этот вал ?

 

С одной стороны, можно было бы на все плюнуть, а с другой стороны, если ты эффективный – попробуй, ответь. Поэтому пригодились и быстрый набор, и быстрое чтение. Первое – это сортировка. То, что не отсортировал робот, я делаю руками. Второе, если письмо адресовано не мне, абстрактное, я его пытаюсь не читать. Я быстро глянул заголовок - «Дорогие друзья» или «Уважаемый пользователь» - все, это в сад. Я стараюсь отвечать на персональные письма. Я завожу специальные ящики, куда складываю  письма от людей, которые мне важны. Я помечаю, что письма от этого адресата крайне важны. Дальше у меня есть некая система приоритетов. В разные дни недели, месяца, в разные сезоны разные мои клиенты имеют разные приоритеты, потому что, когда высокий сезон в гостиничном бизнесе, важнее быстрее отвечать им. Когда высокий сезон в системах обогревания, то важнее отвечать на вопросы этих клиентов. Поэтому я время от времени переименовываю папки, читаю и отвечаю их одну за одной. Есть система плавающих приоритетов.

 

JSON.TV: Мне помогает, может быть, Вы тоже этот прием используете, такое понятие как Zero Inbox. То есть в конце дня каждый раз нулевой входящий в ящике входящей почте.

 

Олег Брагинский: У меня так не получается. У меня 5 писем остается в каждом ящике, я считаю, когда я сделал 5, я справился. Не успеваю, Zero не получается. Они падают постоянно.

 

JSON.TV: Отлично. Насколько я понимаю, общаясь с Вами, у Вас колоссальная потребность держать такой высокий темп. Я прав или нет?

 

Олег Брагинский: Это не потребность, это удовольствие, кайф. Сначала это было для самодисциплины, чтобы больше успевать, большего достигать. А теперь получается, что я окружен людьми, которые все время этим восхищаются. И хочется оправдывать их ожидания.

 

JSON.TV: И все-таки бывает, что не успеваете что-то?

 

Олег Брагинский: Конечно, бывает. Я к этому отношусь очень спокойно. Почти всегда можно передоговориться. Если работ 5-10, можно какие-то 2-3 отложить. Это не критично, умирать от этого точно не стоит.

 

JSON.TV: Есть ли у Вас в жизни человек, которого можно назвать наставник, коуч, ментор? Приходилось ли обращаться?

 

Олег Брагинский: Была у меня такая попытка, в прошлом году. Я долго смотрел, слушал, читал. И мне показалось, что, может быть, пора. Я назначил встречу с очень уважаемым человеком, которого я ценю. Мы с ним поговорили час, мы как-то не договорились о наставничестве. Вроде бы я хотел, но мы не смогли договориться. Поэтому эта штука мне не очень известна. Хотя я сам проходил несколько раз обучение наставничеству, в разных компаниях.

 

JSON.TV: Вы учились, как быть наставником?

 

Олег Брагинский: Я был, скорее, ментором в той технологии, в которой я учился. Я учился быть ментором, вести специальные дневники, журналы, специальным образом разговаривать. Как обучение – это очень здорово, интересно, у меня все время было много наставляемых. Но мне самому пока не пришлось.

 

JSON.TV: Какие задачи Вам нравится решать?

 

Олег Брагинский: Я очень люблю нерешаемые задачи. Когда есть некая задача, допустим, вы скажете: «Сделай яичницу». Ее могут сделать 7 млрд людей на планете. А когда у вас есть большой бизнес, вы уважаемый человек, лидер отрасли, допустим, лидер полушария, какой-то индустрии, вы занимаетесь 20-30 лет, у вас куча наград, книги, лучшие эксперты, вы выдающаяся компания, и вдруг вы говорите: «Ты можешь нам помочь?». Вот это интересно.

 

Потому что часто у меня не бывает экспертизы в том, в чем просят помочь. Часто это абсолютно зеленое поле, ни травинки. Получается, что я прихожу, а люди говорят: «Ты не знаешь страны, рынка, индустрии, компании, конкурентов, товара, продуктов, условий, ты ничего не знаешь». И в течение суток происходит полный цикл от недоверия, улыбок, «а ты кто, а ты откуда?».

 

А еще нас же воспринимают как людей из страны, где медведи ходят по улицам, а дети перед школой пьют водку, то есть мы слегка дикари для некоторых стран, поэтому очень интересно. А где-то через 6-7-8-20 часов разговариваешь с 20-ю людьми. С логистом – на языке логистов, с IT-шником – на языке IT, с PR-ом – на языке PR, и каждому говоришь, что делать, и каждый из них соглашается.

 

И наступает молчание: как прошло не так много времени, и он уже все знает, все понимает? Это кайф, это как будто сеанс одновременной игры в шахматы против многих игроков, гроссмейстеров.

 

JSON.TV: Вы говорите, не соглашается – это о чем речь?

 

Олег Брагинский: Например, Корея. Я предлагаю: «У вас есть такой-то бизнес-центр, такую-то штуку делать». Они говорят: «Ты понимаешь, в нашей культуре это непринято, невозможно, неприемлемо». И ты расспрашиваешь, а почему неприемлемо, а как, а что? И находишь такой маленький поворотик, крошечный срез, и вдруг это становится возможным. И прямо слышно, как у людей мозги шевелятся. Это самый большой кайф.

 

JSON.TV: Вы получаете удовольствие, когда открываете возможности людям, причем как-то плавно, по всей видимости, подводите их к этому?

 

Олег Брагинский: Да, это как головоломки решать, каждый раз новая, ты не знаешь, какая. Это самая любимая работа.

 

JSON.TV: А что самое сложное в Вашей деятельности?

 

Олег Брагинский: Мы уже говорили про доверие. Пожалуй, доверию и сложно научиться, и сложно соблюдать. Потому что есть идеи, часто идеи витают в воздухе. И вот ты слышал ее вчера, а сегодня другой ее реализовал. Клиентские отношения сложные. Сегодня есть доверие, завтра его нет, оно пошатнулось, изменилось, какое-то напряжение прошло.

 

И вот доверие как часть человеческих отношений – это, пожалуй, самое сложное. Над ним нужно постоянно работать. Нет такого, что какое-то важное событие, и доверие потом абсолютное и навсегда. К сожалению, нет. Это ежедневная постоянная напряженная работа по завоеванию, поддержанию, подтверждению.

 

JSON.TV: Абсолютно с Вами согласен. Олег, самый ценный совет, который Вы получили в жизни?

 

Олег Брагинский: Самый ценный совет я когда-то получил от дедушки. Он говорит, что устают все, но люди, которые имеют бойцовский характер, сначала делают работу, а потом устают.

 

JSON.TV: Потрясающе. Я думаю, сейчас самое время сказать, что Вы буквально несколько часов отдыхали, прилетели из Америки рано утром и практически сразу к нам в студию.

 

Олег Брагинский: Это правда.

 

JSON.TV: Бойцовский характер. Олег, спасибо огромное за то, что пришли к нас в студию, поделились своими советами, рекомендациями. Я абсолютно уверен, они найдут своего слушателя. По крайней мере, я вдохновился, мне уже хочется графики делать.

 

Олег Брагинский: Спасибо большое, я буду рад!

 

JSON.TV: Олег, спасибо огромное! Мне очень приятно напомнить, что сегодня у нас в гостях был Основатель и Директор «Бюро Брагинского» Олег Брагинский. Всего доброго, до свидания!

 

Смотрите полную версию видеоинтервью c Олегом Брагинским - Основателем и директором "Бюро Брагинского"