×
Почему кризис - хорошее время для венчурных инвестиций

Среди молодых российских технологических компаний есть будущие лидеры, способные обогатить своих первых акционеров. И сейчас удачный момент, чтобы найти такие компании.



Здесь есть лидеры

 

Сегодняшнее состояние инвесторов, и не только венчурных, можно описать одним словом – растерянность. Ситуация в России не похожа ни на дефолт 1998 года, ни на кризис 2008 года. Тогда мы двигались вместе с мировыми экономическими циклами, пусть и с задержками. Сейчас никто не может ощутить дна и понять глубины этой "кроличьей норы". Люди с деньгами это чувствуют на интуитивном уровне и опасаются применять уже знакомые отработанные модели. Никто не бежит, например, скупать недвижимость – но и продавать тоже не торопится: непонятно, какая цена справедливая. Паники среди инвесторов нет, но ясно видно непонимание перспектив.

 

При этом профессиональные фонды и инвестиционные компании – и венчурные, и "общего профиля" – продолжают вкладывать. Они должны размещать привлеченные средства в любых условиях. У большинства венчурных фондов структура позволяет работать не в только в России, но и за рубежом, так что они стараются сместиться на другие рынки и в другие юрисдикции. Продолжаются и сделки с российскими компаниями реального сектора – розничные сети, телеком, сервисы и т.п. – с понятными денежными потоками и моделью формирования дохода.

 

Но на мой взгляд, именно сейчас наступает время присмотреться к венчурным инвестициям. Посмотрите на продукты и услуги, которыми пользуетесь регулярно: доля технологических компаний среди них будет довольно высокой. iPhone, Yandex, WhatsApp, Skype – список вы можете продолжить сами. Многие из этих компаний стоят сегодня миллиарды долларов, хотя начинались с вложений масштаба тех, которые тратит малый российский инвестор, покупая пару инвестиционных квартир или немного акций "голубых фишек" в попытке не потерять свои деньги.

 

Среди молодых российских технологических компаний тоже наверняка есть будущие лидеры, способные обогатить своих первых акционеров. Стоимость компании, в которой еще "почти ничего нет", может вырасти в разы за пару-тройку лет, и компания будет продана следующему инвестору – более крупному венчурному фонду или технологическому игроку.

 

Доходы в долларах, расходы в рублях

 

Более того, кризис открывает перед венчурными технологическими проектами дополнительные возможности. Во-первых, у технологических компаний, имеющих возможность и способности работать на глобальных рынках, значительная часть доходов в долларах, а основная часть расходов в рублях (технические службы, отделы разработки, как правило, находятся в стране). К примеру, в нашем портфельном проекте iBuildApp 95% выручки в долларах и идет с глобальных рынков, а существенная часть затрат – в рублях.

 

Во-вторых, стремление к повышению эффективности и сокращению издержек также работает на технологические компании. Помню, как год назад мы запускали стартап TicketsCloud – это B2B-платформа для организаторов и распространителей билетов на культурно-зрелищные мероприятия. Билеты – типичный рынок посредников: Kontramarka.ru, Kassir.ru и т.д. Сперва они свысока смотрели на наш проект. Но оказалось, что в сложных экономических условиях организаторы задумались о сокращении издержек и обратили внимание на такие сервисы, как наш. Идея у основателей была оригинальная, уместная и реализуемая, и стоимость компании за полгода возросла: два инвестора, вложившихся после нас, покупали доли уже по большей оценке. Подобные процессы происходят и в других сферах.

 

В-третьих, в кризис на многих традиционных рынках намечается затишье и стабильность, и бизнесам, нацеленным на привычный органический рост, может быть трудно вырасти. Малые бизнесы, скорее всего, будут просто выживать, и продать их будет непросто. Технологии же развиваются постоянно, при этом их характер меняется. Если пару лет назад в моде были социальные сети и сервисы для электронной коммерции, то сейчас, в связи с возвращением интереса к промышленности, более актуальны проекты с "материальной" отраслевой привязкой: робототехника, приборы, устройства, оборудование, "железо". А этими вещами занимаются как раз венчурные игроки: это их хлеб – превращать разработки в продукты, а затем в бренды.

 

Перемены на рынке

 

В-четвертых, сейчас вообще удачный момент, чтобы присмотреться к российскому венчурному рынку. В прошлом году на нем произошли системные сдвиги, говорящие о его взрослении. Если раньше венчурные фонды в большинстве своем рассказывали, что вкладывают на разных этапах развития компании и в любые IT-разработки, то сейчас у многих появилась специализация.

 

Например, Starta Capital инвестирует на самых ранних этапах, когда у проектов отсутствуют статистические и финансовые метрики, суммы до $250 тыс., а Almaz Capital – на чуть более поздней стадии, когда уже есть какие-то показатели, которые можно оценивать. Qiwi Ventures вкладывает только в проекты, в которых видит синергию с бизнесом компании Qiwi и которые можно впоследствии выкупить целиком, для интеграции внутрь своих бизнесов. Runa Capital инвестирует в глобальные, уже состоявшиеся проекты суммы от нескольких миллионов долларов, и так далее.

 

К тому же, что хорошо для новых игроков, появилось несколько достойных образовательных и "клубных" систем, где частные инвесторы могут общаться, смотреть проекты, что-то вместе обсуждать, вырабатывать подходы к оценке проектов (клуб бизнес-ангелов "Сколково", образовательная программа НАБА Ready4Equity, Launch Gurus, StarTrack, Venture Club и др.). Это важно для тех, кто только присматривается к венчурным инвестициям – скажем, топ-менеджеров или предпринимателей, которые сумели заработать деньги, вложили их в один-два небольших бизнеса, поиграли на бирже, немного потеряли – и теперь ищут новый объект для вложений. Я сам был таким, поэтому знаю, что этим людям надо сориентироваться в новом для них рынке – и теперь у них такая возможность есть.

 

И, наконец, еще один важный момент – появились первые достойные, публичные выходы бизнес-ангелов (например, выход Евгения Медведникова из компании Unisender, продавшего свою долю прошлой осенью с 35-кратной, по его словам, доходностью, или продажу проекта Podorozhniki, в который Аркадий Морейнис вложил $100 тыс., европейской BlaBlaCar). Думаю, тренд сохранится и усилится в этом году.