×
Разработка ИТ и ПО в России. Федор Гриценко, «Сервионика» (ГК «Ай-Теко»): гибридные варианты решений - это фактически кооперация

«Гибридный подход - это не только решения, связанные с конвергенцией железа и облачных... Это, прежде всего, взаимодействие с партнёрами, выстраивание такой технологической цепочки и цепочки взаимодействия, которая позволяет выводить на рынок продукт здесь и сейчас. С участием партнёров, которые в других ипостасях являются конкурентами…» - JSON.TV публикует расшифровку интервью с Федором Гриценко, директором по комплексным проектам компании «Сервионика» (ГК «Ай-Теко»).

 

См. видеоинтервью с Федором Гриценко на JSON.TV

 

Александр Герасимов: Здравствуйте! Сегодня у нас в гостях наш уважаемый гость, Федор Гриценко, коммерческий директор компании «Сервионика». Мы хотим сегодня поговорить о том, какие в целом есть перспективы у российского рынка в ближайшие годы, как будет протекать трансформация этого рынка в связи с появлением облачной модели вычислений, парадигмы цифровой экономики? Как видит себя группа компаний «Ай-Теко» в целом и как видит себя компания «Сервионика» как часть этой группы в этом процессе? И какие у нас перспективы на ближайшие лет пять. Поэтому давайте начнем с первого вопроса. Федор, расскажите нам вкратце о том, как вообще появилась группа компаний «Ай-Теко» и как внутри нее образовалась компания «Сервионика», чем она занимается?

 

Федор Гриценко: Александр, большое спасибо за предоставленную возможность. Группа компаний «Ай-Теко» создана уже 20 лет назад. В 2008 году в компании был открыто сервисное направление, которое за 4 года достаточно серьезно выросло: в 10 раз. И по итогам этого периода было принято решение о выделении сервисного направления в отдельный центр компетенций по массовым сервисам, в том числе облачным, и ИТ-аутсорсингу. В этом году компании «Сервионика» исполняется уже 5 лет. И мы можем констатировать, что за прошедший период рост портфеля сервисов и услуг вырос более чем в 2,5 раза и составляет порядка 160 сервисов. У нас более 170 региональных партнёров и 12 региональных представительств. Компания неоднократно занимала лидирующие места в рейтингах TAdviser, J’son & Partners, ATC и получала премии «Проект года», в том числе «Проект года-2016» Global CIO за «Услугу 360». Это проект централизации ИТ в рамках госкорпорации «Ростех», где мы применили, в том числе, собственные технологии, разработку «РУСТЕК» на базе OpenStack. Хотелось бы отметить те целевые направления компании, которые позволили нам серьезно вырасти, которые мы оцениваем как серьезный задел для роста в будущем.

 

Прежде всего, это, конечно, облачные направления, которые характеризуются как классическими услугами инфраструктуры как сервиса, так и перспективными, с нашей точки зрения, направлениями предоставления PaaS-платформ для тестовых сред, приёмка, обработка, хранение Больших Данных, быстрых данных, с использованием, применением технологий Интернета Вещей и машинного обучения. Следующее направление — это классические услуги центра обработки данных. Необходимо отметить, что, конечно, конкурентные преимущества и облачного направления, и услуг ЦОД — это наличие собственного ЦОДа, который имеет название «ТрастИнфо», который обладает всей современной технологической базой и постоянно инвестируется в это направление: и в модернизацию энергоэффективности, и в безопасность, и в повышение объема и качества предоставляемых услуг.

 

Необходимо отметить тенденцию, что услуги классического ЦОДа с течением времени все больше перестают быть объектом, так сказать, учёта, отчётности — потому что все больше и больше, конечно, спрос и проекты требуют комплексного подхода, и в рамках одного проекта мы фактически оказываем и размещение, и услуги. Необходимо отметить, что, конечно, это одна из таких проекций гибридных решений, когда есть и оборудование заказчика, и есть, соответственно, облачные услуги. Но вместе с тем — как нам удалось найти общий язык...

Гибридный подход — это не только решения, связанные с конвергенцией железа и облачных... Это, прежде всего, взаимодействие с партнёрами, выстраивание такой технологической цепочки, такой цепочки взаимодействия, которая позволяет выводить на рынок продукт здесь и сейчас, с участием партнёров, которые в других ипостасях являются конкурентами. Так или иначе, спрос на облачные услуги, те запросы, которые мы получаем, требуют значительно больших инвестиций для построения таких вот структур, инфраструктур, и без взаимодействия, без коллаборации, без определенного уровня доверия, без выстраивания технологических решений по интеграции необходимо будет...  не удовлетворить потребности — а значит, и невозможно будет развить продукт на соответствующем должном уровне.

 

 

Александр Герасимов: Давайте поговорим — как вы видите сейчас такой типовой портрет своего потребителя? На какие сегменты вы ориентированы? Может быть, есть какие-то приоритеты в отраслях — не знаю, там, финансовый сектор, может быть, госсектор потребляет, может быть, ещё кто-то? Кого вы видите в будущем таким основным потребителем? Или, может быть, посмотреть в горизонтальном разрезе — то есть кто сейчас в основном потребляет, крупные компании? Может быть, в будущем больше будет динамики со стороны небольших компаний? Как вы видите эту ситуацию?

 

Федор Гриценко: Мы можем сейчас констатировать, конечно, что, с точки зрения отраслей, это, прежде всего, финансовые учреждения, государственные органы и госкомпании. Это, соответственно, транспорт — наверное, наиболее ёмкий в нашем разрезе выручки. Конечно, в большинстве случаев это крупные и средние компании. Но мы смотрим на это следующим образом: сейчас так или иначе получается, что рынок складывается таким, что основной спрос идёт от этих отраслей и, соответственно, такой размер...

 

Александр Герасимов: От крупных компаний в этих отраслях.

 

Федор Гриценко: От крупных компаний. Мы всегда стараемся воспринять все эти желания, потребности — и сформировать таким образом продукты для массового рынка — чтобы те наработки, которые есть, можно было тиражировать.

 

Александр Герасимов: Наработки, полученные на крупных проектах, крупных клиентах, да — можно было тиражировать?..

 

Федор Гриценко: Да. Мы надеемся, что рынок получит своё развитие и спрос со стороны малого, среднего бизнеса. И те наработки, полученные на крупных компаниях, они будут тиражировать. Технологически это возможно, и в этом мы, конечно, видим создание большей добавленной стоимости.

 

Александр Герасимов: А вот такая тенденция, которую многие отмечают, видите вы у себя или нет — когда, скажем, существенную часть спроса на IaaS и co-location предъявляют со стороны провайдеров SaaS, то есть уже каких-то прикладных сервисов.

 

Федор Гриценко: Я согласен...

 

Александр Герасимов: То есть таким образом выстраивается некая кооперационная цепочка.

 

Федор Гриценко: Да, потому что, как я ранее сказал, гибридные варианты решений — это фактически кооперация...

 

Александр Герасимов: С какими-то внешними партнёрами...

 

Федор Гриценко: Да, с партнёрами, фактически... И может быть ситуация наоборот: мы в рамках реализации серьезного проекта для заказчика можем использовать решения SaaS-провайдеров. Здесь главный момент, на котором я бы хотел акцентировать внимание, — то, что заказчик зачастую нечётко понимает, какие продукты ему нужны для решения тех или иных задач. Он даже не в целом может задачи сформулировать. Есть у него определенные цели: есть, соответственно, данные накопленные — как их монетизировать? И мы совместно с партнёрами можем предлагать варианты решений. И здесь возможны различные варианты кооперации: как мы у кого-то на подряде, или, соответственно, кого-то мы берём. И самая точная характеристика данного момента времени: мы должны уметь не только договариваться, но и управлять этой цепочкой. Потому что происходят, собственно говоря, взаиморасчёты с заказчиком, происходят взаиморасчеты с партнёрами, и это здесь и сейчас, на основе того варианта реализации продукта, который мы предложили. Что это позволяет? Это позволяет быстро, почти мгновенно вывести продукт на рынок. Но вместе с тем нам необходимо прикладывать...

 

Александр Герасимов: Не разрабатывая его компоненты, а взяв готовые.

 

Федор Гриценко: Да, но тут получаются два момента. Первый: мы должны обладать опытом разработчика, собственной технологией разработки — для того, чтобы уметь сынтегрироваться, чтобы уметь взаимодействовать с соответствующими площадками, партнёрами, их продуктами. Но вместе с тем,  мы должны понимать, где мы можем максимально быстро и эффективно свою часть доработать, а где мы можем взять готовое. Это такой определенный дуализм, который мы должны постоянно держать, взвешивать. Более того, завершив определенный цикл, вы должны понять применимость и тиражируемость этого решения в другие отрасли, для других заказчиков, и с учётом возможной оптимизации, снижения каких-то затрат, возможно — доработки своих модулей или отказ в сторону каких-то других партнёров, где более выгодные или более заточенные под конкретного заказчика.

 

Александр Герасимов: А вот говоря о партнёрской модели, всегда встаёт вопрос о том, какой объем добавленной стоимости конечного сервиса создаете вы? И если мы посмотрим на примеры компаний с высокой капитализацией, высоким мультипликатором, то это как раз компании, которые характеризуются двумя показателями. Первый показатель — это довольно динамичный рост выручки. И второе — это большой объем добавленной стоимости, создаваемый самой компанией в этой выручке. Вот как вы с этой точки зрения смотрите на свой бизнес? Может быть вы оценивали, какой объем добавленной стоимости создаётся, за счёт чего и какие темпы роста?

 

Федор Гриценко: Ситуация следующая...

 

Александр Герасимов: Понятно, что рынок услуг сам по себе несёт большую добавленную стоимость, да?

 

Федор Гриценко: Да. Нам необходимо каждый раз, конечно, при таком подходе к конструированию конечного продукта смотреть за потребностями. И существенная помощь, осуществимость, способность, там, наша ответственность — это, конечно, использование собственных технологий, собственных разработок. И понимание, собственно, что ты постепенно набираешь багаж и позволяешь себе все больше и больше возможностей для кооперации и реализации новых продуктов. Прежде всего, это наша команда разработчиков, которая поддерживает линейку продуктов «РУСТЭК». Данная линейка состоит из продуктов, связанных с возможностью разворачивать облачные решения для государственных заказчиков, требующих соответствие определенным требованиям регулятора, аттестованные объекты. Есть, соответственно, направление, которое поддерживает работу в открытых контурах, в том числе и через доступ в Интернет.

 

Ну и, конечно, мы рассматриваем возможности систем управления, которые позволяют управлять разнородными средами — будь то VMware, будь то «РУСТЕК» или какие-нибудь другие платформы виртуализации. Понимание этого подхода, понимание того, что потребности заказчика могут быть закрыты различной линейкой, но необходимы единые стандарты взаимодействия, единые системы управления, контроля, мониторинга — позволяет нам строить архитектуры, которые как раз и решают подобные проблемы — выстраивать такие производственные цепочки. Да, мы движемся в направлении создания решений, которые позволяют создать буквально Личный кабинет, заказчики могут выбирать вплоть до ресурсов виртуальных на тех или иных площадках, будь то Amazon или Azure, с учетом тех потребностей, которые...

 

Александр Герасимов: А вы выступаете центром интеграции?

 

Федор Гриценко: А мы выступаем центром... Сервис-провайдером.

 

Александр Герасимов: Как предлагая свои ресурсы, так и внешние...

 

Федор Гриценко: В этом случае мы становимся не столько конкурентами, сколько партнерами...

 

Александр Герасимов: Партнерами, да...

 

Федор Гриценко: И, конечно, в этом есть определенное... может быть, еще пока не доверие, но которое должно быть обязательно решено и для партнеров, которые присутствуют на отечественном рынке. Мы должны научиться кооперироваться для того, чтобы реализовывать все более серьезные...

 

Александр Герасимов: Сложные продукты, сложные сервисы...

 

Федор Гриценко: И связанные фактически с необходимостью инвестировать, в том числе, в инфраструктуру.

 

Александр Герасимов: Я видел оценки, что где-то до 70% доходит добавленная стоимость даже в инфраструктурном IaaS-сервисе. Насколько, на ваш взгляд, эта оценка корректна? Ну, скажем так, при использовании ПО с открытым исходным кодом преимущественно?

 

Федор Гриценко: Ну, с вашей оценкой добавленной стоимости, я, наверное, соглашусь. В реальных затратах это, может быть, будет выглядеть не так радужно, но надо прекрасно понимать, что содержание собственных in-houseразработчиков — это определенные инвестиции и определенный уровень. Но это себя оправдывает. Я считаю, что те, собственно говоря, статусы... Ну вот один из наших разработчиков, Александр Чадин, фактически возглавил проект WatcherOpenStack. Это означает, что наши сотрудники являются разработчиками мирового уровня.

 

Александр Герасимов: Компетенции, да...

 

Федор Гриценко: Это подтверждается тем, что... Так сложилось: мы нацелены на российский рынок. Но тем не менее, у нас в нашем портфеле есть проекты и за рубежом. Мы реализовали для латвийского телеком-оператора решение, связанное с публичным массовым оказанием сервисов по IaaS.

 

Александр Герасимов: По партнерской модели, да?

 

Федор Гриценко: Фактически, если бы они использовали, может быть, полностью наше решение... Изначально было требование использовать зарубежный софт в ядре. А мы, соответственно, как система управления, как витрина, как взаимодействие с конечным потребителем. Да, отвечая на ваш вопрос: 70% — это, наверное, некий идеал. Но для реализации крупных проектов, как я уже ранее отмечал, необходима, конечно, кооперация, необходимо взаимодействие здесь и сейчас с теми элементами, которые присутствуют на рынке и которые можно наиболее быстро и эффективно вывести как единый продукт конечному потребителю. Мы хотели бы придерживаться этих целей, но тем не менее, понимаем, что объемы, наверное, все-таки... Здесь, наверное, надо между максимальной добавленной стоимостью и объемами, которые мы здесь и сейчас можем выдать, удовлетворить потребности рынка.

 

Александр Герасимов: Вот говоря о темпах роста: понятно, что сейчас речь идет о старте с очень низкой базой — если мы говорим про облачные сервисы, да и вообще про ИТ-услуги в России. Их объем относительно невелик пока. При этом зачастую возникает вопрос о том, что... Странно, что при старте, вроде бы, с очень низкой базы темпы роста рынка сейчас пока не очень большие, то есть, там, 20, 25, 30%, не больше, да — что очевидно говорит о наличии каких-то сдерживающих факторов. Вот как вы видите эту ситуацию: это действительно так? И если да, то что это за факторы и как их преодолеть?

 

Федор Гриценко: Если рассматривать, что 30% — это рост не такой серьезный, если принимать во внимание это ограничение, то, конечно, сейчас развитие идет больше, наверное, органическим способом. То есть возникают потребности, новые проекты, реализуются. В рамках проекта, может быть, меняется набор технологических решений, улучшается или происходит замена этого набора. Это с одной стороны. С другой стороны, мы сталкиваемся с запросами от капитанов рынка — о том, что здесь и сейчас выдайте, пожалуйста, возможность вот такого вот объема ресурса, причем, соответственно, без гарантии оплаты: может, воспользуемся, может, не воспользуемся. Чтобы, собственно говоря, такие вопросы решить, нужны либо серьезные инвестиции...

 

Александр Герасимов: В инфраструктуру, в умощнение инфраструктуры...

 

Федор Гриценко: В умощнение... Либо, как я уже ранее отмечал...

 

Александр Герасимов: Партнерская работа.

 

Федор Гриценко: Кооперация, взаимодействие. И развитие, собственно, существующими темпами роста, уже дает основание обратить внимание инвесторов на то, что, в принципе, достаточно небольшими усилиями можно уже сейчас предупредить и оседлать эту волну роста. Что мы видим, собственно говоря, сейчас? Мы видим, конечно, пристальное внимание к накопленным данным. Уже прошел определенный период, у заказчиков есть данные, которые хотели бы монетизировать. Необходимость выстраивания технологических цепочек предлагает нам решать эти проблемы: как эти данные деперсонализировать, как нам защитить, как использовать существующие продукты на рынке для того, чтобы уже сейчас создать добавленную стоимость для наших заказчиков. Да, мы считаем, что от этого мы выиграем — в том числе, и за счет роста основных наших сервисов: вычислительных мощностей, предоставления дискового пространства. Но тем не менее, погружение в предметную область, встраивание в технологическую цепочку с заказчиком, понимание его проблем — а в каждом конкретном заказчике таких вот групп может быть несколько... Не буду, наверное, сильно хвастаться, но заявлю, что необходимость решения такого рода проблем развивает не только свои технологии, разработки, не только какие-то программно-аппаратные комплексы, которые мы можем масштабировать — но и, конечно, заставляет нас забираться на высший этаж, смотреть сверху...

 

 

Александр Герасимов: То есть уже влезать в бизнес заказчика?

 

Федор Гриценко: Да, влезать в бизнес и задавать вопрос: какие есть проблемы? Либо какие есть проблемы у вас, либо послушайте, какие проблемы мы решали у других заказчиков. И в таком диалоге, конечно… Практика – упрямая вещь. Она говорит, что возникают какие-то похожие темплейты, паттерны, которые заказчики видят и говорят: а вот давайте попробуем. Давайте попробуем, будет ли эффект, или нет.

 

Александр Герасимов: То есть, правильно ли я понимаю, что, если говорить о неких сдерживающих факторах, то один из факторов – это необходимость довольно серьезных вложений в дальнейшее умощнение инфраструктуры, поскольку объем переносимых в облако данных растет довольно быстро – с одной стороны. С другой стороны, чтобы наиболее эффективно использовать эти инвестиции, необходимо выстраивать кооперацию, чтобы иметь возможность при возникновении некой большой потребности, которая превосходит ваши возможности с точки зрения инфраструктуры, вы могли бы обратиться к некоему пулу партнеров, чтобы разместить эту потребность между вами. Да?

 

Федор Гриценко:Да, но эти же модели существуют на рынке: и в страховом бизнесе, и в энергетике…

 

Александр Герасимов: Да, да…

 

Федор Гриценко: Соответственно, нам, конечно, нужно просто…

 

Александр Герасимов: Научиться эту модель реализовать…

 

Федор Гриценко: Не то чтобы научиться, но это есть некая задача, которую нужно решить. И я думаю, что в ближайшее время, в течение года, будут уже первые примеры появляться на рынке…

 

Александр Герасимов: Именно такой модели…

 

Федор Гриценко: И получить обратную связь, насколько хорошо, в какую сторону нужно двигаться.

 

Александр Герасимов: И третий момент, как я увидел, очень важный, состоит в том, что, влезая более глубоко в бизнес-задачи пользователей ваших сервисов, вы можете еще больше увеличивать добавленную стоимость ваших решений.

 

Федор Гриценко: Мне кажется, надо просто с этим как-то осознать, что это, по сути,  насущная потребность, необходимость при цифровой трансформации. Мы либо поднимемся на этаж выше и будем спрашивать о тех проблемах, разбираться в этих проблемах, либо бизнес начнет заниматься ИТ, и мы просто будем расти теми незначительными темпами, о которых вы говорите – там, 20-30%.

 

Александр Герасимов: Да, и кстати, в связи с этим хотел очень интересный вопрос задать. Как раз вот вид  на Кремль, где недавно была принята программа «Цифровая экономика»… Поэтому я не мог не спросить о том, как вы вообще понимаете эту программу – это во-первых: как вы видите роль вашей компании и вообще в целом компаний, которые занимаются перспективными направлениями разработки облачных сервисов, созданием каких-то сложных цифровых решений. Во-первых, что это за программа, как ее надо правильно понимать? Второе: какова роль там, собственно, российских ИТ-компаний, и чем это может им… Какой стимул к развитию может им дать?

 

Федор Гриценко: Вы достаточно серьезный вопрос задаете. Позвольте мне в меру своего понимания, образования как-то интерпретировать… Были достаточно серьезные программные заявления. Я понимаю их так: что так или иначе… Мы все ощущаем и наверное, не будем спорить, что идет определенный технологический сдвиг… Значит…

 

Александр Герасимов: Все-таки идет?..

 

Федор Гриценко: Он идет. И то, что раньше казалось, там, безумием – на примере криптовалют или не совсем понятного блокчейна появляются все больше и больше проектов, больше применений. Да, это сильный ажиотаж, и, наверное, мы им пользуемся и в этой связи, например, предлагаем ряд услуг, о которых чуть позже скажу. Тем не менее, этот сдвиг фактически обусловлен тем, что всё больше и больше порождается данных, которые могут создавать добавленную стоимость. Каким образом этим управлять? Что позволяет обеспечить такую трансформацию? Было заявлено, что есть там несколько технологических уровней, платформ. Одна из первых – это, собственно говоря, наверное, телеком, каналы связи – считается, что проблема в России решена. Второй уровень – это, соответственно, облачные и услуги, и технологии, и решения, которые позволяют на базе инфраструктуры быстро, с учетом потребностей заказчиков, рынка – формировать те или иные технологические решения.

 

Александр Герасимов: Фактически ondemand, что называется, да? По требованию?

 

Федор Гриценко: Да. На более высоком уровне — бизнес-приложения, определенные бизнес-процессы, проекты, которые позволяют фактически извлечь эту добавленную стоимость при помощи всей этой инфраструктуры. Конечно, наше место в этой экономике будущего – это те решения облачные, связанные с облаками, которые позволяют, с одной стороны, обеспечить эффективность конструирования этих услуг на всех стадиях: проектирования, разработки, отладки, тестирования.

 

Александр Герасимов: То есть как инструментарий…

 

Федор Гриценко: То есть это средства производства для каких-то…

 

Александр Герасимов: Для создания цифровых сервисов…

 

Федор Гриценко: Создание цифровых сервисов. Это, в том числе, средства поддержки. Накопление вот этих данных, которые сейчас непонятно какую добавленную стоимость могут создать – тем не менее, их надо сохранить. Мы можем отдельно рассуждать, какой объем должен генерировать, там, один поезд своей телеметрией, транспорт, фотовидеофиксация…

 

Александр Герасимов: Понятно, что очень много.

 

Федор Гриценко: Достаточно, да. Вот информация, например: в городе Москва на данный момент происходит  80 млн фотофиксаций, которые передаются, обрабатываются… А число камер будет расти – оттого, что понятной история монетизации для города становится. И каждое, собственно говоря, из таких направлений – особенно если бизнес понимает, что это монетизируемая история – будет порождать данные. Мы, конечно, хотели бы предложить именно хранение в облаке: потому что с учетом роста объемов себестоимость будет снижаться и, соответственно, будет позволять нам предлагать всё больше и дешевле. Соответственно…

 

Александр Герасимов: В расчете, там, на единицу хранения.

 

Федор Гриценко: Да. Но вместе с тем, мы не хотели бы ограничиваться только поддерживающими сервисами, а в том числе, как я уже говорил, повышать свою точку обзора, взгляда при общении с заказчиком, с бизнесом. Видеть те проблемы, которые могли быть решены, значит… То есть быть еще вот этим… Не евангелистом еще, но – тем проводником, тем провайдером для заказчика, который может прийти и получить от нас не то чтобы исчерпывающий собственный ответ при собственных технологиях, а именно увидеть: что, какие на рынке есть продукты, какие, соответственно, могут быть реализации.

 

Александр Герасимов: То, что вы описываете, очень похоже по смыслу на то, что называется платформой, да? В программе «Цифровая экономика» заявлено, что по результатам ее реализации должно появиться  не менее 10 крупных облачных цифровых платформ.

 

Федор Гриценко: Это очень серьезное достижение.

 

Александр Герасимов: Вот вы в эту десятку таких платформ не думали войти?

 

Федор Гриценко: Мы, конечно...

 

Александр Герасимов: Либо самостоятельно, либо в партнерстве? Опять же, скорее, в партнерстве.

 

Федор Гриценко: Я думаю, что наши амбиции, наш рост и наша история определенное место нам здесь... не то чтобы гарантирует... Мы уверены, что мы его займем. Другое дело, что, надо сказать, и конкуренция обостряется. Характерный пример: на рынок облачных услуг вышли классические телеком-операторы, которым, в принципе, как-то стало тесно на своем рынке, они тоже решили подняться на более верхний этаж...

 

Александр Герасимов: Более высокий уровень.

 

Федор Гриценко: Но вместе с тем, мы видим ситуацию следующим образом: наличие собственной технологии, наличие собственной разработки нам позволяет и этим конкурентам...

 

Александр Герасимов: Стать партнером...

 

Федор Гриценко: Стать партнером в тех или иных проектах. Поэтому чем больше связей для нас, с точки зрения предоставления конечному потребителю, взаимодействия с партнерами — оно фактически и создает... Реализация этих потребностей и создает основу для той цифровой платформы, о которой вы сказали. Это возможность взаимодействовать...

 

Александр Герасимов: Грубо говоря, это площадка для взаимодействия партнеров.

 

Федор Гриценко: Я слабо себе представляю, как игрок, который может сейчас заявить... не имея определенного опыта общения, взаимодействия, доверия, позиции на рынке — может, значит, претендовать на такую роль — создание цифровой платформы. Это необходимо, конечно, к действующим игрокам... Тут определенные и технологические, и социокультурные получаются моменты. То место, которое мы сейчас занимаем, тот объем взаимодействия, тот объем добавленной стоимости, которую мы создаем для наших заказчиков, по сути, для нас является основанием предполагать и быть уверенными в том, что мы будем частью тех самых десяти платформ. Хотя это очень большое значение, это серьезные цели...

 

Александр Герасимов: Это очень серьезная цель, да.  Это очень серьезная цель. И в связи с этим, наверное, последний вопрос: может быть, вы прямо расскажете какие-то примеры таких сервисов, которые вы либо уже сейчас начали предлагать, либо которые будут предложены, там, не знаю, в ближайшие год-два — которые вот прямо ложатся в эту задачу цифровизации экономики?

 

Федор Гриценко: Я уже упоминал о том, что мы пристально смотрим на монетизацию данных, накопленных клиентом. И здесь мы видим фактически два направления: аналитика, создание неких предикативных систем на базе уже накопленных данных — классическая BigData; и так называемая PhaseData, когда большим количеством устройств или большим количеством людей генерируется поток данных. И необходимо в реальном масштабе времени отслеживать и принимать решения: будь ли то транспортная система города Москва, или порт с большим числом судов. Необходимо уметь выделять эти паттерны, управлять на основе этих полученных знаний. И здесь мы идем по тому же пути: то есть мы смотрим уже на реализации, смотрим на партнеров, мы предлагаем нашим заказчикам те варианты решений, которые позволят им в условиях неопределенности получить ту самую монетизацию.

 

Александр Герасимов: Понятно. Пожелаю вам успеха.

 

Федор Гриценко: Спасибо большое!

 

Александр Герасимов: Большое спасибо, что пришли. Спасибо!

 

См. видеоинтервью с Федором Гриценко на JSON.TV