×
Сергей Рыжиков, Битрикс24: Вопросы, которые раньше решались месяцами, решаются за 15 минут. И это всегда превращается в деньги

JSON.TV публикует полную расшифровку видеоинтервью с основателем "Битрикс24" Сергеем Рыжиковым.

 

Смотрите видеоверсию интервью

 

JSON.TV: Почему Вам пришла такая идея – создать «Битрикс24»? Для каких проблем, для каких задач создан этот сервис?

 

Это соцсеть, но это и задачи, контрольная, исполнительная, дисциплина, это и «Битрикс24.Диск», и видеозвонки, и чаты - мгновенные сообщения, и работа с онлайн-документами и так далее. Всего 12 инструментов.

 

Сергей Рыжиков: С 2009-го года мы начали заниматься темой внутренних коммуникаций внутри компании. Получается, что попали в самую точку начала изменения. Изменения начались за пределами компании: социальные сети, мессенджеры, Интернет, мобильные устройства – все привело к тому, что у каждого человека начал меняться стиль коммуникации, стиль общения. Сначала компании сопротивлялись и говорили: «Нет-нет, соцсети мы никогда не пустим внутрь, они съедают время». Но в какой-то момент произошло накопление и восприятие ситуации, и вдруг компании стали говорить: «Получается, если мы попробуем использовать такой социальный  формат коммуникаций внутри компании, из этого появятся плюсы». Работая с 2009-го года, мы прямо наблюдали это изменение внутри компаний, у руководителей. Если раньше вообще не допускалась мысль, что человек сам может высказываться, тогда еще про блоги говорили – писать внутри блоги компаний, то уже к 2010-му, наверное, к 2011-му году стало понятно, что формат коммуникаций внутри компаний изменится, и наверняка навсегда.

 

Именно по этой причине в 2012-м году мы выпустили совершенно новый концепт, ориентированный на современные коммуникации. Такой социальный инструментарий, объединяющий самые популярные инструменты. Это соцсеть, но это и задачи, контрольная, исполнительная, дисциплина, это и «Битрикс24.Диск», и видеозвонки, и чаты - мгновенные сообщения, и работа с онлайн-документами и так далее. Всего 12 инструментов. Именно исходя из того, что все самые популярные идеи нужно собрать и сделать из них единый, понятный и интегрированный комплекс для компании. И эта идея оказалась прекрасной, популярной. По большому счету, у нас такой существует внутренний показатель, более 20-ти % тех, кто зарегистрировал и посмотрел, 20% компаний становятся нашими активными клиентами.

 

Для В2В сегмента это фантастический результат. Это значит, что инструмент втягивает в себя сотрудников. Кстати, многие руководители именно так отвечают: «Мы завели «Битрикс24», я даже уехал в отпуск, возвращаюсь, а вся компания уже работает с этим инструментарием». И на вопрос, где то или то, они говорят: «Ты странный, зайди, там же все или в группе, или в диске, или в сообщениях ты все увидишь». Это, с одной стороны, феномен, и мы его стараемся поддерживать, осознавать внутри, много исследований провели, по нейрохимии у нас было очень интересное исследование, сейчас исследование по удаленной работе. Это все – изменение времени, рынка и наших компаний. И мы стараемся ему соответствовать.

 

«Мы завели «Битрикс24», я даже уехал в отпуск, возвращаюсь, а вся компания уже работает с этим инструментарием». И на вопрос, где то или то, они говорят: «Ты странный, зайди, там же все или в группе, или в диске, или в сообщениях ты все увидишь».

 

JSON.TV: Спасибо большое. Среди присутствующих и даже лично мы в нашей компании сейчас тоже уже опробовали на себе работу в «Битрикс24». Вы наблюдаете тренд, поток запросов со стороны бизнеса? И кто эти компании? Как они вообще о вас узнают и почему они приходят к такому решению, что им действительно нужны для решения управленческих задач, для построения мобильной работы ваши решения?

 

Сергей Рыжиков: Я бы разделил на 2 большие категории наших потенциальных клиентов. Первая – те, которые уже используют те или иные наборы разных инструментов, и они не согласованы, для них это проблема. То есть они где-то взяли задачи, где-то – видеозвонки, где-то – еще что-то. На несколько человек компании это еще работает, но когда людей десятки, сотни, все говорят: «А какой у него Skype? Какой у него инструментарий?». Это все становится сложным и неудобным. Хочется единого пространства. Это первая категория, которая приходит к нам объединять. Мы называем «осознанный выбор».

 

Есть категория компаний, которые не пользовались еще инструментами, но у них в голове уже сформировалось сознание, что надо как-то соответствовать времени, надо быть современными, надо пробовать искать инструменты. Зачастую они слышат нас на радио, в Интернете видят рекламу, узнают очень часто от коллег, которые ими пользуются. Заходят, регистрируются, создают себе портал. И многие руководители, IT-руководители, руководители отдела с восторгом отмечают: им не понадобился IT-шник. Они в обычном браузере зарегистрировали себе портал, пригласили всех коллег и даже тех же IT-шников, и начали работать. Это еще один из таких феноменов, когда внедрение занимает часы. Потому что мы вообще привыкли, что IT-инструментарий, тем более, такой комплексный, требуется к сложному многоэтапному внедрению. Здесь очень часто все проходит быстро. Бывает, что за неделю компания уже освоилась.

 

«Мы не очень понимаем, а как мы вообще раньше работали?».

 

Наверное, самое любопытное изменение, которое происходит в итоге с компанией: через несколько месяцев, когда мы их интервьюируем, мы спрашиваем, они говорят примерно так: «Мы не очень понимаем, а как мы вообще раньше работали?». Потому что возникает некая такая ментальная сущность, образ компании, люди все видны, некая информационная среда, людям очень нравится обратная связь, им нравится, что их лайкают коллеги, руководители, директора. Им нравится, что их идеи видны или слышны. Формируется совершенно другой формат коммуникации. Наверное, это самое замечательное, что потом можно видеть и вообще слышать, общаясь с людьми.

 

JSON.TV: Здорово. Сергей, а как насчет той категории, приходилось ли Вам встречаться с людьми, которые либо совсем не используют какие-то такие решения, даже мессенджеры или Skype, не вовлечены в эту IT-индустрию, либо с теми, кто сознательно понимают, что это нужно делать, но на самом деле всячески противодействуют? Есть такая категория компаний? Работают по старинке.

 

Вопросы, которые раньше решались месяцами, решаются за 15 минут. И это всегда превращается в деньги. Значит, эти компании получают преимущество.

 

Сергей Рыжиков: Мне всегда кажется, что история нас очень многому учит. Если мы немножко посмотрим назад, то мы обязательно увидим таких людей, которые сопротивлялись использованию мобильного телефона по разным причинам. «У меня есть стационарный телефон, я буду работать на своем рабочем месте». Были люди, которые говорили: «Нет-нет, я никогда не буду пользоваться электронной почтой. Зачем? Есть факсы». Сейчас, если спросить людей, когда они отправляли последний раз факс, то слово-то они еще помнят, и то, если старше определенного возраста. Потому что другие не понимают, как с этим устройством вообще жить и работать. Все меньше становится ксероксов, все меньше каких-то других вещей. И это не вопрос выбора конкретных людей. Они могут быть согласны с этим, а могут быть не согласны. Вопрос, что общество и все вокруг, все компании, с которыми они будут работать, выбирают другие способы коммуникации. Почему? Это эффективней, это делает компанию быстрее, это делает всех сотрудников на связи в онлайне.

 

Вопросы, которые раньше решались месяцами, решаются за 15 минут. И это всегда превращается в деньги. Значит, эти компании получают преимущество.

 

Поэтому, если есть такие люди, наверняка они есть, то это не очень долгий этап, просто чуть-чуть должно пройти времени, для того чтобы они приняли другие инструменты.

 

JSON.TV: Спасибо. У меня у самой пока еще этот вопрос, думаю над этим. Несколько дней назад мне попалось это американское исследование, которое выявило, что типичные пользователи инструментов дистанционной занятости за рубежом – это мужчина, 49 лет, который работает постоянно дистанционно. У нас в России возможно ли через какой-то период времени, что люди… Сейчас же во всем мире такая проблема, что старение отодвигается. И часто законодательство даже немножко отстает от того динамизма общества. В Японии сейчас очень сильно озабочены этим, в том числе там делают очень много исследований, что люди, достигая 60-летнего возраста, например, человек еще может продуктивно активно работать, приносить большую пользу, но он уже пенсионер, еще немножко отодвигают. Соответственно, согласно американскому исследованию, 49 лет – такой плодотворный возраст, когда ты можешь и не сидеть в офисе, потому что ты все прекрасно знаешь, самоорганизован, у тебя уже есть все навыки.

 

Во-вторых, у тебя уже большая семья, которая страдала какое-то время, пока ты шел по карьерной лестнице вверх. Эти люди – как раз очень классная категория, которая получает возможность, как за рубежом эта фраза звучит, совмещать работу и личную жизнь. Для них, может быть, даже в меньшей части этот вопрос стоит, как в России. У нас есть возможность для вовлечения поколения того возраста, которые могут продолжить свою рабочую карьеру? Ваш личный взгляд.

 

 Сергей Рыжиков: Есть даже личный опыт работы с немецкими специалистами на удаленной работе. Один из последних примеров: мы нанимали PR-щика в Германии для продвижения «Битрикс24». Как была организована работа? У него в доме была отдельная комната. Он когда строил этот дом, проектировал, была выделена отдельная комната, в которой он работает. Он начинал работать в определенное время, садился внутрь проекта, выходил в онлайн и как по часам относился к этому вопросу, к делу, отчитывался и работал удаленно. Причем до этого он работал примерно так же, и возраст у него, если не ошибаюсь, как раз был 43 года. Мне не очень понятна эта прямая связь с возрастом. Скорее, здесь мы попали, в исследовании попали в самую активную, самую продуктивную категорию людей, которые, во-первых, чаще всего в должностях, во-вторых, уже зарекомендовали себя, и к ним относятся определенным образом. Возможно, они сами зачастую являются руководителями. И для них этот формат становится одним из самых продуктивных и самых интересных. Плюс, возможно, они начинают по-другому относиться к своему времени.

 

2 часа в пробке для человека, который стоит 500 долларов в час, это дорого. И скорее всего, юрист скажет: «ОК, я готов провести видеоконференцию, и тебе это будет дешевле, и мы быстрее примем соответствующее решение».

 

Я бы, наверное, отметил даже другую тенденцию: молодежь очень легко относится к современным средствам коммуникации. Для них звонок по FaceTime, видеозвонки по Viber, по мгновенным сообщениям – это совершенно понятный, привычный сценарий коммуникации. Они это делают каждый день. Использовать «Битрикс24» для видеозвонка для них не становится проблемой. Мы меняем сегодня культуру внутри компании, в том числе, на звонок без предупреждения. То есть как мы обычно сегодня: «Ты готов к видеозвонку?». Ты согласовать должен видеозвонок. Сейчас мы, наоборот, переходим к варианту, когда ты можешь сделать просто видеозвонок, как я Вам показывал, коллеге. И это не страшно, это совершенно нормально – ответить, подключиться, пообщаться и отключиться. И вербально, и быстро, и информационно, и совершенно не зависит от того, где ты находишься и как ты работаешь. Меня очень часто вылавливают видеозвонками в машине, я с удовольствием отвечаю. У меня есть даже специальный держатель для телефона, я его могу поставить, ехать и разговаривать с коллегами.

 

JSON.TV: То есть это такой эффект присутствия, и нет ощущения, что человек за тысячи километров?

 

Сергей Рыжиков: Да. Даже когда мы просто по телефону разговариваем, не формируется эффект присутствия. А как только появляется картинка, видимо, наш мозг так устроен, мы считываем огромное количество вербальных, невербальных каких-то знаков, которые нам четко, понятно говорят: «да, он позитивно настроен» или «это слово по интонации – именно вот это». Как-то это работает лучше.

 

JSON.TV: Замечательно. Вас можно поздравить с тем, что, как Вы пишите на сайте, уже больше  полумиллиона компаний. Для России это достаточно большое число.

 

Сергей Рыжиков: Это не только российский проект.

 

JSON.TV: Да, сейчас я как раз хочу об этом спросить. Более полумиллиона компаний уже используют ваше решение. И вы приносите и социальную миссию, и способствуете повышению бизнес-эффективности компаний. Просто замечательно, если частная компания вносит такие грандиозные изменения в индустрию. Расскажите про ваш международный бизнес. Какие решения вы там предоставляете? И кто ваши клиенты?

 

Сергей Рыжиков: Изначально мы открыли проект на нескольких языках: английский, немецкий, потом добавился украинский, испанский и сейчас мы работаем над китайским и португальским, и это для Бразилии. Мы выбираем самые большие, самые динамично развивающиеся рынки. Если сказать по рейтингу наших клиентов, то на первом месте ‑ клиенты США, потом идет Индия, потом Великобритания, потом Германия. И сейчас подтягивается испанский мир. Оказался очень большим и очень востребованным сервис на этих территориях. Мы как-то считали – больше 200-т стран, клиенты раскиданы по всему миру. Наверное, это как раз один из тех форматов, когда ты можешь работать на весь мир, располагаясь в стране, предоставлять сервис для всех других компаний. 12 человек.

 

И очень любопытно, что Вы сказали про социальную миссию. У нас уже даже есть отдельная папка, где мы складываем благодарственные письма от компаний, которые пишут, что их бизнес изменился и вырос. И мы очень рады, что мы теперь можем перейти на коммерческий план. Мы начинали с 2-х человек, а теперь у нас 35.

 

И они пишут нам и говорят, что «вы поддерживаете малый бизнес зачастую больше, чем государство, потому что предоставляете нам бесплатный инструмент для наших небольших компаний». Мы и рассуждали таким образом, что для маленькой компании очень важно вырасти, очень важно сформироваться и получить эффективность. Если мы им в этом помогаем, то это замечательно.

 

Смотрите видеоверсию интервью