×
Впереди планеты всей

В 2012 году Центр исследований систем связи (CCSR) при британском Университете Суррея объявил о создании 5G Innovation Centre (5GIC) – ​совместного проекта с рядом глобальных игроков телекоммуникационной отрасли. Документы о создании центра были подписаны в октябре 2013 года, и его строительство уже началось. Партнерами университета в данном проекте наряду с британским телеком-регулятором Ofcom выступают такие международные компании, как Fujitsu, Huawei, Samsung, Telefonica, Vodafone. Глава CCSR и 5GIC профессор Рахим Тафазолли рассказал корреспонденту "Стандарта" Анне Шумицкой о проекте и о перспективах технологии 5G.

 

- На какой стадии находится проект 5GIC? Идут ли уже исследования в сфере технологий 5G?

 

- К моменту объявления о создании центра мы уже минимум полтора года вели исследования в области 5G. У нас в работе около 50 отдельных проектов разной степени реализации. Само здание будет закончено в январе 2015 года, но мы не собираемся ждать завершения строительства, чтобы продолжить начатые исследования.

 

- Каков основной план 5GIC и сроки осуществления проекта?

 

- В исследованиях такого рода едва ли можно говорить о строго определенном плане. У нас есть отправная точка и уникальная концепция 5G, которую мы должны реализовать в течение первых пяти лет, к 2018 году. После этого исследования войдут в новую фазу, где упор будет сделан на разработки и инновации, а также на использование прав интеллектуальной собственности на те технологии, над которыми мы сейчас работаем. Одновременно мы примем участие в стандартизации, действуя через наших партнеров в отрасли.

 

- Почему в качестве тестовой площадки был выбран именно Университет Суррея?

 

- Во-первых, он расположен очень близко от наших лабораторий, что упрощает задачу внесения изменений в конфигурацию оборудования. К тому же на территории университета в нашем распоряжении различные виды радиосвязи, такие как автодорожная и пригородная. Мы будем устанавливать точки доступа, базовые станции, терминалы, протянем оптоволокно и переделаем фонарные столбы под опоры для оборудования. Таким образом, уже в этом году мы создадим необходимую инфраструктуру связи, после чего, по мере продвижения исследований, начнем тестировать новые технологии. Где-то в 2015 году распространим по университету пробные экземпляры мобильных устройств пятого поколения.

 

- В проекте много участников. Кто конкретно за что отвечает?

 

- Когда мы начинали, у нас было восемь отраслевых партнеров, сейчас их тринадцать. Каждый вносит свой вклад в формирование общей концепции и требований, а также корректирует направление исследований. Так как работы ведутся на площадке университета, наши партнеры присылают сюда специалистов для совместной работы. Основатели 5GIC коллегиально определяют стратегию, главные направления исследований и приоритеты в распределении ресурсов. Таким образом, мы постоянно контролируем ход работ, дабы обеспечить их максимальную насущность и результативность. Участие представителей отрасли в формировании и актуализации программы исследований не менее важно, чем роль самих ученых, непосредственно занимающихся исследованиями.

 

- Спонсоры центра вложили в проект более £30 млн. Эти деньги пошли только на строительство или также на исследования и разработки?

 

-Мы уже получили от наших отраслевых партнеров в общей сложности почти £50 млн. Деньги, которые предоставил Совет по финансированию высшего образования Англии (HEFCE), предназначены на строительство и частично на комплектацию экспериментальной лаборатории и демонстрационного оборудования. Остальные средства, а это более двух третей общей суммы, пойдут на исследования.

 

- В сравнении с теми средствами, которые собираются потратить на разработки 5G Южная Корея и Евросоюз (более $900 млн), это совсем немного.

 

- Разница действительно велика. Но мы раньше начали и теперь опережаем всех в мире по степени продвинутости исследований и сформированности концепции. Учитывая огромные суммы, которые выделяют сегодня на 5G Южная Корея, Китай, Япония и Европа, необходимо держаться в исследованиях на шаг впереди остальных. Естественно, мы планируем войти в созданное Евросоюзом партнерство 5G PPP (5G Public-Private Partnership). Наш научно-инновационный проект, объединивший государственное финансирование и частные инвестиции, будет содействовать разработке технологий 5G. А вот в Америке до сих пор нет даже национальной программы по развитию 5G. Некоторые американские университеты занимаются темой 5G по собственной инициативе, но их исследования по масштабам не идут ни в какое сравнение с проводимыми в упомянутых странах. США могут, конечно, начать подобные исследования. Национальные исследовательские программы в области технологий 5G становятся глобальной тенденцией.

 

- В отличие от предшествовавших аналогичных исследований работами в области 5G занимаются многочисленные структуры, планы которых зачастую не совпадают. Почему мировое сообщество отказалось от формата централизованных исследований под руководством Европейского института телекоммуникационных стандартов (ETSI)?

 

- Нет никакой разницы, кто инициировал исследования. В результате все равно будет единый всемирный стандарт, так что кураторы национальных программ НИОКР в любом случае должны будут представить свои результаты в ETSI и 3GPP, а также в Международный союз электросвязи (ITU) и выделить средства на развитие нового стандарта. Сколько бы ни было национальных инициатив, стандарт все равно будет единым для всех.

 

- Вы сказали, что в области разработки 5G будете сотрудничать с Евросоюзом. А с остальным миром что, собираетесь конкурировать?

 

- Не совсем. Не так давно, к примеру, я был на Тайване, и там меня попросили поделиться нашим опытом, с тем чтобы это островное государство могло начать национальную программу. Поскольку 5G – ​единый глобальный стандарт, нам необходимо помогать друг другу. Естественно, некоторые элементы соперничества присутствуют, но во главе угла стоит сотрудничество в деле выработки технических характеристик будущего стандарта и формирования единой системы.

 

- Какие полосы радиочастот окажутся наиболее востребованными для устройств 5G?

 

- Мы работаем с частотами в диапазоне 5 ГГц, но рассматриваем также возможность использования миллиметрового диапазона – ​полос 20 ГГц, 40 ГГц и 60 ГГц, пытаясь выяснить, насколько полезными они могут быть для связи пятого поколения. Кроме того, изучаем возможность использования лицензируемых и освобожденных от лицензирования частот, в том числе полос, которые в настоящее время заняты под эфирное ТВ и сотовую связь, а также некоторых диапазонов, используемых для военных нужд. На данный момент большинство государственных организаций, регулирующих распределение радиочастот, занимаются изучением спектра с целью выявления ресурса для развития 5G.

 

- Какими вы видите будущие сети 5G?

 

- Наш взгляд эволюционирует по ходу работ. В 2012 году у нас была определенная концепция, которая развивалась и конкретизировалась. В ближайшие пару лет, по мере продвижения исследований и эволюции требований, она еще более детализируется. Пока мы находимся на стадии исследований и не хотели бы ограничивать себя в техническом плане. Мы хотим сохранять интеллектуальную открытость и работать над созданием передовых технологий. Когда соберем все наши наработки и технологии воедино, вот тогда, надеюсь, картина 5G сложится окончательно.

 

Наш подход кардинально отличается от того, что применялся при создании предшествующих поколений мобильных стандартов. Начальная точка – ​динамичное изменение потребностей абонента и учет пользовательского, радиочастотного, сетевого и контентного контекстов с целью максимально гибкого и эффективного распределения ограниченных системных ресурсов. За счет этого получаются важнейшие аналитические данные, необходимые для эффективного функционирования сети. При этом задача – ​обеспечить качество клиентского опыта (quality of experience, QoE), при котором у пользователя возникает ощущение пребывания в среде с неограниченной емкостью.

 

Переход на стандарт 5G не связан исключительно с увеличением скорости передачи данных. По скорости и сети 4G уже хороши даже для "тяжелого" контента. Безусловно, 5G будет как минимум в 10 раз быстрее, но скорость не главное. Для нас гораздо более важна возможность взаимодействия как между пользователями, так и между пользователями и устройствами, а также между устройствами (M2M). И речь идет не только о широкополосном доступе, хоть это и существенная составляющая 5G, но и об узкополосных технологиях. Сеть нового поколения должна быть гибкой, масштабируемой, должна обеспечивать высокую скорость отклика инфраструктуры и соединения. Также среди задач – ​обеспечение высокой энергоэффективности, продуктивное использование радиочастотного спектра, средств обработки данных, памяти и сетевых ресурсов. Все это мы хотели бы реализовать в десятки раз лучше, чем удавалось в сетях связи предыдущих поколений.

 

- Придется ли операторам менять инфраструктуру для развертывания сетей 5G? Например, внедрять малые соты и наращивать частотный ресурс?

 

- Проблему нехватки емкости можно решить несколькими способами. Мы не предполагаем, что технология 5G целиком заменит собой 4G. Они будут работать одновременно, а вот как именно – ​это будет выясняться и моделироваться в ходе исследований. Такой подход позволит сократить расходы на развертывание сетей связи следующего поколения. Мы предполагаем, что инфраструктура 5G сможет не только ужиться с оборудованием предшествующих поколений, но и эволюционировать для работы с новыми сервисами, которые появятся в будущем, даже если пока мы не можем их себе представить.