×
Ярослав Фаробин, Сервионика: SLA для нас – стандартная практика

«Если посмотреть в какие-то далёкие перспективы российского рынка облачных сервисов, то, наверное, это будет выглядеть в виде какой-то стандартизованной услуги для всех сервисных провайдеров. Поэтому процесс миграции с одного сервисного провайдера на другого будет занимать минуты. Если говорить о каком-то ближайшем будущем, то заказ тех же самых базовых услуг, из которых собирается услуга IaaS, они, я думаю, претерпят довольно серьезные изменения и будут выражены в виде некоего SLA к компоненте. Когда мы платим деньги за некую единичную услугу, которая является частью общей услуги и сразу же предъявляет к ней определённые требования...» - в студии JSON.TV Ярослав Фаробин, руководитель направления облачных сервисов компании Сервионика.

 

См. видеоинтервью с Ярославом на JSON.TV

 

 

JSON.TV: Уважаемые телезрители, здравствуйте, сегодня у нас гостях Ярослав Фаробин, руководитель направления облачных сервисов компании Сервионика. И первый вопрос Ярославу о том, что такое компания Сервионика, как она появилась на рынке, чем занимается?

 

Ярослав Фаробин: Здравствуйте. Наша компания не так давно появилась на рынке как отдельное юридическое лицо. Это не что иное, как в прошлом сервисный центр компании I-Teco, который не так давно получил свою юридическую самостоятельность в виде отдельного юридического лица. Все равно эта компания построена на базе сервисного центра. Сервисный бизнес компании I-Teco начал развиваться где-то 2005 г. В 2008-м году сервисный центр уже представлял собой финансовую структуру всей компании I-Teco, имеющую свой внутренний организм, свои внутренние подразделения, взаимодействия, бизнес-процессы внутри этого подразделения, и не так давно было принято решение с оформлением компании Сервионика как отдельного юридического лица. Основным видом деятельности компании является предоставление сервисов, в том числе IaaS, на российском рынке. Также мы замахиваемся и на западный рынок и имеем ряд проектов в Европе.

 

JSON.TV: Как я понимаю, все виды, все модели сервисов сосредоточены в компании Сервионика, да? Понятно, что есть часть облачных сервисов, за которые вы отвечаете, и есть часть обычной технической поддержки и каких-то ещё сервисов?

 

Ярослав Фаробин: Да, естественно.

 

JSON.TV: Что, на ваш взгляд, перспективнее, как они между собой дружат, хотя, в принципе, это разные бизнес-модели? Как они дружат в одной компании?

 

Ярослав Фаробин: Наверное, они, всё-таки, составляют некую синергию, которая является продуктом, который предлагает на рынок наша компания, поскольку помимо предоставления виртуальных ресурсов требуется ещё и помощь нашим заказчикам в их организации, их предоставлении, миграции существующих систем, поэтому весь тот опыт, который мы накопили, начиная от того, когда мы были маленьким сервисным подразделением компании I-Teco. Он сейчас нам очень нужен, очень хорошо используется и дает нам неоспоримое преимущество на этом рынке.

 

JSON.TV: То есть ядро все равно – это облачные сервисы, вокруг которых строятся ещё какие-то сервисы, которые помогают эти сервисы использовать?

 

Ярослав Фаробин: Естественно. Есть ряд облачных сервисов, это самые распространённый, наверное, и самый канонический облачный сервис – это инфраструктура как сервис, IaaS. Вокруг него выстраиваются дополнительные сервисы по какому-то эксклюзивному сетевому соединению, дополнению к виртуальным ресурсам какой-то физической единицы. Возможно, какие-то системы не могут быть размещены на виртуальных ресурсах по каким-либо причинам, и мы используем некую гибридную схему, которая позволяет нам полностью удовлетворить потребности заказчика. Тем не менее, мы используем и IaaS, и физику, и просто размещение оборудования у заказчика – решений безграничное множество. Сколько, наверное, задач, столько и решений. Мы применяем уникальный подход к каждой задаче и пытаемся выработать самое оптимальное решение.

 

 

JSON.TV: Давайте поговорим про ваш основной сервис, IaaS. Что представляет сейчас из себя рынок инфраструктуры как сервиса? Я поясню. Речь идёт не вообще об инфраструктуре, а о вычислительной инфраструктуре как сервисе в России. Насколько быстро он развивается, насколько сильна конкуренция, кто в основном покупает этот сервис и почему?

 

Ярослав Фаробин: Если говорить о каком-то сложившемся рынке, можно взять ретроспективу где-то за пять лет. За это время рынок IaaS сформировался от какого-то полуподпольного состояния, которое выглядело как виртуальные машины, предоставленные в каком-то датацентре, до предоставления некоего портала, на котором заказчики уже могут сами выбрать услугу, которая им требуется, дополнить её какими-то дополнительными возможностями и оплатить её. Если вначале это было предоставление виртуальных машин…

 

JSON.TV: По запросу по телефону?…

 

Ярослав Фаробин: Да, грубо говоря, по телефону, то сейчас мы говорим уже по полной автоматизации.

 

JSON.TV: О всех пяти характеристиках облачного сервиса по NIST, то есть там не только виртуализация, но и самообслуживание, объединение в пул ресурсов, мгновенная эластичность, оплата по требованию?

 

Ярослав Фаробин: Да, естественно. Сейчас это определение может быть действительно распространено на большую часть тех участников рынка, которые есть. 

 

JSON.TV: Как я понимаю, это произошло буквально в прошлом 2016-м году? Такой качественный скачок?

 

Ярослав Фаробин: Да, наверное. Качественный скачок больше в понимании именно этого сервиса. Как только у заказчиков возникло полное понимание того, что им требуется, естественно, что провайдеры тут же отреагировали, предоставили им те услуги, которые нужны.

 

JSON.TV: Наверное, неким катализатором всё-таки выступал застрельщик этого рынка Amazon Web Services, который, естественно, предоставляет полноценные облачные сервисы? То есть на него ориентирование, как на некий эталон? 

 

Ярослав Фаробин: Совершенно верно.


JSON.TV: Потому что NEST – это всё-таки бумажка, а то надо пощупать где-то в живую?…

 

Ярослав Фаробин: Естественно. Мы тоже не стали исключением из этого общего правила и когда выводили на рынок свою платформу, которая рассчитана на средний и малый бизнес, при её проектировании хотели максимально приблизить её к идеологии Amazon. Да, это правда. Полностью самообслуживание, когда пользователь может полностью управлять своими ресурсами и создать практически любую конфигурацию, которую нужно.

 

JSON.TV: Что значительно снижает ваши затраты на взаимодействие с клиентом?

 

Ярослав Фаробин: Да, но повышает наши затраты на разработку этого функционала.

 

JSON.TV: Но если мы говорим о малом и среднем бизнесе, которого много, то в расчёте на одного клиента это дешевле, хотя разработка в целом, естественно, дороже.

 

Ярослав Фаробин: Естественно. Здесь именно это правило и применимо, и за счёт большого числа заказчиков мы имеем возможность проводить эту разработку, добавлять новый функционал на нашу платформу и быть успешными на этом рынке.

 

JSON.TV: То есть я правильно понимаю, что основной потенциал развития рынка IaaS в России вы видите в сегменте малого и среднего бизнеса, которого сейчас пока на этом рынке практически нет?

 

Ярослав Фаробин: Понятие средний и малый бизнес очень сильно отличается от западного. Мы привыкли оперировать этим понятием SMB и не задумываемся о той разнице, которую вкладывают в это наши западные партнёры, которая применима на нашем рынке. 

 

JSON.TV: Назовём это массовый b2b клиент, не именованный, а такой массовый, но при этом b2b?…

 

Ярослав Фаробин: Да. Какое бы множество ни было этих заказчиков в этом секторе, все равно объемы кода, которые требуются, чтобы реализовать современный функционал и держать лидерские позиции, не хватит этих денег. Все равно требуются инвестиции. Это инвестиции компании в свои будущие продукты, в свое дальнейшее развитие. Я бы посмотрел даже на эту историю чуть с другой стороны. Мы – компания, которая предоставляет сервисы.

 

JSON.TV: То есть я правильно понимаю, что за счет сегмента малого бизнеса не окупаются инвестиции всего этого?

 

Ярослав Фаробин: Очень сложно и очень долговременно. Это будет возврат инвестиций, который я бы поставил под сомнение, что можно потратить большое количество средств на разработку определённой платформы и потом успешно её продать на российском рынке. Здесь возникает очень много обстоятельств. Средний и малый бизнес в России намного меньше, чем тот же самый средний и малый бизнес в Европе или Америке, поэтому мы всё-таки ориентируемся, да и большинство сервисных провайдеров ориентируются на какие-то крупные компании, которые решились вынести часть своей инфраструктуры на облачные платформы. И вот за счет них как раз и достигается та экономия, которая позволяет реализовывать новый функционал, дорабатывать платформу, развивать её, увеличивать её как качественно, так количественно. 

 

JSON.TV: И дальше предоставлять её возможности в том числе и для малого бизнеса?…

 

Ярослав Фаробин: Именно так.

 

JSON.TV: То есть вы не верите в какого-то специализированного провайдера для малого бизнеса, который жил бы только на этом сегменте и успешно развивался?

 

Ярослав Фаробин: На мой взгляд, этот рынок недостаточно емок, не получится заработать достаточное количество средств на этом рынке для того, чтобы успешно развить платформу, или же потребуются очень серьезные первоначальные инвестиции, которые будут являться вкладом в будущее, но когда это будущее настанет и будет ли оно светлым, никто, к сожалению, гарантий не даст.

 

JSON.TV: Насколько вообще сейчас сильна конкуренция с Amazon, особенно после двукратной девальвации рубля, она как-то, наверное, уменьшилась?

 

Ярослав Фаробин: Поскольку Amazon является западным провайдером, а всю западное сейчас очень сильно ограничено на территории России нашим законодательством, то особой конкуренции нет. Впрямую мы с Amazon не конкурируем, да и я думаю, что и Amazon с нами.

 

JSON.TV: Какая их ниша, куда они ориентированы?

 

Ярослав Фаробин: Это компания, которая предоставляет как сервис начального уровня, так и сервис уровня еnterprise. Их идеология позволяет использовать их как стандартный IaaS, так и как cloud OS. Здесь с этим всё хорошо и все замечательно.

 

JSON.TV: Но в сегменте еnterprise, где вы в основном сидите…

 

Ярослав Фаробин: В сегменте еnterprise мы их особо не видим, потому как ресурсы, размещённые где-то там, непонятно где, как до них добраться и в случае, не дай Бог, чего, их оттуда забрать, просто отпугивает заказчиков. Многие хотят увидеть, и я очень часто сталкиваюсь в практике в своей, что люди хотят приехать и посмотреть, покажите нам облако.

 

JSON.TV: Как его можно показать? (смеется)

 

Ярослав Фаробин: У нас есть замечательная экскурсия по нашему дата центру.

 

JSON.TV: Как моргают сервера? (смеется)

 

Ярослав Фаробин: Грубо говоря, да.

 

JSON.TV: Их это успокаивает?

 

Ярослав Фаробин: Да.

 

JSON.TV: Но это чисто психология?

 

Ярослав Фаробин: Конечно (смеётся). Пока мы не можем что-то увидеть, для нас это воспринимается как нечто эфемерное. Amazon – это нечто эфемерное, но если мы можем увидеть оборудование...

 

JSON.TV: Сколько я этих датацентров не перевидал, мне всегда там было скучно. Стоят шкафы, что-то моргает, и дует ещё изо всех щелей.

 

Ярослав Фаробин: Естественно, это стандартная история для всех датацентров.

 

JSON.TV: Если кого-то это успокаивает…

 

Ярослав Фаробин: Людей, конечно, успокаивает то, что вот это оборудование стоит, вот оно, и на базе этого оборудования предоставляется этот сервис. Естественно, это вселяет уверенность, надежду в том, что это не где-то там, стоит в подвале подключённый к какой-то страной сети электропитания, а все это находится действительно в хорошем датацентре…

 

JSON.TV: Кстати, по поводу страхов. Насколько вы идёте на какие-то серьезные SLA с финансовыми гарантиями? По доступности сервисов?

 

Ярослав Фаробин: Я бы даже сказал, что это наша стандартная практика.


JSON.TV: То есть вы берёте на себя финансовые обязательства?

 

Ярослав Фаробин: Естественно.

 

JSON.TV: Не только в размере платежа?

 

Ярослав Фаробин: Да, но более размера платежа является дополнительным параметром договора.

 

JSON.TV: Но возможным и применяемым?


Ярослав Фаробин: Безусловно. Пожалуйста.


JSON.TV: Насколько часто это требуют?


Ярослав Фаробин: Я думаю, что каждый второй контракт.


JSON.TV: Но это, видимо, крупные предприятия, которые готовы за это платить?

 

Ярослав Фаробин: Да, конечно.

 

JSON.TV: Насколько сильно это удорожает?

 

Ярослав Фаробин: Поскольку мы не говорим о базовой стоимости заказа, а о большей сумме, тут заказчик уже сам определяет размер этой суммы и аргументирует её.

 

JSON.TV: Скажем так, тот же размер виртуальной машины, базовый SLA и какой-то продвинутый SLA, насколько это удорожает?

 

Ярослав Фаробин: Разрыв может доходить до трёх раз.

 

JSON.TV: Только за счёт SLA?

 

Ярослав Фаробин: Да.

 

JSON.TV: Очень интересно зарабатывать деньги именно за счёт SLA?


Ярослав Фаробин: С одной стороны, да, но с другой стороны, приходится принимать на себя риски.

 

JSON.TV: Насколько это влияет на себестоимость? Покрывает это?


Ярослав Фаробин: Конечно. Поскольку я говорю именно о разрыве стоимости, естественно, себестоимость является частью этой конечной стоимости, которая транслируется заказчику.


JSON.TV: А была идея, как риски перестраховать?


Ярослав Фаробин: Да, была идея, но она не получила должного продолжения. Я думаю, из-за того, что наши страховые компании не готовы к такому продукту.


JSON.TV: Но он был интересен?


Ярослав Фаробин: Конечно, был бы интересен. Почему весь мир этим пользуются, а мы не можем это сделать? Я думаю, что это было бы очень интересно, как и для страховых компаний, так и для сервисных провайдеров. Это позволило бы небольшим сервисным провайдерам с небольшой аппаратной базой участвовать в серьезных контрактах и, получив boost в виде большого контракта, успешно сделать шаг вперёд, дооснастить свою платформу. Это было бы, на самом деле, большим плюсом. 

 

 

 

JSON.TV: Насколько сейчас сильна конкуренция именно среди российских провайдеров? Вроде как рынок растёт, растёт быстро, но какого-то расслабленного состояния я ни у кого не замечал, все говорят о том, что конкуренция довольно жёсткая.

 

Ярослав Фаробин: Рынок IT- довольно тесный рынок. Все равно, даже разложив все по неким…

 

JSON.TV: IT – понятно, он тесный, он не растёт многие годы, а вот IaaS растёт очень быстро… Казалось бы, вроде рынок расширяется, воздуха должно хватать всем, но, вроде как…

 

Ярослав Фаробин: Сервисный провайдер предлагает некую услугу, которая является универсальной, гибкой, удобной, но все эти проблемы, которые раньше лежали на плечах заказчиков с необходимостью модернизации парка, планированием его апгрейдов, дозакупкой лицензий перекладывается на того же самого сервисного провайдера, только чуть-чуть в других объемах. Конечно, нам проще это делать, мы имеем очень серьезный штат инженеров и аналитиков, который позволяет нам спрогнозировать рост нашей платформы, необходимое оборудование, планы закупок, стратегию развития всего облака. Естественно, нам проще со всем этим…

 

JSON.TV: Это ваш профильный бизнес...

 

Ярослав Фаробин: Это наш бизнес, и мы по-другому не можем. Но все равно остаются те уровни абстракции, которые были: это оборудование, это программное обеспечение, это лицензии, это доработка какого-то функционала на платформе управления, поэтому все равно все упирается в те столпы, которые были до этого. На рынке не существует, никто не продаст оборудование дешевле его стоимости. Если подойти к этому вопросу в лоб, то, как только на рынке появятся сервера за один рубль, появится сервисный провайдер, который будет очень дёшево предлагать свои услуги. 

 

JSON.TV: Интересный вопрос: ведь вендоры оборудования тоже сейчас становятся провайдерами облачных сервисов. Как вы сними? То есть, фактически, появляется конкуренция между вендором и системным интегратором в какой-то степени?

 

Ярослав Фаробин: Естественно.

 

JSON.TV: Это действительно так?

 

Ярослав Фаробин: Это действительно так, и многие вендоры приглашают заказчиков в свое облако и напрямую конкурируют с теми участниками рынка, которые исторически сложились.

 

JSON.TV: С одной стороны, IT-интегратор становится заказчиком для вендора, а с другой стороны, конкурентом становится?

 

Ярослав Фаробин: Да.

 

JSON.TV: Что, наверное, влияет на ценовую политику, технологическую политику, ведь они что могут сделать? Они могут выдать вам цены на оборудование и софт, которые сделают ваш бизнес неконкурентным по отношению к ним? Или такого ещё пока нет?

 

Ярослав Фаробин: Это, скажем так, присутствует. С этим надо бороться. Бороться можно ценой, бороться можно качеством, бороться можно обязательствами, которые мы готовы взять на себя.

 

JSON.TV: А как борются Google и Amazon, которые создают открытые ассоциации разработчиков, их стандартизируют как-то, чтобы можно было даже разобрать сервер, допустим, заменить процессорный модуль на модуль другого производителя или память заменить… Чтобы максимально не зависеть от…

 

Ярослав Фаробин: Это некая унификация. Помимо Google и Amazon есть тот же самый Яндекс, который, я думаю, придерживается той же самой политики. На российском рынке много игроков, которые используют подобный подход, практикуют его и получают от этого дополнительную прибыль, реализуя свои уже сервисы на рынке.

 

JSON.TV: То есть эта проблема уже есть?

 

Ярослав Фаробин: Да, эта проблема уже есть, и мы, как сервисный провайдер, понимаем её и стараемся в последних линиях рынка уже пересмотреть подход к базовой покупке оборудования в сторону покупки именно какого-то унифицированного железа, которое можно...

 

JSON.TV: И непроприетарного софта?

 

Ярослав Фаробин: Про непроприетарный софт можно поговорить чуть-чуть подробнее, а вот по поводу оборудования – мы стараемся покупать оборудование, которое может быть модернизировано без участия вендора путём замены каких-то компонентов, на которые производители этих компонентов предоставляют лучшие цены, чем предоставляет вендор. 

 

JSON.TV: А вот связанный с этим вопрос очень интересный состоит в том, что традиционный вид тяжелого корпоративного IT состоит в том, что тяжелые бизнес-приложения очень сильно завязаны на железе. Допустим, рисковые сервера верхнего ценового диапазона, и попробуй этот проприетарный Unix заменить на что-то другое. Может быть, сервер приложений и сервера доступа ещё и встанут, а вот сервера баз данных – точно нет. Какие виды нагрузок сейчас клиенты переносят в облака, и вообще, есть ли какие-то подвижки с точки зрения переноса в облака серверов баз данных, которые именно буквально винтами прикручены к проприетарному Unix?

 

Ярослав Фаробин: Да, естественно. Собственно говоря, в железе и кроется камень преткновения. Такое enterprise оборудование очень дорого, и зачастую провайдеру проще перенести решение заказчика на свой collocation, просто переместить этот сервер, а вот те сервера, именно которые базируются на х86 платформе, предоставить из облака и построить некое гибридное решение, которое запустит все информационные системы заказчика. Этот камень преткновения с тем же самым collocation является способом противостоять крупным западным вендорам, которые сейчас становятся облачными провайдерами.

 

JSON.TV: Просто я смотрю, на российском рынке очень сейчас популярна услуга collocation плюс IaaS, такой гибрид,.

Ярослав Фаробин: Да, конечно, потому что это выгодно, и решаются многие задачи в части поддержки оборудования, многие просто считают, что платить за поддержку тех же самых power'ов - это очень дорого.


JSON.TV: Это действительно очень дорого…


Ярослав Фаробин: Это действительно очень дорого, да, я знаю. И поэтому эффективней просто потратить эти деньги на другую базу данных, которая расположена на х86.

 

JSON.TV: Я вот как раз хотел спросить, что нужно сделать в каком-то обозримом будущем, это возможно, чтобы все перетащить в облака, и сервера баз данных тоже на х86?

 

Ярослав Фаробин: Естественно, любой провайдер скажет, что, конечно, возможно.


JSON.TV: Но вот в реальности мы знаем, что…


Ярослав Фаробин: Есть ли заказчики, которые хотят это делать? Многие заказчики не готовы модернизировать настолько свои информационные системы.


JSON.TV: Это требует миграции СУБД.


Ярослав Фаробин: Не только. СУБД – это, наверное, самый яркий пример, и он раскрывает, скажем так, все острые грани этого процесса, поэтому его и в основном используют в качестве наглядного примера. В моей практике присутствует ряд кейсов, в рамках которых мы переносили с проприетарных СУБД на open source, и размещали их у нас в облаке.


JSON.TV: Тяжелые приложения, да?


Ярослав Фаробин: Да, тяжелые приложения.


JSON.TV: То есть такие примеры уже есть в России?

Ярослав Фаробин: Конечно.


JSON.TV: А насколько сейчас на них смотрят, как на референсы?


Ярослав Фаробин: Поскольку подобные задачи связаны с довольно крупными заказчиками, здесь есть некое соглашение о неразглашении этой информации, и мне бы не хотелось открывать какие-то, называть какие-то компании…

 

JSON.TV: Но слухами земля полнится, и, наверное, вас спрашивают, покажите… Насколько это можно предъявить?

 

Ярослав Фаробин: Естественно. Это можно показать, но в приватной беседе, что называется, что это есть, это работает. Технология является, по сути своей, отработанной, понятной и прекрасно реализуемой.

 

JSON.TV: Это требует замены СУБД на какую-то open source?  

 

Ярослав Фаробин: Возьмём пресловутую СУБД Oracle, которая, например, на power платформе, и мы захотим её перенести на х86 платформу, нам придётся переписать очень много строчек кода для того, чтобы просто поменять платформу. Затраты на перевод с одной платформы на другую соизмеримы с переводом с одной СУБД на другую СУБД. Проще сразу поменять СУБД и действительно выстраивать дальнейшее развитие информационной системы уже исходя из этого. Ещё немаловажную роль играет во всём этом оборудование. Скажем так, те же самые power и большие системы хранения, которые к ним обычно подключают, они всё-таки имеют вертикальную модель масштабирования.

 

JSON.TV: И не имеют горизонтальной.

 

Ярослав Фаробин: Совершенно верно. Сервисные провайдеры ориентированы на горизонтальную модель масштабирования. Оно является наиболее эффективным в части поддержания бизнеса и эффективным для предоставления наилучших ценовых условий. Здесь есть некое расхождение трендов и технологий, когда мы, перенеся, скажем так, такую тяжелую СУБД на х86 платформу, получим некий потолок в производительности, который перешагнуть очень сложно.

 

JSON.TV: Если можно, то только большими дискретными шагами, не маленькими шажками, да… То есть надо купить ещё один шкаф, который стоит миллион долларов.

 

Ярослав Фаробин: Который стоит не миллион долларов, но который стоит дорого. Сейчас последние тренды именно оборудования – это гиперконвергентные системы, гипермасштабируемые, которые построены на базе х86 архитектуры, и которые по производительности…

 

JSON.TV: В общем, что СХД, что сервера…

 

Ярослав Фаробин: Да, там все в одном. Гиперконвергентность заключается именно в том, что мы наращиваем едиными блоками, и вот эти системы конкурируют с power. Прекрасно справляются с этой задачей. Решение есть, но готов ли заказчик идти на какие-то свои инвестиции?

 

JSON.TV: Кстати, связанный с этим вопрос очень интересный, потому что мы все про IaaS, про IaaS, а Вы же вообще за облачные сервисы… А не проще ли заказчику взять и просто перейти на SaaS? 

 

Ярослав Фаробин: Проще.

 

JSON.TV: Вообще не заморачиваться со всей этой подноготной?


Ярослав Фаробин: Проще, если он использует какие-то стандартные сервисы, которые не имеют дополнительных разработок. Даже посмотреть на то, с чем мы живём: не так много предприятий, которые являются довольно-таки крупными.

 

JSON.TV: Это понятно. Даже  большинство внедрений, вот разговаривал, сюда приходил один человек, я его спрашивал, а почему  в облаке почти нет?

 

Ярослав Фаробин: Потому что он уникален для каждого заказчика.


JSON.TV: Да, каждый заказчик – кастомизация. А вот вопрос: это действительно обоснованно бизнесом, или это просто была такая возможность, и люди давай кастомизировать? Произойдёт катастрофа, если люди откажутся от кастомизации? Или это просто что-то психологическое?

 

Ярослав Фаробин: Любая кастомизация того же самого  вызвана, в первую очередь…

 

JSON.TV: Насколько она оправдана бизнесом?

 

Ярослав Фаробин: Давайте немножко подискутируем в этом вопросе. Любая такая доработка связана с какими-то бизнес-процессами, которые уникальны в каждой компании, и здесь встаёт вопрос: а готовы ли компании пересмотреть свои бизнес-процессы и перестроить их в каком-то типовом варианте? Если готовы, то я думаю, что у нас в очень скором времени появятся облачные ERP-системы, которые будут прекрасно работать. 

 

JSON.TV: Просто цена вопроса? Мне кажется, что это вопрос, который никто не считает на самом деле, потому что и то, и другое стоит денег. У тебя есть кастомизация, тебе нужно её поддерживать, развивать, ты не можешь накатить обновление, потому что у тебя все перепилено так, что там проще новое написать... Это одна стоимость, одни риски. С другой стороны, риски, что ты возьмёшь процесс… Фактически, SaaS – это новый процесс. Ты не софт берёшь, ты берёшь процесс. Естьжетермин business processes as a service, BPaaS. Побольшомусчёту, это BPaaS.

 

Ярослав Фаробин: Именно так.

 

JSON.TV: С другой стороны – вот это. Ты лишаешься части кастомизации…

 

Ярослав Фаробин: Всей кастомизации, не части.

 

JSON.TV: На самом деле, сейчас многие SaaS'овцы говорят, что они позволяют что-то гибко… в определённом коридоре…

 

Ярослав Фаробин: Если честно, то позволяют минимум. Вот эту кнопочку сюда перенести и экранную форму чуть-чуть поменять. Сам процесс неизменен.

 

 

JSON.TV: Может быть, это и хорошо? Ведь что такое процесс, зашитый в SaaS – это некий лучший опыт, который был накоплен на тысячах, если не десятках тысяч внедрений, а дальше встаёт вопрос, а чем торговая компания, каких несколько миллионов в России, такая уникальная?
Какими-то своими исторически сложившимися процессами.

 

JSON.TV: А насколько они оправданы бизнесом?

 

Ярослав Фаробин: …или вообще какими-то рудиментами в 99 %. Это особенности нашего бизнеса.

 

JSON.TV: Поэтому я и говорю, это вопрос экономики, когда люди поймут, что за это уже не надо платить, это стоит слишком дорого?

 

Ярослав Фаробин: Как только они поймут, что за это не надо платить, наверное, у нас будет всплеск развития консалтинговых компаний, которые будут зарабатывать деньги на том, что будут к типовому базовому пониманию приводить эти бизнес-процессы. 

 

JSON.TV: Кстати, а требует ли это консалтинга вообще? Если ты говоришь: ладно, у меня был такой кривой процесс, свой, я от него отказываюсь, перехожу на стандартный. Это не требует консалтинга?


Ярослав Фаробин: Требует. Это процесс миграции. Это совершенно типовой процесс миграции, который, безусловно...

 

JSON.TV: Нет, я говорю о каком-то высокоуровневом бизнес-консалтинге, этого же не требуется?

 

Ярослав Фаробин: Требуется технический консалтинг, который будет реализовывать процесс миграции.

 

JSON.TV: Тогда та часть ваших сервисов, которые вы предоставляете, она…

 

Ярослав Фаробин: Естественно. Любой провайдер, который предоставляет IaaS услуги, имеет потенциальную возможность предоставлять и SaaS, и миграцию, и работу с бизнес-процессами заказчика, то есть системный интегратор обладает очень глубокой компетенцией, в том числе, и консалтингом. Просто не распространено это сейчас, нет такой услуги – поменяйте мне бизнес-процессы на базовые.

 

JSON.TV: И нет стандартного экономического расчёта, калькулятора. 

 

Ярослав Фаробин: Очень сложно посчитать эту экономическую выгоду.


JSON.TV: Если у тебя вот такая глубина кастомизации, сколько ты за это на всём жизненном цикле системы заплатишь? Никто же этого даже не считает даже в крупных компаниях. 

 

Ярослав Фаробин: А как это посчитать? Взять стоимость разработчиков – но ведь они бывают разные. Бывают качественные дорогие специалисты, бывают некачественные дешёвые специалисты. И как вот эти полтора землекопа перевести в деньги?

 

JSON.TV: Это первое. Техническая компонента. А ещё есть бизнес-компонента. У тебя процесс идёт как-то по-другому, как-то не так. Это тебе приносит плюсы или тебе это приносит минусы, это же большой вопрос?

 

Ярослав Фаробин: Да, это вопрос, наверное, больше к консалтингу, который должен с другой стороны дать финансовую оценку эффективности бизнес-процессов компании.

 

JSON.TV: Совершенно верно.

 

Ярослав Фаробин: Это отличный рынок, отличные услуги, но сейчас они не являются самыми востребованными. Это жизнь. Спрос рождает предложение.

 

JSON.TV: Ярослав, и вот мы подходим к заключению. Как вы видите ближайшие три года, куда будет развиваться рынок IaaS, рынок SaaS, вообще, рынок облачных сервисов в России?  Как вы для себя это формулируете?

 

Ярослав Фаробин: Если посмотреть в какие-то далёкие перспективы, то, наверное, это будет выглядеть в виде какой-то стандартизованной услуги, которая будет стандартна для всех сервисных провайдеров. Процесс миграции с одного сервисного провайдера на другого будет занимать минуты, потому что это будет стандарт. Если говорить о каком-то ближайшем будущем, то заказ тех же самых базовых услуг, из которых собирается услуга IaaS, они, я думаю, претерпят довольно-таки серьезные изменения и будут выглядеть, будут выражены в виде некоего SLA к компоненте, когда мы платим деньги за некую единичную услугу, которая является частью общей услуги и сразу же предъявляет к ней определённые требования.

 

JSON.TV: То есть не только количественная характеристика, количество ядер, ещё чего-то, но и качественный уровень SLA по каким-то критериям, по каким-то метрикам?

 

Ярослав Фаробин: Да, естественно, которые применимы для каждой услуги.

 

JSON.TV: Доступность, уровень информационной безопасности, ещё что-то, если это канал – производительность, задержка сигнала, ещё что-то.

 

Ярослав Фаробин: Естественно, эти уровни SLA будут объединены в какие-то группы, и мы, формируя какую-то общую услугу из какого-то базового набора, будем применять к компонентам этого базового набора именно тот уровень SLA, который нужен для вот этой компоненты. Я думаю, что это самое ближайшее, что произойдёт. Это уже происходит. Я думаю, что на эту модель уже скоро перейдут все, и отчасти это будет переходом к некоей стандартной платформе. На мой взгляд, это логичное развитие этого рынка – переход к неким стандартам и возможностям использования ресурсов нескольких сервисных провайдеров для построения каких-то сложных экосистем у заказчика.

 

JSON.TV: Ярослав, большое спасибо, было очень интересно. Пожелаем вам удачи.

 

Ярослав Фаробин: Спасибо вам.

 

JSON.TV: Спасибо. До свидания.

 

См. видеоинтервью с Ярославом Фаробиным на JSON.TV