×
Захватит ли Uber весь мир или лопнет как пузырь — анализ инвесткомпании «Фридом Финанс»

Шамиль Курамшин, аналитик департамента торговых операций инвестиционной компании «Фридом Финанс», проанализировал рост и развитие Uber и его ближайших конкурентов, чтобы понять, является ли скандальный сервис большим «мыльным пузырём», или впереди его ждёт счастливое и стабильное будущее.



По последней информации, один из крупнейших стартапов в мире — Uber — готовится к новому раунду финансирования, объем которого может составить $2 млрд, а оценка компании при этом достигнет $50 млрд.



Но Uber далеко не единственный игрок на мировом рынке такси — за последнее время множество аналогичных сервисов привлекли многомиллионные инвестиции на агрессивное развитие, их оценка растет огромными темпами несмотря на то, что прибыль стартапы не приносят. Что заставляет задуматься, а не пузырь ли это?



В нашем материале мы рассмотрели крупнейших мировых игроков рынка сервисов по заказу такси, российский рынок такси-сервисов и оценили компании с точки зрения перспектив и инвестиционной привлекательности.



Один из крупнейших и, пожалуй, самый скандальный стартап во всем мире Uber был основан в 2009 году Тревисом Калаником и Гарретом Кампом для решения простой задачи — сделать поездки на такси удобнее как для пассажиров, так и для водителей. Запустив приложение, соединяющее пассажиров и водителей в родном Сан-Франциско в 2010 году, уже через два года компания вышла на международный рынок. На сегодняшний день сервис доступен почти в 300 городах и 60 странах по всему миру, однако Uber не собирается останавливаться.



Модель Uber чрезвычайно проста и удобна, и от того революционна: такси можно вызвать через приложение в смартфоне одним кликом, а благодаря большому количеству водителей в системе и автоматизации процесса время подачи сократилось до нескольких минут, а стоимость поездки подешевела на 30%.



Сервис предлагает несколько классов автомобилей, начиная от стандартных — UberX, заканчивая бизнес-классом — Uber Black, ко всем водителям и их автомобилям предъявляются высокие требования, что является гарантией безопасности и комфорта. Сами водители остаются довольными возможностями, которые предоставляет Uber: они работают на себя и могут совмещать со своей основной работой, они не тратят время и бензин на «дорогу до клиента» — высадив одного, можно тут же подобрать следующего.



Бизнес-модель Uber в целом проста: сервис оставляет себе 20% от суммы поездки, однако, чтобы сохранять цены на конкурентном уровне, компания выплачивает бонусы своим водителям за каждую поездку. К примеру, в России утренний и вечерний бонус составляют 160 рублей, а дневной — 70 рублей. Другими словами, если вечерняя поездка оказывается на сумму менее 800 рублей, Uber несет убытки. Кроме этого, сервис активно делится промокодами с пассажирами, когда выходит на новый рынок с целью привлечения аудитории.
Бешеный рост Uber



По нашим подсчетам, выручка Uber за прошлый год выросла в 4 раза и достигла $410 млн, вместе с тем вырос и операционный убыток, связанный с резким увеличением маркетинговых затрат. По нашим ожиданиям, в этом году выручка может вырасти в 4-5 раз до $2,5 млрд за счет продолжения агрессивной мировой экспансии, а на прибыльность стартап планирует выйти уже к середине 2016 года, однако в настоящее время сервис существует только благодаря постоянному потоку инвестиций.



С начала 2014 года Google Ventures, BlackRock, Baidu и еще 14 крупных венчурных фондов вложили в Uber $4 млрд за два инвестраунда, а также стартап выпустил конвертируемые облигации на сумму $1,6 млрд, покупателями которых стали состоятельные клиенты Goldman Sachs. Таким образом, объем венчурных инвестиций в два раза превысил рекорд Facebook, который привлек $2,4 млрд до того, как вышел на IPO.



Основной сдерживающий фактор для Uber сегодня — запреты и ограничения в Германии, Индии и в ряде других стран на фоне протестов таксистов, чьи доходы упали после запуска Uber. Формальная причина — отсутствие соответствующих документов и тщательной проверки водителей, что, по словам властей, создает угрозу безопасности пассажирам.



Стоит отметить, что Uber достаточно оригинально находит решения проблемы в каждом конкретном случае (например, создание кнопки SOS в Индии), что делает его на шаг ближе к созданию идеальной платформы, которая позволит масштабировать её в несколько раз без лишних затрат. А недавнее решение Филиппин о выделении такси-сервисов в отдельную категорию официально зарегистрированных типов транспорта станет отличным прецедентом для мировой практики, что решит проблему нелегального статуса водителей Uber во многих странах.



Стоит отметить, что в России у Uber таких проблем возникнуть не должно — все водители, работающие с сервисом, являются зарегистрированными индивидуальными предпринимателями, однако попытки запретить сервис были, но они не увенчались успехом.
Главные конкуренты Uber — местные «клоны»



Простая и относительно легкая для запуска бизнес-модель породила массу клонов по всему миру. Все они предлагают аналогичные базовые услуги такси, но местные игроки обладают преимуществом — они знают особенности менталитета своих клиентов и получают поддержку местных корпораций. Сильнее всего это проявляется в азиатских странах, которые стали раем для стартапов. При этом в них вкладывают не только местные игроки, но и западные и даже российские инвесторы.


Самая интересная ситуация развернулась в Китае: два местных игрока, Didi Dache и Kuaidi Dache, уже контролируют 99% рынка такси в 300 крупнейших городах материкового Китая. Однако выход Uber при поддержке китайского поисковика Baidu на рынок Поднебесной создал реальную угрозу их монополии и вынудил объединиться, несмотря на то, что за каждым из них стоят непримиримые конкуренты — интернет-холдинги Alibaba Group и Tencent, которые вложили в них сотни миллионов долларов три месяца назад.
Как обстоят дела в России



Еще недавно российский рынок такси можно было разделить на легальные такси и так называемых «бомбил». К началу 2011 года нелегальный извоз занимал 85-90% всего рынка, но затем ситуация изменилась благодаря реформированию законодательства — «бомбилы» практически ушли с рынка, их место заняли легальные водители, имеющие соответствующие лицензии, а оборот рынка только в Москве вырос до 30 млрд рублей. Одновременно с этим произошла цифровая революция — на рынок вышли агрегаторы заказов, такие как «Яндекс.Такси» и GetTaxi, свои приложения также запустили сами таксопарки, преимущественно региональные.



В отличие от Uber, который также активно выходит на российский рынок, «Яндекс.Такси» и GetTaxi работают преимущественно с таксопарками, а не напрямую с водителями, имеющими лицензии, что избавляет их от типичных для американского сервиса обвинений и рисков запрета.



Остановимся подробнее на GetTaxi. Стартап был основан в 2010 году Шахаром Вайсером, который родился в Москве, а вырос в Израиле. В России сервис появился через два года и быстро стал набирать обороты — на сегодняшний день он доступен в 32 городах в 5 странах, став вторым в мире сервисом такси по размеру выручки после Uber.



По данным компании, в 2015 году глобальная выручка составит $500 млн, к тому же сервис уже является прибыльным в большинстве городов, а ежегодный прирост показателей составляет 300%. С момента основания объем инвестиций в стартап едва превысил $200 млн, оценочная стоимость не раскрывается, однако, по нашим подсчетам, она достигает $2 млрд, что делает GetTaxi весьма интересным объектом для венчурных инвестиций на фоне глобального всплеска популярности аналогичных сервисов.

 


Однако, GetTaxi нужны не просто инвестиции, а скорее smart money или стратегическое партнерство и поддержка крупного игрока, как, например, это было у Uber и Baidu, когда китайский поисковик вложил $600 млн для выхода американского стартапа в Китай. В качестве альтернативы мировой экспансии, GetTaxi и «Яндекс.Такси» могут выбрать развитие в городах-миллионниках России и СНГ, а также в других развивающихся странах, где рынки пока не захвачены местными или глобальными игроками.




На вопрос, пузырь ли Uber или действительно инновационная компания, которая изменит мир и при оценке которой можно закрыть глаза на отсутствие прибыли, ответить однозначно нельзя. С одной стороны, компания и вправду совершила революцию на мировом рынке такси, активно развивается и тратит миллионы долларов на совершенствование сервисов и выход на новые рынки и социальные программы, результат — рост количества пользователей и выручки в несколько раз ежегодно. Такие темпы роста не могут не привлекать инвесторов, особенно в эпоху околонулевых процентных ставок и чрезмерной ликвидности на рынке.



С другой стороны, ситуация начинает напоминать эпоху пузыря доткомов 2000 года, когда тот был на пике — инвесторы смотрели лишь на будущий потенциал компаний без опасений, что стартапы так и не научатся зарабатывать деньги. Однако сегодня пузырь надувается не на бирже, а на венчурном рынке, куда имеют доступ только крупные игроки: они не будут поддаваться панике при первой же проблеме.



Возможно, именно поэтому в последнее время появилось так много стартапов, оценка которых превышает миллиарды долларов, и которые не торопятся на IPO — рынок реагирует слишком бурно на локальные проблемы и несбывшиеся ожидания. Компании еще предстоит значительная работа по урегулированию разногласий с властями стран, где Uber попал под запрет или ограничения, а также потребуется сформировать обновленную бизнес-модель, которая позволит выйти на прибыль на горизонте 3-4 года.