×

 

 

В настоящем исследовании консультанты J’son & Partners Consulting проанализировали мировые тенденции и потенциал развития Индустриального Интернета Вещей в России, роли участников экосистемы IoT, рассмотрели организационно-технологическую трансформацию бизнеса, привели примеры реализации Промышленного Интернета.

 

 

Промышленность как основа экономического роста

 

Промышленный сектор является основой экономического роста и повышения производительности труда в любой стране. Развитие промышленности сопровождается ростом научной и исследовательской деятельности, способствует формированию базы новых знаний и новых индустрий, появлению инноваций и изобретений внутри страны. Появление интеллектуалоемких продуктов мирового уровня, раннее тестирование и апробирование разработок, их быстрая коммерциализация и внедрение способны обеспечить создание конкурентоспособных национальных продуктов, а с учетом экспортного потенциала - мировое лидерство данных продуктов.

 

В достижение своего превосходства в производственной сфере и технологиях, наукоемких отраслях, инновациях и НИОКР крупнейшие экономики мира инвестируют значительные средства.

 

Мировая промышленность сегодня стоит на пороге четвертой технологической революции, с которой связывают возможности кардинальной модернизации производства и экономики, а также появление таких явлений, как: цифровое производство, экономика «совместного использования» (shared economy), коллективное потребление, «уберизация» экономики, модель облачных вычислений, распределенные сети, сете-центрическая модель управления, децентрализация управления и т.д. Технологической основой для перехода к новой экономической парадигме является Интернет Вещей.

 

В связи с этим для отечественной промышленности открываются как новые возможности, так и угрозы: к кратному отставанию по производительности труда и качеству производимой продукции может добавиться отставание в переходе на новые принципы взаимодействия в цепочке «поставщик-потребитель». Это может привести к принципиальной невозможности конкурировать с ведущими международными промышленными концернами, как по себестоимости продукции, так и скорости исполнении заказов.

 

 

Определения: Интернет Вещей, Промышленный Интернет и Индустрия 4.0

 

«Интернет — глобальная система объединённых компьютерных сетей для хранения и передачи информации. Это сеть сетей – частных, публичных, образовательных, бизнес и государственных сетей, локального и глобального масштаба, объединенных через Интернет-протокол TCP/IP с широким спектром электронных, беспроводных, оптических сетевых технологий. Часто упоминается как Всемирная сеть и Глобальная сеть, а также просто Сеть» (определение с сайта: https://ru.m.wikipedia.org/wiki/Интернет).

 

С появлением и ростом количества подключенных к сети устройств, внедрением облачных сервисов и бизнес-приложений стало возможным объединять в единую коммуникационную сеть оборудование, информационные системы и системы управления. Как оценивают зарубежные идеологи данной концепции, Интернет для Вещей способен революционизировать наше общение с физическим миром, аналогично тому, как Интернет изменил личное общение.

 

«Представьте себе Facebook для устройств, и что каждое устройство имеет страницу на Facebook, и может разместить на своей стене информацию, которую могут прочитать другие устройства».

 

Из выступления представителя Baker Hughes на конференции IoT World 2016, США

Blake Burnette - Director, Equipment Research and Development

 

 

Интернет Вещей (IoT, Internet of Things) – система объединенных компьютерных сетей и подключенных физических объектов (Вещей) со встроенными датчиками и ПО для сбора и обмена данными, с возможностью удаленного контроля и управления в автоматизированном режиме, без участия человека.

 

Различают потребительский (массовый) сегмент применения Интернета Вещей, куда входят персональные подключенные устройства – смарт-часы, различного рода трекеры, автомобили, устройства умного дома и т.д. и корпоративный (бизнес) сегмент, куда входят отраслевые вертикали и межотраслевые рынки – промышленность, транспорт, сельское хозяйство, энергетика (Smart Grid), умный город (Smart City) и др.

 

В данном исследовании консультанты Json & Partners Consulting подробно рассмотрели Интернет Вещей в корпоративном (бизнес) сегменте, который называют Индустриальный Интернет Вещей, в частности его применение в промышленности - Промышленный Интернет.

 

 

«Очевидно, что наиболее привлекательным является массовый рынок. Там есть множество классных вещей, мы все носим, одеваем и используем привлекательные вещи. Но прибыль на сегодняшний день, совершенно очевидно, создается именно в индустриальных сегментах. Я думаю, именно там заложены большие рыночные возможности, тем не менее, эти рынки постепенно сходятся».

 

Из выступления представителя Hitachi Insight Group на конференции IoT World 2016, США

Kevin Eggleston - SVP, Social Innovation / IoT Business Unit

 

 

Индустриальный (часто Промышленный) Интернет Вещей (Industria lInternet of Things, IIoT) – Интернет Вещей для корпоративного / отраслевого применения - система объединенных компьютерных сетей и подключенных промышленных (производственных) объектов со встроенными датчиками и ПО для сбора и обмена данными, с возможностью удаленного контроля и управления в автоматизированном режиме, без участия человека.

В промышленном применении используется термин «Промышленный интернет». Далее по тексту для упрощения восприятия вместо написания Индустриальный Интернет Вещей будет использоваться термин «Интернет Вещей» в данном контексте.

 

Внедрение сетевого взаимодействия между машинами, оборудованием, зданиями и информационными системами, возможность осуществлять мониторинг и анализ окружающей среды, процесса производства и собственного состояния в режиме реального времени, передача функции управления и принятия решений интеллектуальным системам приводят к смене «парадигмы» технологического развития, называемой также Четвертой промышленной революцией.

 

Четвертая индустриальная революция (Индустрия 4.0), - переход на полностью автоматизированное цифровое производство, управляемое интеллектуальными системами в режиме реального времени в постоянном взаимодействии с внешней средой, выходящее за границы одного предприятия, с перспективой объединения в глобальную промышленную сеть вещей и услуг.

 

В узком смысле Индустрия 4.0 (Industrie 4.0) – это название одного из 10 проектов государственной Hi-Tech Стратегии Германии до 2020 года, описывающего концепцию умного производства (Smart Manufacturing) на базе глобальной промышленной сети Интернета вещей и услуг (Internet of Things and Services).

 

В широком смысле Индустрия 4.0 характеризует текущий тренд развития автоматизации и обмена данными, который включает в себя киберфизические системы, Интернет вещей и облачные вычисления. Представляет собой новый уровень организации производства и управления цепочкой создания стоимости на протяжении всего жизненного цикла выпускаемой продукции.

 

 

Первая промышленная революция (конец 18-го – начало 19-го вв.) обусловлена переходом от аграрной экономики к промышленному производству за счет изобретения паровой энергии, механических устройств, развития металлургии.

Вторая промышленная революция (вторая половина 19 в. – начало 20 в.) – изобретение электрической энергии, последовавшее поточное производство и разделение труда.

Третья промышленная революция (с 1970 г.) - применение в производстве электронных и информационных систем, обеспечивших интенсивную автоматизацию и роботизацию производственных процессов.

Четвертая промышленная революция (термин введен в 2011, в рамках немецкой инициативы - Индустрии 4.0).

 

 

Несмотря на активное внедрение различных видов инфокоммуникационных технологий (ИКТ), электроники и промышленной робототехники в производственные процессы, автоматизация промышленности, начавшаяся в конце XX века, носила преимущественно локальный характер, когда каждое предприятие или подразделения внутри одного предприятия использовали собственную (проприетарную) систему управления (или их сочетание), которые были несовместимы с другими системами.

 

Развитие Интернета, инфокоммуникационных технологий (ИКТ), устойчивых каналов связи, облачных технологий и цифровых платформ, в также информационный «взрыв» вырвавшийся из разных каналов данных, обеспечили появление открытых информационных систем и глобальных промышленных сетей (выходящих за границы отдельного предприятия и взаимодействующих между собой), которые оказывают преобразующее воздействие на все сектора современной экономики и бизнеса за пределами самого сектора ИКТ, и переводят промышленную автоматизацию на новую четвертую ступень индустриализации.

 

 

Оценки глобального рынка Интернета вещей

 

В 2011 годуколичество подключенных физических объектов в мире превысило количество подключенных людей. С этого времени принято исчислять стремительное развитие эпохи Интернета вещей.   

 

Большинство международных аналитических агентств предсказывают, что число соединенных устройств в мире достигнет от сотен миллионов до десятков миллиардов к 2020 году,  также на порядки различаются оценки по доходам рынка Интернета вещей.

 

Участники рынка дают высокие оценки росту числа соединенных устройств в мире, причем эти оценки серьезно отличаются в зависимости от выбранной методологии. На конференции Internet of Things World, которая прошла 10 – 12 мая 2016 года в Санта Кларе, США, где присутствовали консультанты J`son & Partners Consulting, компания SigFox привела сравнение имеющихся на сегодня перспектив.

 

 

Оценки разных источников отличаются на порядок. По мнению аналитиков Gartner, число соединенных устройств достигнет 21 млрд шт. в 2020 году, в то время как Intel дает цифру в 200 млрд шт.

 

Несмотря на существенное отличие оценок, можно констатировать высокие темпы роста рынка Интернета вещей, что вызывает серьезный интерес к этому сегменту со стороны промышленных компаний, крупных вендоров устройств, разработчиков платформ и приложений, исследовательских агентств и национальных государственных органов.

 

 

Перспективы глобального рынка Интернет вещей в отраслевом разрезе

 

Несмотря на различия в методологии оценок различных международных аналитических агентств, можно констатировать, что применения новой концепции будут связаны в первую очередь с широким использованием Интернета вещей в отраслях экономики. 

 

Примеры таких оценок по числу соединенных устройств и доходам в разбивке по отраслям экономики приведены ниже.

 

 

Так, компания Ovum прогнозирует, что общий объем соединенных устройств в мире достигнет около 530 млн шт. в 2019 году, при этом наибольшее число таких устройств будет в сфере энергетики и ЖКХ, на транспорте, в промышленности, здравоохранении и торговле. Ключевым драйвером роста станет продолжающееся снижение стоимости сенсоров и оборудования, услуг связи, обработки данных и системной интеграции. По мнению Machina Research и компании Nokia, доходы глобального рынка промышленного Интернета вещей достигнут 484 млрд евро в 2025 году, а основными отраслями станут транспорт, промышленность, ЖКХ, здравоохранение и применения для «Умного дома». При этом основной доход придется на приложения, аналитику и сервисы для конечных пользователей. При этом, общие оценки рынка Интернета вещей (пользовательского и корпоративного) в мире Machina Research и Cisco оценивает до 4,3 трлн долл. в 2025 году.

 

«Люди рассуждают об огромном потенциале IoT – кто-то упоминает $7 трлн, кто-то $14 трлн. Это огромная цифра в плане оценки потенциала общего рынка Интернета вещей. Мы считаем, что в области промышленности и здравоохранения эта цифра составляет $3 трлн. Это хорошая цифра, но она представляет общую стоимость решений».

 

Из выступления представителя Analog Devices, Inc. (ADI) на конференции IoT World 2016, США

Martin Cotter - Vice President of the Internet of Things (IoT), Consumer and Healthcare Business Units 

 

 

Организационно-технологическая трансформация промышленности под воздействием Интернета вещей

 

Зарубежные эксперты признают Интернет вещей разрушительной технологией, которая вносит необратимую трансформацию в организацию современных производственных и бизнес-процессов.

 

Проведенный консультантами J`son & Partners Consulting анализ опыта внедрения Интернета Вещей в мире показывает, что переход на концепцию IIoT происходит за счет формирования кросс-индустриальных открытых (по горизонтали и вертикали) производственно-сервисных экосистем, объединяющих множество различных информационных систем управления разных предприятий и задействующих множество различных устройств.

 

Такой подход позволяет реализовать в виртуальном пространстве сколь угодно сложные сквозные бизнес-процессы, которые способны в автоматическом режиме осуществлять оптимизационное управление (сквозной инжиниринг) различного рода ресурсами через всю цепочку поставок и создания стоимости продукции - от разработки идеи, дизайна, проектирования до производства, эксплуатации и утилизации.

 

Для реализации такого подхода требуется, чтобы вся необходимая информация о фактическом состоянии ресурсов (сырье и материалы, электроэнергия, станки и промышленное оборудование, транспортные средства, производство, маркетинг, продажи) как внутри одного, так и на разных предприятиях, была доступна автоматизированным системам управления разных уровней (приводы и сенсоры, контроль, управление производством, реализацией и планированием).

 

Источник: INDUSTRIE 4.0

 

Таким образом, можно сказать, что Индустриальный Интернет вещей представляет собой организационно-технологическую трансформацию производства, базирующуюся на принципах «цифровой экономики», позволяющую на уровне управления объединять реальные производственные, транспортные, человеческие, инженерные и иные ресурсы в практически неограниченно масштабируемые программно-управляемые виртуальные пулы ресурсов (shared economy) и предоставлять пользователю не сами устройста, а результаты их использования (функции устройств) за счет реализации сквозных производственных и бизнес-процессов (сквозного инжиниринга).

 

«До сего момента компании могли управлять лишь частью производственного процесса, никогда не имея возможности видеть всю картину целиком. И оптимизация каждой отдельной части этого процесса, оптимизирует всю цепочку. У нас также были трудности с обеспечением стабильности поставок, производительностью и эффективностью. Если посмотреть на перевозки, то 75% их общего объема обеспечивалось грузовиками, что создавало проблемы.

Сегодня с ABB мы можем предложить предприятиям объединить все производственные мощности почти в режиме реального времени. Чтобы видеть, что с ним происходит, иметь с ними обратную связь, контролировать их, идентифицировать и избежать различных проблем и подводных камней с разными этапами производства, отдельными службами и упростить инвентаризацию оборудования. Это даёт совершенно новый уровень оптимизации. Отсюда – рост производительности, инновации, любой аспект, важный для предприятия. Но это только одно из направлений. Подумайте об автоматизации, роботах, 3D-печати...».

 

Из выступления представителя Microsoft на конференции IoT World 2016, США

Çağlayan Arkan – General Manager, Worldwide Manufacturing & Resources Sector, Enterprise & Partner Group

 

 

Внедрение Интернета вещей предполагает необходимость кардинального изменения подходов к созданию и использованию автоматизированных информационных систем управления (АСУ) и общих подходов к управлению предприятиями и организациями.

 

С технической точки зрения Интернет вещей реализовать очень легко. Самая сложная часть – это изменения бизнес-процессов. И я не видел еще ни одной компании, которая пришла бы к Вам в один славный день и предложила Вам такое магическое решение.

 

Из выступления представителя Baker Hughes на конференции IoT World 2016, США

Blake Burnette - Director, Equipment Research and Development

 

В части технологий управления и обработки информации эти изменения состоят в реализации программной логики АСУ как взаимодействующих между собой облачных сервисов («облако управления», «платформа IoT») и в переходе от жестко иерархически выстроенных информационно изолированных АСУ, где устройства (объекты контроля и управления) подключаются только в низовые АСУ – АСУ технологическими процессами (АСУТП), на непосредственное, без участия человека и промежуточных АСУ, подключение объектов управления в «облако управления», исполняющее весь необходимый функционал (программные алгоритмы обработки данных и управления) как низовых систем управления, так и систем управления уровня предприятия. То есть «облако управления» одновременно выполняет функции универсального средства интеграции и функции исполнения сколь угодно сложных и разнообразных алгоритмов управления.

 

За счет использования механизма открытых прикладных интерфейсов программирования (Application Programming Interface, API) реализуется возможность подключения к «облаку управления» любых устройств и любых АСУ без необходимости внесения изменений в подключаемые устройства и системы, и возможность реализации логики обработки поставляемых в «облако управления» данных с использованием готовых шаблонов и, при их отсутствии, с использованием встроенных средств разработки программных приложений.

 

Эффект «Больших Данных», накапливаемых в таких платформах IoT и применение технологий машинного обучения позволяет автоматизировать процессы совершенствования программно исполняемых «облаком управления» алгоритмов, то есть оптимизировать алгоритмы управления по мере накопления исторических данных, поступающих от широкой номенклатуры устройств и АСУ, что в принципе невозможно в информационно изолированных АСУ.

 

 

Преимущества перехода на модель Интернета вещей

 

По мнению Json & Partners Consulting, за количественным ростом Интернета вещей и организационно-технологической трансформацией производства стоят важные качественные изменения в экономике:

  • данные, которые раньше были не доступны, с ростом проникновения встроенных устройств представляют собой ценную информацию о характере использования продукта и оборудования для всех участников производственного цикла, являются основной формирования новых бизнес-моделей и обеспечивают дополнительный доход от предложения новых услуг, таких как, например: контракт жизненного цикла на промышленное оборудование, контрактное производство как сервис, транспорт как сервис, безопасность как сервис и другие;
  • виртуализация производственных функций сопровождается формированием «экономики совместного использования» (shared economy), характеризующейся существенно более высокой эффективностью и производительностью за счет повышения использования имеющихся ресурсов, изменения функционала устройств без внесения изменений в физические объекты, путем изменения технологий управления ими;
  • моделирование технологических процессов, сквозное проектирование и, как результат, оптимизация цепочки создания стоимости на всех этапах жизненного цикла продукта в режиме реального времени, позволяют производить штучный или мелкосерийный продукт по минимальной цене для Заказчика и с прибылью для производителя, что в традиционном производстве возможно только при массовом производстве;
  • эталонная архитектура, стандартизированные сети и модель аренды вместо оплаты полной стоимости владения, делают совместную производственную инфраструктуру доступной для среднего и малого бизнеса, что облегчает их усилия по управлению производством, позволяет ускорить реагирование на изменяющиеся требования рынка и сокращение жизненного цикла продукции, и влечет за собой разработку и появление новых приложений и сервисов;
  • анализ данных о пользователе, его производственных объектах (машинах, зданиях, оборудовании) и характере потребления открывают возможности для поставщика услуги по улучшению клиентского опыта, созданию большего удобства пользования, лучшего решения и сокращению затрат клиента, что ведет к повышению удовлетворенности и лояльности от работы с данным поставщиком;
  • функционирование различных отраслей экономики будет непрерывно усложняться под воздействием развития технологий и все больше осуществляться за счет автоматического принятия решений самими машинами на основе анализа большого объема данных с подключенных устройств, что приведет к постепенному снижению роли производственного персонала, в том числе квалифицированного. Потребуется качественное профессиональное образование, включая инженерное, специальные обучающие программы для работников и тренинги.

 

 

«Появляется интересная модель. Есть очевидная модель, где вещь - это услуга, и многие этим занимаются.

Вы поставляете уже не само оборудование, а конечную услугу, которую оно производит – и это замечательная бизнес-модель.

Но появляется и другая модель, которая также представляет интерес для нас - value-based outcomes model, то есть бизнес-модель на основе результатов внедрений IoT. Это не то, чем занимается Microsoft, но это широко распространено среди наших партнеров. Сейчас это особенно работает хорошо, на начальной стадии рынка Интернета Вещей, когда люди сомневаются в доходности инвестиций в IoT.

В такой бизнес-модели кто-то приходит и говорит: вы тратите много, я сэкономлю вам столько-то, а мне вы заплатите только процент от сэкономленного вами. То есть вы инвестируете, чтобы потом отыграть за счет обслуживания. Это очень правильный путь продвижения IoT и обоснования его развития. Мы видели это как в больших, так и в очень маленьких проектах. Но это сильная и уже работающая бизнес-модель».

 

Из выступления представителя Microsoft на конференции IoT World 2016, США

Sam George - Director for Azure IoT, Microsoft

 

 

«Часто действительно сложно защищать инвестиции в IoT. Но для промышленных компаний не должно быть сомнений в необходимости таких инвестиций. Это просто нужно делать, если вы хотите быть конкурентоспособными в будущем».

 

Из выступления представителя Hitachi на конференции IoT World 2016, США

Sara Gardner - Chief Technology Officer, Social Innovation / IoT Business Unit

 

 

Интернет вещей и показатели эффективности

 

В конечном счете, внедрение любых средств автоматизации, в том числе и согласно концепции Интернета вещей, будет оправдано, если это дает экономический эффект по сравнению с принятыми формами производства и бизнес-процессов. В связи с этим, консультанты J'son & Partners Consulting провели анализ кейсов по применению Интернета вещей в различных отраслях в мире и проанализировали численные значения показателей эффективности (доступы в платной версии Исследования).

 

Таблица 2. Перечень некоторых показателей эффективности по рассмотренным кейсам в разрезе основных отраслей

 

 

Примеры (кейсы) внедрения Промышленного Интернета

 

(Расширенное описание кейсов представлено в коммерческой (платной) версии исследования)

 

Кейс 1. Ярким примером применения концепции Интернета вещей в промышленности является проект компании Harley Davidson, которая производит мотоциклы. Основной проблемой, с которой столкнулась компания, была медленная реакция на запросы потребителей в условиях возросшей конкуренции и ограниченная возможность кастомизации 5 выпускаемых моделей на стороне дилеров. C 2009 года по 2011 гг. компания провела масштабную реконструкцию своих промышленных площадок, в результате чего была создана единая сборочная площадка, выпускающая любой тип мотоцикла с возможностью кастомизации из более чем 1300 опций.

 

На протяжении всего производственного процесса используются датчики, управляемые системой класса MES (SAP Connected Manufacturing). Каждый станок, каждая деталь имеет радио-метку, которая однозначно идентифицирует изделие и его производственный цикл. Данные от датчиков передаются в платформу SAP HANA Cloud for IoT, выполняющую функцию интеграционной шины для сбора данных с датчиков и различных информационных систем, как внутренних производственных и бизнес-систем компании Harley Davidson, так и информационных систем контрагентов компании.

 

Компания Harley Davidson достигла фантастических результатов:

  • Сокращение производственного цикла с 21 дня до 6 часов (каждые 89 секунд с конвейера сходит мотоцикл, полностью кастомизированный под своего будущего владельца).
  • Акционерная стоимость компании выросли более чем в 7 раз с уровня 10 долларов в 2009 году до 70 долларов в 2015 году

 

Кроме того, реализовано сквозное управление производстом изделия (мотоцикла) на всем его жизненном цикле.

 

Кейс 2. Еще одним примером внедрения Промышленного Интернета является итальянская компания Brexton - производитель станков для обработки камня, которая развернула интеллектуальную систему, основанную на экосистеме Microsoft, в результате чего станки стало возможным подключать к удаленным серверам центра управления, в котором хранятся данные о производстве и инвентарная информация. Сами станки для резки и обработки камня управляются программируемыми логическими контроллерами (PLC), подключенными к HMI (человеко-машинный интерфейс). HMI с помощью ASEM Ubiquity подключается к PLC компании Breton. Оператор может выйти в сеть с помощью HMI, выбрать необходимую спецификацию, использовать сканер штрих-кодов для сканирования данных. Все данные, требуемые для производства конкретного образца, автоматически загружаются в PLC. Процесс не требует использования бумажных инструкций, ручных корректировок, ручного запуска станка для резки по камню.

 

Решение позволяет не только управлять и конфигурировать работу станков, но и осуществлять техподдержку в форме чата в режиме реального времени. Breton планирует значительно сократить расходы на поездки своих экспертов за счет удаленного обслуживания: 85% клиентов компании находятся вне Италии. Объем экономии компания оценивает в 400 тыс. евро.

 

В выигрыше оказываются и клиенты. Так, тайваньская компания Lido Stone Works, производитель изделий из камня под заказ установила 3 станка компании Breton и перешла к автоматизированному производству. Решение связало подразделение дизайна с производственным цехом, в результате внедрения новой системы, Lido Stone Works получили следующие показатели:

  • Рост выручки на 70%,
  • Рост производительности на 30%.

 

 

Сдерживающие факторы и требования к реализации проектов IoT в России

 

Экосистема и Партнеры. Для реализации проектов в сфере Интернета Вещей необходимо формирование целой экосистемы, включающей:

 

  • доступность в России IoT-платформы для сбора, хранения и обработки данных, как глобальных, так и национальных;
  • наличие обширного пула разработчиков приложений для платформ IoT;
  • достаточное количество и номенклатура устройств, способных взаимодействовать с платформами, так называемых «подключенных устройств»;
  • наличие предприятии и бизнеса в целом, организационная модель которых позволяет проведение трансформации и так далее.

 

Если IoT-платформы уже доступны в России, то с разработкой прикладных сервисов и, самое главное, организационной готовностью потенциальных Заказчиков, - пока связаны основные сложности. В то же время отсутствие хотя бы одной из указанных составляющих, делает переход на технологии Интернета вещей невозможным.

 

“В мире IoT есть старая поговорка: "Нужна целая деревня, чтобы вырастить ребенка". На мой взгляд, нужна целая деревня партнеров, командного руководства, игроков и платформ для того, чтобы вырастить решение IoT”.

 

Из выступления представителя Microsoft на конференции IoT World 2016, США

Jerry Lee - Director of product marketing, Data Platform and IoT

 

 

«Мне представляется, что сотрудничество, в котором участвует длинная цепочка людей, здесь является одним из ключевых элементов, с которыми нам всем предстоит иметь дело. В будущем проблемы будут решаться именно так».

 

Из выступления представителя Analog Devices, Inc. (ADI) на конференции IoT World 2016, США

Martin Cotter - Vice President of the Internet of Things (IoT), Consumer and Healthcare Business Units 

 

 

Государственная поддержка. Внедрение проектов Интернета Вещей в мире активно поддерживается государством в виде:

  • прямого государственного финансирования;
  • государственно-частного финансирования совместно с крупнейшими игроками;
  • формируются рабочие и проектные группы из представителей отрасли, научно-исследовательских учреждений;
  • организовываются тестовые зоны и предоставляется инфраструктура для совместного использования;
  • организуются конкурсы и хакатоны по созданию приложений и разработок;
  • поддерживаются пилотные проекты;
  • финансируются исследования и разработки по различным направлениям внедрения (искусственный интеллект, информационные системы управления, безопасность, сетевое взаимодействие и тд);
  • поддерживается экспорт разработок;
  • в большинстве крупных стран утверждены долгосрочные государственные Программы в поддержку Интернета вещей.

 

К примеру, проект Industrie 4.0 признается важной мерой в укреплении немецкого технологического лидерства в машиностроении, на его развитие предполагается прямое государственное финансирование в размере 200 млн. долл.

 

Дополнительно, для реализации программы предусмотрено финансирование инновационных исследований в сфере ИКТ по линии Министерства образования на изучение:

  • интеллекта встроенных устройств,
  • имитационных моделей сетевых приложений,
  • взаимодействия человека и машин, языкового и медиа управления, сервисов робототехники.

 

Обязательным условием исследований в рамках немецкого проекта Индустрии 4.0 должны быть ориентация на бизнес и сотрудничество с университетами или исследовательскими организациями.

 

Законодательство и безопасность. Новые, опережающие рынок технологические внедрения, неизбежно сталкиваются с ограничениями действующей нормативно-правовой базы во всем мире. Возникают ситуации неопределенности в отношении законности новой технологии, извлечения данных, защиты информации и т.д. При этом влияние новых технологий и бизнес-моделей оказываются настолько велико, что становится практически невозможно соблюдать действующее законодательство и возникает «дефицит правоприменения».

 

В интересах развития инновационного потенциала внутри страны от законодательных органов требуется значительная гибкость и быстрая реакция на возникающие технологические и рыночные изменения, разработка критериев, чтобы новинки соответствовали требованиям законодательства, и разработка нормативно-правовой базы таким образом, чтобы она не препятствовала, а способствовала появлению новых технологий.

 

Интернет вещей является неизведанной территорией и привносит особенно сложные вопросы взаимодействия различных участников экосистемы между собой, совместного использования ресурсов и информации; сложность вызывают договорные отношения между партнерами, вопросы идентификации, прав на интеллектуальную собственность и пиратства в области технологий, вопросы защиты критической инфраструктуры, данных, кибербезопасности, а также вопросы таможенного регулирования в рамках формирования глобальных промышленных сетей.

 

Стандарты. В реализации проектов Интернета вещей важна координация всех участников экосистемы для согласования единых стандартов и требований к продукту, безопасности, бизнес-процессам. Вопросы стандартизации и безопасности должны быть частью всего производственного цикла, начиная от исследований и разработки дизайна, до производства и эксплуатации. Чтобы гарантировать возможность применения продукции в различных компаниях и отраслях и совместимость  с различными IT системами. В противном случае переоборудование и модификация изделий или доработка ПО в случае несоответствия утвержденным стандартам или обнаружения ошибок в обеспечении безопасности может значительно увеличить стоимость и замедлить внедрение новых услуг.

 

Вопросы стандартизации важны также тем, что производство продукции на отдельном заводе, с соблюдением принятых международных стандартов, обеспечивает возможность выхода продукции на рынки других стран – локальное может стать глобальным, что увеличивает рынок и доходы компании и повышает экспортный потенциал.

 

«Богатая и открытая экосистема… Я надеюсь, вы слышали о том, что Microsoft является приверженцем сообщества разработчиков открытого ПО, открытых стандартов и интероперабельности. И все эти вещи также являются важной частью Интернета вещей.

По нашему мнению, IoT по большому счету является экосистемой. Это не игра, в которой победитель получает все. Весь мир будет заниматься IoT. Следовательно, взаимная совместимость и открытость очень важны в IoT для того, чтобы у клиентов и партнеров появилась возможность получить от него как можно больше преимуществ. Мы придерживаемся открытых стандартов и входим во многие консорциумы».

 

Из выступления представителя Microsoft на конференции IoT World 2016, США

Sam George - Director for Azure IoT, Microsoft.

 

 

Основные выводы: вызовы и перспективы внедрения проектов Интернета вещей в России

 

Технологические системы и оборудование промышленно развитых стран становятся интеллектуальными и объединенными. Предприятия интегрируются в глобальные промышленные сети для объединения сети производственных ресурсов и глобальных приложений.

 

Эту модель также называют «shared economy». Она строится на постулате о том, что в любой изолированной системе «эксклюзивное» использование ресурсов/устройств неэффективно, вне зависимости от того, насколько эти устройства/ресурсы технологически «продвинуты». И чем меньше такая изолированная система, тем менее эффективно используются в ней ресурсы, вне зависимости от того, насколько они технологически совершенны.

 

Поэтому задачей IoT является не просто подключение различных устройств (станков и промышленного оборудования, транспортных средств, инженерных систем) к сети связи, а объединение устройств в программно-управляемые пулы и предоставления пользователю не самих устройств, а результатов их использования (функций устройств).

 

Это позволяет кратно повысить производительность и эффективность использования объединяемых в пулы устройств относительно традиционной модели информационно изолированного их использования и реализовать принципиально новые бизнес-модели, такие как, например, контракт жизненного цикла на промышленное оборудование, контрактное производство как сервис, транспорт как сервис, безопасность как сервис и другие.

 

Достигается такая возможность за счет реализации модели облачных вычислений, применительно к физическим объектам (устройствам, ресурсам, оснащенным встроенными интеллектуальными системами).  В отличие от проприетарных (закрытых) систем автоматизации, к IoT-платформе, используя открытые API, может быть подключено неограниченное количество и номенклатура устройств и любых других источников данных, а эффект «больших данных» позволяет совершенствовать алгоритмы анализа данных с использованием технологий машинного обучения.

 

То есть Интернет вещей – это не особенные высокотехнологичные устройства, а иная модель использования уже имеющихся устройств (ресурсов), переход от продажи устройств к продаж их функций. В модели IoT, используя ограниченную номенклатуру уже установленных устройств, можно реализовывать практически неограниченный функционал устройств без необходимости внесения изменений (или с минимумом таковых) в сами устройства, и таким образом добиваться максимальной утилизации этих устройств. В принципе, достижение 100%-й эффективности в таких системах ограничено лишь несовершенством алгоритмов автоматического управления ресурсами. Для сравнения, утилизация устройств в традиционных изолированных системах находится, как правило, на уровне 4-6%.

 

Таким образом, можно сказать, что внедрение Интернета вещей не требует внесения значительных изменений в сами подключаемые устройства, и, как следствие, капитальных затрат на их модернизацию, но предполагает необходимость кардинального изменения подходов к их использованию, состоящих в трансформации методов и средств сбора, хранения и обработки данных о состоянии устройств и роли человека в процессах сбора данных и управлении устройствами. То есть внедрение Интернета Вещей требует изменения подходов к созданию и использованию автоматизированных информационных систем управления (АСУ) и общих подходов к управлению предприятиями и организациями. 

 

Основным вызовом в среднесрочной перспективе для России является угроза утраты конкурентоспособности на мировой арене по причине отставания в переходе на экономику совместного использования, технологической основой которой является модель Интернета Вещей, что выразится в увеличении разрыва по показателю производительности труда от США, с четырехкратного в 2015 году до более, чем десятикратного в 2023 г.

 

А в долгосрочной перспективе, в случае непринятия адекватных мер, - возникновение практически непреодолимого технологического барьера между Россией и ведущими технологическими державами, делающими ставку на внедрение высокоэффективных технологий и сервисных моделей развертывания, эксплуатацию информационно-коммуникационной инфраструктуры и программных приложений, таких как виртуализация сетевых функций и автоматическое программное управление ими. Это может привести к сокращению объема потребления ИКТ в России в денежном выражении более, чем в два раза в 2023 году по отношению к 2015 году и технологической деградации развернутой в стране ИКТ-инфраструктуры, а также к изоляции российских разработчиков ИКТ от участия в активно развивающихся в настоящее время глобальных экосистемах разработки и тестовых средах.

 

В оптимистичном сценарии, появление и ускоренное внедрение принципиально новых бизнес- и сервисных моделей в идеологии IoT с учетом государственной поддержки и в сопровождении НИОКР, а также возможность создания открытой конкурентной экономики техническими средствами, опирающимися на принципиальное изменение роли ИКТ в управлении производственными предприятиями, будет являться ключевой точкой роста промышленности и экономики России на ближайшие три и последующие годы.

 

Если учесть, что по показателю производительности труда, то есть по интегральному показателю эффективности использования ресурсов, Россия отстает в 4-5 раз от США и Германии, то потенциал роста для нашей страны кратно выше, чем у так называемых развитых стран. И этот потенциал необходимо использовать, благодаря совместным, хорошо скоординированным усилиям государства, бизнеса, игроков, научных и исследовательских организаций.

 

Очевидно, экономический кризис будет подталкивать российский бизнес к реализации проектов повышения эффективности. Если учесть, что переход на использование IoT-модели позволяет повысить ее в разы, а не на доли процентов, причем практически без капитальных вложений в модернизацию основных фондов, то, консультанты Json & Partners Consulting рассчитывают уже в этом году увидеть не единичные «истории успеха» новых IoT-проектов в России.

 

 

С чего начать IoT (советы лидеров рынка IoT):

 

«Мой совет компаниям и партнерам: начинайте сейчас, начинайте с малого, начинайте с небольших исследований в этой области, чтобы хоть как-то познакомиться с IoT. Если год назад все как бы приценивались, то сейчас все говорят: о Боже, наши конкуренты делают уже что-то в IoT. Он здесь, это новая норма. Это будет еще один вычислительный метод. В общем, начинайте с малого».

 

Из выступления представителя Microsoft на конференции IoT World 2016, США

Sam George - Director for Azure IoT, Microsoft.

 

 

Первое, нужно предварительно найти новую идею, вещь или приложение или то, что вы хотите делать, и решить идете ли на вертикальные рынки или в массовый сегмент, будет ли это компонент большой экосистемы. Будьте уверены, что это на самом деле инновационный продукт. Если бы у меня была такая идея, я бы оценил перспективы, подсчитал полные расходы, посмотрел бы на возможность увеличения. И если это только незначительное улучшение, то есть огромное поле для деятельности. Найдите другую идею и двигайтесь дальше.

 

Из выступления представителя Silver Spring Networks на конференции IoT World 2016, США

Eric Dresselhuys - Executive Vice President, Global Development

 

 

«Компании должны думать масштабно, но в то же время можно найти небольшие проблемы, которые надо решать, чтобы приобрести движущую силу, окупить инвестиции в Интернет Вещей. А поставщикам я хочу сказать: найдите вашу сверхспособность и ищите других партнеров, которые смогут дополнить ее. Хотя Hitachi является промышленной компанией и огромным конгломератом, мы вступаем в партнерские отношения, потому что на рынке нам нужны партнеры, чтобы предоставлять решения Интернета Вещей».

 

Из выступления представителя Hitachi на конференции IoT World 2016, США

Sara Gardner - Chief Technology Officer, Social Innovation / IoT Business Unit

 

 

«Есть много проблем, которые предстоит решить. Когда я смотрю на стартапы, начинающих предпринимателей, я задаю ключевой вопрос: какие вопросы вы решаете из тех, которые я еще не решил? Какие проблемы вы можете решить быстрее, чем я? И если вы можете доказать, что можете это сделать, то я обеими руками за, я в деле. Есть столько перспектив и сложных задач в этой области, а мы еще только на поверхности. Решайте эти задачи».

 

Из выступления представителя Schneider Electric на конференции IoT World 2016, США

Michael MacKenzie - Vice President, IoT Platform Delivery

 

 

«С моей точки зрения, есть два аспекта. Первое – Интернет Вещей не является заменой знаний в предметной области, вы должны быть экспертом и тогда Интернет Вещей поможет ускорить ваши решения для клиентов. И второе – нам надо отстраниться и посмотреть на влияние Интернета Вещей на ваших сотрудников. Потому что ваши служащие будут влиять на ваше продвижение. Нужно найти золотую середину между ИТ-профессионалами, инженерами и специалистами по обработке данных. Без этого невозможно получить экспертный опыт от ключевых партнеров, и вы не сможете полностью использовать ценность Интернета Вещей».

 

Из выступления представителя Johnson Controls на конференции IoT World 2016, США

Terrence Nadeau - Vice President, Global Procurement

 

 

Если кто-то хочет попробовать это, погуглите git hub, Connect the Dots и Windows IOT. Вы попадете на этот сайт, выполните предложенные шаги, у вас уйдет один вечер, чтобы создать IOT hub на Microsoft Azure, подключить Raspberry Pi. За один вечер вы сможете создать Интернет вещей с начала до конца. И это была самая безболезненная установка от Microsoft в моей жизни.

Еще об одном, что узнал сам, хочу рассказать всем: создавайте события в ваших данных, как можно чаще, делайте то, что создает события. Когда дойдете до фазы машинного обучения, вам нужно будет как можно больше вещей, которые машина сможет распознать и «схватить».

Создайте штрих-коды, чтобы можно было распознать устройства в структуре данных. Мы также говорили о применении датчиков ID и считывателей ID. При создании как можно большего числа событий, необходимо создать базовую точку для проведения аналитики данных. Это окупится.

 

Из выступления представителя Baker Hughes на конференции IoT World 2016, США

Blake Burnette - Director, Equipment Research and Development

 

 

При внедрении проектов Интернета вещей российским участникам этого рынка, консультанты J’son& Partners Consulting рекомендуют принимать во внимание зарубежный опыт его применения, и в своих бизнес-планах ориентироваться на достижения показателей эффективности реальных примеров внедрения.

По мнению консультантов J’son & Partners Consulting, для России первоочередными сферами применения инновационной идеологии Интернета вещей станут промышленность, транспорт, сфера ЖКХ, агропромышленный комплекс и городское хозяйство.

Консультанты J’son & Partners Consulting готовы оказать консультационную, информационную и аналитическую поддержку всем заинтересованным участникам формирующейся экосистемы Интернета Вещей в России при формировании стратегии, бизнес-плана, расчете бюджета, кейса, Технико-Экономического Обоснования, а также внедрении проектов Интернета Вещей.

 

 

 

Дополнительную информацию по перспективам развития Интернета Вещей в мире Вы можете найти на нашем портале JSON.TV, посвященном передовым технологиям, в специальной рубрике IoT World

 

Команда консультантов J`son & Partners Consulting побывала на крупнейшей конференции по Интернету Вещей - Internet of Things World 2016 (организатор Informa Group), проходившей в Кремниевой долине в мае этого года, и на правах информационного партнера предоставляет Вашему вниманию собственноручно переведенные материалы ключевых выступлений: http://json.tv/ict_news/IoT_World

 

 

Детальные результаты исследования представлены в полной версии Отчета:

 

Мировой опыт и перспективы развития Индустриального (Промышленного) Интернета Вещей в России.
Российский рынок распределенных систем и сервисов телеметрии в 2015 году,
перспективы его трансформации в рынок промышленного Интернета Вещей в России

 

Обращаем Ваше внимание, что полные версии исследований являются платными. Заказать любой из Отчетов Вы можете, обратившись по адресу: news@json.tv или по телефону: +7 926 522 51 19

 

1. Введение

 

2. Определение Интернета вещей и Промышленного интернета

 

3. Описание текущего состояния экосистем Интернета вещей в мире и характера их влияния на макроэкономику

 

4. Определение основных сфер и отраслей применения в мире

4.1. Общая структура и тенденции

4.2. Цели и последствия внедрения Интернета Вещей

4.3. Использование в отдельных отраслях

4.3.1. Промышленный интернет (Connected Industry)

4.3.2. Умный город (Smart City)

4.3.3. Умная энергетика (Smart Energy)

4.3.4. Умные автомобили (Connected Cars)

4.3.5. Другие отраслевые направления

 

5. Рынок распределенных телеметрических систем в России: текущая ситуация и анализ тенденций развития, включая анализ возможности его трансформации в IoT-экосистему

5.1. Объем, динамика и структура рынка распределенных телеметрических систем в России

5.2. Общее описание тенденций развития, анализ перспектив для трансформации рынка распределенных телеметрических систем в IoT-экосистемы в России

5.2.1. Описание использования распределенных систем телеметрии в автомобильном транспорте и логистике

5.2.2. Описание использования распределенных систем телеметрии для «умных домов» и «Интеллектуальных зданий»

5.2.3. Описание использования распределенных систем телеметрии в области финансов и торговли

 

6. Описание ролей ключевых игроков рынка (вендоров, операторов связи, системных интеграторов и дистрибьюторов) и их стратегии в IoT

 

6.1. Вендоры

6.1.1. Ключевые международные производители IoT-платформ, их положение и стратегии в России

6.1.1.1. SAP HANA Cloud Platform for IoT

6.1.1.2. PTC ThingWorx

6.1.1.3. Microsoft Azure IoT Suite

6.1.1.4. Telit IoT Portal

6.1.1.5. IBM Foundation/IBM Bluemix

6.1.1.6. Oracle IoT Cloud Service

6.1.2. Ключевые международные производители датчиков и электронных компонентов, их положение и стратегии в России

 

6.2. Операторы связи

6.2.1. Роль операторов связи на рынке распределенных телеметрических систем в России

6.2.1.1. Операторы связи как поставщики подключений

6.2.1.2. Продажа операторами IoT-решений сторонних компаний

6.2.1.3. Продажа операторами собственных IoT-решений

6.2.1.4. Комбинированная модель

6.2.1.5. Операторы связи как системные интеграторы

6.2.2. Возможная роль операторов связи как части IoT-экосистемы в России

6.2.2.1. Бизнес-модель управляемых подключений

6.2.2.2. Бизнес-модель поставщика IoT-услуг

 

6.3. Системные интеграторы и дистрибьюторы

6.3.1.   Роль системных интеграторов и дистрибьюторов на рынке распределенных телеметрических систем в России

6.3.2.   Возможная роль системных интеграторов и дистрибьюторов как части IoT-экосистемы в России

 

7. Ключевые российские и зарубежные технологии, решения и сервисы, доступные на отечественном рынке

 

8. Возможности отечественных производителей и поставщиков решений по реализации различных компонент для рассматриваемых проектов Интернета вещей и Промышленного интернета

 

9. Программы развития Интернета вещей в различных странах мира и подход к разработке программы развития Интернета вещей в России

9.1. США

9.2. Германия

9.3. Китай

9.4. Южная Корея

9.5. Сингапур

 

10. Перспективы развития Интернета вещей в России

10.1. Место Интернета вещей в экономике России

10.2. Направления развития Интернета вещей в России

10.3. Структура российской экономики и потребности во внедрении Интернета Вещей

10.4. Потенциальные цели и задачи развития Интернета вещей в России на уровне государства и бизнеса

 

11. Выводы и рекомендации

      ПРИЛОЖЕНИЕ 1. Основные дистрибуторы на рынке M2M/IoT

      ПРИЛОЖЕНИЕ 2. Проекты в области M2M/IoT в госсекторе* с участием системных интеграторов

 

 

Список рисунков

 

Рис. 1. Эволюция продуктов и решений Интернета вещей

Рис. 2. Концепция «Интернет вещей» и сете-центрического (облачного) управления – это не просто подключение различных «не-ИТ» устройств к сети связи, а объединение устройств в пулы ресурсов и виртуализация функций управления ими

Рис. 3. Оценка уровня принятия экономики совместного использования в США

Рис. 4. Глобальная оценка менеджментом компаний уровня влияния различных факторов на развитие компаний в горизонте 3-5- лет

Рис. 5. Десятикратная разница в уровне утилизации вычислительных ресурсов в дата-центрах традиционных предприятий (вверху) и дата-центрах Google (внизу)

Рис. 6. Разница в себестоимости полностью цифровой банковской транзакции и транзакции с использованием ручного труда, влияние на производительность

Рис. 7. Оценка количества подключенных устройств (включая устройства ИВ) в мире в 2015 году и прогноз на 2021 год

Рис. 8. Сопоставление различных прогнозов количества устройств ИВ в мире, млрд. шт

Рис. 9. Число устройств ИВ по сферам применения и выручка соответствующих экосистем ИВ

Рис. 10. Причины низкой производительности труда в России

Рис. 11. Корреляция уровня производительности труда, степени автоматизации бизнес-процессов и обеспеченности качественным жильем, Россия и США, 2015 год

Рис. 12. Динамика аварийности коммерческих пассажирских авиаперевозок в Северной Америке и мире, 1960-2010 гг. и укрупненно 1992-2011 гг.

Рис. 13. Динамика аварийности коммерческих пассажирских авиаперевозок в Северной Америке и мире, 1960-2010 гг. и укрупненно 1992-2011 гг.

Рис. 14. Трансформация цепочки «поставщик-потребитель» на примере B2B-рынка услуг связи

Рис. 15. Доля компаний различных отраслей, входящих в рейтинг Fortune 100 и развивающих те или иные компоненты взаимодействия со своими потребителями и поставщиками в формате облачных сервисов

Рис. 16. Трансформация облика выпускаемой продукции

Рис. 17. Трансформация роли информационно-аналитических систем в организациях

Рис. 18. Динамика капитализации AT&T

Рис. 19. Динамика капитализации Harley Davidson

Рис. 20. Общее количество подключенных устройств IoT/M2M в России, тысяч штук, факт за 2010-2014 гг., прогноз на 2015-2018 гг.

Рис. 21. Распределение подключенных устройств IoT/M2M в России по видам использования, тысяч штук, факт за 2010-2014 гг., прогноз на 2015-2018 гг.

Рис. 22. Структура подключенных устройств IoT/M2M в России и мире по состоянию на начало 2015 года, по видам подключений

Рис. 23. Возможность интеграции ОТТ-сервисов и сервисов оператора с формированием новой добавленной стоимости на примере сервиса интеллектуального видеонаблюдения

Рис. 24. Интеллектуальный сервис охраны

Рис. 25. Место IoT-платформ в экосистеме IoT/M2M

Рис. 26. Структура SAP HANA Cloud for IoT

Рис. 27. Функционал платформы РТС ThingWorx

Рис. 28. Функционал Microsoft Azure IoT Suite

Рис. 29. Функционал платформы Telit IoT Portal

Рис. 30. IoT Foundation и облако Bluemix

Рис. 31. Функционал Oracle IoT Cloud Service

Рис. 32. Оценка структуры рынка IoT/M2M в России по вендорам коммуникационных беспроводных модулей, 2015 год

Рис. 33. Оценка структуры рынка IoT/M2M в России по вендорам процессоров, 2015 год

Рис. 34. Объем и динамика потребления процессорных/коммуникационных модулей для устройств IoT/M2M в России в натуральном выражении (тыс. модулей), факт за 2012-2014 гг., прогноз на 2015-2018 гг.

Рис. 35. Объем и динамика потребления процессорных/коммуникационных модулей для устройств IoT/M2M в России в устройств IoT/M2M в России в денежном выражении (млн. долл), факт за 2012-2014 гг., прогноз на 2015-2018 гг.

Рис. 36. Основные модели партнерства операторов, поставщиков IoT-устройств и отраслевых приложений

Рис. 37. Схема модели взаимодействия, при которой операторы продают услуги связи своим партнерам

Рис. 38. Рыночные доли операторов мобильной связи по количеству M2M-подключений (SIM-карт), тыс., 2015 г.

Рис. 39. Схема модели взаимодействия, при которой операторы продают и обслуживают IoT-решения сторонних компаний-партнеров под собственным брендом

Рис. 40. Схема модели взаимодействия, при которой операторы продают собственные IoT-решения

Рис. 41. Схема комбинированной модели взаимодействия, при которой операторы предлагают широкий спектр M2M/IoT-сервисов («меню сервисов») в различных комбинациях

Рис. 42. Роль оператора сети связи в экосистеме IoT/M2M

Рис. 43. Базовый и прикладной функционал платформ IoT/M2M

Рис. 44. Возможная схема взаимодействия участников цепочки производства устройств, используемых для подключения объектов телеметрии к платформам ИВ

Рис. 45. Плотность населения в Сингапуре

Рис. 46. Потребление энергии в Сингапуре

Рис. 47. Платформа – Smart Nation Platform

Рис. 48. Перспективные рынки и технологии в рамках НТИ

Рис. 49. Крупнейшие компании мира по капитализации

Рис. 50. Кластерная технологическая структура мировой экономики

Рис. 51. Отраслевые технологические приоритеты развития России

 

 

Список таблиц

 

Таблица 1. Смена технологических укладов с последующим скачком производительности (промышленные / индустриальные революции)

Таблица 2. Инфляция по дефлятору ВВП

Таблица 3. Динамика потребительских цен (потребительская инфляция)

Таблица 4. Государственные программы развития экосистем ИВ в ведущих странах мира

Таблица 5. Описания наиболее характерных проектов в сфере промышленного Интернета Вещей и их результатов

Таблица 6. Установленные и подключенные устройства IoT/M2M на транспорте, штук, факт за 2010-2014 гг., прогноз на 2015-2018 гг.

Таблица 7. Установленные и подключенные устройства IoT/M2M на стационарных объектах (здания и сооружения), штук, факт за 2010-2014 гг., прогноз на 2015-2018 гг.

Таблица 8. Установленные и подключенные устройства IoT/M2M, используемые для осуществления платежей и банковских транзакций, штук, факт за 2010-2014 гг., прогноз на 2015-2018 гг.

Таблица 9. Функционал платформ IoT разных типов

Таблица 10. Профиль IoT-платформы HANA компании SAP

Таблица 11. Профиль IoT-платформы ThingWorx компании PTC

Таблица 12. Профиль платформы Microsoft Azure IoT Suite

Таблица 13. Профиль платформы Telit IoT Portal

Таблица 14.  Системные интеграторы и дистрибуторы на рынке Интернета вещей в России

Таблица 15. Основные разработчики и производители электронной аппаратуры в России

 

 

Комментарии участников форума Internet of Things World, 10 – 12 мая 2016 года, Санта Клара, США о применениях Интернета вещей в различных индустриях:

 

На IoT World 2016 мы официально объявили о формировании Hitachi Insight Group, которая консолидирует все прежние активности Hitachi в сфере Интернета вещей, выступая единым центром компетенций и коммерциализации IoT по всему миру. По итогам 2015 года выручка Hitachi, так или иначе относящаяся к решениям и услугам IoT, превысила $5,4 млрд. Заказчикам доступно 33 коммерческих IoT-решения. 

 

Что касается промышленного сектора, то одним из моих самых любимых примеров использования IoT является наша крупная фабрика в Японии под названием Omika Works. Вы знаете, Hitachi  – очень большая индустриальная компания с тысячами производственных объектов, поэтому «мы пьем собственное шампанское». И мы поняли, что занимались Интернетом вещей задолго до того, как такой термин вообще возник. На заводе Omika Works в Японии, к примеру, мы установили IoT-датчики практически везде – MEMS (Microelectromechanical systems), RFID, занимались видео аналитикой. Таким образом внедрение IoT привело к снижению производственных затрат примерно на 30%.

 

 Это большой и многообещащий фокус для работы моей команды, с глобальной точки зрения. Особенно принимая во внимание европейскую инициативу Industry 4.0 и Германию с ее мощной производственной базой, а также США и Японию, где существуют похожие инициативы. Так что в целом мы видим новые большие возможности для IoT, особенно на традиционных рынках, таких как промышленное производство, и вскоре планируем вывести решение Optimized Factory Solution на глобальный рынок.

 

 

 

 

 

Если говорить об IoT и прорывных бизнес-моделях в промышленном производстве, то есть уже много примеров, как производители обуви и одежды делают ставку на выпуск персонифицированной продукции. Конечно, они шьют обувь не только по вашему размеру, но она подходит именно вашим ногам. Чтобы позволить себе все эти инновации, вам нужно значительно повысить эффективность. И это не 1-5 процентов. Вы должны сделать что-то принципиально новое…Или другой пример – Harley Davidson, который сократил сроки исполнения индивидуальных заказов (3000 вариантов компоновки мотоцикла, его дизайна, окраски и отделки) с 21 дня до 6 часов. Мы не строили новых заводов, лишь внедрили у них новое программное обеспечение…

 

Массовому производству необходима массовая кастомизация, - в этом убеждены многие страны. Я верю, что это может изменить всю расстановку сил на рынке, где производство старым способом уходит в прошлое. И это не что-то, что мы делаем в одиночку, в направлении Open Integrated Factory мы работаем со множеством партнёров. И снова - важна высокая скорость реагирования, микросекундная задержка, прямая связь с оборудованием, управление продуктом и ... владение всей информацией…Не останавливайтесь на dashboard и аналитике при внедрении IoT, идите дальше, - меняйте порядок работы, производства, обслуживания, доставки... Боритесь за своего клиента! Вносите по-настоящему стоящие коррективы в свои бизнес-модели. Делайте свои бизнес-процессы более эффективными, и затем отправляйте информацию обратно, в другой конец цепочки создания стоимости, все быстрее и быстрее.

 

 

 

 

 

 

Традиционные MES-системы используют очень иерархичный подход к управлению платформенными системами. Идея с использованием IoT здесь заключается в том, что мы больше не обязаны передавать данные последовательно с уровня на уровень - мы можем обойти иерархию, передавая данные с датчика в ERP или напрямую в SCMS и т.д. Конечно, не всегда в этом есть необходимость, но это действительно очень интересно и дает дополнительную ценность сразу в нескольких областях.

 

 

Прежде всего, это «умное» оборудование. Я полагаю, что в течение следующих 5 лет большая часть умного производственного оборудования будет работать в новом облачном сервисе совместно с уже существующим оборудованием (legacy). Поэтому, на мой взгляд, основная часть нашей работы здесь должна заключаться в том, чтобы превратить устаревшее оборудование и платформы в «умные» решения, способные также передавать данные в облако. Еще одна широкая область использования - predictive analytics. Мы работаем вместе с Microsoft, внедряем machine learning. Безусловно, это имеет большую ценность для тех, кто занимается предиктивным техническим обслуживанием, ростом эффективности и производительности в промышленности.

 

Оценки, которые мы провели с нашими экосистемными партнерами, обеспечивают потенциальную ценность ипользования промышленного IoT в $3.8 трлн…Очевидно, что достигнуть такой величины достаточно сложно и нам потребуется для этого провести большую совместную работу….Для этого необходима совместная работа со стороны стейкхолдеров эксплуатационных и информационных технологий, которые должны более эффективно сотрудничать, чтобы заполнить пробелы между двумя этими областями…Потому что не важно, имеете ли вы один сенсор за $10 или целый завод, генерирующий гигабайты данных в минуту, - в любом случае вам необходима простая структура, простой способ безопасной передачи этих данных обычным способом – надеждная IoT-платформа.

 

 

 

 

 

Как производитель оборудования, вы стремитесь к осуществлению его диагностики в реальном времени или с незначительной задержкой. Также вы хотите осуществлять сбор данных на своих условиях, получать детализированные отчеты и использовать эти данные в своей продукции, при создании следующего поколения оборудования. Но срок эксплуатации (life cycle) оборудования меняется. Раньше после создания машины, трактора или поезда проходило 5 лет, прежде чем создавались новые. Эта модель уже начинает меняться, потому что значительную часть того, что представляет из себя оборудования сегодня, составляет ПО (software).

 

 

Находя вещи, которые вы можете оптимизировать в этом оборудовании, вы загружаете новое ПО в оборудование, что приводит к постоянным изменениям функциональности этого оборудования. Следовательно, добавляя возможности сетевого взаимодействия (IoT-connectivity) в такую технику как автомобили, тракторы, краны и т.д., вы меняете способы их создания и предложения. Постоянно появляются новые функции, и вы можете предлагать их вашим клиентам мгновенно.

 

Кроме того, полезные данные нужны и крупным лизинговым компаниям, сдающим в аренду оборудование и технику для строительных площадок, с/х ферм и т.д. – о загруженности, кто и как его использует, надлежащим ли образом, не нарушают ли гарантийных условий и т.д. Данные поступают оператору арендуемой техники, обеспечивают его информацией, которая позволяет им не только оптимизировать свою работу, но и изменить бизнес-модель. Теперь можно сдавать этот кран в почасовую аренду или гарантировать уровень работоспособности, предлагать расширенную гарантию. Таким образом, под влиянием IoT бизнес-модель компаний, сдающих технику в аренду, также меняется.

 

 

 

 

 

Сегодня мы уже подключаем все наши новые чиллеры (водоохлаждающие машины промышленного уровня), собирая с них данные. Кроме того, мы делаем это и со всей нашей обширной базой установленного оборудования, так как некоторым нашим холодильным аппаратам уже более 30 лет. Мы добавляем connectivity к ним, чтобы понимать все аспекты использования: где они находятся, у каких они клиентов, каков их КПД,  эффективность и т.д. Мы собираем эти данные, у нас появляется возможность дополнить их продвинутой предиктивной аналитикой.

 

 

Мы можем  предсказывать потребности наших клиентов в сервисе и обслуживании, интегрируя эти данные в процесс планирования поставок. Я могу мгновенно отреагировать на эти потребности, что в конечном итоге помогает нашим клиентом. С точки же зрения моего подразделения материально-технического обеспечения, я могу размещать только необходимое  оборудование только на нужных складах и только в нужных местах. Это значительный выигрыш в рамках всей цепочки формирования стоимости.

 

(По данным J’son & Partners, по итогам подключения первой очереди из 3000 чиллеров Johnson Controls на начало 2016 г., среднее время устранения неполадок снизилось на 65%, а общее число случаев выхода из строя оборудования сократилось на 66%. Компания стала заключать на 10% больше договоров на обслуживание).

 

 

 

 

 

Интернет Вещей для Schneider Electric не является новинкой. Мы работаем в сфере Интернета Вещей с 1996 года. Мы были первой компанией в автоматизации, которые осознали его ценность. В то время все автоматизированные системы, SCADA системы работали по собственным протоколам, ModBus, Profinet и т.д. У всех были собственные базы данных. Мы почувствовали, что миру нужна IT революция, чтобы  устройства связывались друг с другом не по собственным протоколам, а через мир IP (интернет-протоколов).

 

 

За последние 5 лет многие приложения для работы разрабатываются в открытой «облачной» среде. К примеру, у вас есть множество промышленных заводов, но нет информации по тем устройствам, которым более 30 лет, у которых нет даже дисплея. С помощью решения Augmented Operator, сотрудник может направить смартфон или планшет на коткретное оборудование, увидев что с ним не так. Он может получить доступ ко всем руководствам и инструкциям по его обслуживанию, - по сути, оператор дополняется технологиями Интернета Вещей. Другой пример - приложение Smart Glance, в котором на планшете или смартфоне выводится аналитика в реальном времени о том, что происходит с системой.

 

Приведу пример реального клиента. Компания DUKE energy является одним из крупнейших клиентов. У них 72 завода и т.д. Мы сделали в сотрудничестве с ними прогнозную аналитику в сфере автоматизации энергопользования. За год экономия составила 5 млн. долларов. Такая аналитика создаёт стоимость через применение ПО и приложений в сфере предиктивной аналитики.

 

 

Подробности см. в специальном разделе JSON.TV по итогам посещения IoT World 2016

 

 

Комментарии российских участников рынка о примерах реализации проектов Интернета вещей

 

Для «Ростелекома» индустриальный интернет – одно из пяти главных направлений стратегического развития, и в последний год компания уделяет этому направлению завидное внимание. Фактически, мы уже закончили формирование отдельной бизнес-вертикали – дирекции по индустриальному интернету, определили опорные центры компетенций внутри группы Ростелеком, формируем сеть партнёров, без которой сборка проектов в интересах конкретных заказчиков практически невозможна – мы не можем подменить собой все отраслевые компетенции.

 

Если говорить о нашем предложении, то оно в большей степени фокусируется на секторах промышленности, энергетики, транспорта: «промышленный интернет» в прямом понимании этого термина (но, разумеется, не ограничиваясь). Как правило, разговор с заказчиком всегда ведётся по двум направлениям. Первое, это оптимизация существующих производственных систем за счёт внедрения решений «интернета вещей», от построения цифровых моделей и перехода на цифровую документацию изделий – до мониторинга производственного оборудования и построения прогнозных моделей, позволяющих предсказывать нештатные ситуации и аварии. И второе, создание «умных» изделий, подключенных к своим «цифровым двойникам» – наиболее инновационная составляющая индустриального интернета, подразумевающая переход на совершенно другую экономику поставщика продукции. Уже сейчас мы прорабатываем и реализуем проекты в двигателестроении, транспортном машиностроении, генерации и распределении электроэнергии, нефтегазовом секторе.

 

Основные сложности, с которыми сталкиваемся на практике. Первое, это ожидаемо консервативное отношение к ИКТ-составляющей проектов с точки зрения информационной безопасности: компании не готовы передавать технологическую информацию за периметр предприятия для обработки во внешних ЦОДах, пусть и защищённых. А это ставит очень серьёзный барьер для создания именно промышленных сетей, влияющий негативно на экономику проектов. Второе, это сложность смены парадигмы мышления для отечественных индустриальных компаний, которые уже готовы предметно говорить о применении индустриального интернета для оптимизации собственных технологических процессов и инфраструктуры, но с точки зрения бизнеса – практически не готовы обсуждать переход на выпуск и предоставление по сервисной модели «умных» изделий.

 

В России рынок индустриального интернета только формируется, поэтому для него вполне характерны все традиционные признаки развивающихся рынков и технологий: много попыток осознать, много обсуждений, мало практических результатов, но главное – отсутствие практики реализованных проектов позволяет сохраняться завышенным ожиданиям участников рынка индустриального интернета относительно простоты и скорости внедрения конкретных решений. Кроме того, в нашей стране, учитывая влияние государства на экономику, роль государственных институтов в формировании спроса на потребление высокотехнологических решений, традиционно очень значима.

 

Поэтому, чтобы консолидировать различные активности, сформировать для государства повестку, «привести к общему знаменателю» мнения и устремления достаточно разнородного сообщества индустриального интернета (к нему относятся и отраслевые компании, и телеком-операторы, и игроки ИТ-рынка, и институты развития и т.д.) мы выступили с инициативой создания Национального консорциума индустриального интернета – площадки для кооперации различных заинтересованных участников в целях системного и ускоренного формирования рынка. Эта инициатива получила поддержку Президента Российской Федерации и в настоящее время реализуется в виде вполне конкретного некоммерческого партнёрства – Национальной ассоциации участников рынка промышленного интернета (НАПИ).

См. видео интервью с Борисом Глазковым на JSON.TV

 

 

 

Российская промышленность и другие отрасли - транспорт, сельское хозяйство, ЖКХ и т.д., сегодня находятся на переходном этапе. Практически исчерпаны два задела - советские индустриальные и инфраструктурные мощности в значительной степени изношены или исчерпали свой ресурс, а золотой дождь нефтяной ренты, щедро проливающийся последние 10 лет завершился. Как мы можем увидеть, на эти деньги многое сделано, но зачастую в рамках старого технологического уклада, когда старые станки заменялись на новые по той же технологии, а дороги строились так, чтобы их можно было регулярно ремонтировать.

 

Однако за эти годы выросло и вышло на работу новое поколение управленцев и инженеров, для которых информационные технологии являются естественным и важным элементом жизни и работы. В этом смысле в России есть главное - ментальная готовность к внедрению умных систем во всех сферах. Уверен, что в ближайшие годы начнут раскрываться рынки промышленного интернета и интернета вещей практические в каждой области и тому есть уже сегодня множество предвестников. Например, наличие в стране собственного доминирующего поисковика Яндекс и компетенций по большим данным. Подготовлен федеральный закон о телемедицине, внедряется федеральная программа «Безопасный город», существует очень хорошая сеть покрытия сотовой связи с интернет доступом по недорогим тарифам, работает собственная спутниковая группировка глобального позиционирования ГЛОНАСС, есть внимание первых лиц государства.

 

Конечно, рынок пока очень мал, но с низкой базы хорошо расти. Для формирования цивилизованного рынка и диалога его участников с государством и появляются такие институты, как НАПИ, востребована аналитика и исследования. Многие компании сегодня формируют свои стратегические программы модернизации и инвестиционные планы с использованием технологий промышленного интернета. Будущее наступает очень быстро и мы хотим быть готовыми.

 См. видео интервью с Виталием Недельским, НАПИ

 

 

В настоящее время Интернет Вещей уже представляет собой инновационный «мейнстрим» во всех индустриях. Это касается таких областей применения как Промышленный Интернет, Умные Города, Корпоративные Информационные Технологии и др. Начало было положено 2-3 года назад всплеском интереса к мобильным технологиям, прошедшим с того момента огромный путь от частных экспериментов в формате Bring Your Own Device до четко сформулированной стратегии корпоративной мобильности. Вместе с тем, количество подключенных устройств постоянно растет, информационный периметр организации увеличиваются, вместе с ним растут возможности и угрозы. В настоящее время большинство крупных государственных организаций, промышленных предприятий и корпораций формулируют свою повестку в области Интернета Вещей. 

 

Основной рыночной возможностью являются электронные сервисы во всех сегментах рынка - B2G, B2B и B2C. Конкуренция на этих рынках демонстрирует всю причудливость Юберизации - в конкуренцию за карман пользователя вступили несколько классов дотоле несвязанных игроков - мобильные операторы, банки, поисковики. И если на мобильном рынке степень проникновения технологий уже крайне высока, то в области телематики революция только предстоит - мы существенно отстаем от других стран по уровню внедрения телематики и М2М.

 

Вместе с тем, мы уже столкнульсь с «оборотной стороной» использования Интернета Вещей. Вопросы Информационной и Кибербезопасности уже вышли на первый план и активно дискутируются в обществе. Сценарии кибертеррора, киберпреступности и киберхулиганства становятся все более сложными и даже становятся политическим феноменом. К сожалению, до настоящего момента отсутствую связные метрики градации и оценки угроз. В этой связи крайне важна экономическая оценка рисков безопасности - с целью выбора правильной стратегии построения и управления инфраструктурой предприятия.

 

Уважаемые коллеги, также на правах информационно-аналитического партнера, приглашаем вас принять участие в Форуме «Интернет Вещей», который состоится 22 сентября 2016 г. в Медиацентре МИА «Россия сегодня» (Москва, Зубовский бульвар, дом 4). Генеральные партнеры Форума: «Ростелеком», РВК и Samsung.

 См. видео интервью в Андреем Тихоновым, «Тайзен.ру»

 

 

 

Как показывает практика, объем и успешность бизнеса от количества вещей зависит все-таки мало – куда более значимой составляющей бизнеса является продуманная бизнес-модель, которая позволяет получать хорошую прибыль. Именно бизнес-модель – самое узкое место, а не количество устройств, не связь, не архитектура и не наличие системных интеграторов. В России же отсутствие бизнес-моделей – национальная особенность, поэтому зачастую даже проекты с большими инвестициями обречены на провал.

 

Я считаю, что невысокий уровень проникновения Интернета вещей в российскую промышленность связан именно с этой особенностью отечественного бизнеса. Так исторически сложилось, что в нашей стране всегда уделялось больше внимания непосредственно производственному процессу, а остальные составляющие оставались на периферии. И это отнюдь не менее важные процессы – разработка продукта, сбыт и так далее.  На Западе для описания всего комплекса этапов выпуска продукта применяется специальный термин – manufacturing engineering. 

 

Корни этой российской проблемы кроются еще в прошлом веке. После тяжелых 90-х годов у предприятий появились деньги, которые были инвестированы в модернизацию производственных линий – в их автоматизацию, роботизацию и прочее. Результатом этого стал дисбаланс: производство шагнуло вперед, а процесс разработки изделий остался на прежнем, далеко не самом лучше уровне. Плоды такой стратегии мы пожинаем и сейчас: в России много предприятий с идеально выстроенными и технологически совершенными производственными линиями, однако их продукция не пользуется спросом на рынке.

 

Еще одна связанная с этим проблема российских предприятий – отсутствие сотрудника, несущего персональную ответственность за успешность продукта на рынке. Есть руководители, отвечающие за выпуск продукции, за IT, за продажи, за маркетинг – но все они существуют обособлено. На Западе – в особенности на крупных предприятиях – принципиально иной подход: там зачастую не знают, кто такой IT-директор, зато у них есть должность VP of engineering – это как раз тот специалист, который единовластно ответственен за успешность определенного продукта или процесса.

 

Я уверен, что российской промышленности надо принципиально менять подход к выпуску продукции и Интернет вещей – тот инструмент, который позволит это сделать.  В рамках ежегодной промышленной выставки «Иннопром» в этом году мы демострировали, какие преимущества IoT может дать при создании продукта. К примеру, с помощью дополненной реальности можно уже на этапе разработки продукта увидеть, как будет выглядеть тот или иной узел или изделие целиком, оценить потенциал еще до запуска в производство, что приведет к серьезной экономии, если понадобятся доработки. Интернет вещей позволяет использовать данные с уже эксплуатируемых устройств при создании новых видов продуктов – это тоже повышает конкурентоспособность выпускаемых изделий.  

 

Конечно, если предприятия согласны довольствоваться лишь специнвестконтрактами, при которых вся интеллектуальная собственность остается на Западе, а в России осуществляется только сборка – можно забыть об Интернете вещей. Если же руководство компании хочет, чтобы ее товары покоряли не только локальный рынок, стали бы конкурентоспособными, а спрос на них существовал и за пределами России, то необходимо инвестировать не только непосредственно в производство, но и в manufacturing engineering, а значит – и в Интернет вещей, за которым будущее. Стратегия PTC в России на данном этапе направлена именно на то, чтобы помочь отечественным предприятиям измениться и благодаря этому открыть дополнительные точки роста и получать прибыль.

См. видео интервью с Андреем Шолоховым, PTC

 

 

 

Россия традиционно сильна хорошими специалистами в автоматизации. В некотором смысле, можно говорить о том, что индустриальный Интернет вещей – это продолжение задач автоматизации. Мы видим, что в России с каждым годом появляется все больше технологически сильных компаний и стартапов, в том числе использующих облачные платформы.

 

Термин Интернет вещей совсем не новый, и появился он не год и не два назад: концепция была сформулирована в конце 90-х годов XX века. Но особое внимание он начал привлекать несколько лет назад. Одной из причин я бы назвал появление облачных платформ, которое простимулировало его развитие.  Для создания решений Интернета вещей, а также их эффективного функционирования во многих случаях необходима работа на глобальном уровне, а также гибкость и масштабируемость ресурсов – все это можно получить, разместив их в облаке.

 

Телеметрия активно используется в автомобильном бизнесе, логистике, в области финансов и торговли, а также для «умных домов» и «Интеллектуальных зданий». Интересным примером умного здания может служить штаб-квартира Deloitte Touche Tohmatsu Limited (Deloitte) в Амстердаме. Она появилась благодаря сотрудничеству различных ИТ-компаний и разработчиков, в частности Microsoft.

 

Здание спроектировано таким образом, чтобы быть максимально энергонезависимым и экологичным. Например, в решении было произведено объединение электропроводки с Ethernet, что делает каждую лампу объектом интернета вещей, при этом каждая третья является мощным сенсором, способным понять, что происходит вокруг. В результате здание заранее узнает о приезде сотрудников, анализирует его планы и готовит в соответствии с ними расписание и т.п.

 

 

 

В первую очередь, необходимо отметить, что сегодня проекты М2М активно реализуются во всех отраслях, даже в сегменте потребительской электроники, чего раньше практически не было в России. Например, в конце прошлого года компания EasyFrame запустила собственный проект с цифровыми фоторамками на базе сервисов «Билайн». Также сейчас большой интерес к решениям с POS-терминалами. Однако наиболее успешные и большие проекты традиционно связаны с тремя направлениями развития: автомобили, безопасность и промышленность. Именно эти направления в ближайшие 3-5 лет будут формировать до 80% всего рынка и получат наиболее динамичное развитие. В этом делении мы достаточно схожи с общемировыми тенденциями и видим большой интерес заказчиков и разработчиков в каждом из сегментов. В последние два года крупные игроки рынка ИТ, в том числе международные, также начали продвигать эти решения, при этом делая серьезный упор на решения для «Умного» города. Однако, по нашим данным, таких проектов не так много и потенциал роста этого рынка может быть исчерпан за 2-3 года.

 

Лидером роста является автомобильная отрасль, при этом, несмотря на спад в экономике и резкое снижение продаж новых автомобилей, можем отметить, что бизнес продолжает динамично расти. В частности, наши совместные проекты с Meta System, где мы являемся технологическим партнером для решений в страховой телематике и мониторинге транспорта в РФ и Европе. Наверное, это можно назвать на сегодня самым успешным совместным проектом в области IoT нашей компании. Мы надеемся, что вместе с ростом рынка количество таких решений будет возрастать и в других отраслях будут появляться технологические лидеры с собственными решениями.

 

 

 

МТС сегодня является, пожалуй, самым опытным экспертом в области IoT среди российских операторов связи. Мы разработали и предложили рынку продукты и услуги для М2М в составе единого предложения около 10 лет назад и за это время накопили глубокую экспертизу в решениях из области интернета вещей. Первые запросы на сбор и обработку М2М-данных исторически приходили от транспортных и охранных предприятий, для них мы и разработали первые в стране специальные телематические тарифные планы. Транспорт до сих пор остается самой массовой отраслью применения в России и большая часть «умных» автомобилей подключена именно к сетям МТС. В последние годы  МТС активно развивал  данное направление и сейчас имеет в своем портфеле достаточно широкий спектр предложений – от услуг по управлению соединениями до готовых продуктов для ряда  отраслевых сегментов.

 

Как лидер по числу корпоративных клиентов в России, мы видим потребности компаний. Сегодня вместо простой передачи данных клиентам нужны решения на стыке IT-сервисов и операторских продуктов. Поэтому в качестве стратегического направления МТС первой из операторов выбрала системную интеграцию. Мы прошли короткий путь от фиксированной и сотовой связи, SIM-чипов и термо SIM-карт, к комплексным отраслевым цифровым решениям под ключ. Обладая экспертизой в области финансов, системной интеграции, электронной коммерции, имея собственные центры хранения и обработки данных, МТС предоставляет клиентам комплексные цифровые отраслевые решения, в том числе, на основе облачных технологий и решений M2M/IoT. Идя за потребностями клиентов, МТС перестала быть привычным сотовым оператором и выбрала путь трансформации в IT-компанию.

 

Комплексные решения предполагают обработку большого объема дынных и требуют скоростных сетей. По итогам первого полугодия 2016 года трафик в LTE-сетях вырос в 1,6 раз – результат синергии М2М/IoT и LTE. Гибкие решения на основе скоростных сотовых сетей замещают проекты на базе проводного интернета. Данные Роскомнадзора говорят, что МТС к началу года располагала крупнейшей LTE-сетью в стране, что позволяет намобъединить в одну систему разветвленную офисную сеть, складские помещения, логистику, системы безопасности. Мобильный интернет в России постепенно становится основным каналом связи для интернета вещей. Это наблюдается и в массовом сегменте: носимые гаджеты, потребительская электроника, автомобили с подключенными к интернету бортовыми компьютерами. Мы активно работаем не только на рынке B2B, но и на рынке В2В2С, и видим в нем большой потенциал: как в области «умного дома» – запуск продажsmart-техники с Redmond, «умного страхования» – проект c InTouch, так и в других сферах жизни, уже неразрывно связанных с IoT.

 

 

 

По нашим оценкам, число проводных и беспроводных М2М устройств в В2В и B2G секторах возрастет в России в 2,5 раза уже в следующие несколько лет. «МегаФону» удается развиваться быстрее рынка: по итогам первого полугодия 2016 года абонентская база «МегаФона» в сегменте В2В по М2М увеличилась на 72% и превысила 2,3 млн сим-карт. Компания растет быстрее рынка за счет качественного сервиса и выгодных предложений для клиентов. M2M-сервисами пользуется уже каждый 6-й корпоративный клиент «МегаФона».

 

Мониторинг транспорта по-прежнему остается сферой наиболее активного применения M2M-решений: из общего количества телематических sim-карт «МегаФона» около половины используется в этой сфере. Выручка в этом сегменте по итогам полугодия выросла на 357 процентных пункта и составила 8,2% выручки от M2M-услуг «МегаФона».

 

Абоненты M2M генерируют около 2,5% трафика в корпоративном сегменте «МегаФона», это на 0,8 п. п. больше, чем год назад. Объем М2М-трафика увеличился год к году в 2,6 раза.

 

Мы представлены во всех сферах применения IIoT, но основной объем M2M-трафика приходится на крупных корпоративных клиентов в области ТЭК и транспорта. Основными же проектами, позволившими нам достичь высоких показателей роста, являются Эра-ГЛОНАСС и «Платон» с РТИТС.

 

В портфолио «МегаФона» есть М2М-решения и «широкого профиля» для любой сферы бизнеса, и индивидуальные продукты под потребности отрасли или клиента. Мы активно работаем как над развитием своих собственных М2М/IoT продуктов, так и партнёрских платформенных решений.

 

В ближайшей перспективе основной рост, на наш взгляд, будет приходиться на недорогие решения со смартфоном в качестве точки доступа. При этом наибольший потенциал пока имеют M2M-сервисы, позволяющие обеспечить и сбор телеметрики, и, например, видеофиксацию в режиме реального времени, так что скорость передачи – критически важный фактор.

 

В ближайшем будущем к сети будут подключаться миллионы устройств, поэтому уже сейчас мы работаем над новыми решениями. Например, мы уже продемонстрировали работу нового стандарта NB-IoT, который позволяет снизить энергопотребление и увеличить число подключаемых устройств (до 100 000 к одной БС), улучшить покрытие и проникновение связи. Мы работаем над его развитием совместно с компанией Huawei.

 См. видео интервью с Николаем Мазуром, директором по маркетингу корпоративного бизнеса «МегаФон»

 

 

Сегодня российский рынок Интернета вещей только начинает формироваться. Большинство компаний пока решают свои задачи по автоматизированному обмену и управлению данными за счет собственных решений и протоколов, которые, как правило, сложно расширять и интегрировать с внешними системами.

 

IoT открывает для телеком-операторов ряд новых возможностей в предоставлении телеком и не телеком-услуг, открывая новые точки входа в домохозяйства, возможности для участия в массовых проектах с вендорами, бизнесом и властями. Одним из наиболее очевидных направлений для операторов в этой связи становится  реализация концепции интеллектуальной среды («умной дом», «умный офис», «умный город»), которая является подмножеством Интернета вещей.

 

Именно это направление видит для себя перспективным МГТС, которая уже начала внедрение элементов IoT на базе современной сети передачи данных по технологии GPON. Уже сейчас компания предлагает серийные решения услуг охранной сигнализации и облачного видеонаблюдения, ставшие востребованными благодаря простоте инсталляции и обслуживания. В этом году МГТС планирует пилотные проекты по телеметрии счетчиков контроля воды, света и электричества.

 

В целом телеком, создавая экосистему для IoT, двигается в направлении цифровизации и во многом становится игроком ИТ-отрасли, все глубже интегрируясь с вендорами и ИТ-разработчиками по созданию сложных систем.

 

В России на настоящий момент существует ряд факторов, мешающих широкому распространению решений «умного дома» и Интернета вещей в целом: отсутствия понимания практического применения со стороны большинства массовых пользователей, финансовые и психологические барьеры даже для тестирования подобных услуг, низкая покупательная способность, отсутствие интегрированных юридических и технических решений во взаимодействии с управляющими компаниями. Для реализации именно юридических аспектов в части разработки и принятия единой нормативной базы по внедрению новых типов датчиков, измерительных и управляющих систем в деятельность организаций ЖКХ особенно важна поддержка со стороны государства. Если устранить основные стоп-факторы, то можно утверждать, что потребителями данных услуг в России станут жители любого населенного пункта, где есть интернет-покрытие. В долгосрочной перспективе (10 лет), уровень проникновения элементов Интернета вещей в Москве может достичь до 30% от общего количества домохозяйств.

 

 

 

В целом операторам связи и заказчикам  для построения современных и будущих комплексных решений в области IoT/IIoT необходимо участие технологического партнера, который обладает компетенцией и пониманием всех уровней и компонентов IoT и имеющего широкие возможности в области подбора правильного решения производителя платформы, разработки дополнительных компонентов и системной интеграции платформы в ландшафт заказчика – именно в этом состоит основная роль современных интеграторов в сфере проектов IoT.

 

«Техносерв» много и плодотворно работает над темой IIoT в рамках проектов по внедрению АПК «Безопасный город». Для Техносерва «Безопасные города» - это фундамент для «умных городов». Компания, работая на крупных проектах, как в госсекторе, так и в коммерции, смогла сформировать портфель передовых решений, который сейчас используется при внедрении решений «умного» и «безопасного города». Это интеллектуальные системы управления коммунальными сетями, системы технического мониторинга телекоммуникационной инфраструктуры, системы интеллектуального видеонаблюдения.

 

Наиболее яркими примерами реализаций решений, которые по духу и по технологии ближе «Умным  городам» являются совместные с Ростелекомом проекты Техносерва в Курской, Вологодской и Архангельской областях, а также проходящий опытную эксплуатацию проект «Безопасного города» в Нижнем Тагиле. Уже сейчас в решениях закладывается инфраструктура не только систем автоматизации диспетчерских служб и мониторинга базовых угроз, но и мониторинга ЖКХ, управления транспортом, градоуправления.

 

В Нижнем Тагиле на опытных участках в школах внедрены системы телеметрии и управления общедомовыми приборами учета, которые объединены с общей системой управления безопасностью города и в случае внеплановой остановки и аварийного срабатывания датчиков на насосном или котельном оборудовании моментально передают сигнал в ЕДДС (Единую дежурно-диспетчерскую службу).

 

В Курске и Вологде системы интеллектуального видеонаблюдения позволяют детектировать угрозы общественной безопасности, например, оставленные предметы, хлопки и взрывы, возгорание, и незамедлительно формировать событие в системе для диспетчера ЕДДС. Причем, как в случае с мониторингом ЖКХ, так и в случае с камерами видеонаблюдения или датчиками, информация о событии поступает к диспетчеру уже в категоризированном виде: с автоматически-определенным типом события, сценарием реагирования, прогнозом развития, данными геоинформационной системы по объекту и объектам в зоне происшествия.

 

Сейчас, на базе «Безопасных городов» мы строим фундамент «умных городов». Дальнее развитие инфраструктуры мониторинга, подключение к ней как можно большего количества IP-устройств на территории города, развитие систем управления, настройка межведомственного взаимодействия и сближение с населением за счет информирования, активного вовлечения в управление, предоставления новых сервисов. Все это позволит нам создать нервную систему, сформировать в городах нейронную сеть, способную не только реагировать, но и предвидеть какие-либо нарушения в работе городских систем. Интеграция усилий телеком-операторов, разработчиков, бизнеса и, разумеется, населения, откроют новые горизонты развития и трансформации «Безопасных городов» в «Умные города».

 См. видео интервью с Сергеем Дубовиком, «Техносерв»

 

 

Индустрия Интернета Вещей, в том числе Промышленного Интернета Вещей стоит на пороге бурного роста в России. Драйверами развития безусловно станут крупные промышленные предприятия, накопившие критическую массу задач и проблем, эффективное решение которых может быть найдено с применением новых технологий Интернета Вещей, в частности, помогут в решении таких задач, как обеспечение непрерывности производственных процессов, обеспечение операционного контроля производственных линий, повышение контроля качества и производительности производственных процессов, контроль технического состояния оборудования и прогноз выхода из строя узлов и агрегатов, осуществление перехода от планово-предупредительного ремонта  оборудования к ремонту и обслуживанию по состоянию, а сервисным компаниям к более эффективной модели работы по SLA, оптимизации энергопотребления предприятий, контроль за условиям хранения и транспортировкой сельскохозяйственной и пищевой продукции, мониторинг здоровья скота, интеллектуальное управление полями и процессами выращивания и сбора урожая и многих других. Важно, чтобы предприятия знали и понимали богатые и, по сути, безграничные возможности технологий и основные принципы Интернета Вещей. Стратегия же развития индустрии Интернета Вещей должна опираться на конкретные потребности и реализованные проекты.

 См. видео интервью с Сергеем Пономаренко, «Револьта Инжиниринг»

 

 

 См. также другие интервью серии «Промышленный интернет вещей в России» на JSON.TV:

 

 Видео интервью с Андреем Биветски, SAP Labs

 

Видео интервью с Виктором Поляковым, Tibbo Systems 

 

Видео интервью с Александром Ануфриенко, Сколково

 

 

 

Результаты других исследований по теме «Интернет Вещей» J`son & Partners Consulting

 

Обращаем Ваше внимание, что полные версии исследований являются платными. Заказать любой из Отчетов Вы можете, обратившись по адресу: news@json.tv или по телефону: +7 926 522 51 19

 

1. Состояние и перспективы использования радиотехнологий LPWA для рынка Интернета вещей (IoT)

 

2. Промышленный IoT . Российский рынок распределенных систем и сервисов телеметрии в 2015 году, перспективы его трансформации в рынок промышленного Интернета Вещей

 

3. Развитие рынка вендинговых автоматов в России. Итоги 2015 г. и перспективы до 2020 г.

 

4. Анализ российского рынка автоматизированных почтовых станций (почтоматов)

 

5. Транспорт. «Умные дороги» — российский рынок M2M/IoT в области дорожной инфраструктуры

 

6. Анализ российского рынка терминалов кассового самообслуживания

 

7. ЖКХ (смартметеринг). Российский рынок интеллектуальных счетчиков в отраслях распределения ресурсов – электроэнергии, тепла, воды и газа – до 2020 года

 

8. Российский рынок IoTи анализ технологических IoT-платформ для перспективных рынков

 

9. Потребительские устройства. Основные тенденции развития потребительских устройств для Интернета вещей

 

10. Транспорт. Перспективы российского рынка М2М/IoT в транспортной отрасли до 2020 года

 

11. Исследование рынка «умного» страхования

 

12. Анализ мировых кейсов реализации проектов Индустриального Интернета Вещей и Промышленного Интернета:

     

Структура каждого Кейса: 

    1. Цели проекта и достигнутые результаты
    2. Описание реализованного функционала
    3. Описание примененных технологий и решений
    4. Планы по развитию проекта

 

 

По каждой Опции предоставляется от 30 до 70 кейсов

 

Опция 1. Кейсы реализации проектов Интернет вещей в сфере производства / промышленности

Опция 2. Кейсы реализации проектов Интернет вещей в сфере ЖХК

Опция 3. Кейсы реализации проектов Интернет вещей в сфере транспорта и логистики

Опция 4. Кейсы реализации проектов Интернет вещей в сфере торговли и финансов

Опция 5. Кейсы реализации проектов Интернет вещей в сфере сельского хозяйства