×

Голышко А. В., к.т.н.

Неcколько штрихов к взаимной корреляции международных экономических санкций и инфокоммуникационного развития РФ

 

Дипломатия – это искусство говорить "хоро-о-ошая собачка",

пока не найдешь камень поувесистей.

 

  

 
Не будем вдаваться в причины и подробности, но в настоящее время для РФ существуют угрозы введения против нее различных санкций. Как известно, любые санкции вредят, прежде всего, экономике, а в современную экономику очень тесно вплетены и информационно-коммуникационные технологии (ИКТ). Поэтому любые санкции так или иначе «аукнутся» на инфокоммуникационном фронте, а часть этих санкций может коснуться ограничения международного ИКТ-сотрудничества. В свете последних разоблачений Эдварда Сноудена какие-то риски по части проблем  информационной безопасности ожидаемы всегда. Даже в самое безоблачное (не в смысле последних достижений ИКТ) и безмятежное (не в смысле революции) время. Таким образом, сегодняшняя нестабильность дает возможность проанализировать как наши сильные стороны, так и уязвимости по части ИКТ. И интересно, что во всех случаях инициаторы санкций в этом случае теряют больше, чем приобретают.

 

Люди вправе задавать вопросы, и мы попробуем промоделировать некоторые ответы на них в зависимости от возможных ситуаций и доступных разуму предположений. В целом же теоретически возможны несколько сценариев «ИКТ-блокады», и для достижения наибольшего драматического эффекта, очевидно, стоит начать с наихудшего.

 

Нам заблокировали все, что можно, а мы не только живы, но и крепчаем

Итак, давайте предположим (как бы это ни было трудно представить), что нам перестали поставлять оборудование, технологии, элементную базу, ПО, а также прекратили  обучение специалистов. Поставлены барьеры для оказания интернет-услуг и доставки приложений «оттуда», разорваны соглашения о международном роуминге и присоединении сетей, и даже зарубежные спутники изменили свои диаграммы направленности так, чтобы не «цеплять» территорию нашей страны своим ТВ-вещанием и интернет-каналами. Оценим эту гипотетическую ситуацию.

 

Она, скажем прямо, непроста, и в значительной степени виноваты в ней мы сами. В нескольких словах ее можно охарактеризовать так: самые современные сети связи есть, а отрасли нет. Это означает, что все сетевое оборудование, включая коммутаторы, маршрутизаторы, базовые станции, сервера доступа, сервисные платформы, контроллеры и многое другое является продукцией зарубежного производства, преимущественно 7–8 крупнейших мировых производителей, имена которых хорошо известны. Аналогичная ситуация и с абонентским оборудованием. Если где-то и используется отечественное, то элементная начинка, по большей части,  импортная – от резисторов до процессоров, не говоря уже о ПО. Подобная ситуация прослеживается и  в части ПК, телевизоров, мобильных гаджетов и пр., которые либо полностью иностранные, либо собираются на нашей территории из импортных компонентов. Что касается операционных систем или систем хранения данных, на которых существует вся «Цифровая Вселенная», то ныне это также полностью не наша программная продукция.

 

Все производители одновременно станут отечественными или, точнее, останутся только последние. Но с учетом вышесказанного сетям связи это мало чем поможет. К тому же процесс сертификации оборудования на соответствие заявленным ТУ не связан с выявлением различных «особенностей» конструкции или ПО, а это означает наличие рисков того, что однажды всё, составляющее основу сетей связи, по внешнему сигналу, звонку, IP-пакету может превратиться в «тыкву». Ах да, как же поступит этот внешний сигнал, если всю внешнюю связь отрубят? Не стоит строить иллюзий – люди, которые все это придумывают, вряд ли не продумали и все остальное (есть военные спутники и спутники GPS, наконец). Другое дело, что разом все обрушить все равно не удастся из-за наличия сплошь и рядом мультивендорных сетей, да и вряд ли в таких случаях преследуются цели глобальной диструкции – ведь заинтересованным лицам гораздо важнее организовать несанкционированный доступ к проходящему трафику, чем его просто обрушить. Справедливости ради следует заметить, что это не чисто отечественная специфика, поскольку аналогичные риски могут существовать и в других странах. Достаточно вспомнить недавнее выдавливание оборудования китайских производителей из Северной Америки и Австралии именно по этим причинам (хотя наличия нечестной конкуренции тоже никто не отменял).

Что касается интернет-приложений и сервисов, то, пожалуй, убрать их можно только «обрубив» каналы связи. Но Интернет всегда ищет обходные маршруты даже  при малейшем намеке на повреждение– так что рубить придется все вплоть до спутниковых каналов, а это маловероятно и трудноисполнимо. Впрочем, если все зарубежное «отрубить», то отечественный сегмент в любом случае останется работоспособным (автор как-то консультировался на этот счет в Координационном центре), зато придется сделать так, чтобы чисто отечественный трафик (т.е. РФ-РФ) проходил исключительно внутри страны, что могут только приветствовать и регуляторы, и спецслужбы. Популярный в последнее время в определенных кругах зарубежный хостинг станет бессмысленным, а место Google с огромным удовольствием займет Яндекс. Следует также иметь в виду, что мир ИТ многообразен и вся вдруг возникшая пустота будет быстро заполнена отечественными сервисами и приложениями.

 

Американской Apple придется просто уйти по-английски – ведь все приложения рассылает она сама. Да, не будет бесплатных приложений Windows, но, можно предположить, что с небольшой задержкой, наш народ наладит их передачу «карманной тягой» через коллег во всем мире. Что же касается Android, то это открытая ОС, использующаяся огромным количеством гаджетов российских пользователей. Ну блокировка зарубежными платежными системами банковских электронных карт закономерно приведет к созданию аналогичной отечественной системы с соответствующим процессинговым центром.

 

Отлучение от зарубежных ТВ-каналов разовьет интерес к отечественному ТВ и кинематографу. Появится шанс кардинально улучшить контентную составляющую нашего телевидения, и если был бы жив вождь мирового пролетариата, он бы обязательно написал статью на злобу дня – «Партийная организация и партийный контент».

 

Закрытие международного роуминга принесет некоторые неудобства путешественникам, но покупка местных SIM-карт позволит им даже сэкономить в зарубежных поездках. Стандарты-то мобильной связи у нас теперь международные.

 

Будет, конечно, «большое горе» у любителей «чуждых нам» социальных сетей (т.е. тех, что не ВКонтакте), и мы уже не узнаем из Твиттера, как, к примеру, бурчало вчера в животе у очередной «звезды» или, какая мысль вдруг проскочила у «сами знаете кого». (Турция, кстати, только что сама решила избавиться от Твиттера). Нам станет решительно безразлична покупка Фейсбуком WhatsApp’а, и WhatsApp теперь никогда не «покусится» на SMS наших мобильных операторов, а будет и впредь опустошать доходы их коллег из других стран. Конечно, будет обидно, что негде разместить свое эго вместе со свежими фотографиями любимых ликов. И с лайками тоже придется попрощаться. Зато откроется ниша для аналогичных отечественных продуктов и, вероятно, появится обновленный СССР (Союз Социальных Сетей России), достойное место в котором обязательно займет какой-нибудь навсегда защищенный от хакеров наш российский ЭФЭСБук.

 

Ну а что касается противодействию вирусам и прочим киберугрозам национальной безопасности, то в этом мы по-прежнему сильны. И если отрубить зарубежные каналы, то в части творцов разного фрода перед ФСБ, ФСО, МВД и Касперским останутся только свои, и им в этом случае уж точно не позавидуешь.

 

Ура! Наконец-то нас заблокировали!

Развитие и поддержка сетей связи на современном уровне станут  невозможны. Но не спешите отчаиваться. Это про настоящих генералов подчас говорят, что они, как правило, готовятся к прошлой войне. В отличие от них «ИКТ-генералы» свои стратегии строят не на военных действиях, а на существующем рынке. Собственно, в том, что в РФ за 20 лет практически исчезла отечественная ИКТ-отрасль, их прямой вины нет. Для этого в государстве существуют разного рода регуляторы. В какой-то момент сообщество этих регуляторов решило, что для ИКТ «мы все купим», и производить своего ничего не надо (вообще-то любая творческая и производственная деятельность – весьма хлопотное занятие), не подумав, собственно, что будет, если однажды источник будет перекрыт? Живем-то хоть и в глобальном мире, но по-прежнему во враждебном окружении… Как долго все это будет продолжаться?

 

После одной из последних аварий с запуском спутников наш ВПК в лице профильного вице-премьера всерьез обеспокоился, что чипы надо бы самим производить, дабы реально представлять реальную космическую, экономическую или военную силу на мировой арене. К примеру, разве страны НАТО заинтересованы в развитии системы ГЛОНАСС, если она для них, прежде всего, едва ли основа для высокоточного оружия? Скорее, наоборот. И с этим трудно не согласиться, и об этом уже десятилетиями говорят отечественные специалисты. А ведь 20 лет назад в стране производилось все необходимое оборудование.

 

Как говорится, лучше поздно…, да «несчастье» помогло. В условиях тотальной блокады придется-таки развивать отечественное производство и написать-таки хоть какую-то отечественную ОС. И все мысли о Родине сами повернутся в эту сторону у тех, кто напрямую должен этим заниматься. Серьезные угрозы, знаете, объединяют. Вот и ИТ-директоры российской оборонки недавно пришли к выводу о необходимости импортозамещения.

 

Не секрет, что даже в самые лучшие (тогда еще советские) времена мы отставали по части элементной базы и измерительной аппаратуры, благодаря чему, кстати, воспитали самых изобретательных инженеров-разработчиков, которым приходилось получать выдающиеся технические характеристики на не очень-то выдающихся деталях за счет уникальных схемных решений или математики (сегодня многие из этих специалистов «разлетелись» по миру). И никакой КОКОМ, о котором недавно вспоминал президент РФ в своей речи, посвященной Крыму, этому так и не помешал (народ хоть из Пентагона что-нибудь вынесет и через пять стран продаст кому надо). Однако текущая проблема состоит не в этом, а в том, что сегодня, получив документацию на какие-нибудь последние кремниевые изделия по технологии 16–20 нм, мы можем, разве что,  скопировать ее на флешку или на бумажку, но не превратить в работающий чип. Оборудование, конечно, и у нас кое-какое для этого закуплено и даже есть «чистые комнаты», но все это отстает на несколько поколений. И дело не только в ИКТ, а просто в отношении к науке и в стратегическом государственном подходе. Каким он мог бы быть, если поднимать всю научно-экономическую мощь страны, лучше всего рассмотреть на свежем примере Китая.

 

Лестница в небеса из Поднебесной

Современное финансирование науки в Китае ведется как со стороны государства, так и со стороны негосударственных организаций, таких как, к примеру, NNSFC (National Science Foundation of China). Каких-то 30 лет назад в Китае (в отличие от нас) не было развитой индустрии, в том числе и в области связи. Сегодня мы практически поменялись ролями, и тому есть причины. Во-первых, уже 10 лет назад уровень финансирования науки и инноваций в Китае составлял 1,5% от ВВП. А во-вторых, 30 лет назад в Китае стартовала Генеральная программа развития науки и технологий, и она стала крупнейшей в истории этой страны – в ней были задействованы десятки тысяч исследователей из более 1000 научных институтов.

 

Люди, задумавшие покорить мир, серьезно призадумались – что же для этого надо делать. Стали внимательно изучать различные направления деятельности, и тут, к великому огорчению, выяснилось, что развивать надо очень и очень многое, потому что, устроив себе блокаду для всего заграничного и практически уничтожив всех ученых и учителей, отстали очень сильно и по всем направлениям. А ведь без одного не будет и другого. В результате серьезных раздумий множества привлеченных специалистов о будущем техническом потенциале страны и появилась указанная Программа, которая дала старт нескольким подпрограммам:

 

  •          Национальная программа «Восхождение» развития ключевых проектов научных исследований в разных областях (7 фундаментальных и 8 прикладных): математике, физике, химии, механике, астрономии, географии, биологии, энергетике, новых материалах, информатике, агрономии, медицине, ресурсах окружающей среды, космических науках. Финансирование – из госбюджета, старт в 1991 г..
  •          Кодовое название Государственной программы развития высоких технологий, утвержденной в марте 1986 г. – «863». В качестве приоритетных направлений развития наукоемких отраслей в ней были определены: микроэлектроника и информатика; телекоммуникации; аэрокосмическая; оптико-волоконная; генная инженерия и биотехнологии; энергосберегающие технологии; природоохранная техника; медицинское оборудование. Одним из направлений программы было создание инноградов для стимулирования высокотехнологичных производств и продвижения продукции на рынок, привлечение в страну зарубежных инвестиций и передовых технологий, создание благоприятных условий для коммерциализации научно-технических достижений.
  •          Программа развития фундаментальных научных исследований с кодом «973»  начала реализовываться в 1998 г. в агрономии, энергетике, информатике, освоении природных ресурсов, демографии, здравоохранении.
  •          Программа «Искра», запущенная в 1986 г., предусматривала популяризацию науки и техники в сельских районах Китая.
  •          Программа «Факел» запущена в 1988 г. и является наиболее важной программой по развитию научно-технического потенциала Китая, ориентированной на коммерциализацию наукоемких технологий на основе технологических и индустриальных парков (в 1992 г. Госсовет КНР утвердил создание сразу 53 инноградов).
  •          Программа «Посев» реализуется с 1990 г. и направлена на распространение и внедрение зрелых научно-технических достижений с целью создания крепких связей между наукой и экономикой.
  •          Научно-техническая программа социального развития стартовала в 1996 г. Цель программы – улучшение качества жизни, а также повышение уровня культуры и образования широких масс населения.
  •          Программа «Ключевые Лаборатории» была запущена в 1984 г. и предусматривала строительство зданий и сооружений для научных исследований и разработок с целью привлечения к работе высококвалифицированного научно-технического персонала. К 2003 г., когда программа была успешно завершена, было создано 153 лаборатории высокого уровня, а общие инвестиции в программу составили около 175 млн долларов. (В отличие от Китая  сегодня в наших уже бывших научных и производственных зданиях размещается все что угодно – от бизнес-центров и оптовых баз до складов и общежитий.)

 

Как видим, китайцы подошли к вопросу комплексно, и уже к концу ХХ – началу XXI века они производили разнообразное оборудование связи, в том числе практически и всю его начинку, включая различные чипы и даже процессоры. Для того, чтобы получить в свое распоряжение передовые технологии, были организованы особые экономические зоны, в которых было очень выгодно работать зарубежным производителям (поскольку для большого бизнеса границ не существует, а политика, как известно, это концентрированная экономика). Параллельно китайские специалисты строили свое производство и учились производить абсолютно все. Не секрет, что отраслевая наука зарождается только там, где есть мощное конкурентоспособное производство и стремление обладать знаниями. Ибо, как только вы начинаете заниматься развитием производства, кто-то должен начать питать его идеями и заниматься разработками. Если перед вами стоит задача создать индустрию – значит, и стратегия также должна быть индустриальной.

 

Есть, правда, во всем вышеприведенном одна особенность. Китайская индустрия действовала так: специалисты сначала копировали интересующие их зарубежные образцы, а затем совершенствовали их (отмечу, что сегодня копируют уже у самих китайцев).

 

Однако, подобный метод можно отнести к научно-техническому прогрессу лишь в сравнении, скажем, с папуасами, копировавшими американские самолеты, строя их из бамбука. Если же говорить об обеспечении настоящей национальной конкурентоспособности и вендоронезависимости, то технологии отверточной сборки и воспроизведения оборудования из «позаимствованных» копий – явно недостаточно.

 

Если в барьере осталась «дырка»…

В общем, учитывая вышесказанное, стимул для развития национального ИКТ-производства был бы колоссальный. Но вряд ли он был бы использован на 100%, потому что глобальной блокады, скорее всего, так и не случится. Она попросту никому невыгодна. Скорее всего, мы так и будем продолжать закупать все необходимое, потому что в стране и других проблем  неперечесть. При этом пока на Западе муссируют вопросы санкций, Восток (и, прежде всего, Китай) помалкивает, и неспроста. Остающаяся для него в экономическом заслоне «дырочка» сулит много положительных моментов (в том числе и в части ИКТ-отрасли), о которых ранее можно было лишь мечтать. И мы не зря привели пример Китая.

 

Старинная китайская стратегия состоит либо в том, чтобы, сидя на дереве, как мудрая обезьяна, ждать, когда тигры передерутся, либо, сидя на берегу, спокойно дожидаться, когда тела твоих врагов поплывут мимо по реке. Ну а когда такие брутальные рыночные конкуренты, толпясь и толкаясь на берегу, сами торопливо «надевают белые тапочки» и бросаются в воду – что может быть лучше этой картины? Воистину, брутальный персонаж не падает — он атакует пол.

 

Таким образом, огромный поток оборудования китайского (и не только китайского) производства только и дожидается каких-нибудь соответствующих санкций к РФ со стороны Запада. Ну а что касается смартфонов или планшетов, то от санкций, скорее всего, первым пострадает опять же американский Apple, а его место займет китайская и корейская продукция не только со своими смартфонами, но также с копиями тех же iPhon’ов и iPad’ов. Не стоит забывать, что производство практически всех гаджетов расположено в Китае.

 

Компания ABI Research, кстати, оценила прошлогоднюю долю китайских производителей на мировом рынке в 38% от общего объема продаж мобильных трубок в мире. Согласно прогнозам в 2015 г. поставки из Китая, похоже, превысят 50%, причем в немалой степени за счет недорогих смартфонов. В десятку крупнейших производителей с точки зрения рыночной доли входят уже пять компаний из Китая, а внутренний рынок этой страны отнюдь не безграничен. Молодые бренды как Oppo, Xiaomi, TCL вскоре сравнятся по популярности с HTC или LG. И тут еще очень кстати Lenovo прикупила Motorola Mobility, а бренд Alcatelдавно принадлежит китайской компании.

 

Чисто глобальное самоубийство

Недавно Financial Times сообщила о том, что американские чиновники могут по аналогии с иранскими банками отключить и российские банки от системы SWIFT (Society for Worldwide Interbank Financial Telecommunication) для обмена информацией о межбанковских расчетах, что, мол, не позволит совершать международные финансовые операции. Однако эксперты (их опрос проводил CNews) не особо верят в это, потому что это ни кому не выгодно: ни самой SWIFT (чья штаб-квартира, кстати, находится не в США, а в Бельгии), ни крупным западным корпорациям, работающим в России, которые лишатся возможности выводить отсюда финансы. Ну а если все и случится, банки смогут перебросить деньги на другие корсчета и работать в других межбанковских системах (TARGET, SEPA и др.). В общем, какую ниточку ни обруби – еще неизвестно, какая сторона пострадает больше. Воистину, действие равно противодействию.  Третий закон Ньютона работает в чистом виде. Зря что ли глобализацию насаждали?

 

Теперь, когда с этой глобализацией увязли в конвергенции все и вся, рубить каналы становится невыгодным. Бизнес этого не любит, а уж транснациональный бизнес и подавно. И самое главное – АНБ США попросту нечем будет заняться. Им-то как раз выгодно, чтобы на наших сетях стояло побольше не нашего, а сети были бы доступны для не наших товарищей. А то придется засылать агентуру с соответствующей аппаратурой, как полвека назад, но где теперь найти контингент для возрождения «шпионских страстей»? Народ-то благодаря достижениям ИКТ вконец разленился, а спутники-шпионы имеют свои технологические ограничения. Так что, скорее всего, ничего не обрубят, а, наоборот, будут развивать связность хотя бы во имя продолжения кибервойн, которые на самом деле идут уже давно. А если и будут какие-то локальные ограничения, то мы ведь еще и нашу почту можем развить, так сказать, на страх «агрессору».

 

Вывод из вышесказанного может быть один – введением санкций можно как спровоцировать объект этих санкций на становление и развитие собственной ИКТ-отрасли (как говорится, давно пора), так и просто ударить «себе под дых». А это мало кому  интересно. Ну а завершить сей экскурс с уклоном в гипотетические ИКТ-санкции можно процитировав плaкaт, установленный нa aвтострaде при въезде в один маленький городок: «Местные столбы нaносят повреждения aвтомобилям только в порядке сaмообороны». Вот так-то…