×

 

J’son & Partners Consulting представляет краткие результаты исследования рынка услуг на сетях профессиональной мобильной радиосвязи (ПМР) в РФ в государственном сегменте.

 

Ключевые вопросы исследования

В исследовании анализируются основные глобальные и российские технологические и рыночные тенденции в области ПМР. Основное внимание уделено детальному анализу текущей ситуации и перспективам развития ПМР в государственных ведомствах (МВД, МЧС, Минздрав и пр.).

 


Практическая ценность исследования

По результатам моделирования рынка, проведенного J’son & Partners Consulting на основе глубинного анализа публичных проектов и прогнозов зарубежного рынка, сделаны следующие оценки и прогнозы:

 

• объем российского рынка цифровых ПМР в 2014 г. и прогноз до 2020 г. в количественном выражении (абонентская база) в разбивке по субъектам РФ и по ведомствам в государственном сегменте;
• расходы ведомств на специальную радиосвязь в 2012–2014 гг. и прогноз на 2015–2017 гг.
• текущая (2014 г.) и прогнозируемая (2020 г.) структура рынка ПМР с разбивкой на B2B, B2G и СМБ;
• прогноз динамики замещения аналоговых систем ПМР на цифровые и профессиональные решения на базе LTE 4G (LTE PMR) и совокупной абонентской базы ПМР до 2025 г.

 

Целевая аудитория

Исследование предназначено операторам профессиональной радиосвязи, мобильной и фиксированной связи, производителям оборудования ПМР, системным интеграторам и дистрибуторам, венчурным и инвестиционным фондам, профильным стартапам и исследовательским агентствам, а также потребителям из госсектора. 


Резюме исследования

В мире

Среднесрочные перспективы развития узкополосных систем ПМР связаны с их цифровизацией. По прогнозам IHS, доли аналоговых и цифровых установленных устройств в мире сравняются к 2017 г. Другим значимым глобальным трендом в более долгосрочной перспективе является использование технологии LTE в сегменте общественной безопасности. По прогнозам SNS Research, инвестиции в инфраструктуру сетей LTE в этом сегменте в мире в 2015–2020 гг. будут расти со среднегодовым темпом роста (CAGR), равным 40%, и к концу прогнозного периода превысят $2 млрд (включая базовые станции, мобильное ядро сети и транспорт). При этом количество установленных базовых станций LTE ПМР в сегменте общественной безопасности превысит 150 тыс. (рис. 1).



В России

Анализ проектов в области ПМР показал, что ключевыми потребителями в данном сегменте являются следующие органы исполнительной власти и администрации:

 

• МВД РФ;
• МЧС РФ;
• Минздрав РФ;
• ФСИН РФ;
• ФССП РФ;
• ФСКН РФ;
• ФСО РФ;
• городские и районные администрации, включая диспетчерские службы стратегически важных объектов инфраструктуры (водоканалы, газовые и энергетические службы и пр.).

 

В некоторых случаях, при реализации так называемых «событийных» проектов (Олимпиада в Сочи, Универсиада в Казани, FIFA 2018 и пр.), основным заказчиком выступает Минкомсвязь России или региональные министерства (например, Министерство информатизации и связи Республики Татарстан). Как правило, основными потребителями услуг в таких проектах являются указанные выше «силовые» ведомства, МЧС и другие службы.


Характерной особенностью российского рынка ПМР в госсекторе является отсутствие единого цифрового стандарта радиосвязи даже в пределах одного министерства, а также все еще относительно высокая доля аналогового оборудования. Например, в МВД РФ наряду с аналоговыми системами используются цифровые стандарты АРСО 25 и DMR, в МЧС РФ аналоговые транкинговые системы протоколов SmarTrunk II и МРТ-1327 в последние годы дополняются цифровыми системами DMR, в отдельных регионах используются сети TETRA. В Минздраве РФ (в основном службы скорой помощи) также используются как системы DMR, так и TETRA (Санкт-Петербург, Чебоксары, Ростов-на-Дону и другие города).


В целом рынок цифровой ПМР в госсекторе имеет высокий потенциал роста. Оснащенность крупнейших потребителей современными радиостанциями все еще не полностью отвечает требованиям нормативных документов. Например, каждому участковому уполномоченному полиции (УУП) МВД России положено по одной носимой радиостанции, возимая радиостанция положена на каждый оперативно-служебный автомобиль, стационарная радиостанция – на каждый участковый пункт полиции (комнату приема граждан). Между тем по состоянию на 1 февраля 2013 г. УУП в сельской местности были оснащены радиостанциями менее чем на 25 %, и при плановой обеспеченности УУП на конец 2015 г. в размере 80,8 % средний ежегодный объем закупок в 2013–2015 гг. должен составлять около 10 тыс. радиостанций.


По прогнозам J’son & Partners Consulting, число пользователей цифровой специальной радиосвязи в госсекторе увеличится со 157,4 тыс. в 2014 г. до 372,4 тыс. в 2020 г. в консервативном сценарии и с 211,7 тыс. в 2014 г. до 576,2 тыс. в 2020 г. в оптимистическом сценарии (рис. 2). Методология оценки числа пользователей учитывала разную степень проникновения цифровых технологий ПМР в консервативном и оптимистическом сценарии.



При этом за 2014–2020 гг. доля сегмента B2G в общем объеме рынка ПМР в России не изменится и останется на уровне 23 %.


Подробная детализация прогнозов абонентской базы цифровой ПМР в сегменте B2G на 2014–2020 гг. представлена в полной версии отчета. 

 


Комментарии участников рынка

  

Михаил Рыбаченков 
Генеральный директор Сага Телеком

 

1. Какие основные тенденции можно выделить на российском рынке ПМР в сегменте заказчиков из госсектора? Каковы ключевые драйверы и барьеры этого сегмента рынка в России, насколько значимым является влияние на рынок так называемых «событийных» проектов (Олимпиада в Сочи, Универсиада в Казани и др.)?


Технологические тенденции такие же, как и для корпоративных заказчиков. Это, в частности, активный переход на цифровые технологии ПМР – ТЕТРА и, особенно за последние 3-5 лет, DMR. При этом добавляются новые требования и ограничения, связанные с импортозамещением, и возникает очень непростая дилемма: можно ли поддерживать отечественного производителя в ущерб качеству, надежности и экономическим показателям оборудования и решений, которые предлагаются потребителям? Другой актуальный вопрос: можно ли считать импортозамещением замену оборудования, которое активно закупалось за последние 20 лет в США, странах ЕС и в других странах, объявивших санкции против РФ, на оборудование из Китая или на оборудование, произведенное под отечественными торговыми марками, но по OEM-модели производителями вне России?


Таким образом, ключевые тенденции следующие:

 

• появились новые требования по импортозамещению, но при этом нет четкого юридического определения что есть «российский продукт», четкие правила есть только у таких потребителей как Минобороны, спецслужбы, которые детально проверяют - кто является создателем ПО, держателем конструкторской документации, какие процессоры и аппаратная база используется;
• размытость требований позволяет использовать импортозамещение не как инструмент поддержки отечественных производителей (которых очень мало, а по ряду сегментов продукции практически нет), а как инструмент ограничения конкуренции, что в итоге может привести к существенному увеличению затрат при падении уровня надежности и качества оборудования и решений;
• заказчики из госсектора испытывают такие же проблемы в связи замедлением экономики с сокращением доходной базы бюджета, а также в связи с девальвацией национальной валюты. Начиная со второй половины 2014 года, наблюдается снижение закупочного потенциала, секвестирование бюджетов, откладывание и отмена ряда проектов;
• в отличие от корпоративного сегмента у потребителей из госсектора практически нет вопросов о том, что нужно применять именно технологии ПМР, но ограничения по финансированию существенно ограничивают скорость проведения модернизации и перехода на цифровые технологии ПМР. 
Значимость событийных проектов на текущий момент невелика, так как их удельных вес невелик по сравнению с общим объем спроса.

 

2. Каковы перспективы внедрения в России профессиональных сетей радиосвязи на базе технологии LTE в сегменте общественной безопасности?

 

До момента, пока не будет принято решение о выделении специальных диапазонов частот для таких сетей (как, например, это уже сделано в США и Канаде), я не вижу серьезных перспектив. На сегодняшний момент держателями спектра LTE в России являются только крупные операторы, отдельные диапазоны частот для LTE для служб общественной безопасности (и каких-либо других потребителей) не выделены. Отдельный аспект связан с тем, что функции профессиональной радиосвязи до настоящего момента не стандартизованы в LTE и данный процесс займет еще несколько лет. Пока на рынке доступны решения с данной функциональностью только на базе закрытых протоколов конкретных производителей, что создает дополнительные риски для пользователей.

 

Детальные результаты исследования представлены в полной версии отчета: 
«Оценка потенциала развития услуг на сетях профессиональной мобильной радиосвязи (ПМР) в регионах РФ в государственном сегменте»

 

Глоссарий (термины и сокращения)

1. Краткий анализ основных технологий ПМР и их рыночного потенциала 
1.1. Преимущества и недостатки узкополосных систем и перспективы их развития 
1.1.1. TETRA 
1.1.1.1. В мире 
1.1.1.2. В России
1.1.2. APCO P25 
1.1.3. DMR 
1.1.4. GSM-R 
1.2. Перспективы внедрения широкополосных сервисов в сетях ПМР на основе LTE в России и в мире 
1.2.1. Драйверы и сдерживающие факторы
1.2.2. Прогнозы 
1.3. Анализ основных сценариев развития сетей ПМР в мире и в России 
1.3.1. Внедрение сервисов передачи данных в традиционных узкополосных сетях ПМР в пределах имеющихся диапазонов частот 
1.3.2. Построение новых широкополосных сетей на основе LTE 
1.3.3. Организация виртуальных частных сетей (VPN) в рамках действующих и будущих коммерческих сетей LTE 
1.3.4. Использование публичных коммерческих сетей LTE в сегменте общественной безопасности 
1.3.5. Создание MVNO для доступа к коммерческим сетям 3G/LTE 
1.3.6. Другие сценарии

2. Анализ текущей ситуации и оценка потенциала использования специальной радиосвязи в низких диапазонах частот в госсекторе 
2.1. Выявление ключевых ведомств – потребителей услуг специальной радиосвязи
2.2. Составление профилей ведомств
2.2.1. Анализ существующих систем специальной радиосвязи, используемых в ведомстве
2.2.2. Другие ведомства
2.2.3. Определение текущего/потенциального количества пользователей специальной радиосвязи
2.2.4. Выявление структурных подразделений, отвечающих за обеспечение ведомства радиосвязью, в т. ч. специальной
2.2.5. Анализ бюджетов ведомств на специальную радиосвязь в 2012–2014 гг. и прогноз на 2015–2017 гг.
2.3. Сравнительный анализ бюджетов ведомств на обеспечение собственных нужд специальной радиосвязью
2.4. Анализ профильных федеральных программ и нормативно-правовых актов, оказывающих влияние на степень использования специальной радиосвязи в госсекторе
2.4.1. МВД России
2.4.2. МЧС России
2.4.3. Минобороны России
2.4.4. Минздрав РФ
2.4.5. Другие
2.5. Перспективы внедрения услуг ПМР на основе широкополосных сетей LTE в госсекторе (B2G)

3. Анализ событийных проектов ПМР
3.1. Саммит АТЭС–2012 
3.2. Универсиада 2013 г. 
3.3. Олимпийские игры в Сочи 
3.4. Саммиты БРИКС и Шанхайской организации сотрудничества 
3.5. Предстоящие проекты

4. Рынок ПМР в России в 2014 году и прогноз до 2020–25 гг. в количественном (абоненты) выражении

Выводы и рекомендации

5. ПРИЛОЖЕНИЕ 
5.1. Количество установленных базовых станций транкинговой связи в разбивке по субъектам РФ, 3Q2013 и 2Q2015

 

Информационный бюллетень подготовлен компанией J'son & Partners Consulting. Мы прилагаем все усилия, чтобы предоставлять фактические и прогнозные данные, полностью отражающие ситуацию и имеющиеся в распоряжении на момент выхода материала. J'son & Partners Consulting оставляет за собой право пересматривать данные после публикации отдельными игроками новой официальной информации.