×

 

J’son & Partners Consulting представляет краткие результаты исследования рынка транзита телекоммуникационного трафика между Европой и Азией, в том числе по наземным российским и конкурентным подводным маршрутам, и прогноз спроса транзитной емкости до 2018 года.

 

Ключевые вопросы исследования

В исследовании анализируется опыт создания транзитных телекоммуникационных маршрутов между Европой и Азией, стратегии российских и международных операторов на этом направлении. Особое внимание уделено не только описанию существующих маршрутов, основных игроков рынка и точек обмена трафиком, но и анализу ключевых факторов, оказывающих влияние на объем и структуру спроса, выбор поставщика телекоммуникационной емкости на международных маршрутах, на ценообразование по различным направлениям.


Практическая ценность исследования

По результатам моделирования рынка, проведенного J’son & Partners Consulting на основе детального анализа фактических данных спроса основных стран евразийского континента с 2007 года, проектов развития глобальных кабельных систем и стратегий международных операторов, сделаны следующие оценки:


• прогноз спроса на магистральную емкость между Европой и Азией до 2018 года в натуральном и денежном выражениях;
• детальная разбивка по географическим регионам – Восточной Азии, Юго-Восточной Азии, странам Индийского региона и Персидского залива, Ближнего Востока и Центральной Азии;
• оценка рыночной доли российских операторов в сегменте транзита из Восточной Азии, а также перспективы других наземных маршрутов.

 

Целевая аудитория


Исследование предназначено российским и международным операторам магистральных сетей связи, поставщикам телекоммуникационного оборудования, венчурным и инвестиционным фондам, профильным исследовательским агентствам.

Встреча с аналитиками J’son & Partners Consulting 15 сентября 2015 года на конференции Capacity Russia 2015:

• Сергей Шавкунов, исполнительный директор – сессия «Прогнозы и тренды отрасли»;
• Михаил Шеховцов, управляющий директор по медиапроектам –сессия «Взаимодействие между поставщиками контента и операторами».

Дополнительная информация: http://json.tv/event/capacity-russia-cis-2015-20150821015557 

 

Резюме исследования

Как известно, основным драйвером увеличения спроса на магистральную емкость является развитие сетей Интернет. В основе этого в глобальном масштабе лежит не только взрывной рост цифрового контента, но и неравномерность его распределения в мире, а также повсеместный рост широкополосных сетей доступа и числа широкополосных устройств у потребителя.
Согласно оценкам международного агентства TeleGeography, среднегодовые темпы роста спроса на международную емкость в основных подводных кабельных системах в мире сохраняются на высоком уровне, при этом в перспективе до 2020 года в сегменте транзита Европа – Азия они будут одними из самых высоких и составят свыше 35 %.

 

 


В настоящее время транзит телекоммуникационного трафика между Европой и Азией может осуществляться по трем маршрутам: через США, Индийский океан и по наземным маршрутам через Евразию. Основной причиной такого распределения трафика является наличие развитой транзитной инфраструктуры, географическая близость определенных стран к международным точкам обмена трафиком регионов и сравнительно невысокая стоимость транзита. Наземные маршруты проходят через такие страны, как Китай, Монголия, Россия, Казахстан, Украина, Беларусь, Турция и другие.


На основе собственной модели и анализа исторических данных спроса аналитики J’son & Partners Consulting подготовили прогноз рынка международной транзитной емкости между Европой и Азией до 2018 года. Отличительной особенностью принятой методологии является учет географической направленности спроса основных стран Евразии. Согласно прогнозу J’son & Partners Consulting в период 2014–2018 гг. данный рынок увеличится почти в четыре раза и достигнет свыше 41 Тбит/с. При этом структура рынка в натуральных показателях по географическим направлениям претерпит определенные изменения – прогнозируется увеличение спроса на индийском направлении и снижение доли спроса из стран Ближнего Востока. В денежном выражении рынок транзитной емкости Европа – Азия вырастет и достигнет 863 млн долл.


С целью выявления основных факторов, влияющих на выбор поставщика услуг транзита трафика, компания J’son & Partners Consulting провела опрос ведущих международных операторов, предоставляющих услуги аренды международных каналов. Стоит подчеркнуть, что, как правило, международные операторы также являются и потребителями данных услуг от других операторов, например, национальных или региональных операторов для удовлетворения нужд своих клиентов в отдельных странах, где у крупных игроков нет собственной сети. Опрос проводился среди участников конференций Capacity Russia (6–7 октября 2014 г.) и Capacity Europe (3–5 ноября 2014 г.). В нем приняло участие 53 международных оператора из Европы, Азии, Северной и Латинской Америки. 29 операторов входят в число крупнейших операторов мира по объему доходов согласно рейтингу Global 100, ежегодно публикуемому компанией Terrapinn. По результатам опроса были выявлены семь наиболее важных факторов для операторов.


Следует отметить, что цена услуг традиционно стоит в первом приоритете у операторов, делающих оптовые закупки телекоммуникационной емкости с целью развития своей сети и удовлетворения нужд клиентов. Тем не менее опрос показал, что операторы стали больше уделять внимание качеству услуг и обеспечению их гарантий (SLA), по доле ответов «очень важно» качество даже опережает цену.


Все российские операторы наземного маршрута между Европой и Азией – «Ростелеком», «ТрансТелеКом» и «МегаФон» – важнейшим фактором премиальности своего маршрута называют кратчайшее расстояние и соответственно минимальную задержку сигнала (RTD). В последние годы влияние RTD возрастает и он становится одним из важных факторов выбора поставщика международной емкости. В связи с этим все российские операторы – участники транзита Европа – Азия включились в конкурентную гонку за достижение минимально возможного результата.


Для оценки спроса и конкурентоспособности российских транзитных маршрутов компания J’son & Partners Consulting обратилась к основным поставщикам и потребителям телекоммуникационной емкости на наземном маршруте через Россию. Ниже приведены их комментарии.


Комментарии участников рынка

Коржаев Всеволод Анатольевич, руководитель направления департамента по работе с международными операторами связи ПАО «Ростелеком»

 

Как вы оцениваете ежегодные темпы роста спроса на наземном маршруте Европа – Азия через Россию? Какие основные драйверы этого роста?

 

Основной драйвер роста – это IP-трафик китайских операторов, расширяющих для него свои магистральные каналы Китай – Европа. По нашему наблюдению, в последние два года используемая китайскими операторами емкость Китай – Европа через РФ ежегодно увеличивается примерно на 200 Гбит/с. Но одновременно с прирастанием емкости существенно снижается ее приемлемая стоимость для китайских операторов и, как следствие, маржинальность этого бизнеса для операторов РФ.


Как готовятся российские операторы к вводу в эксплуатацию новых подводных кабельных систем (SMW 5 и др.), которые будут иметь большую пропускную способность и сниженное значение задержки сигнала?


По нашему мнению, основной опасностью данных систем для магистрального рынка через РФ будет не большая емкость и задержка сигнала, а относительно низкая удельная стоимость пропуска через них трафика. Мы со своей стороны также проводим работу по адаптации существующей коммерческой модели транзита к новым реалиям, связанным с вводом в коммерческое использование данных систем. В целом, по нашему мнению, уже в ближайшей перспективе содержать сеть по РФ только для транзита Китай – Европа будет экономически невыгодно. Коммерчески эффективное оказание данной услуги на территории РФ можно обеспечить, лишь используя телекоммуникационную инфраструктуру параллельно с другими потребностями компании. Например, для «Ростелекома» – это предоставление транзита на общей магистральной инфраструктуре компании, используемой параллельно для оказания большого количества телекоммуникационных услуг внутри РФ.


Готовятся ли предложения по продаже каналов 100 Гбит/с?

 

Они уже имеются. Но пока в силу коммерческих и технических аспектов рынок еще не готов к их использованию. По нашему мнению, они станут актуальными начиная со второй половины 2016 года.


Каковы перспективы проекта EPEG в ближайшем будущем?


Проект EPEG занимает свою специфическую нишу на транзитном рынке. В силу изначальной коммерческой модели проекта как консорциума сегодня EPEG не может агрессивно конкурировать по ценам с кабельными системами через Суэцкий канал, поэтому сегодня объем трафика, передаваемого в EPEG, значительно ниже объема трафика, передаваемого через морские кабельные системы, идущие через Суэцкий канал. Но между тем глобальные операторы, которым нужен географически разнесенный маршрут, используют EPEG. Мы считаем, что данная система сохранит на рынке именно такое позиционирование.


Шамиль Габитов,
глава представительства в России, China Unicom (Europe)

 

Как вы оцениваете перспективы на наземном маршруте Европа – Азия через Россию?


Наземные кабельные маршруты в Европу через территорию России традиционно пользуются спросом у всех крупнейших телекоммуникационных операторов Китая и, в частности, у компании China Unicom. Операторам интересна как меньшая по сравнению с альтернативными конкурентными маршрутами задержка сигнала, так и возможность их диверсификации.

 

В настоящее время в силу объективных факторов наземные маршруты из Азии в Европу не пользуются таким же высоким спросом, как маршруты через Тихий и Индийский океаны. В этой связи операторам, обеспечивающим транзит в зоне своей ответственности, прежде всего необходимо совместно работать над снижением своих затрат по обеспечению транзита трафика в целях приближения уровня конечных цен к конкурентным подводным маршрутам. Это позволит склонить многих операторов и их клиентов к выбору наземных маршрутов и существенно увеличить их долю в общем транзите Европа – Азия.

 

Юлия Грибкова,
бизнес-коммуникации, «МегаФон»

 

Как вы оцениваете перспективы проекта DREAM на наземном маршруте Европа – Азия через Россию?

 

Проект «МегаФона» DREAM – один из наших главных инвестиционных проектов за последнее время, в который мы вложили порядка 600 млн руб. в 2013 году. Магистраль DREAM (Diverse Route for European and Asian Markets) предназначена для пропуска всех видов телекоммуникационного трафика между Европой и Азией. На первом этапе проекта «МегаФон» обеспечил своих зарубежных партнеров надежными DWDM-каналами связи со скоростью от 1 до 10 Гбит/с, организованными по выделенной и специально подготовленной под проект трассе. Магистраль потенциально готова к пропуску трафика со скоростью до 8 Тбит/с.

 

Проект DREAM – единственная высокоскоростная оптоволоконная магистраль между Европой и Китаем, проложенная по регионам с сейсмической активностью менее 1 балла, что практически исключает сейсмический риск. Географический маршрут DREAM, протяженностью 8700 км, проходит по территории семи стран (Восточного Китая, Казахстана, южной части России, Украины и Словакии). С момента запуска проекта клиентами DREAM стали четыре крупнейших оператора Китая и Европы – China Telecom, China Unicom, TeliaSonera, Deutsche Telecom – и число партнеров неизменно растет.

 

Оптимальный географический маршрут характеризуется минимальным показателем RTD между Гонконгом и Франкфуртом – 175 мс. Это в 2–3 раза меньше, чем аналогичные показатели морских кабельных систем, и на 10–20 мс меньше, чем задержка на сухопутных магистралях. DREAM является примером слаженного евроазиатского партнерства между операторами, которые входят в число лидеров: «МегаФон» – в России, Interoute – в Европе, «Казахтелеком» – в Казахстане, China Telecom – в Китае.

 

В 2014 году DREAM получил звание Лучшего европейского проекта года по версии Global Capacity Awards, что задает нам очень высокую планку и мощный стимул двигаться и развиваться дальше. Для нас это означает, что «МегаФон» в направлении В2О (работа с операторами связи) будет продолжать фокусироваться на развитии высокой доступности сервиса, оптимальной задержки при передаче сигнала между Европой и Китаем, а также оперативности в подключении клиентов.



Светлана Смирнова,
помощник вице-президента, руководитель в регионе Россия и СНГ, PCCW GLOBAL

 

Как вы оцениваете перспективы на наземном маршруте Европа – Азия через Россию?

 

Спрос на транзитные каналы Азия – Европа по-прежнему растет, а вместе с этим и их предложение. Мы видим увеличение числа новых предложений для данного маршрута во всех возможных комбинациях. Новые игроки включают наземные маршруты с транзитом через Казахстан, через Монголию, а также новые подводные маршруты, такие как AAE-1 и SMW5. Кабельные инвесторы становятся все более осторожными, тщательнее анализируя вопросы возврата инвестиций (ROI), принимая во внимание увеличение вариантов, имеющихся на рынке.


И наземные, и подводные маршруты имеют свои плюсы и минусы. Что касается конечных потребителей, решающими факторами для выбора одного или другого являются в основном диверсификация маршрута, его стабильность, простота устранения неисправностей, задержка сигнала, цены, коммерческая модель, а также количество точек доступа. С коммерческой точки зрения, долговременное IRU (неотъемлемое право пользования) и аренда, как правило, доступны для подводных кабелей, в то время как IRU может быть менее применимо для наземных маршрутов, в зависимости от телекоммуникационного законодательства отдельных транзитных стран.
В течение следующих нескольких лет наземные маршруты по-прежнему будут оставаться премиальными маршрутами. Чем больше требуется число точек доступа, тем больше членов консорциума будет участвовать в подводных кабелях, обеспечивая более благоприятную экономику проектов.

 

Cathy Tong,
Marketing Manager, China China (Europe) Ltd.


Как вы оцениваете перспективы на наземном маршруте Европа – Азия через Россию?


Сеть Euro-Asia Network (ENS) компании China Telecom состоит из шести независимых наземных и двух подводных кабелей из Европы в Азию. ENS имеет наиболее надежные соединения, доступные между Китаем и Европой, и может обеспечить различные требования по передаче данных транснациональных компаний. Это превосходное решение, предлагающее исключительную надежность и безопасную связь между всеми основными точками доступа в Европе, Китае, Азии и Гонконге. Основанная на самых современных волоконно-оптических сетевых технологиях сеть Euro-Asia Network компании China Telecom значительно повышает эффективность бизнеса клиентов между Европой и Азией.

 

Илья Гуденко,
руководитель департамента маркетинга и поддержки продаж ТТК

 

Как вы оцениваете перспективы на наземном маршруте Европа – Азия через Россию?


Изначально на рынке транзита Европа – Азия Россия являлась премиальным маршрутом, «заточенным» под обслуживание крайне чувствительного к задержкам корпоративного трафика, в основном финансового. В 2012–2013 гг. Россия фактически стала активным конкурентом подводных кабельных систем, выведя на рынок предложение каналов 10G на условиях долгосрочной аренды (IRU) по цене, сопоставимой с подводными системами, при лучших параметрах задержки. Это привело к активному росту емкости на российском маршруте. В 2014–2015 гг. рост емкости вновь замедлился, в первую очередь в связи с замедлением (в процентном выражении) роста потребности китайского рынка в аплинке. Кроме того, консорциум китайских операторов принял участие в создании новой кабельной системы в Европу, что, по нашему мнению, в 2017 году может привести к обратному переходу российского маршрута в премиальную категорию.


Детальные результаты исследования представлены в полной версии отчета: «Перспективы развития рынка транзита телекоммуникационного трафика Европа - Азия»

Пример содержания отчета:

Резюме
Введение
1. Анализ текущего состояния и перспективы развития рынка транзита международного трафика
1.1. Анализ опыта по созданию транзитных маршрутов ведущими мировыми операторами
1.1.1. Описание основных международных игроков на рынке транзита трафика между Европой и Азией, включая описание использования операторами подводных кабельных систем
1.1.2. Анализ стратегий операторов, предоставляющих транзит в направлении Европа – Азия
1.2. Прогноз динамики спроса на международную емкость транзитного трафика в подводных кабельных системах в 2015–2020 гг.
1.3. Описание основных маршрутов транзита
2. Анализ спроса на международную емкость между Европой и Азией
2.1. Анализ спроса на международную емкость транзитного трафика
2.2. Основные тенденции роста рынка международного транзита трафика до 2018 года
2.3. Описание факторов, влияющих на объем и структуру спроса на услуги международного транзита
2.4. Описание факторов, влияющих на объем потребления услуг транзита трафика ключевыми игроками рынка
3. Определение потенциальных возможностей новых альтернативных маршрутов между Европой и Азией
3.1. Описание факторов, влияющих на выбор поставщика услуг транзита трафика
3.2. Определение основных точек обмена трафиком в Европе и Азии (топ-5 городов)
3.3. Прогноз динамики цен на транзитную емкость по географической направленности маршрутов между Европой и Азией до 2018 года
3.4. Описание основных факторов, влияющих на ценообразование на транзитный трафик
3.5. Анализ конкурентной среды и основных факторов успеха на маршруте Европа – Азия
4. Выводы и рекомендации



Перечень рисунков

 

Рис. 1. Структура телекоммуникационного транзита Европа – Азия по маршрутам
Рис. 2. Магистральные сети российских операторов
Рис. 3. Карта магистральной сети Ростелекома
Рис. 4. Карта наземных маршрутов Европа – Азия оператора Ростелеком
Рис. 5. Карта кабельной системы Europe – Persia Express Gateway
Рис. 6. Карта кабельной системы Russia Japan Cable System
Рис. 7. Карта магистральной сети ТрансТелеКома
Рис. 8. Карта подводной кабельной системы HSCS
Рис. 9. Карта магистральной сети МегаФон
Рис. 10. Карта сети DREAM
Рис. 11. Карта сети Раском
Рис. 12. Карта сети МТС (Евротел)
Рис. 13. Карта магистральной сети RETN
Рис. 14. Карта Трансевразийской высокоскоростной информационной магистрали TASIM
Рис. 15. Карта транзитных маршрутов Turk Telecom
Рис. 16. Подводная кабельная система Project Express (проект)
Рис. 17. Кабельная система FASTER (проект)
Рис. 18. Кабельная система SeaMeWe-5 (проект)
Рис. 19. Кабельная система AAE-1 (проект)
Рис. 20. Кабельная система BRICS (проект)
Рис. 21. Кабельная система Gulf Bridge International / MENA
Рис. 22. Российская кабельная система в Арктике РОТАКС (проект)
Рис. 23. Канадская кабельная система Arctic Fiber (проект)
Рис. 24. Использование подводной кабельной системы EIG оператором Saudi Telecom в направлении Европы
Рис. 25. Наземные международные соединения оператора Казахтелеком между Европой и Азией
Рис. 26. Глобальная сеть NTT Communications
Рис. 27. Многократное резервирование сети оператора PCCW Global на наземном маршруте Европа – Азия
Рис. 28. Паневропейская международная сеть оператора Interoute c выходом на российские сети транзита
Рис. 29. Частная кабельная система Flag Europe – Asia, приобретенная индийским оператором Global Cloud Xchange
Рис. 30. Доля частных подводных кабельных систем в разных регионах Евразии по установленной емкости
Рис. 31. Сеть компании «Атраком» – своеобразный наземный консорциум в Украине
Рис. 32. Многоволоконная кабельная сеть компании Allied Fiber в США
Рис. 33. Многократно резервированная сеть оператора China Telecom на наземном маршруте Европа – Азия
Рис. 34. Многократно резервированная сеть оператора China Unicom на наземном маршруте Европа – Азия
Рис. 35. Многократно резервированная сеть оператора China Mobile на наземном маршруте Европа – Азия
Рис. 36. Географическое распределение обрывов подводных кабелей
Рис. 37. Сравнение задержки на маршруте Европа – Азия с другими международными маршрутами
Рис. 38. Предложение российского оператора Ростелеком с различными опциями по задержке сигнала на маршруте Европа – Азия
Рис. 39. Предложение российского оператора ТрансТелеКом с различными опциями по задержке сигнала на маршруте Европа – Азия
Рис 40. Предложение российского оператора Мегафон с различными опциями по задержке сигнала на маршруте Европа – Азия
Рис. 41. Задержка сигнала на подводных кабельных системах до основных стран Персидского залива, мс
Рис. 42. Изменение географической структуры рынка международной транзитной емкости по подводным кабельным маршрутам в натуральном выражении в 2013–2020 гг.
Рис. 43. Изменение географической структуры рынка международной транзитной емкости по подводным кабельным маршрутам в денежном выражении в 2013–2020 гг.
Рис. 44. Карта подводных кабельных систем
Рис. 45. Емкость международных подводных кабельных систем
Рис. 46. Засвеченная емкость на основных подводных кабельных маршрутах, 1999–2012 гг.
Рис. 47. Доля засвеченной емкости относительно потенциально построенной емкости на основных подводных кабельных маршрутах, 1999–2012 гг.
Рис. 48. Динамика строительства новых подводных кабельных систем, 1998–2014 гг.
Рис. 49. Подход J’son & Partners Consulting к подготовке прогноза динамики спроса на международную емкость между Европой и Азией
Рис. 50. Прогнозы среднегодовых темпов роста спроса на телекоммуникационную емкость по основным международным маршрутам в 2013–2020 гг., %
Рис. 51. Динамика структуры спроса по типу сети в 2000–2014 гг., %
Рис. 52. Прогноз динамики среднегодовой эрозии цен на каналы емкостью 10 Гбит/с на различных международных маршрутах в 2013–2020 гг., %
Рис. 53. Установленная и используемая емкость на наземных маршрутах в направлении Восточной Азии в 2007–2013 гг., Гбит/с
Рис 54. Прогноз общего рынка транзитной международной емкости на маршруте Европа – Азия в 2013–2018 гг., Гбит/с
Рис. 55. Изменение географической структуры спроса транзита Европа – Азия по натуральном выражении в 2013–2018 гг.
Рис. 56. Прогноз общего рынка транзитной международной емкости на маршруте Европа – Азия в 2013–2018 гг., млн долл.
Рис. 57. Изменение географической структуры спроса транзита Европа – Азия в денежном выражении в 2013–2018 гг.
Рис. 58. Динамика доли российских операторов в сегменте транзита трафика в страны Восточной Азии в натуральном и денежном выражениях в 2007–2013 гг.
Рис. 59. Рост объемов цифрового контента в 2009–2020 гг.
Рис. 60. Мировой объем продаж смартфонов, планшетов и электронных ридеров в 2005–2015 гг., млн шт. в год
Рис. 61. Распределение цифрового контента по географическим регионам
Рис. 62. Рост числа линий фиксированного ШПД в мире в 2004–2018 гг., млн
Рис. 63. Рост числа пользователей фиксированного ШПД по регионам в 2004–2018 гг., млн
Рис. 64. Рост числа пользователей мобильного ШПД в мире в 2005–2015 гг., млрд
Рис. 65. Рост скорости фиксированного ШПД в мире, странах Европы и Азии, 2013–2014 гг.
Рис. 66. Рост скорости мобильного ШПД в мире, странах Европы и Азии, 2013–2014 гг.
Рис. 67. Число пользователей мобильной связью в разбивке по технологиям в 2010–2019 гг., млрд
Рис. 68. Рост числа пользователей социальных сетей в мире в 2011–2017 гг., млн чел.
Рис. 69. Мировой рынок услуг управляемых сетей в 2011–2016 гг., млрд долл.
Рис. 70. Динамика доли доходов услуг IP VPN и Ethernet по регионам в 2011–2016 гг., %.
Рис. 71. Рост числа пользователей фиксированного ШПД и спроса на международную IP-емкость Китая в 2007–2013 гг.
Рис. 72. Рост числа пользователей фиксированного ШПД и спроса на международную IP-емкость Сингапура в 2007–2013 гг.
Рис. 73. Рост числа пользователей фиксированного ШПД и спроса на международную IP-емкость Малайзии в 2007 – 2013 гг.
Рис. 74. Рост числа пользователей фиксированного ШПД и спроса на международную IP-емкость Саудовской Аравии в 2007–2013 гг.
Рис. 75. Рост числа пользователей фиксированного ШПД и спроса на международную IP-емкость Турции в 2007–2013 гг.
Рис. 76. Динамика среднего значения удельной международной IP-емкости на одного пользователя ШПД в Азии в 2007–2013 гг., Мбит/с на пользователя
Рис. 77. Зависимость потребления международной IP-емкости на пользователя ШПД от ВВП на душу населения по покупательной способности населения в странах Азии в 2013 г., Мбит/с
Рис. 78. Влияние трафика пользователей мобильного ШПД в 2005–2015 гг.
Рис. 79. Расположение Азии между двумя главными центрами концентрации цифрового контента – Европы и США
Рис. 80. Географическая структура спроса на IP-емкость отдельных стран Азии в зависимости от их близости к США или Европе
Рис. 81. Структура спроса на международную транзитную емкость по видам сетей, 2013 г.
Рис. 82. Структура IP трафика в международных сетях, 2013 г.
Рис. 83. Распределение спроса IP VPN портов по емкости в странах Азии и Персидского залива, 2012–2013 гг.
Рис. 84. Концентрация IP-емкости по крупнейшим игрокам в Азии в 2009–2013 гг.
Рис. 85. Основные факторы выбора поставщика международной транзитной емкости
Рис. 86. Основные интернет-маршруты в Европе
Рис. 87. Основные интернет-маршруты в Азии
Рис. 88. Концентрация международной емкости сетей Интернет среди крупнейших игроков региона
Рис. 89. Среднегодовая эрозия цен на основных маршрутах транзита Европа – Азия в 2008–2013 гг.
Рис. 90. Соотношение спроса на международную емкость Японии и цен на каналы 10 Гбит/с до Европы в 2007–2013 гг.
Рис. 91. Соотношение спроса на международную емкость Китая, включая Гонконг, и цен на каналы 10 Гбит/с до Европы в 2007–2013 гг.
Рис. 92. Соотношение спроса на международную емкость Сингапура и цен на каналы 10 Гбит/с до Европы в 2007–2013 гг.
Рис. 93. Соотношение спроса на международную емкость Индии и цен на каналы 10 Гбит/с до Европы в 2007–2013 гг.
Рис. 94. Соотношение спроса на международную емкость Ближнего Востока и цен на каналы 10 Гбит/с до Европы в 2007–2013 гг.
Рис. 95. Сравнение цен на каналы 10 Гбит/с на маршрутах Лондон – Мумбай и Лондон – Сингапур в 2007–2013 гг., долл. в месяц
Рис. 96. Определение цены IRU сроком 10 лет в зависимости от текущей эрозии цен на аренду канала
Рис. 97. Сравнение спроса на международную емкость в Европу стран Восточной Азии и предложения российских операторов в 2007–2014 гг., Гбит/с
Рис. 98. Динамика задействованной емкости российских операторов на маршруте Европа – Азия в 2007–2014 гг., Гбит/с
Рис. 99. Показатели доступности сети и скидка по SLA к цене канала
Рис. 100. Сравнение динамики стоимости каналов 10 Гбит/с в 2008–2013 гг., долл. в месяц
Рис. 101. Предложения польского оператора Hawe по спрямлению маршрута Москва – Франкфурт
Рис. 102. Потенциальные риски на международном рынке транзита трафика

 

Перечень таблиц

Табл. 1. Основные международные маршруты Ростелекома
Табл. 2. Описание маршрутов EuroasiaHighway ТрансТелеКома
Табл. 3. Рейтинг 100 крупнейших международных операторов, 2013 г.
Табл. 4. Основные преимущества и недостатки подводных и наземных кабельных систем
Табл. 5. Зарубежные узлы российских операторов в точках обмена трафиком в Европе и Азии
Табл. 6. Динамика рынка международной транзитной емкости по подводным кабельным маршрутам в натуральном выражении в 2012–2020 гг., Тбит/с
Табл. 7. Динамика рынка международной транзитной емкости по подводным кабельным маршрутам в денежном выражении в 2012–2020 гг., млн долл.
Табл. 8. Динамика засвеченной, задействованной и используемой транзитной емкости по подводным кабельным маршрутам в Атлантическом океане в 2012–2018 гг., Тбит/с
Табл. 9. Прогноз динамики цен на маршруте Лондон – Нью-Йорк на каналы 10 Гбит/с в 2012–2018 гг.
Табл. 10. Динамика засвеченной, задействованной и используемой транзитной емкости по подводным кабельным маршрутам в Тихом океане в 2012–2018 гг., Тбит/с
Табл. 11. Динамика засвеченной, задействованной и используемой транзитной емкости по подводным кабельным маршрутам в направлении Юго-Восточной Азии в 2012–2018 гг., Тбит/с
Табл. 12. Динамика засвеченной, задействованной и используемой транзитной емкости по подводным кабельным маршрутам в направлении США – Латинская Америка в 2012–2018 гг., Тбит/с
Табл. 13. Динамика засвеченной, задействованной и используемой транзитной емкости по подводным кабельным маршрутам в направлении Европа – Азия в 2012–2018 гг., Тбит/с
Табл. 14. Динамика используемой транзитной емкости по подводным кабельным маршрутам в направлении Европа – Африка в 2012–2018 гг., Тбит/с
Табл. 15. Динамика используемой и установленной транзитной емкости по наземным маршрутам через Россию в 2007–2013 гг., Тбит/с
Табл. 16. Группировка основных трафико-генерирующих стран Азии по географическим регионам
Табл. 17. Спрос на интернет-емкость в странах Восточной Азии в 2007–2013 гг., Гбит/с
Табл. 18. Спрос на интернет-емкость в странах Юго-Восточной Азии в 2007–2013 гг., Гбит/с
Табл. 19. Спрос на интернет-емкость в странах Индийского региона в 2007–2013 гг., Гбит/с
Табл. 20. Спрос на интернет-емкость в странах Персидского залива в 2007–2013 гг., Гбит/с
Табл. 21. Спрос на интернет-емкость в странах Ближнего Востока в 2007–2013 гг., Гбит/с
Табл. 22. Спрос на интернет-емкость в странах Центральной Азии в 2007–2013 гг., Гбит/с
Табл. 23. Прогноз спроса на международную транзитную емкость Европа – Азия в натуральном выражении с разбивкой по основным странам регионов в 2013–2018 гг., Гбит/с
Табл. 24. Прогноз спроса на международную транзитную емкость Европа – Азия в денежном выражении с разбивкой по основным странам регионов в 2013–2018 гг., млн долл.
Табл. 25. Динамика пользователей социальных сетей по регионам в 2011–2017 гг., млн чел.
Табл. 26. Динамика глобального IP-трафика в 2013–2018 гг., Пбайт в месяц
Табл. 27. Динамика глобального IP-трафика в разбивке на локальный и транзитный в 2013–2018 гг., Пбайт в месяц
Табл. 28. Динамика удельной международной IP-емкости на одного пользователя ШПД в ведущих странах Азии в 2007–2013 гг., Мбит/с на пользователя
Табл. 29. Список операторов, принявших участие в опросе по основным факторам выбора поставщика международной емкости
Табл. 30. Динамика роста международной интернет-емкости в основных городах Европы в 2007–2013 гг., Гбит/с
Табл. 31. Динамика роста международной интернет-емкости в основных городах Азии в 2007–2013 гг., Гбит/с
Табл. 32. Крупнейшие интернет-провайдеры по региональному охвату (по числу региональных ASN)
Табл. 33. Динамика удельной стоимости IP-емкости 10 Гбит/с в Европе в 2009–2013 гг., долл. за Мбит/с в месяц
Табл. 34. Динамика удельной стоимости IP-емкости 10 Гбит/с в Азии в 2009–2013 гг., долл. за Мбит/с в месяц
Табл. 35. Динамика цен на транзитную емкость 10 Гбит/с по географической направленности маршрутов между Европой и Азией в 2007–2013 гг., долл. в месяц
Табл. 36. Прогноз цен на транзитную емкость 10 Гбит/с по географической направленности маршрутов между Европой и Азией в 2013–2018 гг., долл. в месяц
Табл. 37. Прогноз удельной стоимости транзитной емкости в пересчете на 1 Мбит/с по различным географическим направлениям маршрутов между Европой и Азией в 2013–2018 гг., долл. в месяц
Табл. 38. Индикативные коэффициенты пересчета цен на каналы большей емкости
Табл. 39. Основные преимущества и недостатки IRU и аренды каналов
Табл. 40. Экономические показатели и развитие услуг ШПД в странах Центральной Азии в 2007–2013 гг.
Табл. 41. Экономические показатели и развитие услуг ШПД в Китае в 2007–2013 гг.
Табл. 42. Экономические показатели и развитие услуг ШПД в странах Персидского залива в 2007–2013 гг.
Табл. 43. Экономические показатели и развитие услуг ШПД в странах Индийского региона в 2007–2013 гг.

 

Информационный бюллетень подготовлен компанией J'son & Partners Consulting. Мы прилагаем все усилия, чтобы предоставлять фактические и прогнозные данные, полностью отражающие ситуацию и имеющиеся в распоряжении на момент выхода материала. J'son & Partners Consulting оставляет за собой право пересматривать данные после публикации отдельными игроками новой официальной информации.