×

«Конкурентоспособность регионов РФ: инновации, инвестиции, партнерство»

Ежегодная Международная Конференция Московской Ассоциации Предпринимателей

 

 Полная версия презентации Светланы Водяновой -

Генерального директора J'son & Partners Consulting

 

30 ноября 2016 г., мэрия Москвы (ул. Новый Арбат 36/9)

 

 

 

Выражаю благодарность Московской Ассоциации Предпринимателей за возможность участия в мероприятии вместе с уважаемыми коллегами. Так получилось, что заявленная тема конференции совпала с темой текущего исследования нашей компании.

 

 

J`son & Partners Consulting является аналитиком и стратегом в сфере Hi-Tech и ИКТ – мы занимаемся анализом, тенденциями и прогнозами развития всех видов технологий, как в России, так и за рубежом. И один из самых ярких сегодняшних трендов, который привлек наше внимание своим масштабом – это Интернет Вещей. Точнее, его индустриальная часть - промышленный интернет. Это действительно тренд, который будет актуальным в ближайшие 10 лет точно.

 

Когда мы погрузились в отраслевое применение Интернета Вещей, мы увидели, что промышленность – один из главных сегментов его развития. И мы решили посмотреть: а что сегодня представляет собой российский промышленный сектор?

 

 

Почему промышленность? Промышленность - фундамент экономики и производительности труда.

 

И чем он прочнее, тем больше у страны конкурентных преимуществ, инноваций и изобретений, тем сложнее конкурентам воспроизвести продукцию или услуги, тем выше экспортный потенциал. И тем выше добавленная стоимость, что опять же хорошо для экономики страны.

 

Чтобы получить конкурентное превосходство и создавать продукты мирового класса – крупнейшие экономики мира много инвестируют в исследования и разработки, стимулируют создание инноваций и изобретений и обеспечивают их скорейшее внедрение в производство, чтобы получить прибыль.

 

Ключевоепоявление изобретений и скорейшее внедрение. Сейчас действительно важна скорость, скорость и скорость, как сказал однажды в своем выступлении Герман Греф: Скорость, скорость и скорость. Мы опаздываем, причем везде. Time to market - часы и месяцы - это неконкурентоспособная история.

 

 

Чтобы оценить текущее положение России, в этом исследовании мы провели сравнительный анализ 3-х стран. Сравнение с ведущими производственными странами позволило выявить существенные структурные различия.

 

Получилось, что эти 3 страны находятся на разных стадиях развития своего производственного сектора:

 

Китай находится на этапе индустриализации – характеризуется стремительным ростом промышленности во всех отраслях экономики.

 

США развивает инновационный потенциал и высокотехнологичные услуги.

 

Россия продолжительное время претерпевает последствия деиндустриализации.

 

 

Сопоставление только с собой (из года в год) усыпляет бдительность, показывает, что мы понемногу развиваемся, однако вот почему мы выбрали 3 страны. Обратите внимание на желтый столбик (Китай). В 95-м году мы находились примерно в равном положении. Как по ВВП, так и по объему промышленности.

 

Но что мы видим через 20 лет? - Китайский феномен. Китай совершил фантастический рывок и увеличил промышленность в 14 раз! Что повлекло 10-кратный рост ВВП. Он стал новым мировым промышленным лидером, обогнав Японию, Германию, Италию, Ю.Корею и США. И изначальная отсталость ему в этом не помешала.

 

Что происходит с Россией? На фоне мировых промышленных гигантов, к сожалению, наш рост практически не заметен. Вот оно, «проклятье ресурсной экономики» в действии. Наша доля от экономики этих стран составляет 4%.

 

 

Третий график - США наращивают высокотехнологический потенциал, и обеспечивают себе долговременное преимущество. Мы видим, что вопреки популярному мнению о том, что роль производства будет снижаться, а услуги расти, - другие страны наращивали свой национальный промышленный потенциал все это время.

 

Пример Китая показывает, что индустриализация является обязательным шагом к росту экономики.

 

 

Важной задачей промышленности является производство средств производства. Именно они позволяют механизировать и автоматизировать труд работника и повышать производительность труда. Все индустриальные страны наращивают потребление средства производства.

 

Отличным наглядным примером импортозамещения в Китае является импорт станков. Китай со временем научился производить станки самостоятельно. И сейчас у него самая низкая доля импорта, он наращивает их потребление в связи с продолжающимся ростом производства.

 

На фоне подобных промышленных сдвигов у соседних стран, Россия, к сожалению, со всей очевидностью демонстрирует признаки деиндустриализации.

 

 

Самая высокая эффективность труда - в США – сегодня американский работник создает в 7 раз больше добавленной стоимости, чем его коллега в Китае или России. Что стало следствием интенсивной индустриализации.

 

Китай движется по пути экстенсивной индустриализации – за 20 лет вовлек в производство целую армию крестьян - 75 млн (что по размеру составляет половину населения России).

 

 

Научившись производить станки, Китай опередил США и стал крупнейшим экспортером станков. И начал реализовывать накопленный интеллектуальный потенциал на глобальном рынке – доля высокотехнологичных услуг в экспорте Китая растет.

 

За последние 20 лет доля России в промышленном экспорте рассматриваемых двух стран сократилась с 7 до 2%.

 

 

Доля услуг в экспорте означает возможность активной работы на «чужом рынке» и степень влияние на производственный цикл покупателя. Россия пока не преуспела в оказании высокотехнологичных услуг. Чтобы экспортировать продукцию и услуги с высокой добавленной стоимостью нужно сначала выстроить инновационное производство. Чем более развита страна, тем выше технологичность ее услуг, тем дороже они стоят.

 

Сейчас часто можно услышать про экспортоориентированность российской экономики. Это действительно важная задача. Вопрос - что мы хотим экспортировать?

 

 

Конкурентоспособность России в сфере высокотехнологического ИКТ оборудования еще на порядок ниже по сравнению с общим отставанием в обрабатывающей промышленности. Для нас актуальна задача локализации производства и профессионального обучения в этой сфере.

 

Успехи Китая в индустриализации привели к глобальному лидерству в сфере производства оборудования для ИКТ. По сути, Китай обогнал США по объему производства и экспорта и сейчас – это крупнейший поставщик телеком / hi tech оборудования в мире.

 

 

Трамп неспроста бьет тревогу. Отдавая все производственные know how в Китай в погоне за низкой себестоимостью, они вырастили конкурента. Посмотрите на сферу экспортной паутины США – они не хотят, чтобы их место занял Китай

 

 

На самом деле, программа решоринга (возврат производства домой) в США утверждена еще в 2014 году. Трамп просто как настоящий бизнесмен увидел в ней глубокий смысл.

 

США, развивая услуги и цифровую экономику, на самом деле первостепенную роль отводят интенсификации промышленности.

 

Только они уже говорят про промышленность нового поколения, они называют ее Advanced Manufacturing (передовое или инновационное производство) - это интеллектуалоемкая промышленность с высокой долей НИОКР (R&D) и высокой долей квалифицированных работников, задействованных в производстве (научно-технических, инженерно-математических специальностей).

 

 

Эти приоритеты у них закреплены в национальной промышленной стратегии, которая так и называется Advanced Manufacturing. США создали специализированные порталы, посвященные развитию промышленности.

 

Инновационные промышленные технологии и разработки способны усилить ВСЕ отрасли экономики, которые могут быть модернизированы.

 

Для создания единой плодородной инновационной экосистемы, предполагается тесное сотрудничество: государства, науки и промышленников. Для постоянной передачи знаний, технологий и идей, профобучения. Важное внимание уделяется Среднему и малому бизнесу, потому что при такой постоянно действующей структуре малый бизнес получает доступ к инфраструктуре, технологиям и знаниям, которые раньше для него были не доступны.

 

Можете себе представить, какой эффект может дать совместная работа и постоянное взаимодействие науки, бизнеса, государства.

 

 

Здесь представлены гос. программы промышленного развития нескольких стран.

 

Зачинщик трансформации промышленности – Германия, их программа Индустрия 4.0, где они хотят стать промышленным лидером через полную сквозную цифровизацию промышленности.

 

США, которые, как я уже сказала, стремятся вернуть свои know how домой и усилить свой инновационный потенциал, вкладываясь в R&D, науку и объединяясь с промышленниками.

 

Китай, который вслед за Германией и США срочно разработал свою программу MADE in China, где их основные тезисы:


1) полная цифровизация производства

2) изменить имидж страны с Made in China на Created in China - доказать всему миру, что они могут не только копировать, но и сами создавать интеллектуальную собственность

3) до 2025 создать китайские бренды, известные всеми миру.

 

 

Индия – одна из целей – NET ZERO IMPORT– к 2020 году научиться производить абсолютно все внутри страны (программа так и называется – нулевой импорт).

 

Япония – свой ответ на Индустрию 4.0 – супер смарт society 5.0, где провозглашают единую платформу и сеть для всех отраслей, общества и государства, стандартизированные решения для скорейшей интеграции и масштабирования технологий.

 

 

Здесь перечислена краткая выжимка – какие технологии считают главными 500 руководителей самых крупных корпораций мира. В самом ТОПЕ 3 производственные технологии, которые относятся к Интернету вещей – умные подключенные устройства, умные заводы, и извлекаемые полезные большие данные – предиктивная аналитика (которые позволяют предсказывать поведение – оборудования, устройств, людей и тд).

 

Интересный рисунок справа - показывает, что в противовес устрашающим прогнозам, где роботы выбросят на улицу миллионы безработных, 1 инновационное производственное место создает 16 новых рабочих мест, причем высококвалифицированных и более высоко оплачиваемых.

 

 

Интернет вещей. Почему вокруг промышленности сейчас так много шума? Что несет с собой Индустрия 4.0? Это совершенно новая форма организации труда и моделей оказания услуг потребителю. Полностью оцифрованное и автоматизированное производство, которое управляется без участия человека.

 

Создается облачная модель завода и всех бизнес-процессов. Тогда в виртуальном режиме воссоздается весь жизненный цикл продукта – начиная от стадии проектирования и заканчивая поставкой и обслуживанием. Когда есть цифровая копия завода – можно просчитать еще ДО НАЧАЛА производства самую оптимальную стоимость производства - выбрать самых дешевых поставщиков, самую быструю доставку, самые оптимальные материалы. А представьте, когда несколько предприятий объединяются в единую сеть? Можно оперативно внести изменения на любом этапе, переоснастить, изменить функционал. Можно НЕ продавать человеку машину или трактор, а продать только функцию от нее, когда покупатель платит только за то, сколько километров он проехал или за площадь вспаханного поля. А все обслуживание, ремонт, заправку производитель берет на себя. Тем самым достигается кардинальное удешевление стоимости владения, и максимальная утилизация продукции и средств производства.

 

Современные промышленные лидеры за рубежом уже сейчас имеют оцифрованное, подключенное в сеть оборудование, оснащенное датчиками и ITсистемами. На протяжении последних 20 лет они отлаживают новые способы управления и получения эффекта масштаба. Сейчас они идут в сторону масштабирования и внедрения искусственного интеллекта в производство, что способно полностью исключить человека из рутинных процессов и предоставить машине самой себя обслуживать, чинить, запускать, переналаживать.


Есть ли у России шансы угнаться за этими изменениями.. и вернуть себе индустриальное величие? Неприятно думать, что мы отстали, но надо принять ситуацию как есть и принять ответственность за изменения.

 

Слишком сложная задача. Мы не умеем производить на мировом уровне, наша промышленность отстала, другие страны тестируют новые инновационные модели. Нам нужно провести ускоренную индустриализацию, чтобы встать в один ряд с высокотехнологичными лидерами. Возможно ли это? Что мы делали не так или чего мы не делали? Возможно, ответы лежат в другой плоскости.

 

В настоящий момент консультанты J`son & Partners Consulting финализируют исследование, которое посвящено вопросам развития промышленности и повышения конкурентоспособности производства. Вскоре мы сделаем релиз, в начале 2017 года. А пока, чтобы понять, почему мы оказались в такой ситуации, я предлагаю взглянуть немного с другого ракурса на нашу историю.

 

Я покажу судьбу нескольких прорывных изобретений и промышленных достижений наших соотечественников. Они приведены в книге Лорена Грэхэма "Сможет ли Россия конкурировать?" – американского научного деятеля, который провел замечательный анализ.

 

За каждым гениальным изобретением следовали провалы, которые оказались фатальными для нашей экономики. Ни одна страна не может похвастаться таким рекордным числом блестящих идей и таких жестоких провалов, как в хорошем, так и в негативном смыслах. Если мы поймем почему так происходило – возможно, мы поймем что нам нужно сделать в числе первоочередных мер.

 

Итак, в конце 19 века у нас был самый лучший в мире оружейный завод в Туле. И самое лучшее оружие в мире. К сожалению, спустя одно поколение, мы оказались в числе отстающих.

 

 

Мы произвели самое лучшее оружие, которое производится в самом большом количестве в мире. Михаил Калашников известен во всем мире. Но Россия на протяжении 50 лет не имела патента, другие страны научились за это время его копировать и воспроизводить, мы потеряли лидерство и завод-производитель обанкротился.

 

 

Мы одними из первых произвели конкурентоспособный паровоз с лучшими техническими характеристиками и построили первую ветку железной дороги раньше, чем другие страны и США. Но наш изобретатель был крепостным, его новшество никому не было нужно, а паровоз использовали лишь для «удовольствия императора».

 

 

В результате первенство признали за англичанином, который сделал из него коммерческий продукт, другие страны выстроили железодорожное сообщение в итоге раньше, чем мы.

 

 

И через серию непоследовательных модернизаций, мы были вынуждены импортировать паровозы из Швеции и Германии.

 

 

Александр Лодыгин за несколько лет до Томаса Эдисона получил патент на лампу накаливания. Однако, не смог довести изобретение до коммерческого запуска, обанкротился, потерял время. В итоге продал патент в GE, а Томас Эдисон, заручившись поддержкой Уолл-Стрит, запустил первую электростанцию.

 

 

Павел Яблочков придумал как установить освещение на паровозе, но железным дорогам это было не нужно. Через 8 лет французы придумали то же самое и назвали свой прожектор «первым в мире». Яблочков уехал во Францию, устроился к предпринимателю, воспроизвел изобретение и произвел фурор. Лампы покупали гостиницы, магазины, опера, Лувр, порт.. Впечатленный Император во время визит позвал его обратно. Он вернулся, но рынка сбыта не нашел и вскоре обанкротился и умер в нищете.

 

 

Первый в мире пассажирский самолет изобрел Игорь Сикорский. Но государству были нужны бомбардировщики для первой мировой войны. А после войны изобретатель получил статус «буржуазного врага», директора завода и специалистов расстреляли, а Сикорский уехал в США и основал свою компанию, которая существует до сих пор.

 

 

Мы были одними из первых, кто исследовал полупроводники и изобрели транзистор, затем самый быстродействующий компьютер и радио. Но сегодня среди мировых производителей нет ни одной нашей компании.

 

 

Мы практически создали генетику и биохимию, но из-за фальсифицированных доносов генетика была признана лженаукой и сегодня в топ 100 лидеров биотеха нет ни одной российской компании.

 

 

Мы самыми первыми открыли лазеры

 

 

Создали благодаря ракетам репутацию мощной державы, наша наука и технологии считались самыми передовыми в мире. Сегодня наша доля в доходах от спутниковой связи составляет менее 1 %. США привлекают частные компании к космическим исследованиям, чтобы сэкономить бюджет, и это может привести за собой серию инноваций со стороны американских предпринимателей.

 

 

Итак, где наши великие гении? Как заключает Лорен Грэхем: "Они всегда были и есть, но Вы о них никогда не слышали, потому что они потерпели крах при попытке коммерциализировать свои изобретения в России".

 

У России никогда не было проблем с технологическими изобретениями. Но наши изобретатели не умели доводить инновации до практической реализации. В результате, среди мировых промышленных лидеров нет ни одной российской компании.

 

Отношение к изобретателю в нашей стране всегда было не дружелюбным, если не сказать хуже. А успешных предпринимателей государство опасалось. В такой обстановке они не могли развиваться.

 

 

В России всегда были скачкообразные модернизации, за которыми следовали периоды застоев. Нам удавались проекты, где государство оказывало неограниченную поддержку.

 

 

Однако господдержка нужна на первоначальном этапе. На этапе коммерциализации на сцену должны выходить мощные бизнесмены-предприниматели.

 

Над этим нам и нужно работать: создавать взаимное доверие бизнеса и государства, формировать достойный имидж предпринимателя, возрождать уважение к работнику завода.

 

И всеми силами поддерживать наши технологические компании, которые конкурируют с иностранными гигантами.

 

И если все умные и талантливые люди объединятся для совместной работы и передачи опыта знаний и идей друг другу, как делают США, тогда, возможно, мы сообща выстроим план как совершить квантовый скачок и перепрыгнуть из недопроизводства в зону высоких промышленных достижений.