×

Российский рынок бизнес-SaaS в 2014-2018 гг. Прогноз до 2022 г.

Июнь 2019 года

Аналитический Отчет (полная версия)

Запросить стоимость полной версии исследования: news@json.tv

Аналитический Отчет (полная версия)

Российский рынок бизнес-SaaS в 2014-2018 гг. Прогноз до 2022 г.
Российский рынок бизнес-SaaS в 2014-2018 гг. Прогноз до 2022 г.
Июнь 2019

Российский рынок бизнес-SaaS в 2014-2018 гг. Прогноз до 2022 г.

Июнь 2019 года

Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы скачать PDF-версию Информационного бюллетеня

Скачать

+7 926 561 09 80; news@json.tv

Пишите, звоните, если есть вопросы

Компания J’son & Partners Consulting завершила подготовку исследования российского рынка бизнес-SaaS по итогам 2018 г. и прогнозам его развития до 2022 г. Результаты исследования показывают, что хотя рынок бизнес-SaaS находится на начальном этапе развития и является наиболее перспективным сегментом российского рынка облачных сервисов, реализация этого потенциала имеет носящие фундаментальный характер ограничения, определяемые структурой экономики России.

 

Российский рынок бизнес-SaaS в 2018 году

 

Под бизнес-приложениями, предоставляемыми по модели SaaS, в настоящем исследовании понимаются транзакционные и аналитические приложения (учетные, CRM, ERP, BI) и приложения класса Enterprise Content Management (ECM), основными видами которых являются офисные пакеты приложений и системы управления веб-сайтами (Content Management Systems, CMS). В рамки исследования не включены обычно относимые к SaaS веб-сервисы электронного документооборота, рынок данного вида сервисов описан в отдельном отчете.

 

По оценке J’son & Partners Consulting, в 2018 году рынок бизнес-SaaSв денежном выражении вырос на 30% и достиг 5,8 млрд рублей. Согласно уточненным данным, в 2017 году рынок в денежном выражении вырос на 43%, в 2016 году на 65%. Рост рынка в денежном выражении существенно превосходит динамику роста клиентской базы, очищенной от «задвоений», при этом оба показателя демонстрируют замедление.

 

Таким образом, рост рынка бизнес-SaaS в России происходит преимущественно за счет расширения номенклатуры используемых уже существующими пользователями приложений, и в меньшей степени за счет привлечения новых пользователей, до этого вообще не пользовавшихся SaaS, что проявляется также в существенном росте ARPU в расчете на компанию-пользователя SaaS.

 

Наряду с объемом выручки и количеством пользователей, ключевым показателем развития рынка является уровень проникновения. Для сервисов бизнес-SaaS целевой уровень проникновения должен быть выше уровня проникновения on-premise бизнес-ПО, который по данным J’son & Partners Consulting составлял в России в 2015 году чуть более 21% от общего количества действующих хозяйствующих субъектов, имеющих ШПД-подключение. По итогам 2018 года общий уровень проникновения бизнес-SaaS в России пока остается низким – на уровне единиц процентов.

 

Особенностью рынка бизнес-SaaS, отличающей его от других видов рынка облачных услуг в России, например IaaS/PaaS и ВАТС, является одинаковый уровень проникновения в разрезе горизонтальных сегментов. В сочетании с крайне низкими абсолютными значениями уровня проникновения бизнес-SaaS во всех горизонтальных сегментах это говорит о наличии потенциала многократного роста рынка во всех горизонтальных сегментах.

 

Анализ показывает, что структура клиентской базы бизнес-SaaS меняется в пользу учетных приложений, а структура в денежном выражении – в сторону роста доли ERP- и BI-систем в формате SaaS, и, в меньшей степени, – в пользу учетных систем. Но поскольку ERP и BI-функционал из облака используется пока крайне ограниченной по количеству группой компаний-пользователей – причем лишь в части автоматизации вспомогательных процессов, таких как управление персоналом, но не управления производственными процессами, рост потребления ERP/BI aaS не оказывает влияния на изменение структуры клиентской базы. Это наглядно демонстрирует, насколько взрывным может быть рост этого сегмента рынка бизнес-SaaS в случае, если полнофункциональные ERP и BI приложения станут доступными и востребованными более широким кругом B2B-потребителей.

 

По данным J’son & Partners Consulting, в 2018 году 80% потребления бизнес-SaaS пришлось на предприятия торговли и сферы услуг, включая финансовые и телекоммуникационные организации (см. Рис. 1). Распределение пользователей бизнес-SaaS по отраслям близка к отраслевой структуре рынка в денежном выражении ввиду отсутствия существенных различий в ARPU пользователей различных отраслей. Эта структура стабильно смещена в сторону гипертрофированной доли торговли и сферы услуг, и за период 2014-2018 гг. не было отмечено существенных изменений.

 

Перспективы российского рынка бизнес-SaaS

 

Рынок бизнес-SaaS в России находится на начальном этапе развития и является наиболее перспективным сегментом российского рынка облачных сервисов. Так, даже по консервативному прогнозу J’son & Partners Consulting, ежегодный прирост рынка в денежном выражении в период 2019-2022 гг. составит примерно 27% на фоне незначительного снижения общего ARPU и уверенного роста ARPU в горизонтальных сегментах рынка.

 

Очевидно, что при достигнутом в 2018 году проникновении в единицы процентов от общего количества хозяйствующих субъектов имеющих ШПД-подключение, рынок бизнес-SaaS в России имеет потенциал более чем десятикратного роста абонентской базы.

 

Более того, в отличие от рынка США – наиболее развитого ИТ-рынка, где уровень проникновения многопользовательских систем автоматизации бизнес-процессов исторически высок и превышает 75%, в России, где проникновение таких систем находится на уровне 20-25%, темпы увеличения проникновения именно облачных бизнес-приложений могут быть очень высокими. Поскольку речь идет не сколько о замещении существующих on-premise приложений на облачные, сколько вообще о единственной возможности для малых и в особенности микропредприятий получить доступ к эффективным средствам автоматизации, повышающим производительность труда и снижающим удельные издержки.

 

Однако проблемой, характерной именно для России, является превалирование примитивной торгово-посреднической деятельности в структуре экономики в целом, и в особенности среди малых и микропредприятий, потребности которых в автоматизации практически полностью покрываются простыми учетными приложениями.

 

Следствием этого является чрезвычайно низкое проникновение функционала ERP и BI-систем в России, причем не только в облачном, но и в on-premise формате - даже на крупных предприятиях в основном внедрен лишь функционал учетных систем. Проникновение функционала оптимизирующего планирование и исполнение бизнес-процессов, таких как управление поставками (SCM), взаимоотношениями с клиентами (CRM), кадрами (HR), производством/закупками/финансами (ERP), бюджетированием (BI и BPM) находится на уровне менее 30% для большинства из перечисленного функционала даже у крупных предприятий, а у малых – на уровне менее 10%. Причина в том, что торговле и сфере услуг вполне достаточно функционала простых учетных систем.

 

По мере развития цифровой экономики рост потребляемой номенклатуры приложений (функциональности) может быть обеспечен не только за счет функционала средств автоматизации бизнес-процессов, но и за счет функционала, позволяющего создавать так называемые «цифровые двойники» и интегрированные цифровые модели сложных объектов управления, являющегося ключевым элементом перехода на бизнес-модели цифровой экономики, базирующиеся на концепции кибер-физических продуктово-сервисных систем. Следовательно, не только потенциал роста проникновения, но и потенциал роста ARPU также является кратным, поскольку сейчас общий ARPU за все виды SaaS лишь ненамного выше чем ARPU по ВАТС, то есть по одному из видов SaaS, причем относительно простому.

 

Потенциал как минимум десятикратного роста абонентской базы в сочетании с потенциалом как минимум трехкратного роста ARPU дает потенциал роста рынка бизнес-SaaSв денежном выражении более чем в 30 раз до более чем 120 млрд рублей в год на горизонте ближайших 7-10 лет, что делает рынок бизнес-SaaS наиболее привлекательным сегментом облачного рынка в России, по своему потенциальному размеру превосходящим весь существующий российский рынок ИТ-услуг.

 

Однако реализация этого потенциала требует изменения структуры экономики страны, а именно реализации на территории России этапов разработки и производства продукции высоких переделов. Крайне низкая доля бизнесов, создающих значительный размер добавленной стоимости, особенно заметна в структуре экономик крупных городов.  Например, в Москве – крупнейшей в России и одной из крупнейших в мире городских агломераций, доля обрабатывающих производств составила в 2016 году, по данным официальной статистики, всего 12%, а доля торговли (включая торговлю недвижимостью) и сферы услуг (включая телекоммуникационные и финансовые услуги) – 79%.

 

Сложившая отраслевая структура российской экономики с крайне слабой промышленностью высоких переделов означает следующее:

 

- Невозможность сквозной оптимизации цепочки создания добавленной стоимости, охватывающей и этап производства;

 

- Преобладание в структуре потребления средств автоматизации относительно простых приложений для автоматизации торгово-посреднической деятельности.

 

Другими словами, практическое отсутствие на территории России промышленности высоких переделов не позволяет создавать и цифровые двойники продукции высоких переделов, наличие которых (двойников) обуславливает потребность в сборе и сложном анализе обширной номенклатуры данных, то есть потребность в использовании полнофункциональных ERP и BI-систем поколения IoT.

 

Как отмечено выше, особенность бизнеса предприятий торговли и сферы услуг состоит в относительно невысоких требованиях к функционалу средств автоматизации, которые, как правило, ограничиваются функционалом офисных, учетных и CRM приложений. В настоящее время рынок бизнес-SaaS в России растет именно за счет таких приложений. Таким образом, фактор роста за счет расширения потребляемого функционала, и, как следствие, увеличения ARPU, пока не реализован.

 

На провайдеров сервисов это накладывает жесткие требования по удельной эффективности, поскольку основная масса предприятий торговли и сферы услуг – это малые и микропредприятия с экстремально низким средним чеком. То есть свою выручку провайдеры должны зарабатывать большим количеством малых платежей за довольно примитивную функциональность, что требует высочайшего уровня автоматизации их бизнеса, способного обеспечить низкие транзакционные издержки. Малый размер среднего чека, в свою очередь, ограничивает потенциал проникновения даже простых учетных систем именно ценовым фактором.

 

Крупные промышленные предприятия в России, среди которых преобладает добыча и первичная переработка сырья, а также оборонное машиностроение, в свою очередь, крайне консервативны и информационно закрыты. Пока они не рассматривают всерьез переход на цифровые бизнес-модели, предполагающие интенсивный информационный обмен по всей цепочке участников создания добавленной стоимости с целью ее сквозной оптимизации, формирующий потребность именно в облачных полнофункциональных ERP и BI-приложениях поколения IoT. ERP поколения IoT – это уже новая идеология, идеология цифровой экономики, дающая возможность сквозной оптимизации всей цепочки создания и потребления добавленной стоимости, включая как оптимизацию производственных и бизнес-процессов (снабжения и логистики, продаж, производства), охватываемого ERP-системами, но и оптимизацию производимой продукции на всем ее жизненном цикле, начиная с этапа проектирования и заканчивая этапами эксплуатации и вывода из эксплуатации.

 

Сквозная автоматизация, базирующаяся на использовании облачных IoT-платформ и приложений, дает возможность очень глубокой оптимизации производственных и бизнес-процессов и позволяет добиться суммарного экономического эффекта на порядок и более превосходящего затраты на автоматизацию. Это открывает возможность перехода от ценообразования на функционал таких систем от затрат провайдера/вендора на предоставление соответствующего функционала к гораздо более выгодному и для потребителя, и для поставщика систем автоматизации ценообразованию по принципу «от экономического эффекта», что значительно расширяет возможности для роста рынка таких приложений в денежном выражении.

 

В настоящее время ключевым фактором роста потребления бизнес-SaaS в мире выступает именно бурный рост проникновения IoT-платформ и приложений ориентированных на сквозное оптимизационное управление, и, как следствие, накопление в облаках широкой номенклатуры машинных данных за все более длительный исторический период, позволяющих создавать на основе этих данных сложные прогностические модели. В России этот фактор роста рынка SaaS пока отсутствует полностью. Драйверами роста потребления бизнес-SaaS в нашей стране выступают традиционные корпоративные приложения, такие как порталы электронной/омниканальной коммерции, CRM, учетные системы и офисные приложения, потребляемые преимущественно малым и микробизнесом в сфере торговли и услуг, а также коммуникационные сервисы (Виртуальные АТС, в основном). Полнофункциональные ERP-системы и сложные аналитические платформы и приложения в облачном формате в России не используются, что не позволяет формироваться экосистемам облачных платформ и приложений.

 

России нужны национальные отраслевые программы цифровизации, направленные на реализацию идеологии сквозного оптимизационного управления, охватывающего не только торгово-посредническую деятельность и сферу услуг, но и все отрасли промышленности. Только полноценная реализация таких программ создаст необходимые предпосылки для использования полнофункциональных средств автоматизации всеми участниками цепочек создания добавленной стоимости продуктов и услуг, и, как следствие, обеспечит быстрый рост рынка бизнес-SaaS в России в денежном выражении и количестве компаний-пользователей.

 

 _______________________________________________

 

Информационный бюллетень подготовлен компанией J'son & Partners Consulting. Мы прилагаем все усилия, чтобы предоставлять фактические и прогнозные данные, полностью отражающие ситуацию и имеющиеся в распоряжении на момент выхода материала. J'son & Partners Consulting оставляет за собой право пересматривать данные после публикации отдельными игроками новой официальной информации.

 

Детальные результаты исследования представлены в полной версии отчета

 

«Российский рынок бизнес-SaaS в 2014-2018 гг. Прогноз до 2022 г.»

 

Содержание

  1. ОПРЕДЕЛЕНИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ
  2. РЫНОК

2.1.    ОСНОВНЫЕ ВИДЫ ИГРОКОВ

2.2.    ОБЪЕМ, ДИНАМИКА И СТРУКТУРА РЫНКА       

2.2.1.  Объем и динамика рынка в 2014-2018 гг.

2.2.2.  Объем и динамика в сегментах рынка в 2014-2018 гг.

2.2.2.1.        Офисные пакеты приложений в формате SaaS

2.2.2.2.        E-commerce as a Service

2.2.2.3.        Учетные облачные сервисы и ERPaaS начального уровня

2.2.2.4.        CRMaaS

2.2.2.5.        Полнофункциональные ERP и BI aaS и их элементы

2.2.3.  Структура рынка в вертикальном (отраслевом) разрезе    

2.2.4.  Структура рынка в горизонтальном разрезе

2.2.5.  Структура рынка в территориальном разрезе

2.3.    ДРАЙВЕРЫ

2.4.    СДЕРЖИВАЮЩИЕ ФАКТОРЫ

2.5.    ТЕНДЕНЦИИ И ПРОГНОЗЫ

2.5.1.  Прогноз количества предприятий-пользователей

2.5.2.  Прогноз объема рынка в денежном выражении

2.5.3.  Прогноз динамики ARPU

2.5.4.  Прогноз изменения структуры рынка

2.5.5.  Прогноз положения игроков рынка

  1. МОДЕЛЬ РЫНКА

3.1.    МЕТОДИКА ИСПОЛЬЗОВАНИЯ МОДЕЛИ РЫНКА

 

Список рисунков

Рис. 1. Доли основных групп игроков рынка по выручке, %, 2014 и 2018 гг.     

Рис. 2. Доли основных групп игроков рынка по размеру клиентской базы, %, 2014 и 2018 гг.

Рис. 3. Положение игроков в горизонтальных сегментах рынка (по выручке): российские провайдеры/вендоры бизнес-SaaS, %, 2014 и 2018 гг.

Рис. 4. Положение игроков в горизонтальных сегментах рынка (по выручке): глобальные провайдеры/вендоры бизнес-SaaS, %, 2014 и 2018 гг.

Рис. 5. Объем рынка бизнес-SaaS в натуральном выражении, юр. лиц., 2014-2018 гг.

Рис. 6. Объем рынка бизнес-SaaS в денежном выражении, млн руб. без НДС, 2014-2018 гг.

Рис. 7. ARPU на рынке бизнес-SaaS, рублей без НДС, 2014-2018 гг.

Рис. 8. ARPU в горизонтальных сегментах рынка, рублей без НДС, 2014-2018 гг.

Рис. 9. Проникновение сервисов бизнес-SaaS в России: общее и в горизонтальных сегментах рынка, % от общего кол-ва хозяйствующих субъектов имеющих ШПД-подключение, %, 2014-2018 гг.

Рис. 10. Структура рынка бизнес-SaaS в России по видам приложений в денежном выражении, в % и млн руб. без НДС, 2014-2018 гг.

Рис. 11. Структура рынка бизнес-SaaS в России в натуральном выражении, в % и кол-ве компаний-потребителей, 2014-2018 гг.

Рис. 12. Объем рынка офисных SaaS в натуральном выражении, юр. лиц., 2014-2018 гг.

Рис. 13. Объем рынка офисных SaaS в денежном выражении, млн руб. без НДС, 2014-2018 гг.

Рис. 14. ARPU на рынке офисных SaaS, рублей без НДС, 2014-2018 гг.

Рис. 15. Объем рынка e-commerce aaS в натуральном выражении, юр. лиц., 2014-2018 гг.    

Рис. 16. Объем рынка e-commerce aaS в денежном выражении, млн руб. без НДС, 2014-2018 гг.

Рис. 17. ARPU на рынке e-commerce aaS, рублей без НДС, 2014-2018 гг.

Рис. 18. Объем рынка облачных учетных систем в натуральном выражении, юр. лиц., 2014-2018 гг.

Рис. 19. Объем рынка облачных учетных систем в денежном выражении, млн руб. без НДС, 2014-2018 гг.

Рис. 20. ARPU на рынке облачных учетных систем, рублей без НДС, 2014-2018 гг.

Рис. 21. Объем рынка облачных CRM в натуральном выражении, юр. лиц., 2014-2018 гг.

Рис. 22. Объем рынка облачных CRM в денежном выражении, млн руб. без НДС, 2014-2018 гг.

Рис. 23. ARPU на рынке облачных CRM систем, рублей без НДС, 2014-2018 гг.

Рис. 24. Объем рынка облачных ERP и BI в натуральном выражении, юр. лиц., 2014-2018 гг.

Рис. 25. Объем рынка облачных ERP и BI в денежном выражении, млн руб. без НДС, 2014-2018 гг.

Рис. 26. ARPU на рынке облачных ERP и BI систем, рублей без НДС, 2014-2018 гг.

Рис. 27. Формирующаяся глобальная экосистема IoT-платформ и приложений для реализации бизнес-моделей цифровой экономики в промышленности

Рис. 28. Структура пользователей бизнес-SaaS по вертикалям (отраслям), %, 2018 г.

Рис. 29. Горизонтальная (по размеру компаний-пользователей) структура рынка бизнес-SaaS в денежном выражении, %, 2014-2018 г.

Рис. 30. Горизонтальная (по размеру компаний-пользователей) структура рынка бизнес-SaaS в натуральном выражении, %, 2014-2018 г.

Рис. 31. Территориальное распределение потребления бизнес-SaaS в России в денежном выражении, %, 2014-2018 гг.

Рис. 32. Территориальное распределение потребления IaaS в России в натуральном выражении, %, 2014-2018 гг.

Рис. 33. Уровень производительности труда в России относительно США и причины низкой производительности труда в России, 2009 г.

Рис. 34. Проникновение функционала учетных, ERP и BI-систем в России, крупный и малый бизнес, 2015 г.      

Рис. 35. Кибер-физический продукт-сервис как базовый элемент цифровой экономики

Рис. 36. Прогноз по проникновению бизнес-SaaS в России, %, 2022 год в сопоставлении с фактом за 2018 год

Рис. 37. Прогноз объема рынка бизнес-SaaS в натуральном выражении, юр. лиц. – уникальных пользователей SaaS, 2018 г. факт, 2019-2022 гг. прогноз

Рис. 38. Прогноз объема рынка бизнес-SaaS в денежном выражении, млн руб. без НДС, 2018 г. факт, 2019-2022 гг. прогноз

Рис. 39. Прогноз динамики ARPU, рублей без НДС, 2018 г. факт, 2019-2022 гг. прогноз

Рис. 40. Прогноз ARPU в горизонтальных сегментах, рублей без НДС, 2022 год в сопоставлении с фактом за 2018 год

Рис. 41. Прогноз распределения компаний-пользователей бизнес-SaaS по вертикалям (отраслям), %, 2022 г.        

Рис. 42. Горизонтальная (по размеру компаний-пользователей) структура рынка бизнес-SaaS в денежном выражении, %, 2018 г. (факт) и 2022 г. (прогноз)

Рис. 43. Горизонтальная (по размеру компаний-пользователей) структура рынка бизнес-SaaS в натуральном выражении, %, 2018 г. (факт) и 2022 г. (прогноз)

Рис. 44. Территориальная структура рынка бизнес-SaaS в денежном выражении, %, 2018 г. (факт) и 2022 г. (прогноз)

Рис. 45. Территориальная структура рынка бизнес-SaaS в натуральном выражении, %, 2018 г. (факт) и 2022 г. (прогноз)

Рис. 46. Доли основных групп игроков рынка по выручке, %, 2018 г. (факт) и 2022 г. (прогноз)

Рис. 47. Доли основных групп игроков рынка по размеру клиентской базы, %, 2018 г. (факт) и 2022 г. (прогноз)

Рис. 48. Положение игроков в горизонтальных сегментах рынка (по выручке): российские провайдеры бизнес-SaaS, %, факт за 2018 г. и прогноз на 2022 г.

Рис. 49. Положение игроков в горизонтальных сегментах рынка (по выручке): глобальные провайдеры бизнес-SaaS, %, факт за 2018 г. и прогноз на 2022 г.

Рис. 50. Распределение доли игрока рынка на шкале ARPU