×

Российский рынок IaaS/PaaS в 2014-2018 гг. Прогноз до 2022 г.

Июнь 2019 года

Аналитический Отчет (полная версия)

Запросить стоимость полной версии исследования: news@json.tv

Аналитический Отчет (полная версия)

Российский рынок IaaS/PaaS в 2014-2018 гг. Прогноз до 2022 г.
Российский рынок IaaS/PaaS в 2014-2018 гг. Прогноз до 2022 г.
Июнь 2019

Российский рынок IaaS/PaaS в 2014-2018 гг. Прогноз до 2022 г.

Июнь 2019 года

Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы скачать PDF-версию Информационного бюллетеня

Скачать

+7 926 561 09 80; news@json.tv

Пишите, звоните, если есть вопросы

Компания J’son & Partners Consulting завершила подготовку исследования российского рынка IaaSи PaaS по итогам 2018 г. и прогнозам его развития до 2022 г. Рынок ожидают умеренные по «облачным» меркам темпы роста и значительное изменение конкурентного ландшафта.

 

Российский рынок IaaS/PaaS в 2018 году

 

Из описанных NIST трех моделей развертывания облачных сервисов в настоящем исследовании рассматривается только публичная модель предоставления IaaS, модель частного облака полностью исключена из рассмотрения, а гибридная модель учтена только в части публичного компонента облака. В продуктовом разрезе под оцениваемым рынком IaaS понимаются услуги предоставления виртуальных серверов в формате публичного облачного сервиса. Выручка провайдеров от сервисов облачного хранения данных, предоставляемых без вычислительных мощностей, в настоящем отчете не учитывается. Также не рассматривается потребление со стороны частных пользователей (B2C). В исследуемый объем рынка IaaS включены услуги PaaS ввиду невозможности корректно выделить их из предложений провайдеров сервисов IaaS и PaaS. Также в исследуемый объем рынка включены услуги Desktop as a Service (DaaS) – предоставления виртуального рабочего места (десктопа) по модели облачного сервиса.

 

Ограниченный описанным выше образом российский рынок IaaS/PaaS составил, по оценке J'son & Partners Consulting, 8,8 млрд. руб. в 2018 году, увеличившись на 21% по отношению к 2017 году. Это крайне скромный объем, составляющий лишь 0,2% от глобального рынка при доле России в мировой экономике в 1,5-1,8%. При этом темпы роста российского рынка в рублевом исчислении в 2018 году (21%) не превышают таковых для глобального рынка в долларовом исчислении. Согласно уточненным данным, в 2017 году российский рынок IaaS/PaaS в денежном выражении вырос на 27%, в 2016 году на 34%, в 2015 году на 74%. Таким образом, налицо - замедление темпов роста рынка.

 

По итогам 2018 года общий уровень проникновения IaaS/PaaS в России пока остается низким – менее 2% от общего количества хозяйствующих субъектов имеющих широкополосный доступ в Интернет, хотя в сегменте крупных и средних предприятий проникновение почти в 10 раз выше среднего. Отчасти такая ситуация связана с ростом потребления ориентированных на малый бизнес корпоративных приложений в формате SaaS, то есть малый и в особенности микробизнес предпочитает использовать готовые облачные бизнес-приложения вместо покупки IaaS/PaaS, а сервисы IaaS/PaaS используют провайдеры SaaS и крупные компании не ИТ-сектора.

 

По данным J'son & Partners Consulting, в 2018 году более 70% компаний-пользователей IaaS/PaaS относились к торговле и сфере услуг, включая телекоммуникационные, ИТ и финансовые (см. Рис. 1). Структура рынка в денежном выражении близка к показанной на Рис. 1 структуре распределения пользователей IaaS/PaaS по отраслям ввиду отсутствия существенных различий в ARPU пользователей различных отраслей. Эта структура стабильна – за период 2014-2018 гг. не было отмечено существенных изменений, за исключением роста в сегменте «Госуправление», связанного с внедрением онлайн-сервисов госуслуг, ЕМИАС и аналогичных. Важно отметить, что высокая доля потребления IaaS/PaaS со стороны торговли и сферы услуг – это обратная сторона крайне низкого объема потребления со стороны промышленных предприятий.

 

В территориальной структуре потребления IaaS/PaaS более 65% составляют компании, расположенные в Москве и Московской области. Даже для России с присущей ей высокой концентрацией экономической активности в московском регионе - это анормально высокая доля. Такой перекос является следствием горизонтальной структуры рынка, где преобладают крупные компании, использующие IaaS/PaaS в дополнение к colocation/dedicated и/или своей собственной ИТ-инфраструктуре. Таким образом, пока рынок IaaS/PaaS повторяет структуру рынка colocation и в целом – структуру размещения площадей дата-центров в России, где превалирует Москва и близлежащие области.

 

 

Положение групп игроков на российском рынке IaaS/PaaS характеризуется следующим образом. В целом российские провайдеры, не имея эффекта масштаба, до 2018 года проигрывали конкурентную борьбу глобальным провайдерам IaaS/PaaS, особенно в таком требовательном к полноценной реализации всех пяти ключевых характеристик облачного сервиса сегменте потребителей как разработчики и провайдеры SaaS. Однако эта тенденция была переломлена предпринятой Роскомнадзором в 2018 году массовой блокировкой IP-адресов, используемых глобальными провайдерами облачных сервисов. И в частности, имеющих значительный объем потребления со стороны российских компаний сервисов AWS и Azure, в результате чего оказались недоступными многие SaaS и онлайн сервисы российских провайдеров. «Масла в огонь» подлил начатый в 2018 году процесс обсуждения и принятия закона о «суверенном Интернете», предполагающий появление технической возможности полной изоляции российского сегмента от глобального Интернета. В результате в 2018 году - впервые за все время наблюдения за российским рынком IaaS/PaaS - отмечен массовый переход пользователей на российские сервисы: как к специализированным провайдерам, так и к colo-провайдерам, предлагающим IaaS/PaaS в дополнение к услугам аренды стойко-мест и физических серверов.

 

Еще одной важной тенденцией, в полной мере проявившейся в 2018 году, стало появление среди специализированных российских провайдеров новых мощных игроков, способных уже в ближайшие годы значительно изменить конкурентный ландшафт рынка. Речь идет о стартовавшем в конце 2017 года процессе полноценного выхода на корпоративный рынок IaaS/PaaS компаний Mail.ru Group и Яндекс, имеющих в своем распоряжении дата-центры уровня «hyperscale», что определяет низкую удельную себестоимость IaaS/PaaS и наличие возможности выделения ресурсов «по требованию». Сервисы Яндекс и Mail.Ru в перспективе могут стать полноценной заменой сервисам AWS и Azure, либо дополнением им, если будет выбран перспективный путь партнерства с глобальными провайдерами IaaS/PaaS и модель мультиоблака. К операторам гиперскейл-датацентров могут присоединиться и операторы схожих по размеру корпоративных дата-центров, в первую очередь – Сбербанк, с услугой публичного облака Сбербанк Cloud.

 

Перспективы российского рынка IaaS/PaaS

 

С 2014 по 2018 годы рынок IaaS/PaaS в России утроился как по количеству компаний-пользователей, так и по размеру рынка в денежном выражении, что соответствует ежегодному росту с CAGR на уровне 37%. Однако уже с 2016 года наблюдается устойчивая тенденция замедления темпов роста рынка, как по клиентской базе, так и в денежном выражении. Это особенно тревожно, учитывая крайне малый размер российского рынка IaaS/PaaS в денежном выражении и наличие масштабного потенциала его роста, пока так и не реализованного. По прогнозу J’son & Partners Consulting, рост рынка IaaS/PaaSв денежном выражении составит 18% в год на фоне смены затухающей положительной динамики ARPU в 2015-2018 годах на слабо отрицательную в период 2019-2022 гг.

 

Как отмечено выше, в горизонтальном разрезе основную долю потребления сервисов IaaS/PaaS в России обеспечивают крупные компании. Часть прироста своих потребностей в вычислительной инфраструктуре они удовлетворяют за счет аренды площадей коммерческих дата-центров (colocation) и использования условно-публичных облаков. Последнее, собственно, и формирует львиную долю российского рынка публичных и условно-публичных услуг IaaS/PaaS. Основным драйвером размещения крупными компаниями и организациями части своих корпоративных приложений в публичных и условно-публичных облаках является развитие ими онлайн и омниканального взаимодействия с клиентами и партнерами. Поэтому в структуре потребления IaaS/PaaS в России предприятия торговли и сферы услуг, включая государственные, финансовые и телекоммуникационные, составляют 84% (Рис. 1). Кроме того, среди потребителей IaaS/PaaS из сферы услуг существенную долю составляют провайдеры SaaS, уже сейчас выступающие крупными потребителями IaaS/PaaS-платформ для размещения в них своих SaaS-приложений.

 

Формально, как соотношение вычислительной нагрузки размещенной on-premise и в публичных облаках IaaS/PaaS, потенциал роста потребления публичных облаков со стороны крупных компаний в России остается очень высоким. По относительной величине такого потенциала российский рынок заметно превосходит глобальный. Объективная экономическая причина низкой доли публичных облаков в структуре размещения корпоративных нагрузок в России состоит в том, что для крупных компаний, располагающих значительными ИТ-бюджетами и имеющих стабильные потребности в вычислительной мощности – а именно такие компаний превалируют в российской экономике, выбор в пользу частного облака обуславливает существенно, до 50%, более высокое TCO публичного облачного сервиса по сравнению с on-premise моделью развертывания. А преимущества гибридной модели, когда в публичное облако распределяются пики нагрузки, что позволяет добиваться высокого уровня утилизации вычислительных мощностей частного облака, ограничены как законодательно, так и технически – размерами облаков российских провайдеров, не позволяющих обеспечить быструю эластичность «по требованию» для масштабных нагрузок.

 

Тем не менее, этот фактор сам по себе не является препятствием для роста потребления публичных IaaS/PaaS в России. Анализ мировой практики развития облачных сервисов показывает, что ключевым фактором возникновения полноценной потребности в гибридных и публичных облаках со стороны крупных предприятий и организаций является отнюдь не мотив экономии на ИТ-инфраструктуре (ввиду незначительности доли этого вида затрат в общей их структуре у подавляющего большинства предприятий). Но потребность в сквозной оптимизации деятельности всех участников цепочки создания добавленной стоимости, включая конечных потребителей, что возможно только в случае использования облачных платформ. Такая потребность возникает при пересмотре крупными компаниями своих бизнес-моделей в сторону бизнес-моделей цифровой экономики, поэтому долю корпоративных нагрузок, размещаемых в публичных облаках можно рассматривать как объективный количественный критерий для оценки уровня цифровизации экономики. Именно этот драйвер - переход предприятий и организаций реального сектора на бизнес-модели цифровой экономики, выступает основным для глобального роста потребления публичных и гибридных IaaS/PaaS.

 

Наиболее емкими по потреблению вычислительной мощности корпоративными приложениями являются сервисы аналитики, обрабатывающие данные с IoT-устройств, и ERP-приложения. Так, по данным Cisco, две трети вычислительной нагрузки создаваемой бизнес-приложениями в мире, приходится на аналитические и транзакционные бизнес-приложения, включая приложения развернутые в публичных IaaS/PaaS. Ключевым фактором опережающего роста вычислительной нагрузки создаваемой аналитическими (рост в период 2016-2021 гг. на уровне 21% CAGR, по данным Cisco) и транзакционными (19% CAGR) приложениями в мире выступает бурный рост проникновения промышленных IoT-платформ, и, как следствие, накопление в облаках широкой номенклатуры машинных данных за все более длительный исторический период, позволяющих создавать на основе этих данных сложные прогностические модели, необходимые для сквозной оптимизации в кооперационных цепочках создания добавленной стоимости.

 

В России этот фактор роста рынка SaaS, и, как следствие, рынка IaaS/PaaS, пока отсутствует. Драйверами роста потребления бизнес-SaaS в нашей стране выступают традиционные корпоративные приложения, такие как порталы электронной/омниканальной коммерции, CRM, учетные системы и офисные приложения, потребляемые преимущественно малым и микробизнесом в сфере торговли и услуг, а также коммуникационные сервисы (Виртуальные АТС, в основном). Полнофункциональные ERP-системы и сложные аналитические платформы и приложения, размещенные в публичных облаках, в России не используются, что не позволяет формироваться экосистемам облачных платформ и приложений.

 

Таким образом, рост потребления IaaS/PaaS со стороны провайдеров бизнес-SaaS имеет место и в России, но, в отличие от глобальных тенденций, в нашей стране он сформирован преимущественно простыми приложениями (офисные и учетные системы, CRM и ВАТС), не имеющими сложного функционала предиктивной аналитики, и, как следствие, потребляющими существенно меньше вычислительной мощности на подключенное рабочее место и/или объем хранимых данных нежели промышленные IoT-платформы и приложения с развитой предиктивной аналитикой.

 

В настоящее время драйвер роста потребления IaaS/PaaS со стороны провайдеров простых бизнес-SaaS действует в полной мере, поддержанный также процессом перевода в Россию онлайн и SaaS-приложений российских провайдеров, но уже в ближайшие 3-5 лет этот драйвер будет исчерпан. Основной вопрос заключается в том, включится ли в этот момент драйвер аналитики IoT, или нет.

 

 _______________________________________________

 

Информационный бюллетень подготовлен компанией J'son & Partners Consulting. Мы прилагаем все усилия, чтобы предоставлять фактические и прогнозные данные, полностью отражающие ситуацию и имеющиеся в распоряжении на момент выхода материала. J'son & Partners Consulting оставляет за собой право пересматривать данные после публикации отдельными игроками новой официальной информации.

 

Детальные результаты исследования представлены в полной версии отчета

 

«Российский рынок IaaS/PaaS в 2014-2018 гг. Прогноз до 2022 г.»

 

Содержание

  1. ОПРЕДЕЛЕНИЯ       
  2. РЫНОК        

2.1.    ОСНОВНЫЕ ИГРОКИ        

2.2.    ОБЪЕМ, ДИНАМИКА И СТРУКТУРА РЫНКА       

2.2.1.  Объем и динамика рынка в 2014-2018 гг.       

2.2.2.  Структура рынка в вертикальном (отраслевом) разрезе    

2.2.3.  Структура рынка в горизонтальном разрезе (по размеру компаний-пользователей)   

2.2.4.  Структура рынка в территориальном разрезе

2.3.    ДРАЙВЕРЫ   

2.4.    СДЕРЖИВАЮЩИЕ ФАКТОРЫ       

2.5.    ТЕНДЕНЦИИ И ПРОГНОЗЫ

2.5.1.  Прогноз количества предприятий-пользователей     

2.5.2.  Прогноз объема рынка в денежном выражении       

2.5.3.  Прогноз динамики ARPU   

2.5.4.  Прогноз изменения структуры рынка   

2.5.5.  Прогноз положения игроков рынка     

  1. МОДЕЛЬ РЫНКА     

3.1.    МЕТОДИКА ИСПОЛЬЗОВАНИЯ МОДЕЛИ РЫНКА         

 

Список рисунков

Рис. 1. Доли основных групп игроков рынка по выручке и размеру клиентской базы, %, 2018 год

Рис. 2. Положение игроков в горизонтальных сегментах рынка (по выручке): российские провайдеры, развивающие IaaS/PaaS в дополнение к colocation, %, 2014 и 2018 гг.

Рис. 3. Положение игроков в горизонтальных сегментах рынка (по выручке): специализированные российские провайдеры IaaS/PaaS, %, 2014 и 2018 гг.

Рис. 4. Положение игроков в горизонтальных сегментах рынка (по выручке): специализированные глобальные провайдеры IaaS/PaaS, %, 2014 и 2018 гг.

Рис. 5. Объем рынка IaaS/PaaS в натуральном выражении, юр. лиц., 2014-2018 гг.

Рис. 6. Объем рынка IaaS/PaaS в денежном выражении, млн руб. без НДС, 2014-2018 гг.

Рис. 7. ARPU на рынке IaaS/PaaS, рублей без НДС, 2014-2018 гг.

Рис. 8. ARPU в горизонтальных сегментах рынка, рублей без НДС, 2014-2018 гг.

Рис. 9. Проникновение сервисов IaaS/PaaS в России: общее и в горизонтальных сегментах рынка, % от общего кол-ва хозяйствующих субъектов имеющих ШПД-подключение, 2014-2018 гг.

Рис. 10. Структура пользователей IaaS/PaaS по вертикалям (отраслям), %, 2018 год

Рис. 11. Горизонтальная (по размеру компаний-пользователей) структура рынка IaaS/PaaS в денежном выражении, %, 2014-2018 г.

Рис. 12. Горизонтальная (по размеру компаний-пользователей) структура рынка IaaS/PaaS в натуральном выражении, %, 2014-2018 г.

Рис. 13. Территориальное распределение потребления IaaS/PaaS в России в денежном выражении, %, 2014-2018 гг.

Рис. 14. Территориальное распределение потребления IaaS в России в натуральном выражении, %, 2014-2018 гг.

Рис. 15.  Глобальное распределение вычислительной нагрузки в дата-центрах по моделям развертывания, 2016 г. факт (вверху), 2021 г. прогноз (внизу)

Рис. 16.  Глобальная структура вычислительной нагрузки в дата-центрах по видам приложений, 2016 г. факт, 2017-2021 гг. прогноз

Рис. 17. Формирующаяся глобальная экосистема IoT-платформ и приложений для реализации бизнес-моделей цифровой экономики в промышленности

Рис. 18. Прогноз по проникновению IaaS/PaaS в России, %, 2022 год в сопоставлении с фактом за 2018 год

Рис. 19. Прогноз объема рынка IaaS/PaaS в натуральном выражении, юр. лиц., 2018 г. факт, 2019-2022 гг. прогноз

Рис. 20. Прогноз объема рынка IaaS/PaaS в денежном выражении, млн руб. без НДС, 2018 г. факт, 2019-2022 гг. прогноз

Рис. 21. Прогноз динамики ARPU, руб./мес. без НДС, 2018 год факт, 2019-2022 гг. прогноз

Рис. 22. Прогноз ARPU в горизонтальных сегментах, руб./мес. без НДС, 2022 год в сопоставлении с фактом за 2018 год

Рис. 23. Прогноз распределения компаний-пользователей IaaS/PaaS по вертикалям (отраслям), %, 2022 год

Рис. 24. Горизонтальная (по размеру компаний-пользователей) структура рынка IaaS/PaaS в денежном выражении, %, 2018 и 2022 гг.

Рис. 25. Горизонтальная (по размеру компаний-пользователей) структура рынка IaaS/PaaS в натуральном выражении, %, 2018 и 2022 гг.

Рис. 26. Доли основных групп игроков рынка по выручке и размеру клиентской базы, %, 2022 год

Рис. 27. Положение игроков в горизонтальных сегментах рынка (по выручке): российские провайдеры, развивающие направление IaaS/PaaS в дополнение к colocation, %, факт за 2018 год и прогноз на 2022 год

Рис. 28. Положение игроков в горизонтальных сегментах рынка (по выручке): специализированные российские провайдеры IaaS/PaaS, %, факт за 2018 год и прогноз на 2022 год

Рис. 29. Положение игроков в горизонтальных сегментах рынка (по выручке): специализированные глобальные провайдеры IaaS/PaaS, %, факт за 2018 год и прогноз на 2022 год

Рис. 30. Распределение доли игрока рынка на шкале ARPU