×

4 Декабря 2017 18:25
240
0

Слушайте подкаст программы:

 

Я, когда смотрю на штатное расписание Московской Биржи, начинаю думать, что мы IT-компания с лицензией организатора торгов, потому что у нас большинство staff – это IT-сотрудники, и связано это с тем, что мы достаточно амбициозно поселили у себя собственную разработку. Так делают сейчас большинство компаний. Кстати, не всегда это хорошо. Но сейчас очевидно, что изменяется тренд. Для этого тренда, не мне вам рассказывать, и сегодня в отчёте об этом будет говориться, существуют определённые экономические и технологические предпосылки, потому что раньше, чтобы поставить себе в первой половине 2000х годов новую систему, нужно было много закупать своего собственного оборудования, как правило, в собственности, и создавать людей, которые занимаются эксплуатацией. И те, кто занимался эксплуатацией, должны были сами быть хорошими айтишниками, чтобы очень хорошо понимать в системах, каждый раз обращаться к вендору и так далее.

 

Сейчас это меняется, это меняется в связи с облачным технологиями, это меняется в связи с тем, что компании по-другому стали смотреть на этот рынок, понимая, что сильная IT-позиция, высокая технологичность сейчас становится одним из основных конкурентных преимуществ, а её отсутствие – это точно уже отсутствие конкурентного преимущества, и поэтому к IT-сектору сейчас совсем другое внимание.

 

22 ноября в Москве прошла совместная конференция Московской Биржи (РИИ), НП РУССОФТ, J’son & Partners Consulting

«Инвестиционный потенциал российского ИТ-рынка»

 

Выступление Александра Афанасьев, Председателя Правления ПАО Московская Биржа

 

Презентация аналитического отчета «Потенциал роста российского ИТ-бизнеса: трансформация сектора корпоративного ПО», подготовленного J’son & Partners Consulting.

 

 

Я сделал небольшую презентацию, потому что называть цифры всегда не очень ловко, они как-то пропадают, если не визуализировать, поэтому хочу небольшую визуализацию вам показать. Давайте посмотрим, что происходит на Московской Бирже и вообще в биржевой индустрии сейчас с точки зрения выхода новых молодых компаний.

 

Информация, которая может быть для этого интересна. И первый большой тренд, глобальный тренд в индустрии, который я лично замечаю уже в течение последних 10, а может быть и больше лет, я бы назвал так: что в мире происходит глобализация трейдинга при локализации листинга.

 

То есть давно прошли времена, когда инвесторы сидят на своей собственной домашней бирже, когда-то это так действительно было, когда биржа была паркетной, когда маклер непосредственно приходил на неё, на этот самый паркет, и основные финансовые центры, такие, как Сити или Уолл-стрит, создавались как раз вокруг этой паркетной биржи, их притягивало географическое присутствие там непосредственно торгов.

 

Сейчас это давно прошло. Я не знаю больше ни одной паркетной биржи в мире, хотя многие жалуются на это и скучают, с ностальгией вспоминают эти приятные времена для кого-то. Биржи электронные, и локализация торгов непосредственно в одном месте уже не является важной причиной, и это привело к следующему тренду.

 

Когда национальная локальная инфраструктура вполне соответствует требованиям международных инвесторов, то никто уже не сидит и не ждёт, не знаю, какой-нибудь гонконгский инвестор на своей бирже, пока ему что-нибудь интересное вкусненькое принесут туда на эту биржу.

 

Он просто, если интересуется, например, российским активом, то дает глобальному профилю свою заявку, которая исполняется где-то в мире и, собственно, и сам инвестор не интересуется, это может быть сделано на рынке внебиржевом, может быть выполнен этот ордер на Московской Бирже и так далее.

 

Это приводит к тому, что доля иностранцев увеличилась на всех практических локальных биржах, где нет валютных ограничений и ограничений по капиталу, это происходит и на Московской Бирже.

 

Вы видите, на рынке акции с 40 % выросли до 48 % к 2017 г., доля нерезидентских счетов на срочном рынке выросла ещё больше, там более чем в два раза. Что это за иностранцы? Наверное, часть из них происходит, например, с Кипра, где мы всегда можем предположить, что происхождение капитала может быть не такое уж «зверски» иностранное.

 

Но здесь всегда есть некоторые особенности, потому что бывает и наоборот, когда российский банк с российской банковской лицензией, который называется, например, J.P. MORGAN Москва, приносит крупный ордер на биржу, мы тоже, в общем-то, понимаем, что, скорее всего, за этим ордером стоит не российский пенсионный фонд, а, наверное, скорее, какой-то иностранец.

 

Но по статистике это проходит как ордер, принесённый российским участником. Тем не менее, в акциях сейчас однозначно среди иностранцев преобладает по объему торгов Лондон. Что происходит у нас в отношении иностранцев, которые покупают, держат free float российских эмитентов в акциях. Из именно иностранного free float, если взять его за 100 %, то, как вы видите, есть только один регион, доля которого существенно выросла после введения санкций. Это регион США. Они свою долю, единственные, кто держали российские акции, увеличили.

 

Его сократила Европа без Великобритании, но это не политический лозунг, в смысле Brexit, это просто статистика. Европа без учёта Великобритании, особого финансового центра Лондон. В Лондоне сначала было снижение доли, теперь они остались на том же месте, и, как я уже говорил, США и Канада существенно выросли. Растёт у нас Юго-восточная Азия, темпы высокие, но объем, доля сама по-прежнему ещё невелика.

 

Второй интересный тренд, который происходит – это размещение компаний. То, что я вам говорил о локализации листинга. Красным мы здесь показываем IPO и SPO компаний, которые с преимущественно российским бизнесом, даже иногда они зарегистрированы как основные офисы, может быть, в другой юрисдикции, но где основной бизнес в России, и где они проводили свои первичные и вторичные размещения.

 

Видите, если 2009-м, 2010-м, 2013-м годах красное – это только на Московской Бирже, розовое – это двойной листинг в Москве и где-то ещё, а серое – это когда только где-то ещё. Чаще это Лондон, хотя иногда бывает Нью-Йорк, иногда бывает Франкфурт. Одна компания, всем хорошо известная, у нас почему-то в Гонконге.

 

Тренд этот действительно изменился, очень сильно изменился, и большинство компаний, которые выходят, размещаются на домашней площадке, не видя в этом какого-то недостатка доступа к иностранцам, потому что иностранцы приходят везде. Для них неважно, где это находится. Количество большое. Видите, у нас 13 было уже в этом году. Ещё один важный, интересный тренд. Размещение типа Alibaba или, например, Роснефти в 2006-м году или кого-то ещё большого. Ну, их и в мире сейчас, в общем-то, немного, все на это жалуются, и у нас размещения эти перестали быть очень крупными.

 

Но это тренд определённый, потому что выходят молодые среднего размера компании, и это тренд во всём мире сейчас такой, - которые приносят интересную бизнес-модель, которые высокотехнологичные. Почему-то высокая технологичность не только как у присутствующих здесь многих представителей IT, которым сам Бог велел называться технологичными и высокотехнологичными, это те, кто приносит интересную логистику, например.

 

Как у нас, например, недели две-три назад размещались подряд «Обувь России» с очень интересной логистикой и транспортная компания «Глобал транс». Небольшие компании, которые успешно разместились, причём с международным проспектом и международным полным roadshow и маркетинговой программой. И мы ожидаем все больше, для этого и создан у нас сектор РИИ. Вы знаете, это инновации и инвестиции, и создан ещё второй сектор малого и среднего бизнеса.

 

Слово «малый» касаться будет, наверное, всё-таки скорее продуктов с фиксированным доходом, облигации, потому что всё-таки малый сектор для него всё-таки рынок акционерный малодоступен, а вот для средних компаний он доступен вполне.

 

Я хочу вам сказать, что мы в этом году принялись активно разрушать этот миф, два мифа, собственно. Первый миф о том, что размещаться нужно обязательно где-нибудь в Лондоне. Второй миф, что обязательно нужно размещаться крупной компании. Размещаются хорошо средние компании.

 

Но Лондон остался, конечно, для ряда наших крупных компаний местом, где они размещают свои, и по-прежнему где торгуются их расписки, но сектор IoP, где торгуются международные акции на Лондонской Бирже, если он где-то лет пять или шесть назад занимал 20 – 25 % от объема торгов общих Лондоне, то сейчас это 5 %. И внутри этих 5 % доля российских больше 90.

 

То есть международность Лондона, как финансового центра, бесспорна. Международность Лондонской Биржи, скорее, становится немножко таким российским мифом.

 

Давайте посмотрим, что ещё с ритейлом теперь у нас происходит. Когда говорят о российских частных инвесторах, то часто упоминают, что их недостаточный приход на биржу, на фондовый рынок связан с их невысокой финансовой грамотностью.

 

Может быть, с финансовой грамотностью у нас действительно не все в порядке, но точно все в порядке у людей со здравым смыслом. Посмотрите, здесь показана доходность отдельных инструментов, на которые обычно и смотрит частный инвестор.

 

Рублёвый депозит, долларовый депозит, акции, здесь индекс ММВБ приведённый. Мы говорим о том, что этот рублёвый инвестор изначально, у него позиции в рублях. Ну и облигации, мы взяли государственные облигации, как наиболее ликвидные и надёжные. Серое – это 2014-й – 2015 г. Вложившись в долларовый депозит можно было рублёвую доходность получить 55 %. Можно укорять в недостатке финансовой грамотности людей, что они не пришли в индекс ММВБ, который дал восемь, но, по-моему, это не очень много говорит именно о недостатке финансовой грамотности.

 

Заметьте, как изменилась ситуацию впоследствии, в 2016-м году – 2017-м году. Сейчас самый интересные вложения – это как раз в облигации. В прошлый год показал интересный такой кульбит примерно в эти же дни прошлого года, когда с выборами Трампа, очень неожиданным событием, одним из чёрных лебедей, которые практически не прогнозировалось, возникли надежды на изменение санкционной политики США, и которые дали такой скачок в конце года российского индекса, который потом сменился некоторым разочарованием по весне в этом отношении, и, соответственно, +27 мы лидировали по индексу среди всех развивающихся рынков.

 

Сейчас подотстали, там какой-то некоторый минус, маленько догоняем, судя по последним дням, опять же. Тем не менее, смотрите, ветер попутный. Ветер попутный в отношении продуктов фондового рынка. Поэтому увеличивается количество счетов физических лиц, которые через брокеров работают непосредственно на бирже, и растёт достаточно быстро. Посмотрите, год от года 15,14 %, 25 %. Да, не все эти счета очень активны, но это счета инвесторов, многие из которых пришли через новый продукт, который называется ИИС, Индивидуальный инвестиционный счёта с налоговой льготой.

 

Это говорит о том, что налоговая льгота, несмотря на низкую, в общем-то налоговую ставку в России, тем не менее, физических лиц наших очень даже интересует. Очень быстрый рост счетов, налоговую вот эту льготу начинают использовать не только опытные трейдеры, которым, почему бы, если они и так торгуют, заодно ещё и получить какое-то налоговое преимущество, но половина примерно из тех, кто приходит в ИИС – это те, кто приходит на фондовый рынок вообще первый раз. И вкладываются они в основном в акции. Видите, красным. Красный мы всегда любим изображать то, что нам больше всего нравится, доля Московской Биржи или что-то такое. В общем, 51 % красненького – значит, что в основном они вкладываться в акции с этих счетов.

 

Пенсионный фонд тоже изменили структуру своих вложений. Во-первых, у них объем несмотря ни на что, тем не менее, значительно вырос, если сравнивать с двухлетней давностью. У нас статистика за 2016 г., за 2017 г. она ещё будет, просто она не всегда очень точна по месяцам. И доля вложений в акции увеличилась с семи до 17 %. Это заметная история. Такие у нас тренды.

 

Поэтому мне кажется, что IT-индустрия, у которой есть несколько особенностей, одна из которых – то, что она плохо представлена, как в индексе, так и вообще на российском фондовом рынке.

 

У нас есть, собственно, две компании, которые достаточно популярны, это KIWI и Яндекс пока, причём это две компании, которые находится в иностранной юрисдикции, и сюда они приходят как иностранцы. Складывается очевидный недостаток вот этого интереснейшего сектора, который, давайте сейчас поговорим о том ещё, два-три слова скажу, какие есть преимущества для него здесь и какие ещё существуют вопросы и проблемы.

 

Из преимуществ – это то, что, придя на РИИ, мы говорим о том, что налоговая льгота – это важная история, оказывается, на неё хорошо реагируют наши инвесторы, здесь существует эта налоговая льгота только для тех компаний, которые провели свой IPO и разместились в этом секторе. То есть инвестор, если держит больше года бумагу, освобождаются от capital gain, от налога от прироста стоимости этой акции.

 

Во-вторых, у нас в верхней части листинга РИИ, в РИИ Prime могут инвестировать пенсионные фонды. Пенсионный фонд, как вы видите, это важный инвестор, достаточно большие деньги. Поэтому представляется очень интересным. Приходите именно сейчас в этот сектор.

 

Есть ещё одна тема, которую, может быть, хорошо, а может быть немножко проблема, она стала модной. Опять же, не мне вам рассказывать, это мода, с одной стороны, инвесторов привлекает, с другой стороны немножко отпугивает, потому что когда слишком много о чем-то говорят, что завтра все у нас будет облачно, электронно, и наши мозги уже не будут особенно нужны, потому что за нас будет думать искусственный интеллект…

 

С одной стороны, это привлекательно, другой стороны всегда вызывает некоторую настороженность у инвесторов, какая-то слишком новая модная тема, хотя и не у всех.

 

Какая ещё есть проблема? Есть проблема с продуктом. Как правило, компании, которые не очень большого размера, которые растут исключительно на своих мозгах, потому что они привносят новую технологию, им интересно деньги-то получить сегодня, чтобы реализовать свои идеи. А вот продаваться - это интересно – [готовы] после того, как они реализуются, когда реализация этих идей поднимет её капитализацию. Поэтому не хочется сразу отдавать контроль кому-то сегодня, хотя, в общем-то, это наши наработки, наши идеи, чтобы выиграть завтра от этого.

 

Вы знаете, на Западе, в Америке, в частности, существует такая возможность, как акции, которые дают разные права их держателям, то есть без потери контроля можно размещаться, там акции типа А и Б.

 

В России тоже есть акции, которые дают разные права, например, привилегированные акции дают другие права, но есть в них одна закавыка такая, потому что ограничен 10 % объем их выпуска. Для стартапа, для технологической компании это мало.

 

И второй продукт, который тоже, вроде бы, для этого подходит – это конвертируемые бонды, конвертируемые облигации. Вот как раз сейчас я выпустил эту облигацию, сейчас я не потерял контроль, а вот мы раскрутились, и тогда мы её сконвертировали и те, кто во время инвестировали, получили свою выгоду от этого.

 

Но здесь есть определённая настороженность зачастую инвесторов, потому что, а вдруг не сконвертируют? Обязательства-то есть, но все равно нужно по нашим акционерному законодательству пройти через всю процедуру, собрать акционеров и так далее, потому что ведь конвертировать-то нужно как раз тот момент, который больше интересен не сегодняшнему владельцу, а завтрашнему, завтрашнему держателю этой конвертируемой облигации.

 

Над этим сейчас ведётся большая работа, у нас есть инициатива, которую мы осуществляем вместе с Государственной Думой и так далее, и с рядом институтов развития, и с общественными организациями для того, чтобы технику здесь изменить, сделать её более надёжной для инвесторов.

 

Ну и наверное, последнее, что хочется сказать… Есть ещё, конечно, когда я вам сказал, нет никакой сейчас разницы, где размещаться, наверное, нельзя так говорить уж очень жёстко. Определённая разница есть, и состоит она не в том, какая биржа. Не в том, какой листинг. Все это теперь уже выровнено.

 

Но существуют определённая, извините за выражение, тусовка аналитическая, венчурная, фондов, людей, которые ходят, обмениваются мнениями, которые привыкли инвестировать в такого рода компании.

 

Конечно, здесь нам ещё надо подрастать. Конечно, мы в этом отношении не NASDAQ, но, собственно, второго NASDAQ пока ещё нигде и не создалось.

 

И вот для этого нужно много что делать, в частности, в первую очередь, чаще встречаться, собираться, обмениваться мнениями о компаниях, презентовать эти компании, потому что вот здесь нам нужно повышать не столько финансовую грамотность, наших инвесторов, наших венчурных фондов, сколько просто их информированность. Для этого мы здесь сегодня с вами собрались.

 

Спасибо за внимание.


Совместная конференция Московской Биржи (РИИ), НП РУССОФТ и J’son & Partners Consulting «Инвестиционный потенциал российского ИТ-рынка» состоялась 22 ноября в Москве.

 

Также с презентациями и докладами выступили:

 

- Геннадий Марголит, Исполнительный директор по Рынку инноваций и инвестиций (РИИ), ПАО Московская Биржа.

- Александр Герасимов, Руководитель департамента ИТ и облачных сервисов J'son & Partners Consulting

- Тагир Яппаров, Председатель Правления НП РУССОФТ, Член правления отраслевой ассоциации АПКИТ, сопредседатель рабочей группы по формированию рынка ценных бумаг ИТ-компаний РИИ Московской биржа

- Николай Судариков, Руководитель направления по связям с инвесторами Softline

- Алексей Ананьин, Президент группы Борлас

- Александр Егоров, Генеральный директор Рексофт (ГК Техносерв)

- Дмитрий Мраморов, Генеральный директор «СКБ Контур»

- Павел Адылин, Исполнительный директор Artezio (ГК ЛАНИТ)

- Наталья Касперская, Председатель Правления АРПП «Отечественный софт», Генеральный директор ГК InfoWatch

- Федор Гриценко, Директор по комплексным проектам Сервионика (ГК АйТеко).

Федор Гриценко, «Сервионика». Инвестиционный потенциал российского ИТ-рынка: Мы стремимся построить облачную платформу-marketplace для наших и партнерских продуктов
Наталья Касперская, InfoWatch. Инвестиционный потенциал российского ИТ-рынка: За рубежом нас ждут, все устали от засилья американских ИТ
Павел Адылин, Artezio. Инвестиционный потенциал российского ИТ-рынка: Одно из перспективных направлений развития для сервисной компании я вижу технологический консалтинг
Дмитрий Мраморов, «СКБ Контур». Инвестиционный потенциал российского ИТ-рынка: Мы потихоньку готовимся к выходу на публичный рынок
Александр Егоров, Рексофт. Инвестиционный потенциал российского ИТ-рынка: Инвесторам нужно обратить внимание, прежде всего, на софтверные облачные решения, изначально ориентированные на глобальный рынок
Алексей Ананьин, группа Борлас. Инвестиционный потенциал российского ИТ-рынка: Инвестиции нам нужны для трансформации в провайдера облачных сервисов
Николай Судариков, Softline. Инвестиционный потенциал российского ИТ-рынка: Для себя мы видим проблему №1 — это доступ к «длинным» деньгам
Тагир Яппаров, НП РУССОФТ. Инвестиционный потенциал российского ИТ-рынка: Для успеха нужен выход на IPO не одной, не двух, не трех - а десятков компаний