×

11 Апреля 2017 15:11
243
0

Системы идентификации по рисунку вен ладони имеют ряд преимуществ в сравнении, например, с технологиями распознавания по отпечатку пальцев, особенно, если речь идет об особых условиях окружающей среды или, например, «грязных производствах»

 

«Например, сеть ресторанов (порядка 450 точек по всей России), они пытались внедрить биометрическую систему по отпечатку пальца. Но столкнулись с проблемами: повара, клининг имеют очень сложные отпечатки для распознавания, потому что воздействует водная среда, порезы на пальцах и т.д. Порядка 40 % персонала вообще не могли идентифицироваться, а система предназначалась для учёта рабочего времени. Мы им предложили рассмотреть технологию по венам ладони — система показала 100% эффективность.

 

Еще у нас был проект — Красноярский завод цветных металлов. Проект очень сложный — нужно было реализовать проход, контроль доступа и учёт рабочего времени на крупном промышленном предприятии. Там больше 100 проходных и 5000 человек, и задача у них была идентифицировать всех по отпечатку пальца. Считыватели должны были быть установлены на улице (то есть в Красноярске, с экстремальными разницами температур). Изначально на предприятии были внедрены отпечатки пальцев. Сейчас они уже рассматривать технологии по рисунку вен ладони, потому что, конечно, это предприятие, где люди работают с химическими реактивами, то есть предприятие обрабатывает цветные металлы. У некоторых людей есть все равно сложности.

 

Сейчас в крупном банке мы внедряем систему контроля доступа по венам ладони. Почему раньше биометрию этот банк не применял? Потому что пальцы не работали. Деньги имеют такую особенность, что они образуют пыль, и пыль специфичную, которая забивает папиллярные узоры пальцев, и кассиры, которые постоянно работают деньгами, у них пальцы стёрты. Когда заказчик рассматривает систему контроля доступа в хранилище или в кассу, начинаются проблемы, кассиры не могут зайти в хранилище. Мы сейчас пропилотировали в крупном банке на четырёх хранилищах систему доступа по венам ладони, получили 100% считывание, и клиент уже рассматривает оснащение 400 филиалов только по одному региону, а дальше этот банк планирует переоснастить все кассовые узлы и хранилища. Это очень большой проект».

 

 

Перспективы зарубежного рынка и глобальной экспансии для российских разработчиков биометрических систем являются очевидными, хотя и имеет свою специфику

 

«Сейчас мы работаем очень активно на зарубежном рынке. Мы открыли представительство в Германии (в 2012), участвуем во всех крупных мировых выставках. Мы уже оснастили несколько крупных английских банков системой доступа к депозитным ячейкам по венам ладони. Был проект по оснащению системами по венам ладони нескольких казино в Швейцарии.

 

Этот рынок тоже очень сложный, чтобы зайти с биометрией, нужно очень высокое доверие к компании. Мы прошли полный комплекс сертификации по CE, это требования по безопасности для оборудования в Европе. Получается, что мы ведём одну разработку для Европы, для США, а другую разработку мы ведём для России. Из России мы ничего не экспортируем. У нас есть схема, есть инструкция по сборке, все собирается в Германии. 

 

Один из интересных рынков – это рынок Ближнего востока. Мы даже поучаствовали на выставке в Дубае. Там сложный рынок в плане продвижения, потому что все хотят подешевле. Мы оснастили несколько крупных проектов нашей системой, но чтобы внедрить биометрию нашего производства, нужно пройти ещё дополнительные проверки временем у крупных интеграторов. Интересен рынок США, то есть он очень ёмкий, очень гибкий. Опять же, есть проблемы, нужно организовать там представительство, потому что это большое смещение по времени. У нас есть несколько партнёров из Австралии, из США, даже из Африки. Мы продавали даже в Африку, но чтобы хорошо развить этот бизнес, нужно заинтересовать либо интегратора местного, или открыть свой филиал»

 


Полная расшифровка интервью

 

JSON.TV: Мы заканчиваем цикл интервью, посвященных биометрическому рынку России. Сегодня у нас гостях генеральный директор компании ProSoft Biometrics Дрёмин Александр. Александр, добрый день, большое вам спасибо, что вы приехали к нам из Екатеринбурга. 



Александр Дремин: Добрый день, спасибо за приглашение.



JSON.TV: Расскажите, пожалуйста, сначала о вашей компании, как давно вы на рынке, чем вы вообще занимаетесь, и какие у вас уже есть достижения на этот момент?



Александр Дремин: Наша компания ProSoft Biometrics уже 10 лет на рынке, в далёком 2006-м году это был стартап, я загорелся идеей биометрии. Сначала это был мой собственный бизнес, потом я присоединился группе компаний ProSoft. Я в ProSoftнашел инвесторов. Организовали отдел биометрических систем в компании Прософт-Системы, и мы начали буквально с нуля, то есть стол, два стула, справочник телефонный…



JSON.TV: Романтично…



Александр Дремин: … Да. Как обычно, как у настоящих стартаперов. И мы начали разрабатывать биометрию. 10 лет назад, когда мы говорили заказчикам, а давайте мы у вас внедрим биометрическую систему контроля доступа, все очень удивлялись, и говорили, мы же здесь не в ФБР, чтобы у нас внедрять такие системы. Мы планомерно, очень подробно рассказывали о преимуществах применения биометрии, что это лучше, чем карточки, что это лучше, чем пароли, пин-коды и так далее. Плюс нашей компании в том, что у нас есть собственная производственная база, то есть это производство на территории почти 10000 квадратных метров, собственные сборочные линии, собственная линия по монтажу печатных плат. Это было хорошим базисом для начала производства собственных биометрических систем. Мы когда начали оценивать рынок биометрии, по сути дела, были только зарубежные поставщики – Корея, Германия, Китай, Франция. Отечественных производителей в то время было очень мало. Я помню, была компания Лазерные системы, они выпускали систему BIOCODE. Когда в то время мы общались с конечными клиентами, они говорили, что биометрия – это такой рынок, появляются игроки, потом сразу уходит. Мы начали задумываться, почему. Потому что очень много инвестиций нужно делать именно в этот бизнес, потому что требуются высококвалифицированные программисты. Например, чтобы сделать биометрическую систему, мало поставить просто датчик, нужно ещё написать качественный алгоритм распознавания по отпечатку пальца, по радужной оболочке глаза и так далее. Для этого нужны высококвалифицированные математики, а таких специалистов на рынке очень мало. В лице компании ProSoft мы нашли хорошие инвестиции, мы начали развивать собственную линейку продуктов под торговой маркой BioSmart. Мы нашли пилотный проект, начали внедрять наши решения в Сбербанке, в Банке 24.ru, это был один из крупнейших банков в Екатеринбурге, и постепенно-постепенно бизнес стал разрастаться. В 2011 году мы вышли из компании Прософт-Системы и организовали отдельный бизнес – компанию ProSoft Biometrics. Компания ProSoft Biometrics занимается только биометрией, это немножко другой бизнес, он никак не связан с основной деятельностью компании Прософт-Системы, которая занимается автоматизацией бизнес процессов крупных промышленных предприятий, системами энергоучёта, автоматизацией предприятий в нефтяной и газовой отрасли. При этом у нас появился хороший доступ к клиентской базе, то есть это крупные банки, такие компании, как Лукойл, Транснефть, и мы начали активно продвигать наши технологии. В 2012 году мы стали резидентом фонда Сколково. Проект назывался "Идентификация человека по рисунку вен ладони"



JSON.TV: Кроме вас там был ещё кто-то?



Александр Дремин: В то время биометрией никто не занимался. Так… Была компания Речевые технологии, да, единственная, а потом уже присоединилась компания Сонда. По-моему, год назад. С 2006г. мы разработали очень большую линейку оборудования BioSmart по опечатку пальца, то есть на сегодняшний день у нас более 10 различных моделей считывателей по отпечатку пальца, контроллеры, программное обеспечение, но сама технология по отпечатку пальца имеет свои сложности, проблемы. Когда мы внедряли наши системы в ресторанах, на промышленных предприятиях, где люди заняты физическим трудом, возникали ситуации, что у некоторых людей отпечатки плохо считываются. Мы начали задумываться, как-то надо идти дальше и предлагать рынку что-то новое. Изучив возможные технологии, то есть мы сравнивали технологию по радужной оболочке глаза, смотрели идентификацию по геометрии ладони. Это все системы дорогие. И наше внимание привлекла единственная технология - идентификация по венам ладони. В то время крупнейшим вендором и разработчиком подобных систем была компания Fujitsu, в общем -то, она сейчас сохраняет лидирующие позиции на мировом рынке. Это единственный вендор, который предлагает данную технологию в мире.



JSON.TV: А в России вы единственные занимаетесь идентификацией именно по венам ладони?



Александр Дремин: Мы посмотрели, что, действительно, рынок очень интересный, интересно предложить что-то свое. Проблема в биометрии номер один – это когда есть какие-то датчики, есть набор программных библиотек, так называемый software development kit, и на основе OEM решений мы создаем конечный продукт. Но возникает ситуация, что, например, платформа, под которую разработан этот датчик, не всегда подходит для российского рынка. Fujitsu, например, предлагает технологию только на базе Windows и платформы X86. Чтобы сделать конкурентное решение для российского рынка, в том числе, даже для зарубежного, уже есть встраиваемые специальные платформы, и большой вендор не может ориентироваться на узкие сектора, как-то сузить и снизить себестоимость продукции. Мы начали исследовать данный рынок, то есть мы больше пяти лет занимаемся исследованием в области распознавание человека по рисунку вен ладони. Мы сделали свой программно-аппаратный комплекс полностью с нуля, и уже внедрили несколько крупных проектов. Например, я не буду упоминать название сети ресторанов, эта сеть ресторанов имеет порядка 450 точек по всей России, они пытались внедрить биометрическую систему по отпечатку пальца. Но столкнулись с проблемами: повара, клининг имеют очень сложные отпечатки для распознавания, потому что воздействует водная среда, порезы на пальцах и т.д. Порядка 40 % персонала вообще не могли идентифицироваться, а система предназначалась для учёта рабочего времени. Мы им предложили рассмотреть технологию по венам ладони. Пилотировали год. 2014-й – начало 2015-го, и система показала 100% эффективность. Мы не выдали ни одному сотруднику карту, как в случае бывает внедряется биометрической система по опечатку пальца, то есть если кто-то не может распознаться, ему выдается карта, и это как раз минусы технологии. Технологию по венам ладони невозможно подделать, потому что считывается кровеносный рисунок, который располагается под кожным покровом, соответственно, подделать систему невозможно. Не нужно касаться никакой поверхности, опять же, это гигиеничность, и система показывает 100% эффективность, то есть все люди имеют свой уникальный рисунок вен ладони.



JSON.TV: Скажите, Александр, а в этом смысле вы не рассматривали как перспективное направление разработку 3D терминалов, которые тоже по отпечатку пальцев, но именно 3D touchless технология?



Александр Дремин: Конечно, мы анализировали все технологии. Проблема российского вендора в том, что если мы что-то разрабатываем, нам нужно это продать. Если мы делаем какое-то решение, и оно очень дорогое на рынке, соответственно, у нас снижается потребительский спрос на данную продукцию. Данная система требует очень высокоскоростных камер, сложная оптика, соответственно, решение за точку прохода получается дороже 5000 – 10000$. На сегодняшний день российский рынок, даже и зарубежный, не готов к таким системам. Есть точечные инсталляции, я знаю производителей этих систем, мы очень плотно общаемся, мы часто видимся на международных выставках. У нас, по сути дела, такой мини клуб, все друг друга знают, но рынок очень обширный, и клиент всегда может выбрать ту технологию, которая ему интересна.



JSON.TV: Возвращаясь к технологиям, я увидела у вас на сайте появился такой небольшой пункт – радужная оболочка. Это интересное, какое-то перспективное и новое для вас направление, или вы его уже освоили?



Александр Дремин: У нас уже есть наработки по алгоритмам, мы сейчас проектируем оптическую схему для захвата радужной оболочки глаза, и в ближайшие два года мы планируем выпустить уже опытный образец такой системы. В чем преимущества радужки? В том, что можно одновременно сканировать два глаза, и в этом случае ошибка первого рода очень маленькая, то есть можно сделать выборку из многомиллионной базы данных с минимальной ошибкой, Практически даже с нулевой. Если сканируется отпечаток пальца, ошибка, в среднем, одна на 10-5. Если сравнивать с технологией по венам ладони – это одна на 10-9, радужная оболочка глаза – это одна на 10-12 или 10-14. Но при этом есть определённые сложности. Как-то раз я поехал в Великобританию на очередную выставку по безопасности, и в аэропорту Хитроу я увидел программу для часто летающих пассажиров с использованием биометрии. Предлагалось просканировать радужную оболочку глаза и пройти ускоренный контроль, то есть не нужно было проходить через гейты, показывать boarding pass и так далее. Я даже попытался там зарегистрироваться, но у меня очень удивило, что около считывателей по радужке стояла лесенка, видимо, для тех людей, у которых просто очень сильно различается рост. Это, как раз, ограничение технологии. То есть, что, нужно поставить три считывателя на разной высоте, а каждый считыватель стоит не меньше, чем 3000$? Опять же, в каждой технологии есть свои минусы. Да, такая система применяется для идентификации в аэропорту Дубаи, когда приезжают люди, проходят паспортный контроль, там ещё проверяется радужная оболочка глаза. То есть человек садится, смотрит в определённую точку, и в этом случае можно идентифицировать, а когда речь идёт о системе контроля доступа, когда идёт большой поток людей, это очень сложно зафиксировать, надо смотреть в определённую точку, все люди имеют разный рост, соответственно, есть определённые минусы у каждой технологии. Например, по венам ладони мы сейчас работаем над тем, чтобы сделать возможность идентификации больших баз данных, больше 10000 человек, и при этом с нулевой ошибкой. Сейчас на данную технологию у нас очень большой спрос, мы пилотируем в таких компаниях, как Роснефть



JSON.TV: Эта система контроля доступа?



Александр Дремин: Да, система контроля доступа. Большой интерес проявляют торговые сети, ритейл, банки. Уже с пятью крупными банками мы пилотируем подобные проекты, и системы планируются не только контроль доступа и учёта рабочего времени, а банки серьезно сейчас рассматривают технологию для идентификации клиентов. Проблематика следующая, что в последнее время очень участились случаи подделки паспортов, мошенники знают вплоть до копейки остаток денег на расчётном счёте, и банк не может брать на себя ответственность идентификации паспорта. Предлагается пройти биометрическую идентификации, просканировать ладонь и дальше, когда клиент приходит в банк, он показывает свой паспорт и прикладывает ладонь. При этом банки даже извлекают выгоду, то есть они увеличивают клиентопоток за счёт того, что операционистке не нужно сравнивать паспорт, искать страницы, прописку, номер паспорта, это все занимает время, а биометрия – это считанные секунды. 



JSON.TV: Как вы думаете, почему на российском рынке ещё не появилось, ну, или поправьте меня, если появилось, какой-то другой компании, которая бы обратила внимание на идентификацию по рисунку вен?



Александр Дремин: Рынок биометрии очень сложный, потому что требует больших вложений на первом этапе, при этом пилоты во всех крупных банках – это два – три года минимум. Нужно разработать решение и нужно ещё пропилотировать. У нас до сих пор идут пилоты в некоторых банках, которые начались ещё три года назад. Технологии развиваются, мы смотрим, как распознается человек, то есть мы улучшаем качество идентификации, мы занимаемся разработкой соответствующего прикладного ПО, потому что, кроме того, что разработать хорошую биометрию, нужно сделать ещё хороший софт и оборудование. 



JSON.TV: Получается, что вы – это такое комплексное решение, у вас свое оборудование, которое вы производите, у вас свое программное обеспечение, которые вы также производите, вы же являетесь и интегратором, по сути, и оказываете техническую поддержку. Я права?



Александр Дремин: Да, вы правы. Могу следующим образом прокомментировать. На зарубежном рынке предлагается много OEM датчиков и наборов программных продуктов. Вроде бы как все просто: купил датчик, купил программный продукт, сложил это всё как конструктор в некую коробочку, подключил локальную сеть и вперёд. Вроде как, думается, что все просто. На самом деле не так. По сути дела, все, кто занимается биометрией, лукавят, потому что самый главный параметр в биометрии – это ошибка первого и второго рода, false accept trade / false reject trade, то есть это вероятность пропуска своего за чужого и вероятность отказа своему. Как это на практике? Человек прикладывает палец или ладонь, он идентифицируется за себя, а иногда система может просто ошибиться, и вместо Иванова вывести Петров, то есть кто-то не получит зарплату. Обратная сторона медали. Есть параметр false reject trade, это означает, что человек прикладывает палец и распознается не с первого раза. И некоторые так могут прикладывать 10 раз, если у них очень сложный отпечаток или рисунок ладони или какие-то внешние помехи, например, есть - солнце, дождь и прочие условия. Так вот, когда производитель пишет у себя на сайте, что у него параметр FAR равен один и кучу нулей, меня всегда очень забавляет. У китайских производителей это очень часто встречаются. По сути дела, никто не задаёт вопрос, как на практике они это проверяют. А как это делается? Собирается база отпечатков пальцев, например, пришли реальные 10000 человек, и каждый приложил пальчик. Мы собрали базу. Люди прикладывают палец кому как угодно, как хотят, правильно, криво, косо, извернув. Мы собрали базу, и дальше мы начинаем перебор, один ко многим. 



JSON.TV: То есть, опытным путём устанавливается?



Александр Дремин: Опытным путём мы перебираем. Потом мы посмотрели, да, что там много ошибок, тут один за другого распознался, а дай-ка мы удалим неверные, и получим отличную статистику. 



JSON.TV: Все для продажи...



Александр Дремин: Все для продаж, да. В настоящее время есть ассоциации, есть американские программы, где тестируются алгоритмы. В основном, тестируются сейчас алгоритмы по отпечатку пальца, то есть, есть, например, сайт FVC, там тестируются алгоритмы, предлагается протестировать свой алгоритм на какой-то уже готовой отлаженной базе данных. У тестируемого алгоритма нет возможности что-то как-то подправить, где-то подшаманить, там в реальности получаются параметры , но к чему это приводит? Любой разработчик, производитель биометрического алгоритма, у него есть версия, которая продается вместе с устройством, зашита в устройство, и есть отдельная версия математики, которая используются для тестирования. Все гонятся за хорошими цифрами, за нулевой ошибкой, и потом не факт, что этот хороший алгоритм переносится во встраиваемую платформу. 



JSON.TV: Нет доверия биометристам...



Александр Дремин: Все биометристы лукавят, совершенно точно.



JSON.TV: Я поняла. А вы оборудование прямо здесь собираете, в России? Комплектующие ваши, или вы покупаете оптику?



Александр Дремин: Конечно, в настоящее время электронная промышленность России практически ничего не имеет. Покупаем мы микросхемы, разъемы, кабели все за рубежом, стараемся работать с европейскими производителями. Из Китая мы тоже что-то покупаем, но там может встретиться какой-то контрафакт.



JSON.TV: А всё-таки про радужную оболочку, это оборудование вы тоже собираетесь здесь производить? Ведь, мне кажется, это такие специфические сканеры…



Александр Дремин: Когда мы производим или пытаемся что-то производить в Китае или в Германии, у нас нет контроля качества. Мы здесь собрали в России, сами спаяли. Мы проводим полный цикл испытаний. В компании Прософт-системы есть свои испытательные лаборатории, которым позавидовали бы даже европейцы. Это лаборатория сертифицирована.



JSON.TV: Мне кажется, вы единственная компания…



Александр Дремин: … Мы стараемся всегда закладывать более качественные компоненты, и при этом мы даем гарантию на наше решение, на наше оборудование пять лет. Это самая большая гарантия среди производителей.



JSON.TV: Даже зарубежных?



Александр Дремин: Да.



JSON.TV: Понятно. А все проекты, которые были интегрированы вами, в общем, расскажите просто про вашу сеть. Вы сами являетесь интегратором, или вы работаете больше через партнёрскую сеть, через сторонних интеграторов, или и то и другое, обе бизнес модели для вас приемлемы?



Александр Дремин: И то, и другое, обе бизнес модели. Изначально мы выбрали бизнес модель работы через дистрибьюторов, через интеграторов, дилеров. У нас практически в каждом городе есть партнёры, в Москве есть крупные торговые дома, которые занимаются системами безопасности, и наша продукция у них есть прайслистах.



JSON.TV: Именно оборудование вы имеете в виду?



Александр Дремин: Оборудование, программное обеспечение. Мы проводим каждый квартал обучающие семинары, вебинары, мы учим людей продавать наши системы, мы учим, какие могут быть сложности при продаже биометрии, то есть как учитывать, как конкурировать с зарубежными поставщиками, ведь нередко бывает, что и демпинг идёт, то есть клиент выбирает, что дешевле. Ему сложно объяснить, что при этом мы вкладываем инжиниринг, мы закладываем высококачественные комплектующие, мы гарантируем работоспособность всей системы, те параметры, которые у нас написаны в каталоге – они все подтверждаются. 



JSON.TV: Китайское оборудование вам значительную конкуренцию создает в этом смысле?



Александр Дремин: Да, конечно. При этом, если взять задачу контроля доступа на одну дверь в какую-то небольшую организацию на 50 человек, да, там будет работать китайский прибор. Мы предлагаем сравнить с нашими решениями, и каждое внедрение биометрии, несмотря на наши обширный референсы более 5000 внедрений, мы каждый новый проект пилотируем. Несмотря на то, что мы внедрили в двух крупных сетях, в нескольких крупных банках, в Роснефти, все равно сначала пилот. Даже если клиенту нужно установить систему доступа на одну дверь. Они сравнивают, смотрят, что лучше, потом начинается: а вот у конкурентов дешевле. У них китайское оборудование, а что у вас? У нас – гарантии, у нас сервис, у нас качественный софт. Ну, хорошо, да, но все равно давайте скидку.



JSON.TV: Понятно. Реальность в жизни такова...



Александр Дремин: А что касается больших проектов, приведу простой пример. У нас был проект в 2011-м году Красноярский завод цветных металлов. Надеюсь, если у меня увидит IT директор – простит. Просто до нас там работало два или три вендора, предлагали биометрические системы.



JSON.TV: Пилотировали?



Александр Дремин: Да, пилотировали. Они пытались внедрить. Проект очень сложный, то есть нужно было реализовать проход, контроль доступа и учёт рабочего времени на крупном промышленном предприятии. Там больше 100 проходных и 5000 человек, и задача у них была идентифицировать всех по отпечатку пальца. Считыватели должны были быть установлены на улице, то есть в Красноярске, -40, жара… Когда мы туда пришли, полная безнадёжность виднелась в лице IT директора. Он предложил нам пропилотировать. Проектом мы занимались два года, мы переписали очень много софта именно для такого крупного предприятия.



JSON.TV: Простите, я перебью, а пилоты оплачиваются заказчиком?



Александр Дремин: Как правило, пилоты не оплачиваются.



JSON.TV: То есть, два – три года вы за свой счёт все это делаете?



Александр Дремин: Да. Потом уже идёт поставка, потом оплата за софт. Оплата за софт обычно тоже растягивается на какое-то определённое время, то есть проблемы биометрии в том, что заказчики, первое - не доверяют, а второе - пилот нужно делать бесплатно.



JSON.TV: Что происходило дальше?



Александр Дремин: Дальше мы реализовали этот проект, и сейчас они дооснащают, сами уже закупают оборудование, сами привлекают монтажные организации, то есть мы даже туда не вникаем.



JSON.TV: Но у них отпечатки пальцев они оставили?



Александр Дремин: Да, у них отпечатки пальцев. Сейчас они уже рассматривать технологии по рисунку вен ладони, потому что, конечно, это предприятие, где люди работают с химическими реактивами, то есть предприятие обрабатывает цветные металлы. У некоторых людей есть все равно сложности. 



JSON.TV: Условно, грязное производство?



Александр Дремин: Да. Мы реализовали, что примерно 8 % людей проходит по карте плюс пинкод, пинкод меняется динамически каждую неделю. Конечно, определённое время назад отпечатки пальцев все ставили повально, и эта эра была 10 лет, все предлагали отпечатки пальцев. Сейчас, что радует, мы выпустили новое решение по венам ладони, и заказчики уже понимают преимущества, и уже говорят: О, мы уже хотим новую систему, не надо нам пальчики, мы хотим вены.



JSON.TV: Резюмируя про тенденции в развитии разных биометрических технологий, когда мы стали смотреть мировой рынок, я сейчас так резюмирую, прогнозы до 2020г., то есть это ближайшие шесть – семь лет в мире, я сейчас про глобальный рынок, пальчиковые технологии продолжат оставаться лидером, забирать себе большую долю, но значительно более высокими темпами роста будут расти три сегмента: это идентификация по голосу, по рисунку вен и по радужной оболочке, при этом эксперты выделяют, что на мировом рынке именно системы по идентификации по радужной оболочке, для них будут характерны самые высокие темпы роста, это такой самый перспективный сегмент. Применительно к российскому рынку, как вы думаете, ситуация такая же или чем-то отличаются, можете как-то прокомментировать?

 

Александр Дремин: Я даже могу сказать на конкретных цифрах. Спрос за последние два года, и даже количество инсталляций примерно 300%.



JSON.TV: Рост по венам?



Александр Дремин: Да. Мы оснастили крупную сеть ресторанов, 450 ресторанов, крупный ритейл, 2500 магазинов, где используются системы по венам ладони, это здание Министерства обороны, 79 проходных и в базе данных более 30000 человек, то есть это очень серьезные проекты. 



JSON.TV: Это за последние сколько лет?



Александр Дремин: За последние два года. И сейчас у нас в пилоте более 50 проектов именно по венам.



JSON.TV: А если взять весь ваш бизнес, то вы сейчас как можете охарактеризовать условные доли, отпечатки пальцев и по рисунку вен?



Александр Дремин: Пять лет назад тенденции были такие, что 95 % – это отпечатки пальцев, 1 % – пилоты по венам ладони. Прошлый год – вены ладони 75 %, отпечатки пальцев – это 25 %.



JSON.TV: Это серьезный перевес! То есть это как снежный ком, кто-то попробовал, установил, получилось, увидел преимущества, и дальше это разносится...



Александр Дремин: На примере крупной торговой сети магазинов, у них порядка 8000 магазинов по всей России. Я не буду называть… но это большой ритейлер. Мы оснастили порядка 2500 магазинов системами по отпечатку пальца в 2011-м году. Мы выпустили новое решение и предложили им пропилотировать вены ладони. И системы пошла, то есть мы оснастили ещё 2500 магазинов уже терминалами по венам ладони, сейчас они рассматривают уже g на 7200 магазинов ещё именно по венам ладони. Вслед за ними также другие крупные ритейлеры, они все равны между собой все общаются, на семинарах, технари между собой пересекаются, обмениваются информацией, и уже пошли запросы даже без вывешивания каких-то крупных референсов, что мы внедрили такую-то систему, все равно информация пошла, пошёл посыл.



JSON.TV: Это очень хорошие новости, и, на мой взгляд, положительные. 



Александр Дремин: Ещё могу добавить, что в технологии биометрии по отпечатку пальца есть сложность ещё законодательного порядка и социального восприятия. Люди не любит сканировать отпечатки пальцев приходя куда-то на работу, вдруг что-то всплывёт, из прошлой жизни, или база эта будет куда-то продана, есть определённые страхи. Ещё можно сказать, что юридический аспект, то есть сканирование отпечатков пальцев попадает под федеральный закон о персональных данных, нужно сканировать отпечатки пальцев с согласия. Есть ещё сложный федеральный закон 128, где говорится о государственном дактилоскопировании. Юристы крупных корпораций боятся внедрять биометрию. Когда мы сделали заключение в юридическом агентстве, что вены ладони не попадают под федеральный закон 128, у юристов сразу все вопросы снялись.



JSON.TV: Они не попадают?



Александр Дремин: Нет. 



JSON.TV: То есть таких нет предубеждений у потребителей на тему рисунка вен, как по отпечатку пальца?



Александр Дремин: Таких убеждений нет.



JSON.TV: Необычно. Интересно. Хорошо, мы уже начали говорить про какие-то кейсы, вы привели уже достаточно много примеров, и все они такие масштабные, большие, несколько тысяч человек… Там, наверное, оправдано внедрение биометрических систем, потому что чем больше система, тем больше она нуждается в упорядочивании. Если интерес к биометрии среднего бизнеса, не таких крупных компаний, и вообще, можете, если есть такая возможность, предоставить какую-то картину, сколько проектов в год вы реализуете и какие они? Это мало проектов, но крупные, или много проектов, но не такие крупные?



Александр Дремин: У нас есть как готовые коробочные решения, которые продаются нашими дистрибьюторами, реселлерами, то есть купил коробочку, купил прибор, там диск с ПО, даже не подготовленный пользователь может установить терминал на двери, подключить его к замку и наслаждаться системой по опечатку пальца. Если речь идёт о каких-то средних офисах численностью, например, 300 человек, уже данные системы внедряют интеграторы. Большие проекты, как правило, замыкаются на нас как на вендоре, то есть крупному заказчику всегда интересно работать с вендором напрямую, потому что тогда требуется более глубокая интеграция в его ERP систему, в его бизнес процессы. Например, несмотря на то, что мы занимаемся биометрией, мы разработали специальные программные продукты, которые могут интегрироваться SAP, 1C, Axapta, Microsoft и так далее. Это ещё отдельный прикладной бизнес, как интегрировать биометрию глубоко в существующие системы. Приходится этим, к сожалению, заниматься, потому что интеграторы могут что-то установить, смонтировать, настроить или починить, а интегрировать софт в существующей софт у клиента - уже наша задача. Проекты есть как и крупные, так и средние, так и небольшие. Мы небольшие проекты даже не отлеживаем, у нас поступает заявка от крупного дилера, он берет сразу, например, 500 комплектов, и они разлетаются по всей России. Где они стоят, мы не знаем.



JSON.TV: Понятно. Можете сказать, сколько вообще продается вашего оборудования в России ежегодно примерно?



Александр Дремин: Больше 10000 устройств.



JSON.TV: Всего, и пальцы, и вены? Все вместе?



Александр Дремин: Да. 



JSON.TV: У вас на сайте написаны отрасли, на которые вы ориентируетесь, причём, спасибо большое, с конкретными примерами, можно посмотреть даже какие-то конкретные кейсы. Я себе тут выписала: силовые структуры, банковская сфера, транспорт, образование, здравоохранение. Давайте поговорим именно про отрасли, если речь идёт, а речь идёт, как я понимаю, преимущественно, про системы управления контролем доступа и управления рабочим временем, да? Где на биометрические системы, в каких отраслях вы всё-таки сейчас в настоящее время видите наибольший спрос? Кто эти компании, какие сферы, которые все это подхватывают, где это острее, может быть, так необходимо, где эта потребность больше, как вы это видите?



Александр Дремин: Наибольший интерес проявляют крупные ритейлеры, сети магазинов, где требуется внедрить биометрический учёт рабочего времени, то есть устанавливается терминал, не важно, по отпечатку пальца или по венам, люди, приходя на работу, отмечаются, уходя с работы, также отмечаются. Считается отработанное время, дальше по этому отработанному времени считается заработная плата. Так вот, общаясь с нашими клиентами, то есть это высокоокупаемые IT-проекты, они окупаются за 1-2 года.

 

JSON.TV: Это быстро.

 

Александр Дремин: Это очень хорошая окупаемость проекта. Дальше есть системы контроля доступа, то есть на предприятии, чтобы заменить карты, внедряется биометрия. Например, некоторые сегменты мы сами разрабатываем. Пример: внедрение в силовых структурах, структура ФСИН России. В 2009 году к нам обратились из исправительной колонии и говорят: вы сможете сделать систему типа электронной переклички? Мы в шеренгу заключенных выстраиваем, они голосом говорят, делают перекличку. Мы проверяем, кто на месте, и нет ли побега.

 

JSON.TV: Причем, не знаем, чей это голос из толпы, да?

 

Александр Дремин: Мы внедрили систему идентификации по отпечатку пальца, сейчас данные  системы очень широко распространены в исправительных учреждениях, и даже один раз мы предотвратили побег. Не мы конкретно, но наше оборудование. В исправительной колонии, по-моему, это было в Екатеринбурге, мы установили систему в комнату свиданий. К заключённому пришел его брат-близнец. В комнате стояла биометрическая система, и заключённый хотел уйти вместо своего брата. Он приложил палец, а система распознала, что это не он. Сразу же включился сигнал.



JSON.TV: Интересно, что они хотели, разделить срок, типа, давай по очереди будем?



Александр Дремин: Брат сказал, что мне, якобы, угрожали, то есть я остался, а брат-близнец хотел сбежать, который отбывал наказание.



JSON.TV: Интересно. А только на одном объекте есть?



Александр Дремин: Сейчас мы уже оснастили более 100 исправительных учреждений по отпечатку пальца, сейчас они рассматривают уже модернизацию, то есть уже пошли некоторые работы. Опять же, про разработку рынков: из РЖД тоже обратились к нам с задачей учёта рабочего времени проводников, сотрудников ЧОПа и билетных кассиров. Проблема была в том, что в электричках в субботу и в воскресенье больше всего людей, и билетные кассиры стараются захватить именно это время, когда больше всего пассажиропоток, потому что они получают процент с продажи каждого билета. А с понедельника по пятницу электрички пустые, и там никого нет. Соответственно, опять же, кто-то может договориться на конечной точке, чтобы его отметили, а на самом деле билетный кассир не поедет. И были даже криминальные случаи, когда, элементарно, в электричке не было сотрудников ЧОПа, их никто не проконтролировал, когда они пришли, ушли, и там случилось криминальное происшествие. Когда мы внедрили систему учёта рабочего времени, то есть, на узловых станциях мы установили биометрические считыватели, в некоторых электричках установили даже такие считыватели, которые подключались через 3G связь. Во-первых, выявились махинации, выявились даже мёртвые души, когда люди числились по 10 лет, их никто не видел, а кто-то за них получил зарплату. Выросла эффективность бизнеса. Мы даем инструмент, чтобы клиент мог контролировать сотрудников на удалённых точках.



JSON.TV: То есть важен не сам учёт, сам по себе...



Александр Дремин: Вот эти бизнесы трудно предусмотреть, то есть нужен первый проект, а дальше мы транслируем этот проект на других заказчиков. Мы пропилотировали систему на Свердловской пригородной компании, и спустя два года ещё внедрили в пяти пригородных компаниях по России.



JSON.TV: А есть ещё какие-то интересные кейсы, такие, необычные, может быть,?



Александр Дремин: Например, в РЖД есть проблема идентификации машинистов, то есть были случаи даже угонов электровозов с печальными последствиями серьезных аварий, если кто-то залезет в кабина машиниста, что-то нажмёт, электровоз поедет, то не дай Бог, могут быть человеческие жертвы. Тоже РЖД, IT-управление обратилось к нам с задачей внедрить систему идентификации для машинистов. Пока это пилотный проект, тестируется всё.



JSON.TV: То есть он сейчас как раз идёт, тестируется?

 

Александр Дремин: Да. Система биометрии в школах. Наверное, вы знаете, что сейчас активно внедряется технологии идентификации по рисунку вен ладони в школах…



JSON.TV: Нет, я не знаю, я знаю, что был такой проект, по крайней мере, Школьное окно, в котором СОНДА ТЕХНОЛОДЖИ участвовала. Это что-то другое, по рисунку вен?



Александр Дремин: По рисунку вен ладони преимущество в том, что, во-первых, вводится система оплаты питания, то есть ребёнок приходит в столовую, прикладывает ладошку, и денежные средства списываются со счета родителей. Не нужно ребёнку давать n-ую сумму денег, которую, естественно, он потратит не на комплексный обед, а на шоколадки.



JSON.TV: Сейчас такой проект пилотируется?



Александр Дремин: Да, этот проект называется "Ладошки".



JSON.TV: В Москве или это общероссийский проект?

 

Александр Дремин: Это пока пилотный проект, несколько школ оснащены, но перспективы есть. Недостаток, например, технологии по отпечатку пальца в том, что у детей очень тонкий папиллярный узор. 



JSON.TV: Он вообще определяется?



Александр Дремин: Да, определяется, но после восьми – десяти лет. Бывает, что и первоклашкам нужно выдавать карточку. Естественно, что старшеклассник всегда карточку может собой взять, а первоклашка потеряет эту карточку. По сути дела, ставят биометрию, но все равно биометрию дублируют. Сейчас серьезно рассматривается проект уже для переоснащения школ, если где-то были карточные или биометрические системы по отпечатку пальца, рассматривают переоснащение на биометрию по рисунку вен ладони. Но это все в процессе, сейчас идёт разработка очень активная, то сейчас IT-бизнес, биометрия – это очень живые проекты. 

 

JSON.TV: Биометрические системы, по вашим ощущениям, сейчас где больше востребованы, СКУД или учёт рабочего времени?



Александр Дремин: За последнее время у нас больше проектов по учёту рабочего времени. Это крупные торговые сети, у них есть конкретные цифры по окупаемости, то есть сначала запускается пилот.



JSON.TV: Вы имеете в виду, что это измеряемые вещи?



Александр Дремин: Да, это измеряемые вещи. Конкретно считаются опоздания, ранее уходы, но дело не в этом. Учёт рабочего времени по биометрии, прежде всего, служит для автоматизации заполнения табеля. Как по старинке: приходит человек в торговую сеть, в магазин, и кто-то его отмечает, ставит галочку. Можно, конечно, и договориться с ним, поставь, я сегодня не приду. Мне надо к зубному. А ещё же есть и заполняемость, вдруг человек забыл его отметить, то потом эти данные нужно обработать, их нужно перегрузить в , нужно посчитать ему зарплату. Это не только считаются опоздания, это автоматизация табеля учёта рабочего времени. Плюс, когда уже дополнительно к биометрии внедряются такие системы как ВФМ, это планирование персонала, уже бизнес становится более рентабельным. Мы все знаем, что в магазинах вечером, когда работает одна касса, мы все стоим и ждём в очереди, хотя, на самом деле, это все прогнозируется, можно просчитать. Есть факт, приход – уход сотрудников, можно просчитать часы пик, когда сколько людей вывести на работу. И нам приходится уже дальше туда вникать, мы не только занимаемся биометрией, а до нас доходит вся вот эта информация по автоматизации бизнес процессов.



JSON.TV: По вашему опыту, уж коли мы сказали, что это какие-то измеримые показатели, как это выражается в процентах? Что происходит? Крупный ритейлер внедрил систему биометрического учёта рабочего времени, что это дает в цифрах?



Александр Дремин: В среднем, от 4 до 8 % оптимизация фонда оплаты труда. Проект окупается за один – два года. Это реальные проекты. Сейчас, например, в крупном банке мы внедряем систему контроля доступа по венам ладони. Почему раньше биометрию этот банк не применял? Потому что пальцы не работали. Деньги имеют такую особенность, что они образуют пыль, и пыль специфичную, которая забивает папиллярные узоры пальцев, и кассиры, которые постоянно работают деньгами, у них пальцы стёрты. Когда заказчик рассматривает систему контроля доступа в хранилище или в кассу, начинаются проблемы, кассиры не могут зайти в хранилище. Мы сейчас пропилотировали в крупном банке на четырёх хранилищах систему доступа по венам ладони, получили 100% считывание, и клиент уже рассматривает оснащение 400 филиалов только по одному региону, а дальше этот банк планирует переоснастить все кассовые узлы и хранилища. Это очень большой проект. Биометрия входит в ту фазу, когда раньше не работала, а сейчас - Эврика! - работает, и проблем никаких нет, то есть не надо выдавать карты, не нужно внедрять такой бизнес процесс, когда человек приходит на работу и не может отметиться. Что с ним делать? Ему надо обращаться к старшим, зафиксируй меня, он должен вручную вести этот табель, или выдать ему карточку. Зачем тогда ставили биометрию? Как обычно, возвращаемся к карточной системе. Новые технологии уже позволяют полностью автоматизировать бизнес процессы, и проблем с нечитаемостью в биометрии становится все меньше и меньше. Вообще, тенденции идут к бесконтактным методам идентификации. Сейчас мы работаем очень активно на зарубежном рынке. Мы, российская компания, открыли представительство в Германии.



JSON.TV: Давно, когда?



Александр Дремин: В 2012-м году. Конечно, сейчас это стартап. Наш офис находится в городе Касели, это недалеко от Дюссельдорфа. Мы участвуем во всех крупных мировых выставках. В Великобритании, в Лондоне уже два раза участвовали на выставке IFSEC



JSON.TV: А случаи есть интеграции в Европе?



Александр Дремин: Да, уже пошли первые проекты. Мы начали интегрировать наши системы с существующими системами контроля доступа очень известными на зарубежном рынке. Мы оснастили несколько крупных английских банков уже системой доступа к депозитным ячейкам по венам ладони. Это, опять же, один из интересных проектов. Мы, как российский вендор, у нас есть, что показать зарубежному рынку. Конечно, мы выступаем от имени немецкой компании, то есть мы кому-то говорим, что разработчики в России находятся, кому-то не говорим. Все по-разному воспринимают. Конечно, из-за определённых сложностей между странами, санкции и так далее… Этот рынок тоже очень сложный, чтобы зайти с биометрией, нужно очень высокое доверие к компании. Мы отдаем наши продукты на тестирования в крупные лаборатории, которые только занимаются системами безопасности. Они смотрят, как вскрывается система, какие есть уязвимости. Мы прошли полный комплекс сертификации по CE, это требования по безопасности для оборудования в Европе. Получается, что мы ведём одну разработку для Европы, для США, а другую разработку мы ведём для России. Проблема в том, что это даже разная элементная база. То, что поставляется в Россию, электронные компоненты, например, по требованию CE, их здесь не купить. Они не пользуются спросом, поставщики их не завозят. Опять же, то, что используются в Европе, у нас все собирается на контрактном производстве. Из России мы ничего не экспортируем. У нас есть схема, есть инструкция по сборке, все собирается в Германии. 



JSON.TV: То есть какой-то партнёр у вас есть?



Александр Дремин: Да, то есть наш филиал, по сути дела, немецкое представительство, занимается полностью всем циклом производства. Мы реально пишем на нашей продукции Made in Germany, потому что все произведено в Германии



JSON.TV: Могу я так сказать, что это уже другое оборудование?



Александр Дремин: Да, это другое оборудование. Конечно, мы сталкиваемся с очень высокими требованиями к нашему оборудованию, то есть программному обеспечению.



JSON.TV: Они выше, чем в России?



Александр Дремин: Да, они выше.



JSON.TV: Ну там конкуренция выше?



Александр Дремин: Конкуренция высокая, но рынок биометрии очень динамично развивается, и у нас есть, что предложить зарубежному рынку, потому что мы привыкли в России очень гибко подходить к бизнесу. У нас, чтобы что-то внедрить, что-то продать, нужно очень быстро сделать какую-то доработку, очень гибко ориентироваться на требования заказчика. Это нам помогает при освоении зарубежного рынка. Когда, например, нам заказчик из крупного аэропорта в Германии говорит, что нужно сделать то-то и то-то, мы уже через две недели готовы.



JSON.TV: То есть никто из конкурентов так быстро не в состоянии отреагировать?



Александр Дремин: Да, они просто не успевают. Опять же, есть конкуренты немецкие компании, компании из Швейцарии, из Франции, но у них все очень медленно, и мы за счет этого, за счет кастомизации все больше и больше делаем внедрений.



JSON.TV: Очень интересен ваш опыт за рубежом. В плане глобальной экспансии, какие регионы для вас, в которых вас, может быть, ещё нет, но какие из них вам представляется более перспективными и почему? И какие, наоборот, кстати, менее перспективными и тоже почему?



Александр Дремин: Один из интересных рынков – это рынок Ближнего востока. Мы даже поучаствовали на выставке в Дубае. Там сложный рынок в плане продвижения, потому что все хотят подешевле, им надо протестировать. Мы оснастили несколько крупных проектов нашей системой, но чтобы внедрить биометрию нашего производства, нужно пройти ещё дополнительные проверки временем у крупных интеграторов. Интересен рынок США, то есть он очень ёмкий, очень гибкий. Опять же, есть проблемы, нужно организовать там представительство, потому что это большое смещение по времени. Чтобы и техподдержка работала уже часовому поясу в США. Там нужно организовать офис. У нас есть несколько партнёров из Австралии, из США, даже из Африки. Мы продавали даже в Африку, но чтобы хорошо развить этот бизнес, нужно заинтересовать либо интегратора местного, или открыть свой филиал.



JSON.TV: Сложно заинтересовать местного интегратора?



Александр Дремин: Все решается только размером скидки. На первом этапе нужно давать очень большую скидку в интегратора, чтобы он купил все свои расходы. Это проблема. Потом начинаются вопросы, а вообще рентабельно ли нам продавать в какие-то страны, может быть нам проще сконцентрироваться на рынке Великобритании, Германии, и только там работать. Например, чтобы продавать в США, мы даже не можем проконсультировать клиента, потому что у нас очень большой разрыв по времени. Он напишет письмо, а мы можем ответить ему только часов через восемь.



JSON.TV: Тем более, вы же в Екатеринбурге ещё.



Александр Дремин: А если ещё техподдержка в Германии не справляется, то письмо пересылается разработчикам в Екатеринбург. Там вообще 12 часов разница.



JSON.TV: Я поняла.



Александр Дремин: Некоторые открывают представительство в Сингапуре, который дальше территориально. Поскольку у нас представительство в Германии, мы активно работаем в Германии, Великобритании, Швейцарии. Даже мы оснастили несколько казино в Швейцарии системами по венам ладони. Для клиентов казино, то есть если кто-то попадает в чёрный список, дальше он уже не может пройти в закрытое казино. Вот такой интересный проект был.



JSON.TV: Помимо высоких требований к продуктам, может быть, вы ещё можете назвать какие-то кардинальные различия российского заказчика и зарубежного?



Александр Дремин: Должна быть качественная локализация ПО. Мы даже специально заказывали переводчиков из США, которые бы вычитывали все тексты, документацию, все тексты в программе, тексты, которые выводятся на экран устройства. При этом мы сделали открытую платформу. Сейчас, чтобы перевести на любой другой язык, например, в настоящее время мы переводим на словацкий и чешский, интеграторы сами этим занимаются. Мы им даем исходный файл английский, они заполняют на своем языке. Смешная ситуация была, когда мы пытались перейти на арабский, и там же нужно разворачивать интерфейс, сделать качественный перевод. Но мы поняли, что лучше этим не заниматься, потому что тут на родном языке это может как-то странно звучать, какая-то фраза или слово. Основные языки, которые у нас сейчас поддерживаются - это английский, немецкий, итальянский. Территорию будем расширять, потому что, работая в каком-то регионе, интеграторы хотят предлагать софт на своем языке. Есть такая тенденция, но английский, конечно, основной. Первое, я уже сказал - локализация. Второе – это возможность интеграции с существующими системами доступа. Мы предоставляем открытые библиотеки, чтобы интеграторы могли взять наше устройство и интегрировать это устройство уже в свой готовы софт. Никто не хочет ставить сторонний софт, а интеграторы, если они уже что-то разработали за 10 лет и больше, им гораздо проще продавать свой проверенный программный продукт, интегрировать туда различные устройства. Дальше это, конечно, поддержание склада. Это, опять же, инвестиции. Сегодня есть заказы, завтра нет. Нужно выдерживать очень хорошее качество электроники, пластика, дизайна, даже интерфейса в программе, как все отрисовано. Для российского рынка иногда это не имеет значения, а когда видят, что где-то что-то не прорисовано, где-то кусок экрана, то сразу недоверие… Активно сейчас заказчики рассматривает веб-сервер, то есть простое приложение, то есть прямо через InternetExplorer или любой другой браузер напрямую подключается в устройство и получает то? что ему нужно. Получают статистику по проходам, можно кого-то зарегистрировать, кого-то удалить, то есть даже софт вообще не нужен. Идёт такая некая глобализация через Интернет.



JSON.TV: Опять же, изучая зарубежный рынок, я просто очень много читаю экспертных мнений, и один из трендов, о котором говорят на глобальном биометрическом рынке, это то, что постепенно все перейдёт в облачные технологии. Что-то идет от хранения данных на серверах, и все идёт к облачным технологиям. Понятно, что есть определённые оппоненты касательно этих трендов. Что вы думаете на этот счёт?



Александр Дремин: В России, мне кажется, точно не перейдёт, потому что хранить в облаке персональные биометрические данные сейчас даже запрещено законодательством. Опять же, вопрос безопасности. Если требуется обеспечить учёт рабочего времени, наверное, не очень страшно, если отметки будут пересылаться через Интернет. А если речь идёт о безопасности в хранилище или ограничении доступа к серверным или каким-то другим особым объектам, то пересылать данные через Интернет просто опасно. Защищает изнутри устройство что? Простой логин и пароль, который можно перехватить. Конечно, внедряется система шифрования, с открытыми, закрытыми ключами, но заказчику всегда, наверное, спокойнее, что биометрические данные у него находятся где-то на сервере, хотя облачные технологии очень активно развиваются. Например, учёт рабочего времени, то есть поставили обычную систему, поставили терминал, он подключён, например, через 3Gмодем. Люди отмечаются, и клиенту предлагается уже сервис. Клиенту не нужно платить за терминал, за программу, tму предлагается как абонентская плата. Это сейчас в тренде. Клиенту не нужно ничего инсталлировать. То есть к нему приехали, установили устройство, вставили сим-карту и дали клиенту доступ в Интернет. Он смотрит, как у него кто проходит.



JSON.TV: Это все дешевле получается?



Александр Дремин: Это все дешевле, да. Это более длинные деньги, скажем так, потому что важно ведь не только сделать единоразовую продажу клиенту, а важно ещё в дальнейшем получать какой-то сервис. Если сделал хорошо систему, продал ПО, продал терминал, все работает, но деньги не за что получать. Здесь постоянно ежедневная плата за обслуживание. Если набрать целый пул таких клиентов, то можно развиваться и расширяться и вкладывать деньги в новые технологии.



JSON.TV: Понятно. Две цифры у меня тут сейчас заинтересовали, пока я сижу. Опять же, это ваше какое-то экспертное мнение. Если взять весь российский рынок СКУД, какой там уровень проникновения биометрии?

 

Александр Дремин: Наверное, боюсь, конечно, так смело судить, но процентов 10-15 от всех карточных систем. Очень много вендров, очень много крупных компаний сейчас выпускают карточные системы, и, кстати, многие из них являются нашими партнёрами. Наравне с карточными системами они предлагают ещё наше оборудование, которое уже интегрировано с их системами.



JSON.TV: Такой постепенный переход, да?



Александр Дремин: Да, идёт такой постепенный переход, мы даже вместе участвуем на семинарах, мы общаемся, продвигаем клиентам наши технологии. Если клиенту нужно, то на несколько дверей он ставит биометрию, а эта биометрия уже интегрирована глубоко в существующей системой контроля доступа.



JSON.TV: Я поняла. Ещё такая цифра, если можете, опять же, если взять ваши продажи и в России, и за рубежом, то доля зарубежного бизнеса сейчас большая или нет?



Александр Дремин: У нас зарубежный бизнес сейчас больше идёт как стартап.



JSON.TV: То есть вы сейчас только начинаете?



Александр Дремин: Да, большие вложения идут в расширение партнёрской сети, очень дорогие зарубежные выставки в Великобритании, в Германии, то есть это большие солидные стенды, то есть вложения очень большие. Идут пилоты. Говорить о прибыльности нашего немецкого офиса пока рано.



JSON.TV: Но я в вас верю, Александр!



Александр Дремин: На сегодняшний день там около 50 пилотных проектов в крупных компаниях: несколько аэропортов, несколько крупных банков. На прошлой неделе, например, мы встречались с Великобританией по проекту оснащения 700 отделений крупного ипотечного английского банка, то есть они рассматривают наши решения.



JSON.TV: Это серьезный пилотные проекты! Осталось подождать два – три года…



Александр Дремин: Надеюсь, меньше, потому что конкретно по данному банку тендер будет в январе.



JSON.TV: 2017-м?



Александр Дремин: Да.



JSON.TV: То есть они уже примут решение?



Александр Дремин: Активный старт состоится в 2017-2018 году. 



JSON.TV: Я вам позвоню обязательно, спрошу, как у вас прошли дела. У меня закончились, пока закончились вопросы. Большое вам спасибо, что вы к нам приехали, честно говоря, это сегодня завершающее интервью во всём нашем цикле, который мы здесь задумали. Мне было очень приятно с вами общаться, потому что вы вселили в меня огромный оптимизм и, кажется, такая узкая тема биометрия, но, слушая вас, создаются ощущение, что впереди большие перспективы.



Александр Дремин: Спасибо, Наталья. На самом деле, рынок биометрии очень сильно развивается. Сейчас, например, у нас проект в крупном коммерческом банке, самом крупном в России, и банк уже рассматривает технологию по венам ладони, по радужной оболочке глаза, по голосу, уже хотят полностью уйти от пластиковых карт. У них есть такие задачи, а я думаю, что мы -российские вендоры, совместно с другими производителями сможем сделать все в лучшем виде.



JSON.TV: Мне кажется, когда такие крупные компании проявляют интерес к биометрическим технологиям, значит, впереди у нас большое будущее.



Александр Дремин: Самое интересно, что на квалификационном отборе этот банк заявил требования, то есть попадают в следующий этап конкурса только те компании, которые выполнили три и более проектов, где было отсканировано больше 10000 человек. 



JSON.TV: Это большие требования?



Александр Дремин: Это серьезные требования, и здесь молодые компании не смогут пройти. У нас за 10 лет таких проектов больше десятка. Поэтому здесь, конечно, то, что сначала у нас был стартап, сейчас это уже серьезный отдельный бизнес, и наши компетенции и опыт позволят нашим клиентам реализовать все поставленные цели в области биометрии. 



JSON.TV: Хорошо. Надеюсь, что в Германии стартап также перерастет в успешный бизнес. У нас гостях был Дремин Александр, генеральный директор компании ProSoftBiometrics.