×

4 Декабря 2017 18:12
180
0

Слушайте подкаст программы:

 

Обращаясь к отчету, хотел бы обратить ваше внимание на несколько важных моментов, связанных с трансформацией. Были представлены несколько разделов, которые являются, условно, одинаково перспективными для инвестиций. На самом деле, они не все одинаково перспективны. Очевидно из того, что происходит: классическая системная интеграция и дистрибуция в том виде, в котором они существовали последние 15-20 лет, просто прекращают свое существование, это вопрос 5-7 лет«Рексофт» входит в группу компаний «Техносерв», ведущий игрок на рынке, и я не понаслышке вижу, какие усилия прилагаются сейчас всеми компаниями группы для того, чтобы понять, каково их «место под солнцем» дальше: всё крайне непросто. Поэтому модный перенос парадигмы интеграции в структуру IaaS/PaaS, то есть Infrastructure-as-a-Service/Platform-as-a-Service, несет в себе очень серьезный риск, который я хотел бы отметить.

 

Дело в том, что помимо вот этой реструктуризации цифровизации, происходит автоматически, благодаря ей, также и глобализация. Соответственно, все инвестиции, связанные с инфраструктурой, с тем же IaaS, — это на сегодняшний день, на мой взгляд, очень высокорисковая штука. По одной простой причине: рынок инфраструктурных услуг будет глобализирован. Он на сегодняшний день выглядит следующим образом: 40% с лишним держит Amazon Web Services, это одна компания, которая, так сказать, спин-офф от известного Amazon. Фактически — эксплуатация инфраструктуры в интересах третьих лиц. Дальше с чудовищным отрывом идет Microsoft Azure, в который вбито колоссальное количество денег, но он не успевает догонять. И потом — микроскопический процент Google и далее хвост из еще более «мелких» игроков с примерно 20%. Они работают — глобально. Что это означает? Это означает, что если не будут создаваться специальные барьеры для входа этих компаний на рынок... Ну, сейчас такая ситуация два года, что AWS хотел-хотел, да так и не вышел... Но это рано или поздно закончится, они сюда придут. И ни один из наших игроков, кроме игроков, обеспечивающих специальные сферы деятельности... понимаем, да, о чем речь идет? Они — я не знаю, как они смогут выдержать эту конкуренцию. Поэтому я лично не в IaaS, то есть в инфраструктурный прорыв какой-то российской компании за рубеж, с учетом нашего рынка, ни даже в платформенный — не верю.

 

22 ноября в Москве прошла совместная конференция Московской Биржи (РИИ), НП РУССОФТ, J’son & Partners Consulting

«Инвестиционный потенциал российского ИТ-рынка»

 

Выступление Александра Егорова, Генерального директора Рексофт (ГК Техносерв)

 

Презентация аналитического отчета «Потенциал роста российского ИТ-бизнеса: трансформация сектора корпоративного ПО», подготовленного J’son & Partners Consulting.

 

И это дает вам очень хорошую возможность. Это вообще хорошая новость. То есть все деньги нужно сконцентрировать на SaaS, то есть на следующем уровне предоставления услуги, на софтвере, который предоставляется в виде услуги по подписке — как говорил представитель «СКБ Контур». И — экосистеме вокруг этого. Это что такое: это сам сервис, это компании вокруг этого сервиса, которые умеют с этим работать и компании, которые умеют производить программное обеспечение в облачной парадигме. Здесь у российских компаний действительно есть очень неплохие заделы.

 

Мы говорили сегодня о том, что этот рынок практически неизвестен инвесторам. И я вам хочу сказать, что и компании не очень интересуются нашим рынком и нашими инвесторами. Потому что те, кто сумел сделать нормальный продукт, целясь на глобальный рынок, сегодня занимаются совершенно другими вещами в других местах. Многие ли из вас... Ну, наверное, как раз из таких расхожих примеров: танчики знаете, может быть, играли — World of TanksWargaming.net — компания, конечно, не российская, а белорусская исходно — в общем, из постсоветского пространства. Чтобы было понятно: оборот у нее, там, 600 с лишним миллионов USD был в прошлом году. А маржа, то есть EBITDA превышает 50%. Много ли вы знаете бизнесов, кроме продажи наркотиков, которые демонстрируют такие цифры?

 

Более приземленный пример: Marketplace, тоже, так сказать, облачная технология сведения продавцов и покупателей. Там, какая-нибудь компания emex.ru, о которой никто наверняка не слышал, потому что вы не ремонтируете сами свои машины, — оборот более 300 млн долларов, маржу не буду называть, но она тоже впечатляет. То есть этим людям уже деньги не нужны, они выкупают тех инвесторов, которые зашли на стадии seed и первых стадий, в основном как частные деньги, — и уже там занимаются по своей схеме.

 

Поэтому, возвращаясь к теме, куда же направить внимание инвесторов — и, может быть, обратная связь для Биржи... Безусловно, сектор софтверный. Наверное, есть хорошие истории в аппаратной части, но им будет очень тяжело. Им будет очень тяжело — и не знаю, они там будут прорываться. Это, конечно же, вещи облачные. И, конечно же, обязательно ориентированные изначально на глобальный рынок. Потому что никаких локальных историй, достойных, больших вливаний и бирж, к большому сожалению, в Российской Федерации, которая, действительно, представляет собой от 1 до 2% мирового рынка, не будет. Безусловно, будут интересные кейсы продуктов, которые предназначены для каких-то специфических российских нужд и для нужд, там, в контуре Минобороны, силовиков и т. д. Это ни в коем случае не отрицает того, что тут могут быть сделаны совершенно фантастические вещи. Но с точки зрения потенциала роста, в объеме — наверное, все-таки нужно смотреть на те компании, которые я попытался очертить.

 

Это, наверное, в основном, всё, что я хотел сказать. Как комментарий. Приводился как дополнительный аргумент того, что экосистему нужно развивать. Фактор наличия рынка выходов, который сегодня отсутствует... Тагир говорил о том, что всё хорошо, экосистему развития предприятий, стартапов вроде бы создали, более-менее на рынке есть. Непонятно, что с этими компаниями делать. Потому что до глобального рынка они не дотягиваются, а на локальном их никто покупать не хочет. Безусловно, создание этого облака капитализированных компаний приведет к тому, что и рынок стартапов совершенно по-другому зашевелится и будет работать — тут нет никаких сомнений.

 

Но есть и второй фактор, о котором Тагир вскользь сказал, но не четко. Как в его организации, так и в нашей организации — собственно, сама организация является инструментом порождения спин-офф, технологических компаний, которые во всем развитом мире сегодня развиваются в концепции так называемых открытых инноваций. То есть никто внутри холдинга или группы никаких инноваций давно не делает. Потому что понятно, что они там не «живут» — по целому ряду причин, о которых мы сейчас не будем говорить. Создана внешняя среда... где либо люди с рынка берутся с хорошей идеей, либо куда из корпорации вываливается спин-офф с хорошей идеей. Дальше это по совершенно своему отдельному сценарию, который у нас в стране уже выстроен, развивается до определенной стадии.

 

Что дальше должно произойти? Покупка. Вот Cicso покупает порядка 200 компаний в год. Amazon и Google покупают по компании в день, условно. То есть весь их R&D, всё их развитие идет за счет поглощения отработанных бизнес-идей. Создание соответствующих компаний могло помочь как образованию вот этого стартап-стимула, так и замыканию цикла их покупки — соответственно, возвращению добавочной стоимости в антрепренерский рынок и помощи этим антрепренерам в части принятия решения о дальнейших шагах в этом направлении. На сегодняшний день — если вы посмотрите вот так просто на масс-медиа: а кого мы, собственно, знаем из российских антрепренеров айтишных, кто был на слуху? Вот так, если разобраться, за 20 лет? Вот, Наталья сидит, которая, так сказать, живая легенда, и низкий поклон. Но... Мы, по-моему, в 2001 году познакомились на конференции в Питере. А кто еще с 2000 года появился вот так на рынке? Ну, там, «ВКонтакте» появился. Кто?

 

(Реплика из зала): ABBYY есть, Parallels

 

Александр Егоров: Вот они и есть. Пальцев двух рук хватает, чтобы перечислить. Это серьезная проблема, и она, я уверен, может быть решена за счет усиления этого цикла создания локального рынка выходов, который на сегодняшний день отсутствует. Прорваться на международный рынок выходов — это большая удача. Честь и хвала тем, у кого это получилось, но это единицы, или доли процента от тех компаний, которые есть.

 

Конечно, это не единственный аргумент и не единственная причина. И, конечно же, нашим компаниям в плане зрелости предстоит пройти еще огромный путь, связанный с тем, что, конечно же, не только денег не хватает для того, чтобы выходить на международный рынок. Не хватает и понимания того, как это делать, и, действительно, капиталоемкости. Вот была красивая кривая с 2002 по 2008 год: тогда — я лично знаю порядка семи компаний, которые занимаются заказной разработкой, которые в этот момент действительно открывали западные офисы — включая «Рексофт». Практически все провалились с этим открытием. Были потрачены миллионы долларов на людей, на агрегацию взаимодействия с московской, российской штаб-квартирой. Разъезды, построение корпоративной культуры, бла-бла... Провалилось. Почему? Все дураки? Нет. Просто это очень сложное дело. Это требует большое количество подготовленных кадров, требует понимания того, как это делать... Это требует денег.

 

Сейчас такой момент, что, по сути, я вижу предпосылки для второго цикла такого выхода с несколько другим уровнем услуг. Сегодня мы не конкурируем по цене на международном рынке. Она у нас нормальная, но дело не в цене. Сегодня российские компании, даже которые работают в условиях контрактного режима, заказной разработки, уже конкурируют за счет компетенций. Компетенции требуют общения с клиентом, общение с клиентом требует нахождения на месте, рядом с клиентом. Соответственно, неизбежно выстраивание сети международных офисов продаж и поддержки клиентов. А это деньги и знания. Таким образом, без дополнительного финансирования, конечно, крайне сложно будет всё это делать. И я надеюсь, что те инициативы, которые сейчас проходят, в самые кратчайшие сроки — там, 3, 4, 5 лет — приведут к прорыву в этой области. Потому что потенциал есть.


Совместная конференция Московской Биржи (РИИ), НП РУССОФТ и J’son & Partners Consulting «Инвестиционный потенциал российского ИТ-рынка» состоялась 22 ноября в Москве.

 

Также с презентациями и докладами выступили:

 

- Александр Афанасьев, Председатель Правления ПАО Московская Биржа

- Геннадий Марголит, Исполнительный директор по Рынку инноваций и инвестиций (РИИ), ПАО Московская Биржа.

- Александр Герасимов, Руководитель департамента ИТ и облачных сервисов J'son & Partners Consulting

- Тагир Яппаров, Председатель Правления НП РУССОФТ, Член правления отраслевой ассоциации АПКИТ, сопредседатель рабочей группы по формированию рынка ценных бумаг ИТ-компаний РИИ Московской биржа

- Николай Судариков, Руководитель направления по связям с инвесторами Softline

- Алексей Ананьин, Президент группы Борлас

- Дмитрий Мраморов, Генеральный директор «СКБ Контур»

- Павел Адылин, Исполнительный директор Artezio (ГК ЛАНИТ)

- Наталья Касперская, Председатель Правления АРПП «Отечественный софт», Генеральный директор ГК InfoWatch

- Федор Гриценко, Директор по комплексным проектам Сервионика (ГК АйТеко).

Федор Гриценко, «Сервионика». Инвестиционный потенциал российского ИТ-рынка: Мы стремимся построить облачную платформу-marketplace для наших и партнерских продуктов
Наталья Касперская, InfoWatch. Инвестиционный потенциал российского ИТ-рынка: За рубежом нас ждут, все устали от засилья американских ИТ
Павел Адылин, Artezio. Инвестиционный потенциал российского ИТ-рынка: Одно из перспективных направлений развития для сервисной компании я вижу технологический консалтинг
Дмитрий Мраморов, «СКБ Контур». Инвестиционный потенциал российского ИТ-рынка: Мы потихоньку готовимся к выходу на публичный рынок
Алексей Ананьин, группа Борлас. Инвестиционный потенциал российского ИТ-рынка: Инвестиции нам нужны для трансформации в провайдера облачных сервисов
Николай Судариков, Softline. Инвестиционный потенциал российского ИТ-рынка: Для себя мы видим проблему №1 — это доступ к «длинным» деньгам
Тагир Яппаров, НП РУССОФТ. Инвестиционный потенциал российского ИТ-рынка: Для успеха нужен выход на IPO не одной, не двух, не трех - а десятков компаний
Александр Герасимов, J'son & Partners Consulting. Инвестиционный потенциал российского ИТ-рынка: Отдельные компании уже сейчас готовы к выходу на IPO, но наибольшая часть будет готова через 3-5 лет