×

1 Декабря 2014 11:31
2569
0

Одной из крупных недавних сделок Maxfield Capital стала инвестиция в британскую компанию Patients Know Best (PKB). Ее размер составил $1,7 млн. PKB создал облачный сервис для работы с медицинскими данными пациентов. Чтобы объяснить, почему инвесторы обратили внимание на данный стартап, Александр рассказал о системе здравоохранения Великобритании. В Англии, как и любой другой развитой стране расходы на здравоохранение составляют примерно четвертую часть ВВП. Таким образом, для предпринимателей существуют широкие возможности проявить себя именно в этой сфере.

В результате британцы получат доступ к записям историй болезни, которые находятся в разных клиниках. Теперь при обращении к новому специалисту пациенту больше не придется заново сдавать анализы. Отвечая на вопрос, чего не хватает отечественным стартапам, Александр сообщил, что предпринимательство в нашей стране находится на этапе становления. “Наши предприниматели не обладают ключевыми знаниями в этой области, нам приходится уделять много времени, объясняя, как мы структурируем инвестиции, что будет с командой, продуктом”, - посетовал венчурный капиталист.

Александр подробно рассказал о том, каким ключевым требованиям должен удовлетворять стартап, чтобы инвесторы, в частности, Maxfield Capital были готовы его рассмотреть на предмет финансирования. В завершении интервью Александр рекомендовал книгу Джона Маллинс (John Mullins) The New Business Road Test. Она оказала на него большое влияние во время обучения в London Business School. В книге рассказывается о том, что должен сделать любой предприниматель до того, как начать писать бизнес-план.

 

Полный текст расшифровки интервью:

Json.TV: “Showmethemoney” («покажи мне, где деньги»). Эта крылатая фраза в среде интернет-предпринимателей приобрела особое значение. Почему-то так сложилось, что во время так называемой питч-сессии, когда люди презентуют свои стартапы, считается главным показать для людей, сидящих в первом ряду (для инвесторов), где деньги. Так ли это на самом деле. Давайте разберемся.

У нас в гостях венчурный капиталист, партнер фонда Maxfield Capital Александр Лазарев. Александр, здравствуйте! 

 

Александр Лазарев: Добрый день. Спасибо, что пригласили.

 

Json.TV: Александр, на тему взаимодействия инвесторов и стартаперов поговорим чуть позже. Давайте вначале познакомимся, узнаем о вашем фонде. Итак, Maxfield Capital. Расскажите, что это за фонд.

 

Александр Лазарев: Maxfield Capital Fond довольно молодой. Мы полноценно запустились в прошлом году, в 2013-м. Активно инвестировали все это время. За более чем 16 месяцев мы проинвестировали порядка 18 сделок (на сегодняшний день в нашем портфеле) и планируем до конца года закрыть еще несколько сделок. В основном это сделки так называемых ранних стадий. Больше «посевных» стадий, меньше – стадий так называемой серии А.

По географии мы инвестируем широко. Мы смотрим европейский, американский и российский рынок. Безусловно, в приоритете российский рынок. Тем не менее, количество потенциальных российских сделок не так велико.

Фонд был основан тремя партнерами. Мною, моим партнером Александром Туркотом. Александр – известный человек в нашем бизнесе. Он возглавлял IT-кластер фонда «Сколково». До этого был главой социальной сети MySpace в России и партнером этой компании. Также работал в различных структурах компании IBM.

Второй партнер – это Олег Кужиков. Олег давно в индустрии. Когда-то работал в Intel Capital в Соединенных Штатах. После этого также был в венчурном бизнесе – к компании «Тройка Венчур». Консультировал ряд российских бизнес-структур, занимался размещением публичных акций. Он давно в нашей команде.

Команда у нас небольшая. Тем не менее, мы активно инвестируем, активно смотрим различные проекты.

 

Json.TV: Что послужило поводом к созданию? Насколько я понял, у всех участников большой опыт в этом секторе.

 

Александр Лазарев: Собственно, приложение опыта в этом секторе и послужило поводом к созданию. Александр в 2012-м году покинул пост руководителя IT-кластера «Сколково». Следующим логичным шагом была именно коммерциализация тех знаний и опыта, что накопились к тому времени. В тот момент и родилась идея создания нового фонда.

 

Json.TV: Есть ли какие-то приоритетные направления, к которым у вас особая любовь.

 

Александр Лазарев: Безусловно. Смотрите, мы не пытаемся идти, в точности копируя шаги наших коллег по российскому цеху. Мы глобально смотрим на технологичные и технологические истории. В меньшей степени мы смотрим на капиталоемкие истории: электронная коммерция, игры, а также те, где преобладает B2C составляющая (ритейл). Мы больше заинтересованы в технологичных проектах, где существует возможность создать технологию, которая  может конструктивным образом повлиять на развитие рынка, где применяется.

Вот по таким вертикалям мы и идем. Мне проще сказать, куда мы не инвестируем, чем куда инвестируем. Это игры, электронная коммерция и все, что требует существенных инвестиций в офлайн составляющую. Если посмотреть наши проекты, куда мы инвестировали, это bigdata, технология обработки данных, мобильные приложения и решения, так называемые SaaS (software as a service или platform as a service), health и финтек.

Один из проектов, который мы можем обсудить – проект Fingooroo, платформа для одалживания денег от одних физических лиц другим физическим лицам…

 

Json.TV: Это отечественная компания?

 

Александр Лазарев: Да, это российская компания

 

Json.TV: Мы с вами пишем программу в тот момент, когда в СМИ появилась информация, которую я воспроизведу и попрошу вас прокомментировать. Буквально на днях прочитал в «Ведомостях», что фонд Maxfield Capital инвестировал 1,07 миллиона долларов в британский стартап Patients Know Best.

Я догадываюсь, что за этим стоит огромная работа – солидные суммы, да еще и иностранный стартап. Что предлагает стартап Patients Know Best?

 

Александр Лазарев: Да, было такое.Здесь надо сделать шаг назад и узнать, как же развивается система здравоохранения в Великобритании. В Великобритании система здравоохранения устроена так, что существует NHS, аналог нашего Министерства здравоохранения, который посредством сбора страховых взносов осуществляет финансирование всей медицинской системы. Она делится на крупные так называемые commissions, в рамках которых функционируют большие государственные госпитали, и спускается вниз до обычных терапевтов. Так называемых GP.

Несколько лет назад в Великобритании была предпринята попытка перестроить или реформировать структуру IT-управления всем этим огромным хозяйством. Было потрачено несколько миллиардов фунтов. Результат этой  реформы был признан неудачным. Государство не смогло эффективно осуществить реформу и перевод всей системы здравоохранения в электронный вид. Снижение затрат, снижение так называемых лишних действий со стороны пациентов, со стороны клиник и так далее.

 

Json.TV: Это типа записаться к врачу?

 

Александр Лазарев: Совершенно верно. Записаться к врачу, дублирование медицинских записей. Новым подходом в решении этой проблемы стало использование частных компаний – их привлечение для решения этой проблемы.

Этот подход оказался успешным. Ряд частных компаний решает отдельные проблемы в рамках реформы электронного IT- департамента министерства здравоохранения. Одна из задач, которая существует в министерстве здравоохранения – это перевод всех медицинских записей в электронный вид.

Таким образом существует уход от бумажного оформления, от потери записей, от неразборчивого почерка врача. В одной только системе записей о рождении новых граждан Великобритании на оформление одного ребенка затрачивается порядка 150 фунтов британских стерлингов. Это накапливается в огромную сумму, если пересчитать на количество рожденных детей.

В каждом госпитале существует своя система electronic health records (электронных медицинских записей), которая никаким образом не коммуницирует с такой же системой в другом госпитале, в NHS и уж тем более у других терапевтов. Существуют разрозненные системы медицинских записей, которые никак не агрегированы. В рамках одного и того же госпиталя разные департаменты могут иметь разный софт и не видеть данные одного и того же пациента.

PKB – это одна из тех компаний, которые попытались решить эту проблему. Она дает возможность госпиталям через пациента делить эту информацию и давать возможность другим участника медицинского сообщества эту информацию получать и видеть. В этом случае единственным легальным способом передачи информации является сам пациент. Это тот единственный случай, когда без каких-либо ограничений пациент может владеть информацией о самом себе.

Система в целом экономит NHSогромные средства: коммуникацию между пациентами и врачами можно сократить как по времени, так и по стоимости. Компания продвигает уникальный продукт, который позволяет вам или любому другому пациенту иметь и хранить о себе информацию с рождения до сегодняшнего дня. Например, знать, какие прививки были сделаны в момент рождения. Мы с вами, к сожалению, такую информацию получить не можем.

 

Json.TV: Ну, она где-то есть.

 

Александр Лазарев: Я даже сомневаюсь, что она есть! Может быть, в каких-то архивах она есть, но практически…

 

Json.TV: Здесь проблема в том, что я пришел в одну поликлинику, где на меня завели карту, если нашими словами рассказывать, в другую тоже какая-то информация поступила, и каждый раз надо новые анализы.

 

Александр Лазарев: Совершенно верно. Вы сделали анализы в одном месте, вы сделали рентген в другом месте, вам сделали прививки в третьем месте. Эта информация всегда разрозненная и никогда нигде не дублируется.

PatientsKnowBest или PKB, как мы его называем, позволяет решить эту проблему. Для нас эта проблема не такая актуальная до момента, пока мы чувствуем себя здоровыми, но эта проблема становится очень актуальной для хронически больных людей. Например, диабетики. Им важно, если они консультируются у нескольких врачей, чтобы информация была в одном месте. Чтобы следующий врач на приеме смог получить всю информацию о предыдущих посещениях в разных клиниках, разных географиях.

На сегодняшний день глобализация приводит к тому, что люди, прожившие часть своей жизни в одной стране, переезжают в другую страну. Вся информация об их медицинских записях, которая находится в другой стране, им недоступна. PKB также решает эту проблему.

 

Json.TV: Какая бизнес-модель у PKB?

 

Александр Лазарев: Бизнес-модель очень простая. В итоге PKB экономит существенные средства как для госпиталей, так и для системы здравоохранения в целом. PKB зарабатывает на контрактах с госпиталями.

 

Json.TV: Почему вы обратили на это внимание? Я услышал про государственную программу.

 

Александр Лазарев: Абсолютно верно. Задача венчурного инвестора – найти ту нишу, которая все еще находится в не реконструируемом виде там, где существует масса возможных решений и масса проблем. Это как раз та самая ниша, где предприниматели могут предложить решение, которое существенным образом меняет структуру рынка.

Здравоохранение у нас в стране и в других странах – это одна из закоренелых, закостенелых систем, где можно решать много проблем. Эти решения существенным образом влияют на экономику. Как вы думаете, какой процент от валового продукта Великобритании занимают расходы на здравоохранение?

 

Json.TV: Не знаю. Пальцем в небо – 30%?

 

Александр Лазарев: Похожие цифры. И в США похожие цифры. Это огромный бюджет.

 

Json.TV: То есть треть?

 

Александр Лазарев: Да, до четверти. Четверть, треть всех расходов. В США порядка 25% от валового продукта – это расходы на здравоохранение. Если взять ВВП США, вы можете представить себе, что это триллионы долларов. Найти в такой системе возможности что-то улучшить и заработать предпринимателю, создав стартап, это большая возможность.

 

Json.TV: Насколько я понимаю, в направлении health это было первое для вашего фонда?

 

Александр Лазарев: Нет, это не первая инвестиция. Мы проинвестировали в ряд проектов в системе здравоохранения. Один из проектов похож на PKB. Это Dr.Chrono. У них немножко другой акцент. Это производитель софта, который позволяет GPs или терапевтам вести запись и учет медицинских записей с применением iPad. Это простая система ведения…

 

Json.TV: Он тоже британский?

 

Александр Лазарев: Нет, это американский проект. Второй американский проект – это компания IODINE. Это рекомендательный сервис, позволяющий учитывать опыт пользователей от применения тех или иных лекарств.

Как вы знаете, у всех лекарств есть противопоказания. Какие-то противопоказания существуют просто потому, что проведение тестов среди кормящих женщин – это дорогостоящее мероприятие, а эти лекарства вряд ли будут использованы в большом количестве среди таких женщин, поэтому ставится противопоказание, что для кормящих женщин это лекарство не подходит. Но это совершенно не значит, что оно действительно не подходит.

Сервис позволяет вам оценить, какие противопоказания реально возникают при применении того или иного лекарства, а какие никогда не возникнут, даже если они там указаны. В зависимости от того, в каком состоянии вы сами находитесь, вы сами можете принять решение, какие лекарства больше подходят именно вам. Это bigdataanalysisservice. Он достаточно популярный и неплохо развивается. 

 

Json.TV: Если говорить о вашем взаимодействии с иностранными стартапами, которых у вас большинство, насколько я понимаю, то какой был вызовом для вас, bigchallenge? Какова главная задача, над которой приходится биться.

 

Александр Лазарев: Мы пытаемся быть полезными не только с точки зрения инвестиций, но и с точки зрения какой-то дополнительной помощи, которую мы можем оказать стартапу. Находясь географически не там, где стартап, нам проще было бы помогать с точки зрения подбора технических специалистов для решения отдельных задач (программирование или решение узкоспециализированных задач), так и с точки зрения развития на местных рынках.

У нас существует на сегодняшний день ряд примеров, когда мы помогаем западным стартапам выходить на российский рынок. Также существует несколько примеров, когда мы помогаем находить технических специалистов, технические таланты для западных стартапов, где конкуренция за технические таланты находится на совершенно другом уровне. На сегодняшний день в Силиконовой долине очень непросто найти высококвалифицированного специалиста за разумные средства, а любой стартап – это, прежде всего, экономия. В этом смысле мы оказываем существенную поддержку.

 

Json.TV: Поделитесь секретом, где источник высококвалифицированных специалистов?

 

Александр Лазарев: Слава Богу, источник – наша огромная страна, где существует большое количество технических университетов и готовят реально хороших специалистов. Бренд российских программистов до сих пор силен в мире. Они хорошо ценятся. Никому не нужно объяснять, что на этом рынке найти людей гораздо проще.

 

Json.TV: Если мы говорим про МГУ, это серьезные специалисты.

 

Александр Лазарев: Кроме МГУ, в Санкт-Петербурге существует большое количество университетов, в Москве и Казани большое количество университетов. Россия, слава Богу, в этом смысле сильный поставщик технических талантов.

 

Json.TV: Обратимся к отечественным стартапам. Наверняка у вас есть масса наблюдений, и вы готовы поделиться и посоветовать, на что обратить внимание людям, вставшим на путь под называнием «свой стартап».

 

Александр Лазарев: Давайте сделаем шаг в сторону. Надо сказать, что культура предпринимательства в нашей стране находится в стадии формирования и развития. Многие страны через это прошли. В США быть предпринимателем модно. Среди ваших знакомых в США, если вы там живете, наверняка найдется несколько человек, которые что-то делали или пытались делать, создавать какой-то свой бизнес в технологической или какой-то иной сфере.

В европейских странах эта культура на сегодняшний день существенно и сильно развита. В университетах преподаются курсы по предпринимательству. Много книг. Большинство выпускников вузов рассматривают путь создания собственного стартапа как один из приоритетных путей, нежели обычная карьера в индустрии.

В нашей стране предпринимательство только-только поднимает голову. Очень мало курсов, посвященных предпринимательству, в институтах и университетах. Люди по-прежнему видят свою карьеру как поиск работы либо в государственной сфере, либо в частной сфере. Может быть, как один из вариантов – создание чего-то собственного. Но, сталкиваясь с реальными проблемами, люди, как правило, предпочитают традиционный путь, традиционную карьеру.

 

Json.TV: Быть наемными рабочими.

 

Александр Лазарев: Да. Отсутствие опыта, реальных историй успеха (скажем так, малое количество историй успеха), возможности прямой коммуникации между людьми, которые добились чего-то в этом, с людьми, которые только начинают чего-то делать и добиваться, формировать историю успеха – это серьезное ограничение и проблема для развития предпринимательства в России.

Наши предприниматели на сегодняшний день не обладают ключевыми знаниями в этой области. Нам как инвесторам приходится много времени уделять обучению предпринимателей, объясняя, как мы структурируем инвестиции, что будет с командой, с продуктом, что мы хотим от предпринимателя.

Очень часто предприниматели неправильно формируют ожидания инвесторов, изначально предлагая завышенные или заниженные оценки, не понимая, что их доля в проекте через несколько раундов финансирования снизится до такой, которая не позволит мотивировать их на продвижение проекта.

Большая часть просветительской работы (евангелизация) – это та часть нашей работы, которая на западных рынках сведена до минимума. Там не нужно никому ничего объяснять. Все знают и очень четко понимают, что нужно, как вести переговоры, какие условия финансирования. Здесь же нет. Наоборот, приходится тратить много времени на учебу.

Плюс один из больших недостатков наших предпринимателей – это отсутствие глобального понимания рынка. Что происходит на рынке. Каков ваш рынок. Как правило, люди идут не от рынка и не от проблемы, а от идеи. Они воспринимают ее: «Cool! Здорово, классно. Это же такая хорошая идея, почему бы нам ее не делать?».

Они начинают ее делать. Начинают собираться в команды, не получив никакого фидбэка с рынка. В некий момент, уже создав какой-то базовый продукт, они вдруг понимают, что это никому не нужно. Да, это здорово, но никто не готов за это платить. Это основной бич наших предпринимателей.

Вторая проблема связана с локальным мышлением. Проект становится действительно успешным, когда у него нет никаких границ, когда он может быть глобальным. Глобальным в том смысле, что я могу продавать в России, Прибалтике, Европе, Африке. В этом смысле продукт уникален. Как только я могу продавать только небольшому количеству государственных компаний, продукт заканчивается, потому что если государственные компании по каким-то причинам не купили мой продукт, больше он никому не нужен.

Ограничивая себя неким локальным рынком (допустим, я решаю проблему, которая характерна только для России), такие компании также ставят себя в ограниченную позицию. Если эта проблема не уникальна и где-то уже решена, им придется столкнуться с сильным конкурентом. Если она уникальна только для России, тогда, скорее всего, это довольно маленький рынок с точки зрения монетизации.

Третья проблема – это монетизация. Никто не думает о том, как заработать на этом деньги. Есть некие предположения. Не всегда они оказываются подтвержденными реальным опытом.

 

Json.TV: Продажами.

 

Александр Лазарев: Совершенно верно. Тем не менее, пройдя путь от идеи до создания продукта и столкнувшись с тем, что этот продукт либо никому не нужен, либо нужен, но никто за него не готов платить, наши предприниматели оказываются в ситуации неуспешного предпринимательства. Это тоже хорошо, так как формирует экосистему, повторных предпринимателей.

Мы понимаем, что отсутствие базового понимания шагов, как надо идти от идеи до воплощения, пропуск каких-то важных этапов неминуемо приводит к ошибке.

 

Json.TV: Вы говорите, что существует некий алгоритм, по которому можно действовать и развивать стартап.

 

Александр Лазарев: Да.

 

Json.TV: Вернемся к MaxfieldCapital. Если возможно, поделитесь в цифрах, в финансах, сколько и чего – каков размер фонда.

 

Александр Лазарев: Фонд, как и любой стартап, эволюционирует. У него есть цель, есть какое-то текущее состояние. Целевой размер фонда – 100 миллионов долларов. Мы находимся в состоянии, когда у нас несколько закрытий уже было. Мы продолжаем добирать требуемую сумму, работаем с инвесторами, параллельно инвестируем.

На сегодняшний день средний чек в стартапы ранней «посевной» стадии составляет в среднем 100, 200, 300 тысяч долларов. В стартапы более поздней стадии (серия А, серия Б) – от 1 миллиона до 5 миллионов долларов. Мы стараемся в первые годы нашего инвестиционного периода формировать пул самых ранних проектов, чтобы на более поздней инвестиционной стадии фонда из этого пула поддержать наиболее перспективные, доинвестировав значительно большие средства на поздних стадиях.

Плюс мы никогда не пытаемся получить некий контрольный пакет. Мы всегда верим, что команда и только команда способна капитализировать проект. В этом смысле мы отличаемся от фондов прямых инвестиций, для которых важно получить контроль в менеджменте. Может быть, над какими-то активами, «заводами, пароходами». В случае работы с компаниями или командой, у которых главным активом является веб-сайт или интеллектуальные права на дизайн, продукт, мы понимаем, что бесперспективно пытаться зажать команду в маленькую долю. «Вы там, ребята, сидите, а все остальное мы контролируем».

Нам очень нравится соинвестировать с другими инвесторами. Особенно если они обладают экспертизой, которой у нас нет. Или это инвесторы, которые находятся  в той географии, где мы не находимся. Мы любим, когда предпринимательский или финансовый цикл разделен на несколько финансовых этапов, когда привлекаются первые деньги, показываются результаты, привлекаются последующие и так далее.

Возвращаясь к вашему вопросу о российском предпринимательстве. Все пытаются прийти с идеей и сразу попросить миллион.  

 

Json.TV: А сколько надо просить?

 

Александр Лазарев: Естественно, венчурный инвестор говорит: «Ребята, давайте вы покажете какой-то результат, а потом мы вам дадим миллион». Самый лучший способ – идти путем привлечения небольших сумм (100, 200, 300 тысяч). За эти деньги показать результат. Не потратить их на что-то, не связанное с продуктом, а сфокусироваться и показать результат. Показать, что это возможно и нужно рынку. Дальше привлекать более существенные раунды от следующих инвесторов.

Нужно понимать, что из более чем 100 фондов, которые активно действуют в России, есть фонды, которые инвестируют на самых ранних стадиях. Есть фонды, которые инвестируют на более поздних стадиях. Есть фонды, которые инвестируют на стадиях, когда проект стал очень большим. Бессмысленно бомбардировать все эти фонды просьбой дать 100 тысяч долларов.

Предприниматель тоже должен очень конструктивно, селективно подходить к выбору того инвестора, с которым он хотел бы иметь свои бизнес-отношения дальше. Понять его историю, понять, чем инвестор может помочь кроме денег, посмотреть проекты в портфеле инвестора. Насколько эти проекты соответствуют той идее, с которой предприниматель приходит к фонду. Надо проделать определенную работу. Выбор инвестора – это такой же выбор, как и выбор проекта для инвестора. Большая серьезная кропотливая работа.

 

Json.TV: Как к вам попасть. Что для этого нужно. Вы открыты 365 дней в году?

 

Александр Лазарев: Безусловно, мы открыты. Мы принимаем заявки на офсайте. Лучший способ к нам попасть – это не пытаться попасть сразу ко всем. Прежде всего, понять, соответствует ли ваш проект тому, чем занимаемся мы. Для этого нужно проанализировать проекты, которые у нас есть, и направления, в которые мы инвестируем, опыт нашей команды. Соответствует ли ваш проект с точки зрения объемов финансирования, которые необходимы.

Найти путь к нам несложно. Мы присутствуем на всех ключевых индустриальных мероприятиях. Мы присутствуем в интернете. Через наш вебсайт, через социальные группы – найти к нам путь несложно. Важно его найти осмысленно. Каждый из членов нашей команды, так или иначе, разными способами доступен. Выйти на кого-то и прислать проект, попросить его посмотреть, получить фидбэк – это работа. Если эту работу делать неосознанно, путем массового спама всем в надежде, что кто-то клюнет…

 

Json.TV: Так и происходит?

 

Александр Лазарев: Это происходит постоянно. Эффект от таких действий, скорее, негативный. На такие проекты мы обращаем внимание в последнюю очередь.

 

Json.TV: Где черпаете вдохновение как профессионал, как специалист, как венчурный капиталист. Может быть, у вас есть любимые ресурсы, книги.

 

Александр Лазарев: Если говорить про индустрию в целом, то основным источником знаний для меня была Лондонская бизнес-школа, в которой я учился. В дальнейшем опыт только укреплял мою экспертизу в той или иной области. У меня нет какого-то конкретного источника информации, который я могу выделить среди остальных. Любые публикации на тему интересных мне индустрий привлекают мое внимание.

Что касается книг, которые я мог бы посоветовать предпринимателям. Я тут одну принес. Это один из профессоров Лондонской бизнес-школы, который вел у меня курс. Он написал книгу. По-моему, она вышла уже в четвертом издании. Называется The New Business Road Test. Книга предназначена для предпринимателей, которые находятся в стадии осознания своей идеи. Книга необходима для того чтобы оценить, готова ли ваша идея, чтобы ее начать осуществлять.

 

Json.TV: Я добавлю. «Что должен сделать предприниматель перед тем, как написать бизнес-план».

 

Александр Лазарев: Абсолютно верно. Типичная ошибка не только в нашей стране, но и в мире: все побежали создавать продукт, еще не проанализировав, насколько он нужен. Подход, описанный в этой книге, позволяет провести анализ до того, как вы потратили деньги инвестора или свои деньги, свое время или время своих друзей на создание такого продукта.

 

Json.TV: Я вижу, что одна из глав называется «Сделайте маркетинговое исследование сами».

 

Александр Лазарев: Все просто. Существует индустрия. Знай свой рынок, своего клиента. Поговори со своими друзьями: готовы ли они купить то, что ты хочешь. Пойми, кто твой конкурент, с кем тебе придется конкурировать. Пойми, в чем экспертиза твоей команды, где твои ключевые сильные и слабые стороны. Не нужно тратить много времени на подготовку и написание бизнес-плана, прежде чем ты осознал, что твой продукт вписывается в рынок и действительно кому-то нужен.

 

Json.TV: На русском языке есть ли она?

 

Александр Лазарев: Не знаю. Не уверен.

 

Json.TV: Спасибо огромное за рекомендацию. В завершение программы я предлагаю подвести некие итоги. Мне очень приятно, что вы сегодня пришли к нам в студию и поделились советами. Не знаю, как у наших зрителей, но у меня были такие инсайты.

Итак, обращаем внимание предпринимателя на то, что нужно осмысленно относиться к своему делу. Как вам такая рекомендация – не стараться доводить все до совершенства?

 

Александр Лазарев: Существует правило «80 на 20». Двадцать процентов клиентов приносят восемьдесят процентов прибыли. Приложение усилий к одной пятой или к двадцати процентам наиболее важных задач дает восемьдесят процентов эффекта.

На ранней стадии это особенно важно. Концентрация на самом важном, определение ключевых историй успеха позволит на ранней стадии создать 20% истории успеха продукта. Дальше можно будет оставшиеся 80% дошлифовать, доделать. Но без концентрации на самом важном продукт не получится запустить.

 

Json.TV: Спасибо огромное за участие в программе. Мы очень ценим ваше время, ваши советы и рекомендации. От всей души желаю, чтобы ваши посевы непременно взошли хорошими всходами и принесли не только материальное, но и моральное удовлетворение. Вы получили бы удовольствие от того, что в этот момент сказали: «Я же тоже в этом участвовал, и это произошло благодаря мне!».

 

Александр Лазарев: Спасибо.

 

Json.TV: Еще раз благодарю вас за участие в программе. Мне приятно напомнить, что на мои вопросы сегодня отвечал партнер фонда Maxfield Capital Александр Лазарев. Всего доброго. До свидания.

 

Заказать стенограмму TV-программы, Интервью, Конференции, большого Форума или Конгресса, радиопрограммы - делового или светского мероприятия можно в компании «Свежие Материалы» Тел. +7 904 64 226 79 , info@ima-ges.ru


АСИ. 100 шагов к благоприятному инвестклимату 2016. Какой должна быть благоприятная регуляторная среда для высокотехнологичных компаний в России?
АСИ. 100 шагов к благоприятному инвестклимату 2016. Александр Шохин, РСПП: Стабильность фискальной нагрузки выходит в приоритет по важности для бизнеса
АСИ. 100 шагов к благоприятному инвестклимату 2016. Алексей Репик, «Деловая Россия»: от измерения общей температуры деловой активности рейтинга Doing Business, мы уже должны переходить к измерению социальных аспектов привлекательности регионов
АСИ. 100 шагов к благоприятному инвестклимату 2016. Андрей Никитин, АСИ: текущие достижения Национальной предпринимательской инициативы
Андрей Ионин, СВОП: Наш конек – умение решать нестандартные задачи, в очень сложных условиях и в кратчайшие сроки
Церемония открытия Форума «Открытые инновации 2016» в технопарке «Сколково». Аркадий Дворкович: мы создаем здесь будущее
Открытые инновации 2016. Сессия «Космические сервисы: новые горизонты». В обществе наблюдается здоровый всплеск интереса к Космосу. Его нужно использовать
Открытые Инновации 2016: технологический предприниматель - главный герой инновационной экономики