×

8 Октября 2018 16:14
2546
0
8 Октября 2018 16:14
2546
0

“«Иркут» искал на российском рынке компанию, которая бы делала машину и производителя филамента. Отечественная разработка явно в требованиях не фигурировала, это было необязательно. Но у них были очень жесткие требования к толщине стенок конечных изделий – низконапорных патрубков. И если их печатать на зарубежных 3D-принтерах, то стенки не получаются с требуемым уровнем герметичности. Да, его можно потом улучшить за счет пост-обработки, проклейки и пропитки, но заказчик не готов был этим заниматься. Под них нужно было прописывать собственные режимы печати (температурный, скоростной, укладки нити). На европейских или американских машинах все параметры закрыты, мы не можем их изменить. У нас же софт и плата управления принтером собственные, мы можем вносить в них любые изменения. Программа подготовки печати (слайсер), конечно, уже общедоступная – смысла заново изобретать велосипед особого смысла нет. В итоге с ульяновским филиалом “Корпорации «Иркут»” мы начали сотрудничество. В процессе были найдены два НИИ, один из которых - Институт пластмасс им. Петрова, который мог делать полисульфоны (PSU), полифенилсульфоны (PPSF). Уже появились образцы материалов, мы начали их тестировать, печатать ими низконапорные патрубки. Кроме того, это КБГУ им. Бербекова, к нам они также совместно с инженерами “Корпорации «Иркут»” приезжали тестировать свои материалы. Сейчас мы делаем для «Иркута» промышленный принтер, чтобы они могли делать это уже самостоятельно. Но дальнейшую работу мы с ними, конечно, продолжим”.

 

“Есть большая потребность в промышленных 3D-принтерах непосредственно на предприятиях. Дальнейшее развитие связано с двумя направлениями: мы пойдем в сторону, смежную с FDM технологией (более точная печать SLS, высокотемпературные материалы); высокопроизводительная печать непосредственно гранулами (большие габаритные модели). В целом, рынок растет вместе с нами”.