×

27 Октября 2014 11:54
1479
0

JSON.TV: Биоинформатика – относительно новая, смежная дисциплина. Возникла она недавно на границе биологии и программирования. Одно из практических значений этой научной дисциплины – помощь врачам в диагностике наследственных заболеваний. Несмотря на новизну, в этом направлении уже существует ряд успешных стартапов. Сегодня мы хотим вам рассказать об одном из них. Давайте знакомиться. У нас в гостях основатель проекта в области биоинформатики Ibinom Андрей Афанасьев. Здравствуйте.

 

Андрей Афанасьев: Добрый вечер.

 

JSON.TV: Андрей, давайте объясним для наших зрителей, что же такое биоинформатика?

 

Андрей Афанасьев: Биоинформатика – это совокупность научных дисциплин. В целом это любые методы математики и программирования, применяемые в биологии. Это могут быть задачи, связанные с исследованиями эволюции человека или глобальных организмов, могут быть задачи по предсказанию различных свойств белков, по предсказанию структур белков. И в том числе биоинформатика занимается изучением и работой с последовательностями нуклеотидов, которые содержатся в наших геномах. Конкретно мы занимаемся именно последней частью из всего вышесказанного, так называемой геномной биоинформатикой.

 

JSON.TV: Андрей, скажите несколько слов о себе. Как вы пришли в эту сферу? Как начали заниматься этой темой вообще?

 

Андрей Афанасьев: Путь был достаточно длинный и тернистый. Я оканчивал физический факультет МГУ, кафедру ядерной физики. Так получилось, что с четвертого курса я пошел работать и попал в проект, который занимался ядерной медициной. Это такая область науки, где используются ядерные технологии для лечения больных. Оказавшись в этом проекте, я профессионально развивался, и потихоньку фокус моих интересов смещался от ядерных технологий к технологиям биологическим.

 

Сначала мы делали устройства, содержащие изотопы, для того чтобы лечить больных раком путем имплантации этих устройств, облучения опухоли и дальнейшим их разрушением. Затем мы перешли к радиофармпрепаратам. Это биологические молекулы, к которым пришиты радиоактивные изотопы. После мы перешли с той же управленческой командой к уже чисто биологическому проекту – противораковой вакцине – средству, вызывающему иммунный ответ против опухоли. Долго занимались именно этим проектом. Хотя проект был очень интересен, но, к сожалению, не выгорел.

 

Как раз на излете занятий противораковой вакциной, в 2011-2012 годах, я впервые столкнулся с биоинформатикой. Во многом на меня повлиял Николай Вяххи, это молодой человек из Санкт-Петербурга, который организовал Институт биоинформатики и одним из первых стал ее пропагандировать среди физиков, программистов, математиков. Сам он в прошлом выпускник матмеха СПбГУ. Николай очень захватывающе рассказывал о биоинформатике. Мне показалось, что дело стоящее. Затем я услышал лекцию Скрябина, которая еще больше укрепила во мне интерес к биоинформатике. Начал читать, изучать вопрос. Параллельно с этим я познакомился с моим партнером, Валерием Ильинским, выпускником биологического факультета МГУ. Мы с ним начали делать один проект, который ни во что не вылился, но мы увидели друг друга в работе, поняли, что работать вместе возможно и интересно. И задумались над тем, чем бы мы могли заниматься вместе. У Валерия возникла идея заняться сервисом для обработки геномных программ.

 

JSON.TV: Вот давайте подробнее и поговорим о вашем стартапе. В чем суть решения, которое вы предлагаете?

 

Андрей Афанасьев: Мы предлагаем такую экспертную систему, которая позволяет врачу-генетику быстрее, точнее диагностировать наследственные заболевания, ориентируясь не только на наблюдаемые симптомы пациента, но и на результаты анализа ДНК. Причем анализ ДНК может быть разной полноты – анализ нескольких генов, или всей совокупности генов – так называемая экзома, или анализ полного генома, то есть всей совокупности генов и регуляторных последовательностей и всего остального, что в геноме содержится. Соответственно, вне зависимости от полноты данных, которые есть у врача, мы этот анализ проводим и подсказываем врачу, какие именно наследственные заболевания могут быть у данного конкретного пациента. А точнее, с какой вероятностью пациент подвержен тому или иному заболеванию. Здесь мы ориентируемся на симптоматику и на те мутации, которые видим в геноме пациента.

 

Подчеркну, это сервис не для здоровых людей. Сервис исключительно для врачей, занимающихся диагностикой и сталкивающихся со случаями, требующими проведения анализов ДНК.

 

JSON.TV: Кто тогда является вашими клиентами?

 

Андрей Афанасьев: Наши клиенты – это больницы, медицинские лаборатории, научные лаборатории, завязанные на анализ генома.

 

JSON.TV: Интересно, как это выглядит на практике?

 

Андрей Афанасьев: На практике это выглядит следующим образом. Все начинается с того, что у ребенка проявляется какая-то предсимптоматика на очередном осмотре. Педиатр замечает признаки наследственного заболевания и отправляет ребенка к врачу-генетику. Врач-генетик также проводит осмотр, высказывает предположение о диагнозе и проводит сначала ряд стандартных тестов на самые распространенные генетические заболевания. Если по результатам теста виден какой-то однозначный ответ – диагноз поставлен, пациент лечится от какого-то заболевания доступными ему способами. Но достаточно часто, практически в 50% случаев, симптоматика размыта и не дает однозначного ответа. Раньше пациент оставался с диагнозом «под вопросом». Сейчас же такому пациенту можно провести анализ ДНК. Перед врачом стоит определенная задача. Есть анализ ДНК, в нем есть миллионы вариантов. То есть каждый человек отличается от другого, и это миллионы точечных полиморфизмов, в которых нужно найти мутации, приводящие к наследственному заболеванию. Их также может быть достаточно много. У каждого, даже здорового, человека сотни мутаций, так называемые молчащие мутации. Они есть и у меня, и у вас, но не проявляются в виде наследственных болезней. Почему – отдельный вопрос.

 

Мало найти мутации, нужно еще связать эту информацию с клиническими симптомами. Здесь очень удобно использовать наше решение, поскольку мы осуществляем привязку в автоматическом режиме – и ищем мутации, и осуществляем привязку к симптомам.

 

JSON.TV: Получается, врач вам просто предоставляет данные по анализу ДНК?

 

Андрей Афанасьев: Совершенно верно, врач предоставляет нам данные о ДНК в целом. Где он получает эти данные, это опять же отдельный вопрос. Это может быть лаборатория больницы или специальная организация, куда передают слюну или кровь, а затем получают данные. Для нас это не важно. Главное, чтобы к нам поступили данные, в типичном случае – около 20 гигабайт информации, которые мы преобразовываем в понятный медицинский отчет. Также дополнительно запрашиваем у врача симптоматику и работаем и над тем, чтобы эту симптоматику еще в автоматизированном виде обработать.

 

JSON.TV: Я понимаю, случаи бывают разные, но хотя бы примерно, сколько нужно времени, чтобы получить такой отчет?

 

Андрей Афанасьев: Что касается нашей системы обработки данных, то это занимает не больше четырех часов. В типичном случае мы укладываемся в один час – с момента получения данных до предоставления отчета. Мы не являемся здесь узким местом. Узкое место – это именно получение данных, потому что стандартно от забора биологического материала до превращения его в информацию проходит минимум несколько дней, а иногда и недель. После того как данные получены, врач может их очень быстро обработать.

 

JSON.TV: Давайте порассуждаем на тему, как наукоемкому стартапу привлечь финансирование. Поделитесь опытом на этот счет.

 

Андрей Афанасьев: Мне кажется, за последние семь лет в России сделано достаточно много с точки зрения улучшения доступности венчурного финансирования. На мой взгляд, начинать поиск финансирования следует с аффилиации с какими-либо инкубаторами. В настоящий момент на рынке достаточно много разных хороших инкубаторов для разного типа проектов. Лучше всего с момента, как возникла сама идея, до момента, когда вы начали делать первые шаги, пойти в один из инкубаторов. Даже если вам особо деньги не нужны. Это важно потому, что инкубаторы создают историю доверия. Вы перестаете быть непонятным человеком с улицы, а становитесь человеком из такого-то инкубатора. В нашем случае это был бизнес-инкубатор МГУ.

 

Как только мы стали проектом бизнес-инкубатора МГУ, к нам совершенно по-другому начали относиться на рынке венчурных инвестиций. По сути, нас могли из бизнес-инкубатора тепло представить какому-либо инвестору, и разговор бы уже складывался совсем иным образом, чем если бы мы пришли просто с улицы.

 

Также важно выстраивать доверительные отношения со всеми инвесторами первых предпосевных раундов, которые обычно вкладываются вместе с инкубаторами, посевных раундов и т. д. Инвесторы по большей части между собой знакомы. Куда вложился один, с большой долей вероятности туда вложится и другой, а возможно, и третий. Кто-то из нашей венчурной среды сделал такое забавное сравнение, что это как с девушками. Если тобой заинтересовалась девушка, то вслед за ней заинтересуются и другие. И возникает тот момент, когда ты можешь выбирать. Если же ты неинтересен девушке, то и другая подумает – а в чем причина? Наверно, с ним что-то не так. Вот стартап в этом смысле очень похож.

 

JSON.TV: Видимо, это то, что психологи называют принципом социальной достаточности – когда мы видим, как делают другие, и начинаем себя также вести. Если не секрет, как складывалось ваше финансирование?

 

Андрей Афанасьев: Все началось с бизнес-инкубатора, с предпосевных инвестиций от партнеров бизнес-инкубатора МГУ. Затем один из партнеров сделал дополнительную инвестицию в нас. Сейчас мы закрываем посевной раунд также с людьми, с ангелами, с которыми нас познакомил бизнес-инкубатор.

 

JSON.TV: Сердце любого бизнеса – это продажи. Расскажите, кто ваши клиенты, как вы решаете этот вопрос.

 

Андрей Афанасьев: Наши клиенты в первую очередь – это американские больницы и лаборатории. Дело в том, что технология секвенирования нового поколения распространена в первую очередь в Соединенных Штатах. Там находятся компании – производители секвенаторов, там в первую очередь появляются все новинки на рынке секвенирования, появляются медицинские методики. Поэтому неудивительно, что именно в Штатах эта технология нашла достаточно широкое применение. Хотя технология достаточно молодая. Первые секвенаторы нового поколения появились в 2006 году. Тогда прочитать геном человека стоило миллионы долларов. Сейчас речь идет уже о нескольких тысячах долларов. Такого падения цен в истории не было никогда.

 

JSON.TV: Вообще это обычная история, когда появляется технология, она стоит дорого, а затем услуга ее дешевеет.

 

Андрей Афанасьев: Да, но там падение шло темпами, опережающими закон Мура на несколько порядков.

 

JSON.TV: Андрей, я правильно понял, с самого начала вы выстраивали свой бизнес таким образом, что ваши клиенты – это прежде всего иностранцы?

 

Андрей Афанасьев: Мы сразу позиционировали себя как англоязычная компания, делали сайт только на английском языке. Общались с американскими врачами. Начинали просто с прямых контактов, находили в интернете электронные адреса, писали письма с предложениями. Конверсия была, конечно, не очень высокой, примерно 5 %. Затем мы стали приезжать в Соединенные Штаты, активно объездили восточное побережье, Бостон, Нью-Йорк, Вашингтон. Просто приходили к врачам, по предварительной договоренности. Так разговор складывался намного продуктивнее.

 

JSON.TV: Вы можете дать какие-то рекомендации тем, кто планирует что-то аналогичное?

 

Андрей Афанасьев: Мне кажется, для тех, кто планирует заниматься B2B-продажами, это достаточно очевидная рекомендация. Действительно, здесь цикл продаж длинный, поэтому нужно выходить напрямую на клиента, садиться и разговаривать.

 

JSON.TV: Одна из проблем нового бизнеса – это кадры. В вашей сфере сложно найти специалистов? Кто вообще ваши сотрудники?

 

Андрей Афанасьев: Мне не хотелось бы говорить о людях нашей компании как о простых сотрудниках. Мы одна команда, по сути, одна большая семья, где все сотрудники имеют опционы компании, все заинтересованы в росте благосостояния компании. Подбор ведется не только по профессиональным, но и по личным качествам. Мы непосредственно сами беседуем с человеком, которого нанимаем. На самом деле у нас маленькая команда – десять человек. Все друг друга прекрасно знаем, вплоть до совместных увлечений и отдыха.

 

В первую очередь нам нужны программисты. Мы ищем толковых специалистов по высоконагруженным системам, по алгоритмам, по машинному обучению. И таких людей мы находим в основном через некие личные контакты. Я не упомянул еще нашего технического создателя Игнатия Колесниченко, выпускника мехмата МГУ, именно Игнат находил тех людей, которые сформировали ядро команды. Конечно, мы пользовались нашей старой дружбой с Николаем Вяххи, и несколько человек из его Института биоинформатики с нами работает. Но в целом поиск кадров – это особенно важный процесс, потому что специалистов именно в геномной биоинформатике, да еще и в построении высоконагруженных систем, практически нет. Каждый человек в этой сфере – на вес золота. Держимся мы вместе благодаря честным, открытым отношениям, благодаря заинтересованности всей команды в общем деле.

 

JSON.TV: Вас можно поздравить – я слышал, что вы получили финансирование?

 

Андрей Афанасьев: Мы получили в конкурсе WebReady приз в номинации «Компании EMC». Это небольшой, но приятный грант. Получать признание и выигрывать конкурсы всегда приятно.

 

JSON.TV: Андрей, какая сейчас перед вами стоит ближайшая, самая горячая задача? Над чем вы сейчас работаете?

 

Андрей Афанасьев: Мы сейчас работаем по двум направлениям. Первое направление – усиление нашего присутствия в Соединенных Штатах, прежде всего продажи в США. Сегодня один из наших сотрудников вылетает в Штаты, будет встречаться с врачами на конференции в Калифорнии. Затем в конце октября я или моя коллега полетит в Бостон на еще одну конференцию детского госпиталя, куда нас пригласили. Американской стороне интересно узнать о нашей системе, о том, что мы делаем, что мы можем дать и какие плюсы они могут получить от работы с нами. Также у нас запланирован ряд поездок по другим конференциям, менее значимым. Но, так или иначе, мы стараемся, чтобы все нужные нам клиники узнали о нас и начали пользоваться нашей системой.

 

Второе направление – это работа над самим продуктом, его изменения и доработка по тем замечаниям, которые мы получаем от пользователей. К счастью, наши пользователи достаточно активны, они оставляют нам много разных отзывов, выдают обратную связь. Все эти замечания мы стараемся учитывать. Здесь мы упираемся в количество наших программистов и организацию их работы. У нас есть достаточно большой лист фичей, которые мы хотим внедрить в ближайшее время и под это будем дополнительно набирать новых людей.

 

JSON.TV: С ваших слов я знаю, что это не первый ваш бизнес. Если говорить о таком виде деятельности, как предпринимательство, был ли у вас в жизни такой момент, когда происходило что-то вроде озарения, инсайта?

 

Андрей Афанасьев: Вспоминаются скорее инсайты в моей научной деятельности. Что же касается предпринимательства, честно говоря, это просто тяжелый труд. В молодости мне приходилось и кирпичи разгружать, так вот, по тяжести это что-то похожее. Каждый день просто грузишь и грузишь свои кирпичи. Все остальное приходит с опытом. В любом стартапе есть момент, когда можно учиться делать стартап, а можно делать стартап. Важно именно делать, потому что учиться можно бесконечно. Только собственные ошибки и понимание проблем приводят к какому-то результату. Книги можно читать всю жизнь.

 

JSON.TV: Кстати, у вас есть книга, которую бы вы посоветовали прочесть, которая оказала на вас влияние?

 

Андрей Афанасьев: Одна из моих любимых книг – это американская классика, Теодор Драйзер «Финансист». Там Каупервуд хоть и отрицательный персонаж, но он настолько принципиальный и последовательный в своих принципах, что воспринимается как персонаж положительный. Это заставляет задуматься о том, что есть вещи, которые я хочу делать, и вещи, которые я не буду делать ни при каких обстоятельствах. Эта книга наталкивает на размышления. Главный герой, безусловно, вызывает уважение, даже когда он не прав.

 

JSON.TV: Андрей, каковы перспективы направления биоинформатики? Насколько эта ниша уже занята?

 

Андрей Афанасьев: На мой взгляд, в этой сфере остается еще достаточно пространства для бизнеса. Рынок только формируется. Здесь очень много мелких игроков, ежегодно появляется много новых технологий. Каждая новая технология может потенциально изменить ландшафт всего происходящего. Например, сейчас наконец-то компания OxfordNanopore передала свои секвенаторы на тестовое использование клиникам. А эти секвенаторы выдают данные, совсем непохожие на то, что выдавали секвенаторы предыдущего поколения. Там масса технических особенностей, делающих анализ данных с OxfordNanoporeособой задачей. И конечно, первый, кто сейчас побежит и займется выстраиванием каких-то систем для анализа этих данных, получит преимущество, своих первых клиентов.

 

Область сложная, потому что остается высока вероятность «поставить не на ту лошадку», не на ту технологию. Компании не только вырываются в лидеры, но и разоряются. Но, так или иначе, все это очень интересно.

 

JSON.TV: А что вас привлекает в этом направлении вашей деятельности?

 

Андрей Афанасьев: Здесь есть два момента. Первое – это, конечно, рыночные перспективы. На анализе геномных данных, по сути, будет построена новая персонализированная медицина. То есть мы все будем принимать лекарства не просто от какой-то болезни, а то, что подходит именно мне именно сейчас. В таком-то подвиде, в таком-то случае определенной болезни, с учетом моих индивидуальных данных и особенностей и прочего. В целом это то, что перевернет медицину. Очень интересно быть внутри этого процесса и на волне этого процесса строить бизнес.

 

Второй момент – приятно делать то, что помогает людям жить. Можно заниматься рекламой алкоголя, а можно – новыми методами, помогающими лечить болезни.

 

JSON.TV: Андрей, спасибо за участие в программе. От всей души желаю вам, конечно же, развития и больше новых клиентов. Надеюсь, советы, которые сегодня прозвучали, найдут своего слушателя. Как знать, может быть, кто-то из наших зрителей тоже скажет: «Я не хочу больше учиться делать стартап, я хочу начать его делать прямо сейчас». Напоминаю, что сегодня у нас в гостях был основатель проекта в области биоинформатики Ibinom Андрей Афанасьев.


АСИ. 100 шагов к благоприятному инвестклимату 2016. Какой должна быть благоприятная регуляторная среда для высокотехнологичных компаний в России?
АСИ. 100 шагов к благоприятному инвестклимату 2016. Александр Шохин, РСПП: Стабильность фискальной нагрузки выходит в приоритет по важности для бизнеса
АСИ. 100 шагов к благоприятному инвестклимату 2016. Алексей Репик, «Деловая Россия»: от измерения общей температуры деловой активности рейтинга Doing Business, мы уже должны переходить к измерению социальных аспектов привлекательности регионов
АСИ. 100 шагов к благоприятному инвестклимату 2016. Андрей Никитин, АСИ: текущие достижения Национальной предпринимательской инициативы
Андрей Ионин, СВОП: Наш конек – умение решать нестандартные задачи, в очень сложных условиях и в кратчайшие сроки
Церемония открытия Форума «Открытые инновации 2016» в технопарке «Сколково». Аркадий Дворкович: мы создаем здесь будущее
Открытые инновации 2016. Сессия «Космические сервисы: новые горизонты». В обществе наблюдается здоровый всплеск интереса к Космосу. Его нужно использовать
Открытые Инновации 2016: технологический предприниматель - главный герой инновационной экономики