×

19 Января 2015 16:49
2820
0

На рынке дейтинга есть две бизнес-модели: freemium и subscription. В первой ты можешь пользоваться основным функционалом бесплатно, но за небольшие деньги более эффективно используешь сервис. По подписке лимитируется базовая функциональность, ключевая возможность общаться с другим человеком, сказал в эксклюзивном интервью JSON.TV генеральный директор компании «Мамба» Андрей Бронецкий. По его словам, доходность по второй модели выше и монетизация возможна при меньшей аудитории, однако число пользователей значительно меньше. «Я думал, что freemium скушает subscription. Сейчас у меня такого мнения уже нет. Мне кажется, что subscription, конечно же, будет жить всегда».

 

Мировой рынок знакомств в сети Андрей Бронецкий оценивает в 3 миллиарда долларов, его ежегодный рост – в 10%. Российский рынок способен дать порядка 40-50 миллионов долларов, а свою долю на нём в Мамба (Wamba) определяют в 70%. «Основные конкуренты – это Love Planet и Badoo. Есть другие, конечно, игроки, такие как Фотострана, Topface, Teamo. Рынок начинает расти, появляются новые игроки, которым хватает хлеба на рынке».

 

Сервис в дейтинге важен, но не является определяющим, считает CEO Мамба. «Представьте, если вы заходите на один сервис, который очень хороший, красивый, качественный, работает очень быстро, и вы хотите кого-то найти в Москве подходящего вам возраста, девушку, а ее там нет. И другой, который значительно проще, работает, может быть, не так хорошо, но вы зашли поискать там девушку, и там их 100-200 подходящих вам, и они там были полчаса назад онлайн. Что для вас в этот момент важнее? – Очевидно».

 

В полном варианте видеоинтервью Андрея Бронецкого - знакомства для серьёзных отношений и для секса, борьба с коммерческими предложениями, механика управления службой интернет-знакомств и то, использует ли компания контент, произведенный пользователями.

 

 

Полный текст расшифровки интервью:

 

JSON.TV: Это JSON.TV. Приветствую всех. Меня зовут Сергей Корзун. Сегодня мы принимаем в нашей студии Андрея Бронецкого. Здравствуйте, Андрей.

 

Андрей Бронецкий: Здравствуйте.

 

JSON.TV: Руководитель компании Mamba, которая уже не Mamba, а Wamba в течение года или полутора.

 

Андрей Бронецкий: Все верно.

 

JSON.TV: Как так вышло? Не вы одни, кто работает под другим брендом, нежели называется компания. Когда была основана Mamba Андреем Андреевым? Данные разнятся.

 

Андрей Бронецкий: Порядка 10 лет назад.

 

JSON.TV: Данные есть, что вообще в 2000-м году, но, по-моему, ее не было. Где-то в 3-м, 4-м наверное?

 

Андрей Бронецкий: Когда я последний раз общался на эту тему с Андреем, он говорил, что порядка 10-ти лет назад, то есть в 2004-м.

 

JSON.TV: Два слова о Вас. Родились Вы в 79-м году, в Москве. Дату рождения назовете?

 

Андрей Бронецкий: 22 января. Семья инженеров, папа, мама – инженеры. У меня также техническое образование Московского авиационного института по специальности «Автоматизированные системы управления». Программировать я начал на втором курсе. На третьем курсе, поскольку в то время начали плодиться всякие интернет-студии, я начал работать. Интернет тогда зарождался, тогда можно было чуть-чуть знать HTML, Flash или что-то еще, и ты уже был интернет-специалистом условно. Так я пришел в отрасль. Поскольку отрасль росла, я в ней остался, прошел стадии от разработчика до менеджера, управленца. Сейчас там есть часть своих проектов, где я как коллекционер (2.05) выступаю.

 

JSON.TV: Материнская компания для Вас – «ФИНАМ», с которой Вы работаете уже довольно много лет? Собственно, Ваш приход на должность SEOMamba произошел так?

 

Андрей Бронецкий: Сначала даже не так. Я пришел к Виктору в «ФИНАМ», потом был проект «Бегун», и после «Бегуна» был проект Mamba.

 

JSON.TV: Сколько лет Вы уже занимаетесь Mamba?

 

Андрей Бронецкий: Лет 8, наверное.

 

JSON.TV: Это произошло после продажи Mamba «ФИНАМу»?

 

Андрей Бронецкий: Все верно.

 

JSON.TV: Как Вы можете охарактеризовать этот бизнес? Со стороны я уверен, что у службы знакомств всегда есть элемент «хи-хи, ха-ха», вроде несерьезное дело. Насколько оно серьезное?

 

Андрей Бронецкий: Это большая часть жизни у каждого человека. К этому можно по-разному относиться. Можно, действительно, относиться как к «хи-хи, ха-ха», а можно как к необходимому условию выживания человечества. С этим связано много проблем. Тема постоянно динамическая, взаимоотношения между полами различаются в каждой конкретной стране, в каждом возрасте, в зависимости от социального статуса. Поэтому она интересна. Хотя, в частности, «хи-хи, ха-ха» ‑ секс или еще что-то, конечно, присутствует, каждый к этому по-разному относится.

 

JSON.TV: Первая соцсеть Интернета вообще задумывалась отчасти как возможность склеить подружку в американских университетах.

 

Андрей Бронецкий: Более того, я Вам скажу, что Mamba стартанула по факту раньше, чем «Одноклассники» и «ВКонтакте». На Mamba было огромное количество людей, которые общались со своими друзьями. Потом, когда в российском сегменте появились «ВКонтактик» и «Одноклассники», люди стали перетекать туда. И такие: «О, ну, слава Богу, а то тут только знакомились». Это есть везде – и на «Одноклассниках», и на Mamba в первую очередь, разумеется. Это двигающая сила.

 

JSON.TV: В каких отношениях находитесь с социальными сетями? Это жесткий конкурент Ваш, забирает у Вас аудиторию? И почему Вы не пошли по этому пути – предоставлению больших сервисов, возможностей общения, размещения фотографий?

 

Андрей Бронецкий: Конечно, они где-то нам конкуренты. Но ниша наша есть, потому что есть такой фактор, что в социальных сетях люди общаются со своими друзьями. Они пришли, в первую очередь, узнать, что происходит у них. Если вы хотите с кем-то познакомиться и начинаете перебирать людей для знакомства, то, во-первых, не все люди хотят знакомиться с теми, кого они уже знают. Они хотя познакомиться с новыми. Когда люди начинают перебирать, они сталкиваются с «а я здесь не для знакомств», «а я здесь не для этого». Они закрыты для общения с новыми людьми. На сайтах знакомств люди, которые приходят туда, уже заведомо говорят: «я открыт для знакомства, я открыт для общения». Эффективность первого контакта на сайте знакомств с таким человеком значительно выше. Это, может быть, маленькая грань, но она очень важная. Поэтому люди, которые хотят общаться со своими старыми друзьями и другими сервисами пользоваться, они идут в социальную сеть. А которые чувствуют себя одинокими и хотят найти нового человека и расширить свой круг общения не только 20-30 людьми, которые у них в контакт-листе (я имею в виду качественно, я не говорю про 200-300, которых они не знают), идут на сайт знакомств. Почему не пошли? Была объективная ситуация: когда компанию продали, компания была фактически без разработчиков. Андрей Андреев продал компанию в виде некоторых бизнес-процессов во взаимоотношении с партнерами, но команды не было. Команду создавали, приходилось принимать продукт одновременно. Был период активного роста. Мы не могли успевать за другими разработками. У нас была главная задача: принять и удержать. И когда мы это сделали, мы поняли, что мы за ними не побежим. Есть знакомства, это наша ниша. Они тоже в нее не смотрят, ну и хорошо.

 

JSON.TV: Ошибкой не считаете своей то, что тренд не уловили? С другой стороны, никто не знал, что Facebook и сети типа «Одноклассников» и «ВКонтакте» будут так развиваться.

 

Андрей Бронецкий: Я объективно считаю, что на тот момент мы делали так, как понимали и как могли. Можно размышлять на тему спустя 10 лет, что можно было чуть-чуть подумать и сделать Facebook или еще что-то, это, конечно, очень легко. Но в тот момент я считаю, что мы поступали достаточно квалифицированно из той информации, которой мы обладали.

 

JSON.TV: Что из себя представляет группа Mamba? Что она в себя включает?

 

Андрей Бронецкий: Я группой ее не считаю, это компания. Включает, как и любой бизнес, сотрудников, оборудование.

 

JSON.TV: Я имею в виду по брендам: Mamba работает независимо от Wamba в России? Wamba в России тоже присутствует?

 

Андрей Бронецкий: Изначально была Mamba. Все знают Mamba, это наш бренд, он прокачанный, к нему все хорошо относятся в России и не только. Была проблема, что mamba.comмы не могли использовать. Этот бренд принадлежит полякам, они делают какие-то жевачки – не жевачки. Мы сделали запрос на покупку, но поляки ничего русским не продадут. Мы выбрали другой бренд, Wamba. Сейчас это не столь актуально, потому что большая часть аудитории постепенно перетекает в мобильники. В частности, в аппликации. И там твой домен не играет роли настолько сильно. Но чтобы привлекать зарубежную аудиторию, нам нужен был зарубежный бренд, поэтому мы выбрали Wamba. Мы не собираемся никогда душить Mamba как бренд, потому что есть огромное количество людей, которые любят и знают нас именно как Mamba. Мы просто не вкладываем какие-то большие усилия в его продвижение. Те обмены медийные, не медийные, которые у нас происходят, мы просто вкладываем в этот бренд. Мы не бренд-строители, мы продуктовики. Мы больше ориентированы на то, как сделать продукт более удобным, качественным, быстрым, и как эффективно и выгодно привлекать на него аудиторию в Интернете. Как строить бренд, мы особо не заморачиваемся на эту тему. Мы просто выбрали, что у нас теперь будет Wamba, и мы о ней чуть чаще упоминаем, вот и все.

 

JSON.TV: Бренд АПОРТ каким боком к Вам относится? Он входит в систему Mamba?

 

Андрей Бронецкий: Нет, не имеет связи никакой. Это тот проект, который я веду с партнерами отдельно, это другой рынок, сравнение цен. Я его выкупил и с партнёрами развиваю.

 

JSON.TV: То есть никакой родственной связи, кроме Вас, нет. Почему продали Monamour, был такой бренд у Вас?

 

Андрей Бронецкий: У дейтинга, у знакомств есть разные бизнес-модели. На западном рынке основную силу имеет совсем не такая бизнес-модель, как у Mamba, не фримиум. Мы считали, что есть большой сегмент нашей аудитории, которая для разных целей приходит на нашу площадку, можно нарезать потоньше, выбрать специализированную аудиторию в России, в частности, и на ней зарабатывать той бизнес-моделью, которая известна за рубежом.

 

JSON.TV: Платная, подписочная?

 

Андрей Бронецкий: Да. Там есть нюанс. Мы взяли этот бренд, мы его запустили. Сначала сделали один вариант продукта, начали его дорабатывать, у нас все никак не получалось. Получали какие-то деньги, но все равно это были недостаточные деньги. Мы потратили достаточно много усилий, 2-3 года, на этот продукт. Потом появилась другая компания. Но то, что нам хотелось, у нас не получилось. Mamba все равно значительно больше зарабатывала и чувствовала себя более уверенной. Появился другой игрок, проект Teamo. Мы понадеялись, что, может быть, они нам покажут, как зарабатывать на этом нужно. Они, соответственно, помыкались там год, два, у них ничего особо не получилось. И мы поняли, что лучше мы его там продадим, будем своими вещами заниматься, они пусть своими вещами занимаются. Поэтому в России от этой бизнес-модели на данный момент мы отказались. Мы продали его, чтобы не конкурировать, и так рынок недостаточно большой пока что для этой бизнес-модели в России. Мы продали им там, на самом деле, не за очень большие деньги.

 

JSON.TV: Давайте поговорим о бизнес-моделях. Фримиум – это «фри»+«премиум», то есть какие-то сервисы бесплатно у Вас, какие-то за плату.

 

Андрей Бронецкий: Грубо говоря, на рынке есть две бизнес-модели. Если чуть-чуть глубже копнуть, то их четыре. Одна – фримиум, вторая – subsciption. Фримиум – это когда ты на проекте можешь делать все бесплатно и получишь достаточную эффективность. Все, что тебе надо: ты познакомишься с девушкой, посмотришь ее фотографии и так далее. Но когда ты начинаешь пользоваться, ты понимаешь, что если ты хочешь более эффективно использовать сервис, если ты заплатишь относительно небольшую денежку, то тебе будет значительно веселее. И человек в какой-то момент начинает платить. Он начинает доверять сервису и использовать его активнее. Subsciption – это когда лимитируется базовая функциональность, ключевая – возможность общаться с другим человеком. И человек хочет очень познакомиться, его вынуждают оставить его карточку, он оставляет карточку, и потом с него еще ежемесячно снимаются определенные платежи. Доходность по такой модели в целом выше, по подписочной, чем по фримиум. У них есть разные характеристики, у каждой модели. Subsciption – более выгодная, но менее активно используется пользователями. Фримиум – более активная, привлекает широкую аудиторию, ее значительно сложнее стартануть на новом рынке, потому что люди начинают платить только в тот момент, когда они начинают доверять, когда накоплена большая критическая масса. Она еще грешит тем, что привлекает и сохраняет у себя часть аудитории, которая и в жизни не премиум. Которой трудно найти кого-то, и она пользуется часто такими сервисами. Как правило, на подписочной модели такие пользователи долго не уживаются, зачем им там платить, если есть бесплатная модель. Две эти базовые модели живут рядом достаточно успешно. Я думал, что фримиум скушает subsciption. Сейчас у меня такого мнения уже нет. Мне кажется, что subsciption, конечно же, будет жить всегда.

 

JSON.TV: Кто-то хочет специально под него заточенный сервис, он знает, «я плачу за это, значит, я использую».

 

Андрей Бронецкий: Да, этот как клуб. Есть клуб, и вы знаете, что в этом клубе качественная аудитория. А за вход в клуб просят заплатить. Вы, конечно же, заплатите, потому что знаете, что там какие-то важные вам люди. Либо вы можете знакомиться на улице, в целом тоже возможно.

 

JSON.TV: Wamba тоже работает по фримиуму?

 

Андрей Бронецкий: Абсолютно. Это просто другая этикетка, но точно такой же продукт.

 

JSON.TV: Насколько велик рынок дейтинга в мире?

 

Андрей Бронецкий: Считается, оценка 3 млрд долларов, темпы роста – 10% в год.

 

JSON.TV: Он уменьшается, идет перераспределение за счет соцсетей, например?

 

Андрей Бронецкий: Нет, он растет приблизительно на 10% в год.

 

JSON.TV: А российская часть этого рынка, за какую долю боретесь?

 

Андрей Бронецкий: Считается, что у нас порядка 70% рынка.

 

JSON.TV: А объем его?

 

Андрей Бронецкий: Порядка 40-50 млн долларов.

 

JSON.TV: Годовой?

 

Андрей Бронецкий: Да.

 

JSON.TV: Основными Вашими конкурентами в России Википедия называет LovePlanet, я даже не знаю, существует ли она сейчас?

 

Андрей Бронецкий: Она существует, она сейчас слегка меняет позицию. Основные конкуренты – это Love Planet и Badoo. Есть другие, конечно, игроки, такие как Фотострана, Topface, Teamo. Рынок начинает расти, появляются новые игроки, которым хватает хлеба на рынке, для того чтобы жить и развиваться. Мне кажется, плюс-минус позиция на рынке мы сохраняем.

 

JSON.TV: Badoo ‑ Ваш естественный конкурент? Тем более что Андрей Андреев создавал этот сервис, он считается одним из крупнейших в мире. Как Вы с ним, идете по его следам, пытаетесь обогнать? Ваши бизнес-задачи в отношениях с Badoo какие?

 

Андрей Бронецкий: Мы фактически не пересекаемся, достаточно радикально, на мой взгляд, уже расходимся. Мы делим разные рынки.

 

JSON.TV: Разные географические рынки?

 

Андрей Бронецкий: Да. Несмотря на то, что, конечно же, у него есть аудитория какая-то в России и похожая бизнес-модель, и он очень крупный. Мы следим за ними, что они делают. В целом дейтинг обладает такими вещами, что сервис – это очень важно, как он работает и так далее. Но представьте, если вы заходите на один сервис, который очень хороший, красивый, качественный, работает очень быстро, и вы хотите кого-то найти в Москве подходящего вам возраста, девушку, а ее там нет. И другой, который значительно проще, работает, может быть, не так хорошо, но вы зашли поискать там девушку, и там их 100-200 подходящих вам, и они там были полчаса назад онлайн. Что для вас в этот момент важнее? Очевидно. Поэтому большинство сервисов знакомств живут на каких-то своих рынках: кто-то в Бразилии, кто-то во Франции, кто-то в Америке, мы вот в России, ну и в других странах.

 

JSON.TV: Самое главное в этом бизнесе – количество аудитории? Я понимаю, что количество важно, те люди, с которыми ты можешь познакомиться.

 

Андрей Бронецкий: Это один из ключевых факторов.

 

JSON.TV: Второе – обслуживание, соответственно, та аудитория, которая тебе нужна. Каждый человек ведь не ищет во всех возрастах себе подруг или друзей.

 

Андрей Бронецкий: Ключевое понятие – это критическая масса аудитории, которая находится в этом клубе.

 

JSON.TV: Сколько она составляет?

 

Андрей Бронецкий: Это зависит от бизнес-модели. Бизнес-модель по подписке – ей для старта нужно достаточно мало, поскольку там проверка качества появляется только после того, как человек заплатил. Во фримиуме по нашим оценкам должно быть минимум 0,5 или 1% от рынка интернет-пользователей всей локации.

 

JSON.TV: Надувание баз данных имеет значение какое-то? Можно показать, что формально у тебя на 10, на 20 млн больше?

 

Андрей Бронецкий: Во фримиуме это легко проверяется. Если вы залили фейковые профайлы, человек зашел, написал этому молодому человеку или этой девушке, она не отвечает, и это путь в никуда.

 

JSON.TV: Каков возраст вашей целевой аудитории, с которой вы работаете? Как-то говорили в одном из интервью, что «да, вполне естественно, как моложе люди ‑ знакомятся, как постарше, они перестают знакомиться». Может, знакомятся, но цели иногда меняются.

 

Андрей Бронецкий: У нас в целом очень похоже на обычный срез Интернета. Людей старше 60 или 65 у нас не очень много. Младше 18 мы не позволяем регистрироваться.

 

JSON.TV: Вернемся к владельцу. Два владельца, насколько я понимаю, основные, это «ФИНАМ» и Mail.Ru. Буквально на днях появилось сообщение о том, что Mail.Ru хочет вроде продать свою часть. Насколько это верно? Можете ли подтвердить или опровергнуть?

 

Андрей Бронецкий: По той информации, которая у меня есть, это какой-то вброс.

 

JSON.TV: Насколько вообще важно присутствие больших игроков в подобных дейтинг-компаниях? Я просто напомню, что в свое время даже бренд Mamba был не столько известен, сколько знакомства на Mail.Ru, на Rambler и так далее. Партнёрские отношения у вас были с сайтами через одну базу данных.

 

Андрей Бронецкий: Я считаю, что партнерство с Mail.Ru – это было правильное решение. И с позиции как партнер, и с позиции того, что Mail.Ru стало акционером. Я считаю, что это было правильно как для Mamba, так было полезно и Mail.Ru. Для Mail.Ru сейчас это уже не такой важный, но, тем не менее, для части аудитории это полезный сервис. Он прибыльный, работает эффективно. Поэтому, возвращаясь к слухам, для меня это было бы несколько странно. Хотя, конечно, я допускаю, в теории все что угодно может быть. Сервис органично вписывается в портал, где есть якорный сервис – это почта, и раздающие на сопутствующие сервисы трафик, монетизирующие – знакомства, игры и так далее.

 

JSON.TV: Про партнерские отношения расскажете? Насколько я понимаю, это большая часть Вашей деятельности – партнерские сайты? Как Вы с ними работаете, как у Вас франшизу получить, например, вдруг захочется кому-то?

 

Андрей Бронецкий: У нас достаточно многообразный формат сотрудничества с партнерами. Это и вайт лейбл, и покупка трафика, на нас разделение дохода и фиксированные оплаты за привлеченных пользователей, это так называемые оплаты за регистрации. Мы и просто там покупаем рекламу в чистом виде, по CPM-модели, то есть оплата за показы. У нас свой собственный движок, который мы разрабатывали под себя, который, разумеется, работает в онлайне достаточно динамично, партнерам удобно. Соответственно, поскольку это наш собственный, он хорошо проинтегрирован. Партнеры могут начать работать как маленькие, которые обладают совсем маленьким сайтом и могут автоматически получать нашу франшизу, даже особо не затрагивая нас, получить некий продукт, наполненный базой, и зарабатывать какую-то копеечку свою. Так мы можем работать и с крупными, дорабатывая продукт дополнительно под них и делая какие-то для них свои условия. Также мы можем работать с теми, кто просто обладает трафиком, и закупать у них трафик по разным моделям и рассчитывать, по какой модели он нам выгоден, по какой – менее выгоден.

 

JSON.TV: Возможные доходы делятся в каком соотношении?

 

Андрей Бронецкий: Это зависит от размера партнера, от размера рынка. Базовое разделение – 30% мы отдаем партнеру. Наценка сверху может зависеть от того, что это за партнер. Чем он крупнее, тем больше: он начинает 40% получать, 50%. Если мы пробуем зайти на новый рынок, мы можем дать партнеру большее количество процентов, нам важна в этот момент, как я говорил, критическая масса пользователей. В момент набора мы не жадничаем.

 

JSON.TV: В каких странах вы представлены, кроме России, наиболее полно? Где удобнее работать и выгоднее?

 

Андрей Бронецкий: Расти на других рынках у нас получается тяжело. У нас есть разный опыт на эту тему. Разумеется, мы сильны на тех рынках, где большое количество русскоязычных пользователей. Это все постсоветское пространство, где-то Германия, Америка, Канада, где достаточно сильные присутствуют русские диаспоры. Мы по-разному пытались заходить на рынки, когда мы тоже обучались, мы пытались зайти в Филиппины. Очень легко заходили, там большое количество аудитории, она привлекается, пользователям нравится сервис, но они не платят, недостаточно для нас. Мы пытались зайти в Европу, в некоторые более богатые страны, там было тяжело зайти с позиции, что есть модель subsciption, она готова платить за трафик больше денег, чем мы. Бесплатному дейтингу тяжело зайти на рынок, достаточно дорого, потому что на него начинают платить только в тот момент, когда очень большое количество аудитории. Если вы умеете набрать эту аудиторию или вы уже набрали ее, то тогда дальше все становится хорошо. Взять, например, Badoo, он не покупал никогда аудиторию. Но если мы посмотрим, как он там рос, например, там был этап, когда они очень хорошо организовали спамилку людей: «посмотри, кто еще здесь из твоих друзей». Другоймомент был, они делали спамилку в Facebook, тоже наворовали большоеколичество аудитории. Они набрали эту аудиторию, и дальше они уже держались на рынке достаточно плотно. Есть еще пример бесплатной модели, в Америке Plenty Of Fish, у него не было, относительно, конкурентов, он очень хорошо соптимизирован под поисковики. Набрал так аудиторию. Другие ребята в Бельгии, у них была социальная сеть Netlock (27.59). Когда Facebook начал давить, они начали падать, они переложили аудиторию в дейтинг. Поэтому им было там легче стартануть. Мы пробовали в Индии, там проблема другая. Там женщина – это не человек. Там культурная особенность, которая не позволяет сделать вменяемым в нашем понимании дейтинг-продукт. У нас есть позиция в Болгарии. Достаточно нормальная позиция, мы там, наверное, входим в Топ-3 дейтинг-сайтов. Сейчас мы пробуем получить позицию в Турции, потому что считаем, что она более-менее светская страна и одновременно они там достаточно обеспечены, они могут платить. Кто-то пытается, как Андрей, больше получить позиций в Америке. Богатый рынок, очень хороший, выгодный, дай Бог ему там успехов, но тяжелый.

 

JSON.TV: В Америке кто бьется? Есть какие-то мировые лидеры вообще?

 

Андрей Бронецкий: На рынке дейтинга есть один игрок, самый крупный. Это Match.com, группа IAC. Они всех скупают. Каждый год на рынке они покупают. Twoo, компания, которая базируется в Бельгии, они ей владеют, европейским подписочным сайтом Meetic они владеют, eDarling тоже, по-моему, владеют. Множество разных дейтинговых проектов в Америке, которые выстреливают, они их покупают. Их основной оборот, если не ошибаюсь, 360 или 400 с чем-то млн долларов в год.

 

JSON.TV: В Россию не собираются они приходить?

 

Андрей Бронецкий: Нет.

 

JSON.TV: Как Google на рынок поиска или Facebook на рынок социальных сетей. Переговоров с ними не ведете о возможной продаже? Или как Яндекс, гордо будем держать нашу марку?

 

Андрей Бронецкий: Во-первых, так. На самом деле, они больше покупают то, что ориентировано на их рынок. Если прийти на рынок Америки и начать их там как-то щемить, тогда они активизируются. А то, что происходит в России, на Украине, в Белоруссии, в Индии – им это не очень интересно.

 

JSON.TV: Насколько вообще велика компания? Контент считается бесплатным, он создается самим пользователем, значит, достаточно 3,5 человека, для того чтобы это обслуживать. Как на самом деле?

 

Андрей Бронецкий: Почти 3,5. На самом деле, порядка 120. Основной состав – это проверка контента, модерация и разработчики. Дальше – административный персонал, менеджеры, дизайнеры и так далее.

 

JSON.TV: Контент достаточно своеобразный. Какие есть репутационные ограничения в этом контенте? Известно, что поиск по «знакомства для секса» вы одно время снимали, а потом снова ввели. С чем это было связано? С какими-то ограничениями по законодательству либо не работало по бизнесу, аудитория была не ваша?

 

Андрей Бронецкий: По поводу секса, история была следующая. Нас часто упрекали на тему того, что это все про секс. Мы внутри себя на это все смотрели и видели, что это не совсем так. Большинство людей видят что-то яркое. И они думают, что мы про секс. На самом деле, мы посчитали, около 5% денег мы получаем на сексе. Поэтому мы его убрали. И получился забавный эффект. Была маленькая изюминка такая. Мы убрали совсем немножко, а активность стала падать. И мы подумали: бизнес есть бизнес. Пусть эта изюминка остается, пусть они думают. У Вас было здесь интервью с Германом Клименко, он рассказывал, что когда ты сегментируешь, становится на самом деле хуже. Я склонен с ним согласиться, что если есть общая масса, и здесь есть и секс, и еще что-то, получается веселее. Мы посчитали, что убирать – это неправильно. Мы согласились с собой, что это может быть, и решили вернуть.

 

JSON.TV: Коммерческие предложения добороли или не добороли? Потому что они часто противоречат законодательству.

 

Андрей Бронецкий: Мы постоянно боремся, такие пользователи удаляются. Но опять появляются. Потому что стоимость создания новой анкеты равняется почти нулю.

 

JSON.TV: Они приносили вам доход?

 

Андрей Бронецкий: Предложения о сексе, весь этот сегмент не приносят нам какой-то доход, мы считали, там меньше 5%. Но ощущение, что там это что-то есть, оно людей стимулирует заходить посмотреть и дальше что-то еще. Как развлекательный канал, где может быть много на одну тему, но должно быть и на другую. Человек варится в этой массе контента и наслаждается. В частности, Monamour, забавный пример: там было все очень правильно. Но там получился такой эффект: девушки приходят за серьезными отношениями, а мальчики тоже регистрируются, но потом на это смотрят и никому не пишут. И там активность была практически нулевая. Потом поняли, что делать надо было, но это было уже несколько позже. Уже после того, как мы это все продали. Человек не совсем линейный. Ему нравится один человек, он может любить его, смотреть на другого и что-то еще, он более сложный. И социальная атмосфера, когда нам говорят, что муж и жена – на всю жизнь, я в целом ее разделяю, но она не совсем рабочая.

 

JSON.TV: Известно, что уже пишут книжки, в которых переписку выкладывают или сочиняют, и по соцсетям, и по службам дейтинг-знакомств. Вы как-то собираетесь тот контент, который копится, использовать? Либо это строго личное пространство?

 

Андрей Бронецкий: В такие вещи мы не лезем и даже никогда не думаем. Мы можем думать на тему счастливых историй или еще каких-то репутационных, чтобы показывать на рынке пользователям, что на самом деле у нас все нормально, и огромное количество пар появляется, так действительно есть. В таком направлении мы можем думать. Есть проблема, что мы в продукте достаточно хорошо понимаем, а многие люди не понимают продукт. Как им пользоваться, как находить, на кого обращать внимание, на кого не обращать внимание – это тоже наша проблема, над которой мы думаем, некие учебники по пользованию сервисом. В этом есть большая потребность.

 

JSON.TV: Хранение персональных данных в соответствии с законом – как положено, на территории России, кому надо ‑ будет предоставлено, кому не надо – не будет предоставлено?

 

Андрей Бронецкий: У нас все налажено, все по закону, по запросам отрабатывается.

 

JSON.TV: Мобилизация, использование мобильных устройств к чему-то приводит? К кардинальному развитию бизнеса?

 

Андрей Бронецкий: В нашем бизнесе это очень важная составляющая, даже, наверное, ключевая. Если говорить о каких-то контентных сервисах, для которых мобильное решение может быть не до конца понятно, рекламного места не хватает, а у нас все совсем иначе. У нас растет количество пользователей сервиса, они начинают платить за наши сервисы, размер экрана большой, человека видно, переписываться можно, составить впечатление можно. Мобильных устройств больше, чем компьютеров, и они чаще у человека с собой. Поэтому в моем понимании будет дополнительная реинкарнация и второй рост дальше, вглубь бизнеса и  на текущем рынке, когда это все больше будет входить в обиход.

 

JSON.TV: Какие-то особые приложения делаете для мобильных устройств?

 

Андрей Бронецкий: Да, у нас под все основные платформы есть.

 

JSON.TV: Ваша бизнес-задача в жизни, если есть такая? На всю жизнь Вы генеральный директор Mamba? Что Вас интересует? Спортивные соревнования с другими бизнесменами, деньги как таковые, успех, авторитет у знакомых? Лично Ваши цели бизнеса?

 

Андрей Бронецкий: Наверное, все по мелочи из того, что Вы перечислили. Есть еще личная жизнь, семья. Конечно, Mamba – это большая часть жизни, и 8 лет – это очень много. Но это не будет бизнесом всей жизни, однозначно. Я запускаю некоторые свои проекты. Я надеюсь, какие-то будут успешные, продаваться, будут запускаться новые. И это будет и из-за денег, и показать себе, что ты умеешь, и из-за определенного драйва в жизни. Потому что быть наемником – это одна история, а работать на себя и чувствовать, как это все получается, и ощущения от того, что это все растет сейчас либо завтра это падает, и расстраиваться – это совсем другие эмоции и совсем другое ощущение жизни. Когда проект за год у тебя вырос на 100%, ты понимаешь – «ого, а если еще сделаешь, еще на столько-то вырастет!». Это очень приятно. Бенефит от денег, конечно, есть, но это не самое главное.

 

JSON.TV: 15-й год, в двух словах: все плохо, это жить можно, или «ребята, за работу»?

 

Андрей Бронецкий: Скорее, третье. Я оптимист. Я считаю, что все будет нормально. И с циничной позиции, что в любом случае люди будут знакомиться, это никуда не может деться. Более того, познакомиться – это достаточно дешевый способ развлечения по сравнению со многими другими. Потратить несколько долларов и найти себе человека, с кем тебе будет даже несколько часов интересно – это копейки, не говоря о том, что это может быть на всю жизнь. Я на это смотрю, и разработчики у нас, получается, дешевые. Наши конкуренты из зарубежных, у них все косты (40.51) в долларах. Да, мы больше на рублевом рынке, но у нас есть сегмент и в другой валюте. Поэтому, я думаю, это одна из возможностей дополнительно поработать и что-то получить. У меня, конечно, радости от таких резких изменений прямо однозначно нет, но с другой стороны, я не печалюсь.

 

JSON.TV: Спасибо Вам огромное.

 

Андрей Бронецкий: Вам спасибо!

 

JSON.TV: Напомню всем, что в гостях у нас был Андрей Бронецкий, генеральный директор Mamba. Счастливо!