×

25 Августа 2014 10:47
4165
0

Основные темы:

 

— Почему Андрей Галковский сменил работу в государственных структурах на работу в частном бизнесе?
— Каков круг обязанностей генерального директора? Как он делит компетенции с Советом директоров?
— Основные направления деятельности компании за 20 лет существования и общие сведения о персонале компании R-Style Softlab и регионах её активности. Как изменилась стратегия компании за последние 3 года?
— В чём главные отличия софта для банковского сектора? Как на него влияют требования информационной безопасности и регулятор рынка? — Наблюдается ли консолидация игроков на этом рынке?
— Как сказываются на бизнесе компании экономические санкции? Какова доля иностранных программных продуктов на российском рынке и есть ли необходимость их замены?
— Лидер продуктовой линейки R-Style Softlab – решения для Сбербанк-онлайн. В чём специфика работы с крупнейшим российским банком? — Какие топовые программные решения были реализованы в этом комплексе? Применим ли этот комплекс для иных банков?
— Будут ли банки с удаленным сервисом продолжать столь же динамично развиваться? Станут ли крупные банки полностью электронными?
— Какова текущая ситуация в сегменте мобильных финансовых сервисов? В чём Россия отстаёт даже от своих соседей? Готова ли компания реализовать «смежные решения» для социальных сетей?
— Как меняются подходы банков к технологии хранения данных? Есть ли здесь место для «облаков»? Что тормозит развитие облачных технологий?
— Как решения R-Style помогают защитить личные данные клиентов и иную конфиденциальную информацию, в том числе при удалённой работе в браузерах? Почему репутация и готовность возместить убытки – единственная реальная гарантия для клиентов?
— Остаётся ли R-Style Softlab российской компанией после вхождения в неё год назад европейского капитала? Одобрена ли сделка регуляторами? Что дают сертификаты ФСБ и ФАПСИ на работу с криптозащитой?
— Принимает ли компания непосредственное участие в создании национальной платёжной системы?
— Как Андрей Галковский оценивает деятельность по законодательному регулированию в банковских и финансовых сегментах в России? — Способствуют ли действия регулятора развитию ИКТ-бизнеса?
— В чём суть привлечения в компанию европейских инвесторов? Почему подготовка сделки заняла около двух лет? Возможен ли выход компании на IPO?
— Перспективы рынка банковского софта на ближайшее время. Почему Галковский уверен в хорошем будущем этого рынка независимо от общей экономической конъюнктуры?

 

Полная расшифровка интервью:

 

JSONTV: Всех приветствую. Это JSON TV. Я Сергей Корзун. Сегодня в гостях у нас генеральный директор R-Style Softlab Андрей Галковский. Здравствуйте, Андрей! Очень рады вас видеть в нашей студии.

 

Андрей Галковский: Добрый день, Сергей.

 

JSON TV: Для начала короткая справочка. Обновим информацию о вас. Время и место рождения – 17-е марта 1969-го года, город-герой Севастополь. Все правильно?

 

Андрей Галковский: Абсолютно.

 

JSONTV: Два высших образования – техническое и финансовое – когда и как получали?

 

Андрей Галковский: Первое в Военно-морском колледже в городе-герое Севастополе. Второе в Москве, в Академии казначейства и финансов.

 

JSON TV: После этого обновляли свое образование или по работе учитесь?

 

Андрей Галковский: Кратковременные курсы и тренинги.

 

JSONTV: Точка входа в бизнес на информационных технологиях – в IT или в ИКТ-бизнес. Как вы ее определяете.

 

Андрей Галковский: Наверное, 1992 – 1993-й год. Это Научно-исследовательский институт Министерства обороны.

 

JSON TV: Вы работали в аналитическом отделе этого информационного центра. Дальше, в 1998 и 2000-м – от Министерства финансов.

 

Андрей Галковский: Да. Казначейство.

 

JSONTV: Чтобы понять, чем вы занимались до того, как заняли эту должность. Какие еще проекты были в вашем прошлом, о которых хотели бы вспомнить.

 

Андрей Галковский: Наверное, значимые – это все-таки Казначейство Министерства финансов. Это становление Казначейства по городу Москве. Был очень интересный проект. Можно сказал, я стоял в его основе. Занимался как раз-таки IT-обеспечением. После этого были уже IT-компании (2000-й год) с западным капиталом и российские компании. 

 

JSON TV: Вы ушли с государственной работы в частный бизнес?

 

Андрей Галковский: Да. Потом попал в большой холдинг R-Style (e-Style), где продолжил свою карьеру на разных должностях. IT-директор, финансовый директор, просто директор. Потихонечку дорос до генерального директора.

 

JSONTV: Назад не звали в правительственные учреждения? Да наверняка звали не раз! Всех заметных людей, так или иначе, зовут. Вопрос в том, соглашаются они или нет.

 

Андрей Галковский: Я считаю, что отдал Родине должную часть своей жизни. Я думаю, отдал достойно. И звали, и разговаривали на эту тему, но пока не тянет. Пока интересно заниматься бизнесом. 

 

JSONTV: В R-StyleSoftlab вы с 2006-го года?

 

Андрей Галковский: Правильно.

 

JSONTV: Ваши должности и карьерный рост за это время.

 

Андрей Галковский: Я пришел в R-Style Softlab на должность заместителя генерального директора по стратегическому планированию. Занимался стратегией. Были и тактические вопросы – расширение филиальной сети, взаимодействие с потенциальными заказчиками. Искали, в том числе, стратегических инвесторов. До 2011-го года был в должности зама генерального директора. В 2011-м году был назначен на должность генерального директора.

 

JSON TV: Отвечаете за все в этой организации?

 

Андрей Галковский: Да.

 

JSONTV: Либо есть еще Совет директоров, президент? Как примерно распределяются обязанности.

 

Андрей Галковский: Тут необходимо отметить следующее. В прошлом году в компанию вошел на уровне акционерного капитала большой европейский IT-холдинг SecoGroup. Компания начала жить по публичным правилам. Да, в компании есть Совет директоров, есть председатель Совета директоров, но уровни операционного управления полностью моя прерогатива. 

 

JSON TV: Можете сказать в нескольких словах, чем в целом занимается компания. Создает исключительно программные продукты для банковской деятельности или что-то еще?

 

Андрей Галковский: Некоторый пиар. Компания в этом году отмечает 20-летие. Двадцать лет с момента образования. Компания образовалась, как вы понимаете, в 1994-м году из маленького отдела, который разработал, что называется, программу-«самописку». Она удачно выстрелила в 1996-м, 1997-м годах. В этот момент доля компании на рынке составляет 30% и не снижается. Это доля банковского программного обеспечения в банках России и странах СНГ. 

 

JSONTV: То есть та самая первая программа тоже была по поводу банковского обеспечения?

 

Андрей Галковский: Да. С этого момента из маленького дела образовалась компания, получила юридический статус и начала развиваться. На текущий момент в компании работает около 800 сотрудников. Компания территориально распределена в Москве, Брянске, Вологде. Большой филиал в Киеве. Представительство в Алма-Ате. В августе месяце этого года открыли в Крыму представительство. Можно сказать, новый филиал.

 

Клиентами компании являются около 370 банков России и стран СНГ. Как я уже сказал, это 30% от рынка. У компании есть собственные продуктовые линейки, которые позволят обеспечить бизнес банка процентов на 90, не менее. Плюс компания предоставляет дополнительные услуги.

 

За последние три года стратегия изменилась. Если раньше мы фокусировались на банках сегмента SMB (это банки ниже 200-го)… Вы знаете, в российской банковской системе сейчас 850 банков. Основные наши клиенты – с 200-го по 700-й. За последние три года мы изменили стратегию и активно выходим именно в топовые банки.

 

Есть своя специфика, есть отдельные пожелания. Банки требуют не только проект по автоматизации программного обеспечения, а проект для развития бизнеса, где есть и программное обеспечение, и «железо», и услуги. Компания меняет модель своего бизнеса.

 

JSON TV: Сейчас поговорим про это более подробно. Сначала я хотел бы узнать, в чем специфика программного обеспечения именно для банковской сферы. Чем эти решения отличаются от решений в сфере торговли или других подобных сферах.

 

Андрей Галковский: Как мы знаем, код C, Delphi или Java одинаков для любых областей деятельности. Главное отличие – на уровне бизнес-процессов. Здесь доминирующим для России и стран СНГ является влияние мегарегулятора под названием Центральный банк. Те процессы или указания, распоряжения, которые дает Центральный банк (самое главное, надзорные функции, которые он выполняет), являются уникально-специфичными. Они больше нигде не повторяются – ни в металлургии, ни в торговле, ни в промышленности.

 

Это одно направление деятельности. Контроль регулятора – в этом главная специфика. 

 

Второе. Сами бизнес-процессы работы с клиентами. Как мы понимаем, здесь совокупность факторов и, с одной стороны, проверка лояльности, проверка контента (заемщика). С другой стороны, это уровень безопасности информации, который должны обеспечивать банки или финансовые институты.

 

Вот два главных различия со всеми другими отраслями.

 

JSONTV: То есть вы работаете исключительно на рынке банковского программного обеспечения. Можете ли сказать, какое место занимаете. Примерная доля на рынке России.

 

Андрей Галковский: Мы уверенно занимаем 30%. Мы являемся лидером по количеству клиентов-банков среди российских компаний. В мире положение, наверное, уникальное. Не самые лучшие в этом случае, но в пятерку по клиентской базе мы точно входим. Соответственно, мы входим в тройку лидеров на российском банковском рынке.

 

JSON TV: Насколько монополизирован этот рынок. Ну, о монополизации в условиях конкуренции говорить нельзя, но на некоторых рынках программное обеспечение настолько «распылено» по производителям, что о каких-то серьезных мировых долях говорить не приходится. Как обстоят дела на этом рынке?  

 

Андрей Галковский: В России пятилетняя тенденция сводится к тому, что идет консолидация крупных игроков по тем или иным причинам, в той или иной форме. Можно сказать, что нет абсолютного монополиста, но есть явно выделенная тройка или пятерка лидеров. Я думаю, эти тенденции будут дальше продолжаться.

 

JSONTV: Вы занимаетесь поглощением более мелких компаний (в том числе стартапов). Планируете ли это делать в будущем?

 

Андрей Галковский: У компании есть опыт приобретения, но сейчас мы находимся в фазе, когда нас приобрели. Год только-только закончился. Но у компании есть планы (даже на 2014-й год) произвести поглощение более мелких игроков.

 

JSON TV: О грандиозных планах скажете? Стать первым уверенным игроком на рынке?

 

Андрей Галковский: Безо всяких сомнений. Здесь я не вижу препятствий. 

 

JSONTV: Собираетесь в какой-то степени выходить на международный рынок, или ограничиваетесь близлежащими странами СНГ?

 

Андрей Галковский: Не то, что ограничиваемся. Сейчас наша стратегия говорит о том, что потенциал рынка России и стран СНГ выше, чем восточной Европы, к примеру, или Азии. Про Африку – далеко. Наверное, можно будет года через 2-3 вспомнить.

 

JSON TV: Вводимые санкции и правительственные решения, которые принимаются в России – по определенному закрытию внутреннего рынка – вам на руку, совершенно очевидно, либо это не совсем так?  

 

Андрей Галковский: Не очевидно. Я повторяю, что у компании есть филиал в Киеве – он довольно большой (около 80 человек). Как вы понимаете, введение санкций и напряженность с Украиной сказывается, в том числе и на бизнесе. Внедренцы, которые должны делать проекты, выезжая из Киева в Россию, получают очень много проблем при пересечении границы. Либо наоборот. Вот эта тенденция тревожная.   

 

JSONTV: Это с одной стороны, но западный софт вы же должны потеснить вполне естественным образом?

 

Андрей Галковский: Да. С другой стороны, банковская сфера такова, что западный софт занимает даже не проценты, а доли процента. Такой явной угрозы нет. Есть западные нишевые решения, которые опережают  российские, но они именно нишевые. 

 

JSON TV: Давайте поговорим о лидере вашей продуктовой линейки. Это решение для «Сбербанк Online», которым вы занимаетесь уже два-три года.

 

Андрей Галковский: Больше шести лет.

 

JSONTV: В чем специфика работы с этим крупнейшим российским банком в сравнении с банками от второй сотни и далее.

 

Андрей Галковский: Я во вступительной части забыл вам рассказать о самой продуктовой линейке. Ни капельки не умаляя достоинства нашего продукта «Сбербанк Online», я хочу отметить, что это один из наших лидеров. Компания, помимо общей фразы о том, что позволяет автоматизировать 90% банковского бизнеса, сосредоточена на трех бизнес-линейках.

 

Это так называемый core banking. То есть АБС. Автоматизированные банковские системы. Ядро банковской системы в любом банке.

 

Дальше это фронтальные системы или системы дистанционного банковского обслуживания как физических, так и юридических лиц. Это второе направление.

 

Третье. Так называемые BI-решения или решения на основе хранилища данных, когда производится аналитика, отчетность, бюджетирование. Это еще один слой направления бизнес-процессов в банке. Он необходим, но он в больше степени бэковый (для дополнительного анализа). Это третье наше основное направление.

 

В каждом из этих направлений у нас есть собственные продукты, которые мы написали, зарегистрировали, а сейчас активно продаем и внедряем.

 

Возвращаясь к «Сбербанк Online». Действительно, есть чем гордиться. Это уникальное решение. Оно уникально не только в России и в разрезе стран СНГ, но и в Европе. На текущий момент зарегистрированы и одномоментно могут работать с системой более 25 миллионов пользователей. Мы не забываем, что пенсии и основное обслуживание населения происходит через «Сбербанк». Так вот, 25 миллионов человек пользуются  нашей системой ежедневно.

 

JSON TV: Именно онлайн-системой?

 

Андрей Галковский: Да.

 

JSONTV: То есть не ножками прийти. То, что стоит на терминалах в отделениях «Сбербанка», тоже ваше обеспечение?

 

Андрей Галковский: Да. Система позволяет использовать «Сбербанк Online» через интернет, через любые гаджеты и платформы, в терминалах и операционных кассах.

 

Я понимаю, что пенсионеры вряд ли будут через iPhone заходить и управлять своими счетами, но они могут оплатить коммунальные услуги через терминалы, которые используют наше программное обеспечение.

 

JSON TV: Вы полностью закрыли эту линейку для «Сбербанка», а к основному продукту (или тут уже нельзя говорить об основном или не основном банковском продукте) онлайн-линейку вы закрыли? Есть ли у вас планы по освоению дальнейшей части?

 

Андрей Галковский: Дело в том, что «Сбербанк Online» как продукт развивается. Это не что-то стабильное. Мы работаем, как я повторяю, на проекте более шести лет. За эти шесть лет удвоение функционала  происходит ежегодно.

 

Можно сказать, что сейчас «Сбербанк Online» обеспечивает около 30 тысяч сервисов. Это значит: услуги ЖКХ, переводы, планирование, интернет-покупки. Эти 30 тысяч сервисов охватывают всю территорию России.

 

Здесь еще необходимо отметить, что специфика работы, к примеру, Дальнего Востока или Центральной России отличаются. Это разные поставщики, разные услуги (разный набор услуг).

 

Плюс сами бизнес-процессы не стоят на месте. Здесь я рад, что «Сбербанк» изменяется. Я отдаю должное Грефу, который заставил «слона танцевать». Молодец! Я считаю, что за счет этого, в том числе, развивается и бизнес. Помимо просто наведения административного порядка развивается и бизнес-направление. Мы стараемся не то что угнаться, но, может быть, даже предложить что-то новое для него.

 

JSONTV: Есть или было в этой работе что-то от аккордной работы, как иногда принято говорить? То есть сделали, сдали, а дальше только техническое обслуживание. Либо есть перспектива дальнейшего сотрудничества и развития той же самой линейки.

 

Андрей Галковский: Да, есть перспектива. Здесь я хочу сказать, что «Сбербанк Online» это именно продукт. То, что локомотивом выступил именно «Сбербанк» – честь ему и хвала. Но этот продукт мы активно продвигаем и другим коммерческим банкам. Я считаю, есть успешные предпосылки. Понятно, с другим лицом и дизайном, но этот продукт будет внедрен еще в других лидерах российской банковской системы.

 

JSON TV: Как вам видится будущее банковской сферы. Будут ли банки с удаленным сервисом (такие как «Океан» или «ТКС») продолжать так же динамично развиваться в ближайшем будущем, как это происходит сейчас?

 

Андрей Галковский: Я думаю, эти банки действительно будут развиваться, но это не будет доминированием над остальными. Как были, так и останутся универсальные банки. «Сбербанк» или «Альфа-Банк» никогда не станут полностью электронными. Всегда будут операционные кассы. Всегда будут залы для vip-клиентов. Без всяких сомнений, услуги перейдут в гаджеты, но это будет только часть услуг.

 

JSONTV: Как оцениваете текущую ситуацию в сегменте мобильных финансовых сервисов. Какие тенденции на ближайшие несколько лет будут в этой сфере.

 

Андрей Галковский: Здесь я хочу немножко вспомнить историю собственной деятельности, когда я работал, на перевале 2000-х годов, в IT-компании с западным капиталом. Это было, наверное, в 2003-м или 2004-м году: приезжали американские аналитики. Они рассказывали: «Вот у меня есть телефон и нет бумажника. Я по этому телефону прохожу в метро, произвожу покупки. Только в случае крайней необходимости я начинаю вспомнить, где у меня банковская карточка».

 

В 2004-м году я думал, что он, наверное, немножко преувеличивает! (Смеется). Сейчас я вижу, что жить так действительно можно. Можно жить, имея при себе телефон.

 

К сожалению, Россия немножко отстает даже от стран СНГ. У нас есть интересные проекты в Азербайджане. Я могу сказать, что уже год в Баку внедрена система цифровой подписи, встроенная в sim-карту. Именно та технология, когда человек может ходить с sim‑картой и расплачиваться в магазине, интернете и так далее. Для этого кошелек ему не надо.

 

Я вижу, что в России максимум через год тоже будет внедрена такая система.

 

JSON TV: В чем проблема России в этом плане? Только ли масштабы страны?

 

Андрей Галковский: Масштабы страны и излишняя бюрократия. Без этого не обойтись. Чем больше страна, тем больше бюрократия.

 

JSONTV: Как относитесь к появлению смежных решений. Например, переводы в соцсетях через ВПК-проект. «МОБИ.Деньги», скажем.

 

Андрей Галковский: Более чем положительно. Эта тенденция или явное направление, которое дошло до нас с опозданием на 2 – 3 года. В Европе это широко используемое решение. Оно должно быть, без всяких сомнений. Мы готовы  реализовать в своем функционале и предложить нашим клиентам эти решения – интеграцию с соцсетями, все необходимые механизмы защиты.

 

Но это одно из нишевых решений. На самом деле продвижение в соцсетях, как мы знаем, началось лет пять назад активно. Сейчас уже произошло некоторое насыщение этими услугами. Взрывного роста соцсетей нет. Да, есть наполнение услугами, но, наверное, завтра появится еще какое-то направление, стоящее рядом с соцсетями. Тоже надо будет интегрировать либо «МОБИ.Деньги», либо «Яндекс.Деньги».

 

JSON TV: Хранилища данных. Меняются ли подходы банков и сама технология хранения данных, учитывая размах, развитие и, я бы сказал, моду на облачные сервисы хранения. Что предпочитают. Есть ли где-то внешние облака (в них работать), либо у нас, как говорят некоторые эксперты, каждая более или мене крупная компания предпочитает создавать свое облако?

 

Андрей Галковский: Тема с облаками интересна тем, что о ней все говорят, но реализации больших стационарных проектов с облаками нет. Нет бизнес-приложения. Есть пилоты, не спорю, либо есть какие-то явные нишевые решения. Я бы здесь отошел явным образом от темы с хранилищами, потому что хранилище – одно из приложений,  в котором можно использовать технологию облаков. Точно так же можно фронтальные системы использовать в облаках. Тот же  АБС можно использовать в облаке.

 

Об облаках говорят, если не ошибаюсь, уже второй год. Больших реальных проектов нет. Наверное, рынок еще не созрел от идеи к решениям. Я думаю, в первую очередь, это связано с защитой информации. У больших игроков есть серьезные опасения, что, поместив «облако в штанах», мы никогда не сохраним свои данные.

 

Пока это недоверие не пройдет или не будет каким-то образом лимитировано, проектов больших не будет.

 

JSONTV: У вас лично есть эти опасения? Как защищаются ваши продукты. Уверены ли вы в защищенности в не зависимости от того в каком бы облаке и над какой бы территорией (над каким бы континентом) это облако ни «плавало».

 

Андрей Галковский: У меня опасений нет. Но я здесь хочу сказать следующее. Чтобы разуверить клиентов, должен быть некий набор факторов.

 

Первое. Доказать, что твое решение стабильное и сохраняет все данные.

 

Второй аргумент. Бренд. Против хакерских атак, как мы знаем, трудно уберечься. Они имеют место быть. В этом случае должен сыграть имидж компании как надежного игрока, что в случае конфликтной ситуации он всегда сможет возместить убытки либо закрыть брешь в самые короткие сроки.

 

JSON TV: То есть работа через браузеры никогда не будет абсолютно безопасной. Вопрос не столько в программных решениях, сколько в поведении как клиентов, которые доверяют или не доверяют, так и компаний, которые обеспечивают их безопасность, перестраховывая свои риски потери информации. Правильно я понимаю?  

 

Андрей Галковский: Да. Это как гонка вооружений. Есть пуля, есть бронежилет, а дальше по развитию.

 

JSONTV: Вернемся к последним тенденциям. Поворот России к созданию собственного программного обеспечения. Насколько вы чисто российская компания, а то Президент у нас знает точно, что «Яндекс» – это компания не совсем российская, хотя и считается такой.

 

Андрей Галковский: Я уже отмечал, что год назад в состав акционерного капитала вошли европейцы. Но условия сделки подразумевают собой сохранение как тактики, так и стратегии на ближайший пятилетний период развития российского программного обеспечения. Это с одной стороны.

 

С другой стороны (чтобы аргументированно доказать, что Президент и Премьер-министр участвовали в сделке): чтобы осуществить эту сделку, мы получили подтверждение от Федеральной антимонопольной службы.

 

Компания обладает сертификатами ФСБ и ФАПСИ на реализацию криптозащиты, распространение программного криптозащитного продукта. Поэтому мы относимся к категории стратегических предприятий.

 

JSON TV: То есть никакие возможные санкции… По крайней мере, не опасаетесь политических рисков развития компании и программного обеспечения?

 

Андрей Галковский: Нет. Еще раз говорю, что мы позиционируемся как российский производитель программного обеспечения. Я не вижу предпосылок, почему это должно меняться.

 

JSONTV: Тогда про Национальную платежную систему, о которой заговорили в последние полгода, год. С тех пор, как появились политические риски использования международных систем. Участвуете ли в этом процессе и насколько активно.  

 

Андрей Галковский: О Национальной платежной системе уже года три идут разговоры. Просто сейчас, на этапе обострения, заговорили больше на эту тему.

 

Но тема нам не близка. Она не входит в scope нашей продуктовой линейки. Мы работаем или будем работать с этой системой только посредственно. Либо по каналам «Сбербанк-Online», либо по другим фронтальным решениям.  Непосредственно в этом проекте мы не участвуем. 

 

JSON TV: То есть главным подрядчиком создания российской Национальной платежной системы на этот момент не являетесь?

 

Андрей Галковский: Мы, если не ошибаюсь, входим в состав Совета, который дает рекомендации, но не являемся именно подрядчиком по ее приготовлению. 

 

JSONTV: Ваш комментарий по некоторым законодательным инициативам последнего времени. Например, ввод ряда ограничений для операторов электронных денег. Или идея ограничить комиссию в платежных терминалах.

 

Андрей Галковский: Здесь я могу сказать только свое частное мнение. Этот рынок вне сферы деятельности компании R-Style Softlab. Частное мнение: это не первый «наскок» Правительства на эти направления. Регулирование должно быть, без всяких сомнений. Предыдущие действия Правительства год или полтора назад действительно привели систему из хаоса к какому-то упорядочиванию.

 

Я считаю, сейчас вопрос о тарифах может обсуждаться, но само движение должно быть такое. 

 

JSON TV: Вопрос о функции регулятора в государстве. Одни говорят, что регулируется слишком много. Другие говорят, что вообще ИКТ-бизнес и в том числе его часть, рынок программного обеспечения, никак у нас не регулируются. Что вы думаете об этом как практический человек, работающий в крупнейшей компании.  

 

Андрей Галковский: Я благодарен Правительству и товарищу Медведеву, в первую очередь, за то, что в 2010-м году, если не ошибаюсь, для IT-бизнеса были выданы существенные преференции. Это касалось налогообложения и регулирования. Я считаю, это дало предпосылки для успешного развития.

 

Я не вижу сейчас тенденции к «закручиванию гаек» в этой отрасли и считаю,  что нет полной свободы, но функции регулятора минимальны. Они способствуют движению бизнеса.

 

JSONTV: Возвращаясь к вашим инвесторам, которых вы приобрели в последнее время. Вы искали деньги там, где их могут дать, либо намеренно выходили на международный рынок? Можно ли было найти подобные деньги в России. 

 

Андрей Галковский: Искали не деньги, а стратегического партнера. Я уже отмечал, что последние тенденции пятилетнего периода в России именно в нашей сфере (программное обеспечение для банковского и финансового сектора) – это консолидация игроков. Появление мегаигроков.

 

Стратегия показывала, что в одиночку нам, к сожалению… Это притом, что компания за все 20 лет успешная, прибыльная, развивающаяся. Но в одиночку мы, наверное, не смогли бы выпрыгнуть и остаться в тройке лидеров. Искали даже в меньшей степени финансовых инвесторов, а в большей степени технологических, у которых есть свои бизнес-процессы, свои продукты, но которые явным образом не пересекаются.

 

Условия сделки мы долго обсуждали. Сделка готовилась порядка двух лет. Она определяла, что  стратегия развития собственной продуктовой линейки  R-Style Softlab является основной этой сделки.

 

Что приобрели. Технологии, бизнес-процессы, которые в западной и восточной  Европе уже функционируют, а до России дойдут через год, через два. То есть получили практику, знания, поддержку.

 

Я не хочу сказать, что мы никогда не будем пользоваться финансовыми условиями. Почему бы нет! Но это финансовые условия не для выживания, а для дальнейшего роста. 

 

JSON TV: Хорошо ли масштабируется ваш бизнес. Расскажите о будущем. Экспансия на какие-то внешние рынки, в том числе отдаленные? Возможно, IPO. Что планируете делать.

 

Андрей Галковский: IPO, возможно, но не является самоцелью. Считаем, что еще не отыграна стратегия выхода в топовые банки («Топ-100»). То есть у нас есть такая стратегия – она называется «Топ-100». Она была инициирована порядка трех лет. Я считаю, должен пройти пятилетний период, чтобы зафиксировать результаты, и или пересмотреть ее, либо изменить каким-то образом. Сейчас это доминирующее направление деятельности компании. 

 

JSONTV: Можете оценить как участник рынка софта его перспективы развития в целом. Будет ли он активно развиваться?

 

Андрей Галковский: В разных отраслях будет разная ситуация. Я могу дать относительно четкие перспективы, свое мнение, по банковскому бизнесу. Я считаю, что количество банков будет уменьшаться, но население России будет больше подключаться к банковским услугам, а значит банковский бизнес будет расти. Раз будет расти бизнес, значит, будут расти и компании, которые непрерывно обеспечивают этот бизнес, позволяют им развивать свои бизнес-процессы и дальше развиваться банкам. 

 

JSON TV: Какие темпы роста предполагаете. Многие говорят об определенном застое и проблемах экономического развития в целом на ближайшее время. Как вы связаны с общей конъюнктурой?

 

Андрей Галковский: Из предыдущего кризиса, 2008-го года, компания вышла, если не ошибаюсь, с 20-типроцентным ростом. Я не знаю, будет глобальный кризис или не будет в 2014-м году, но по итогам года, я думаю, не меньше 10% роста будет обеспечено.

 

JSONTV: Что бы ни происходило с металлом, нефтью, золотом, деньги остаются деньгами?

 

Андрей Галковский: Да. Я бы не был так уверен, если бы мы занимались изготовлением или продажей железа, но без бизнес-приложений банки не справятся.

 

JSON TV: Никуда им не деться от этого.

 

Андрей Галковский: Либо вы управляете хорошими долгами, либо плохими долгами. Все равно вы должны ими управлять.

 

JSONTV: Какой вы руководитель. Насколько жесткий, насколько опираетесь на ключевые фигуры в вашем бизнесе или предпочитаете все держать под своим собственным контролем?

 

Андрей Галковский: Трудновато, наверное, управлять восемьюстами человек лично. Стараюсь максимально делегировать полномочия, но в  трудную минуту я не отсиживаюсь в кабинете, а нахожусь на «капитанском  мостике».

 

JSON TV: Ваша бизнес-цель – исключительно повышение капитализации, как это всегда бывает в бизнесе? Либо есть какая-то миссия, которую выполняете?

 

Андрей Галковский: Нет, не самоцель. У меня, без всяких сомнений, есть явные финансовые ориентиры и приоритеты, которых я должен достичь, но мне интересно развивать бизнес как бизнес, а не только с финансовой точки зрения. Мне интересно создавать новые востребованные на рынке продукты. Мне интересно получать лестные отзывы или референсы от клиентов.

 

JSONTV: То есть референтная группа для вас чрезвычайно важна.

 

Андрей Галковский: Да.

 

JSON TV: Есть ли какое-то безусловное бизнес-правило, которому вы следуете в жизни? Особенно после перехода от работы в государственных органах в частный бизнес.

 

Андрей Галковский: Быть честным с самим собой.

 

JSONTV: Кумиры в бизнесе есть?

 

Андрей Галковский: Ох, как там Кузьма Прутков – не сотвори себе кумира. Лучше сказать, что есть собирательный образ. Нет одного человека, про которого я бы сказал, что он мой кумир, и я к нему стремлюсь. Нет. К сожалению, у человека есть и плюсы, и минусы. Они проявляются либо в работе, либо в других отношениях. Идеальных людей нет.

 

JSON TV: А идеальная компания существует? Например, компания, которую вы можете считать моделью или образцом развития в России и за рубежом.

 

Андрей Галковский: Я думаю, мы сообща с моими сотрудниками построим эту компанию на базе R-Style Softlab.

 

JSONTV: Как организуете рабочий день. Жестко или оставляете относительно свободное время, чтобы подумать, как говорят, и себе, и сотрудникам.

 

Андрей Галковский: Есть четкие приоритеты. Это клиентская работа, это операционный менеджмент. С другой стороны, если это не четко запланированные встречи или митинги, в любой момент ко мне могут зайти сотрудники и обсудить свои дела.

 

JSON TV: Как относитесь к неудачам. Они бывают в жизни любого руководителя.

 

Андрей Галковский: Очень болезненно.

 

JSONTV: Стараетесь обязательно преодолевать изо всех сил, либо обходите стороной и заходите с тыла?

 

Андрей Галковский: Стараюсь, прежде всего, проанализировать причины. Если они существенные, вполне возможно, отказаться от реализации каких-то методов, либо вообще отказаться от проекта и начать делать что-то другое.

 

JSON TV: Ваши пристрастия в гаджетах. Насколько вы гаджетозависимы. Что всегда носите при себе.

 

Андрей Галковский: В большей степени это средство коммуникации. Руководитель должен иметь телефон для оперативной связи. Последние полтора года это продукция Apple, но заметил тенденцию, что надо менять предпочтения и стереотипы каждые полтора-два года. Раньше был большим любителем Nokia. По известным причинам сейчас уже незачем пользоваться этой технологией. Доминирование Apple тоже имеет свою обратную сторону. Думаю, через годик перейду, как вы, на Samsung.

 

JSONTV: Спасибо огромное, Андрей Николаевич. Я напомню, что гостем нашей студии JSONTV был генеральный директор R-Style Softlab Андрей Галковский. Больших вам успехов и всего доброго всем. Счастливо!

 

Андрей Галковский: Спасибо вам большое. До новых встреч!

 

Заказать стенограмму TV-программы, Интервью, Конференции, большого Форума или Конгресса, радиопрограммы - делового или светского мероприятия можно в компании «Свежие Материалы» Тел. +7 904 64 226 79 , info@ima-ges.ru