×

7 Октября 2019 19:24
1509
0
7 Октября 2019 19:24
1509
0

«Прием пищи не всегда связан только с удовлетворением физиологических потребностей. Например, ужин, - очень социальный прием пищи. Кто-то хочет провести его дома, с родителями, с семьей, не знаю, с девушкой, с детьми и т. д. Он растянут во времени, он приобретает какой-то другой окрас, нежели чем просто удовлетворить физиологические потребности. Поэтому давайте лучше мы придем на помощь, когда это действительно нужно, а не всегда. Тут тоже важен баланс: как внутри продукта, так и в жизни. Поэтому, когда не успеваете позавтракать лично, когда на работе куча задач и нет времени на обед, вообще супер – вот Octa. Но давайте хотя бы ужин мы оставим в рамках традиционных продуктов».

 

«Начинали продажи первые месяцы с нуля, было где-то несколько сотен или, может быть, тысяча бутылок в месяц. Сейчас примерно 20-30 тыс. штук в месяц, производство и продажа».

 

«У нас есть четкая стратегия - мы идем в те категории, где у нас есть экспертиза: это бакалея, напитки. Мы понимаем, что рынок в ближайшие 5-10 лет будет сильно трансформироваться. Основной водораздел пойдет на еду «выходного дня» и еду в будние дни. И вторая трансформация – это то, что кухня будет умирать как таковая. Потому что... ну, грубо говоря, у нас большой многоквартирный дом – зачем в нем 120 кухонь, если может быть, условно, одна, и необязательно в этом доме? Рынок глобально разделится на то, что люди будут есть либо вне дома, либо дома, но просто уже разогревать какую-то еду, условно, из лотков. И второй сегмент – снековая продукция, где люди едят на бегу или хотят это добавить к приему пиши, что-то дополнительное и т. д. Мы играем во втором сегменте. Поэтому мы идем только туда, мы делаем напитки, которые могут заменить прием пищи или сделать какое-то дополнительное питание. Мы смотрим на батончики, готовую гранолу, которую просто надо залить молоком, йогуртом или кефиром. То есть это то, что даст возможность позавтракать быстро и т. д. Мы смотрим на продукты, которые можно съесть здесь и сейчас».


Полная расшифровка интервью:

 

Наталья Пчеловодова: Добрый день, уважаемые зрители! Мы продолжаем наш разговор про инновации в сфере пищевой индустрии, фудтеха. У нас сегодня в гостях Андрей Редуто, сооснователь, директор по развитию компании GoFoods. Андрей, здравствуйте!

 

Андрей Редуто: Добрый день!

 

Наталья Пчеловодова: Благодарю вас за то, что вы сегодня пришли с нами пообщаться про интересные продукты, которые вы делаете. И начнем с того, что расскажите про вашу компанию: как давно она появилась, кто является ее основателем, учредителем? И с чего началась вообще история вашего проекта?

 

Андрей Редуто: Если коротко, нам около трех лет. На самом деле, очень сложно отсчитывать прямо четко, структурированно, день того, когда мы начали заниматься. Потому что это было так всё очень плавно. Но если говорить более детально, то да, я бы сказал, три года. Мы начинали как две разные компании. Я представляю продукт Octa: это напитки, которые заменяют прием пищи. Мы начали примерно в августе 2016 года и первые полтора года разрабатывали продукт, тестировали его на рынке, что-то меняли, улучшали, изменяли дизайн. Также у нас была вторая часть команды, которая занималась гранолой: это мультизлаковая смесь, которая очень похожа на мюсли. Там занимался Сергей. И когда мы попали в акселератор PepsiCoLABв 2017 году, после него мы решили объединить усилия. И в данный момент. Вот, две наши команды соединились, и мы вместе сделали общую компанию, которая называется GoFoods. И под этой компанией уже продаем и производим наши текущие продукты, плюс имеем целый ряд идей, которые мы будем реализовывать и выводить на рынок.

 

Наталья Пчеловодова: А где локализовано ваше производство?

 

Андрей Редуто: В данный момент у нас две площадки, обе в Московской области. Одна находится на Каширском шоссе, это поселок Ступино. Вторая находится в Калуге, вернее, она в данный момент туда переезжает.

 

Наталья Пчеловодова: Андрей, скажите, если мы говорим про функциональное питание – о чем сейчас очень много говорят на зарубежном рынке, – почему это так актуально в современном мире. И функциональное питание – это просто развлечение и блажь, или это то, что решает какие-то действительно глобальные проблемы?

 

Андрей Редуто: Я бы ответил, наверное, так: с учетом, что, во-первых, технологии приходят во все сферы жизни общества. И во-вторых – что в целом ритм жизни сильно ускоряется. Поэтому в еде тоже начинает происходить такое разветвление: что в целом еда начинает быть... Первая такая – обычная еда, и вторая – еда «выходного дня». То есть, условно говоря, пять дней в неделю человек хочет питаться в режиме, получать конкретные белки-жиры-углеводы и т. д. А два дня он хочет больше уходить в сторону эмоций, - отдыхать, пробовать что-то новое и т. д. Поэтому глобально мы видим следующее разделение: тренд идет в сторону того, что люди пять дней хотят очень сильно следить за едой, думать о своем питании и т. д. И вот тут эта область как раз про функциональное питание, где люди думают про healthy-лейблы, про то, какой состав продукта... Поэтому там есть определенный рынок, который очень сильно развивается. Мы видим эти тренды особо сильно в Штатах, в Европе и т. д. Постепенно они приходят к нам.

 

Наталья Пчеловодова: Андрей, у меня еще такой вопрос: знакомясь с зарубежными трендами, в том числе по функциональному питанию, мы видим там то, что общество очень много внимания уделяет как раз проблематике неполноценности питания населения, как бы в глобальном его представлении. То есть нехватка питательных веществ, что мы питаемся все неполноценно, и с этим связан рост различных заболеваний, в том числе, хронических и т. д. С точки зрения ... как вы считаете, функциональное питание для вас – это просто здоровое питание для спортсменов, для тех, кто следит за своим образом жизни,. Или это все-таки почти медицинская вещь, которая может скорректировать какой-то баланс в организме?

 

Андрей Редуто: Я бы, наверное, сказал, что это больше первый вариант. Потому что... это осознанный выбор каждого. Человек должен понимать, зачем ему питаться, условно, больше функциональными или здоровыми продуктами. И в данном случае это как, ну, назовем такой – условно, совсем условно – превентивной медициной. То есть чем потом лечиться, лучше не болеть. И вот тут то же самое происходит в области продуктов питания: лучше думать о том, что ты ешь, как ты ешь, во сколько ты ешь, – чем потом идти к доктору и говорить: что же мне есть теперь?... Я бы сказал, что это просто более осознанный выбор потребителя: питаться продуктами, которые в плане питательных веществ более сбалансированы, более правильные и полезные с точки зрения того, как они воздействуют на организм.

 

Наталья Пчеловодова: Вы принесли сегодня с собой очень красивые, интересные штуки. Расскажите, пожалуйста, про вашу продуктовую линейку. Вообще, что вы производите и какие технологии используете? Наверное, даже технологии важнее в контексте нашей беседы сегодня.

 

Андрей Редуто: У нас сейчас два бренда, два продукта основных, под которыми мы в данный момент работаем. Первый – это вот стоят напитки Octa, это полноценный заменитель приема пищи. В одной бутылке содержатся все необходимые питательные вещества: белки, жиры, углеводы, минералы, витамины. И в одной порции около 500 килокалорий, что позволяет при необходимости выпить бутылку, там, на бегу – условно, прием пищи займет одну минуту, – и организм полностью на 3-4 часа получит все необходимые питательные вещества. Второй наш продукт и бренд – это GranoLife. Мы делаем гранолу – это мультизлаковая смесь: обжариваются различные хлопья, туда добавляют сублимированные фрукты-ягоды. Такой полезный завтрак, который очень питательный, там много длинных углеводов. И также мы недавно выпустили под брендом GranoLifeбатончики. Это перекус, когда завтрак уже не за столом, а, возможно, по дороге куда-то. В целом, в нашей стратегии - брать какие-то нишевые продуктовые категории... Мы сейчас разрабатываем натуральный энергетик на основе матчи, очень сильно мы также смотрим в сторону альтернативного молока, ведем различные исследования. Мы хотим внутри каждой категории, которая еще до конца не сформирована, занять лидирующие позиции для того, чтобы потом из этого вырасти в большого игрока внутри каждой категории.

 

Наталья Пчеловодова: Хорошо. Я предлагаю чуть позже вернуться к вашим планам. Мне бы хотелось сейчас немножко остановиться на Octa, на функциональном напитке. Можете рассказать подробнее, что там в составе, какие технологии используются, какие вкусы доступны?

 

Андрей Редуто: У нас сейчас основа напитка – это молоко. Туда добавляется молочный белок, жиры, углеводы... Источники углеводов – это мальтодекстрин, изомальт и т. д. Источник жиров – это молочный жир, масла и т. д. Сейчас три вкуса, это клубника, шоколад, ваниль. Плюс еще разработано порядка семи вкусов, мы пока, честно сказать, в раздумьях – когда выведем их на рынок. В федеральном ритейле вы в данный момент можете попробовать три наших вкуса.

 

Наталья Пчеловодова: Там есть сахар, кстати говоря?

 

Андрей Редуто: Нет, сахара нет.

 

Наталья Пчеловодова: Сахара нет – используется какой-то сахарозаменитель?

 

Андрей Редуто: Фруктоза.

 

Наталья Пчеловодова: А есть несладкие вкусы?

 

Андрей Редуто: Типа брокколи с мясом?

 

Наталья Пчеловодова: Ну да.

 

Андрей Редуто: Нет, таких вкусов пока нет. Идея в том, что нам надо очень сильно приблизиться к какому-то сформированному паттерну поведения. И, скорее всего, люди привыкли пить кефир, йогурт. Поэтому мы максимально смотрим в сторону того, чтобы человек пил что-то похожее на кефир или йогурт.

 

Наталья Пчеловодова: А в чем инновационность и уникальность ваших технологий? И где вы берете сырье?

 

Андрей Редуто: Сырье мы закупаем либо у российских, либо у иностранных поставщиков. А уникальность технологий в том, что мы, по сути, собрали в одной бутылке всё необходимое. То есть можно сравнивать с какими-то там уже существующими продуктами на рынке, но как правило, нет чего-то сбалансированного. А тут вот в одной бутылке собрано всё необходимое. То есть, по сути, одна бутылка, одна порция Octa– это как такая тарелка, на которой лежит курица на пару, рис и немножко овощей.

 

Наталья Пчеловодова: Даже так?

 

Андрей Редуто: Да.

 

Наталья Пчеловодова: Ну, в этом смысле вы являетесь как бы аналогом известного Soylent, да? И... Технологически вы похожи на них? Или нет, или вы чем-то отличаетесь?

 

Андрей Редуто: Есть, конечно, какие-то вещи похожие. Но основное, наверное, различие – что мы в данный момент производим на основе молока и молочного белка, а они производят на основе соевого белка. И это основное различие. В остальном – ну там, пропорции, конечно, чуть-чуть разные, но в целом похожий продукт.

 

Наталья Пчеловодова: Вы упомянули, что вы хотите разрабатывать альтернативное молоко...

 

Андрей Редуто: Да...

 

Наталья Пчеловодова: В этом контексте – будет ли оно новой основой для Octa?

 

Андрей Редуто: Да, конечно, обязательно сделаем. Просто тренд не сильно еще дошел до России...

 

Наталья Пчеловодова: Да.

 

Андрей Редуто: Он только-только здесь начинает появляться. Но мы уже знаем примеры Nemoloko и других производителей. Это просто вопрос времени.

 

Наталья Пчеловодова: А может ли Octaполностью заменить традиционную еду? И нужно ли это вообще?

 

Андрей Редуто: Ну, я, наверное, чуть-чуть вернусь к тому, о чем мы уже говорили – то, как меняются пищевые привычки людей. Да, может, но зачем это делать всегда? Прием пищи не всегда связан только с удовлетворением физиологических потребностей. Например, возьмем ужин. Ужин, он вообще очень такой социальный прием пищи: кто-то хочет провести его дома, с родителями, с семьей, не знаю, с девушкой, с детьми и т. д. Он растянут во времени, он приобретает какой-то другой окрас, нежели чем просто удовлетворить физиологические потребности. Поэтому давайте лучше мы придем на помощь, когда это действительно нужно, а не всегда. Тут тоже важен баланс: как внутри продукта, так и в жизни. Поэтому, когда не успеваете позавтракать лично, когда на работе куча задач и нет времени на обед, вообще супер – давайте хотя бы ужин мы оставим в рамках традиционных продуктов.

 

Наталья Пчеловодова: Ну, даже Soylentполучал в свое время целый шквал негативных каких-то отзывов. Потому что они продвигали свой продукт как замену традиционной еде, –  и что люди разучатся жевать, перестанут проводить время вместе. Было очень много критики в адрес составов: что там есть подсластители, которые негативно влияют на работу кишечника. Вот вы со своей стороны... уже продукт, я так понимаю, доступен на рынке, да? Сталкиваетесь ли вы с таким негативом? Если да, то с чьей стороны он исходит, от потребителей или от ваших конкурентов? И что вы с этим делаете?

 

Андрей Редуто: Честно хотелось бы сказать – нет. Но наверняка мы можем знать не всё – в силу того, что не вся обратная связь до нас доходит. У нас скорее основной негатив обычно связан с тем, что кому-то не хватает насыщения. То есть кто-то говорит: я выпил и через, там, 30 минут захотел есть. Кто-то говорит наоборот: мне очень сильно хватает насыщения, я съел и не могу есть 5-6 часов... Это первый такой негатив. И мы стараемся всё отрабатывать, мы всегда открыты к обратной связи. Для нас обратная связь – это такой источник роста. Потому что только когда мы слышим голос клиента мы можем становиться лучше. Поэтому всю обратную связь мы отрабатываем. Негатив там да, какой-то есть, но мы с ним тоже работаем. И надо еще понимать, в частности, если мы чуть-чуть перейдем на Soylent, – что, на самом деле, условно, у компании Coca-Colaили у любой другой компании, пищевой, я имею в виду, тоже есть, ну, условно, брак. Просто это нормально и это не столь заметно на их масштабе. Когда компания приходит на рынок суперконсервативный – это мы говорим про пищевые продукты, потому что, там... условно говоря, если мы рассматриваем какой-то IT, то там – ну, не работает сайт, и бог с ним – воспользуюсь другим или просто сделаю это позже... То с едой всё гораздо острее. Потому что если, не дай бог, какие-то проблемы с желудком после приема пищи возникают, то человек реагирует гораздо более негативно. Тем более, когда на рынок пришел игрок и сказал: я поменяю полностью ваш подход к еде! И тут, естественно, все потребители более усиленно и требовательно относятся к тому. Потому что изначально заявление слишком амбициозное и не укладывающееся в головах.

 

Наталья Пчеловодова: Андрей, сколько стоит бутылочка Octa?

 

Андрей Редуто: Сейчас цена примерная во всем ритейле, где мы присутствуем, – около 150 рублей.

 

Наталья Пчеловодова: За объем какой?

 

Андрей Редуто: За 330 мл.

 

Наталья Пчеловодова: И где можно сейчас купить вас уже?

 

Андрей Редуто: «Азбука вкуса», «Лента», «Карусель», Fresh Market. В скором времени – «Перекресток», 4freshи другие партнеры.

 

Наталья Пчеловодова: А в том же самом «Перекрестке» где стоит на полке – с обычными продуктами...

 

Андрей Редуто: «Перекресток» – еще ведем переговоры...Но будет стоять на молочной полке.

 

Наталья Пчеловодова: Как росли ваши продажи, к каким объемам вы сейчас пришли уже?

 

Андрей Редуто: Продажи росли постепенно. Начинали, наверное, первые месяцы с нуля, было где-то несколько сотен или, может быть, тысяча бутылок в месяц. Сейчас примерно 20-30 тыс. штук в месяц, производство и продажа. Ну и, соответственно, дальше двигаемся вперед.

 

Наталья Пчеловодова: Какие-то планы у вас есть? KPI, которые вы ставите себе по объемам?

 

Андрей Редуто: Конечно, есть. Но я бы не говорил в рамках одного продукта. Потому что, на самом деле, чтобы построить такую большую компанию, особенно в сфере FMCG, нужно иметь большое количество SKU. Именно поэтому мы видим сейчас на столе не только Octa, не только гранолу, но и в целом надо развивать портфель. Наша задача – расти кратно год-к-году. И в головах у нас такая амбициозная цель: расти на данный момент в пять раз год-к-году. Но если даже, там, будет 3-4 раза, то это тоже вполне себе хороший результат.

 

Наталья Пчеловодова: Вы упомянули про PepsiCo, про то, что вы попали в акселерационную программу, куда, как я понимаю, около 12-ти проектов было всего отобрано в сегменте здорового питания. Что дало вам взаимодействие с PepsiCo? И в каких, может быть, еще акселерационных программах вы участвуете – в России или за рубежом?

 

Андрей Редуто: Данная программа дала кучу опыта, нетворкинга. Плюс к тому, чуть-чуть, наверное, изменилось сознание в голове. Потому что мы изначально приходили на рынок вообще без опыта, не понимали, как он работает. И окончание программы PepsiCoбыло таким логическим завершением трансформации в головах. Мы поняли, как рынок работает. Мы поменяли дизайн. Плюс сама программа в целом в компанию нам дала партнера – это Сергей, мы там собственно с ним познакомились.

 

Наталья Пчеловодова: С какими ключевыми сложностями и барьерами вам приходится ежедневно сталкиваться на российском рынке? Какие это проблемы?

 

Андрей Редуто: Очень сложно делать продукты хорошего качества. И в целом, если мы говорим о качестве, если мы говорим о достойном продукте, то это довольно большая себестоимость. А население нашей страны, к сожалению, не очень платежеспособное. Поэтому тут очень важно всегда играть в балансе: чтобы продукт был и качественным, и отвечал требованиям рынка и требованиям каким-то внутренним – то есть не хочется делать плохие продукты. Это первая, наверное, сложность, когда у нас всегда есть ограничения сверху по цене. И даже когда мы продаем свой продукт за 150 рублей, это для среднестатистического жителя дорого. Поэтому мы делаем всё для того, чтобы снизить цену.


Вторая, наверное, основная сложность, которую видят даже большие FMCG-компании, а мы уж тем более... Наверное, это просто специфика рынка, - мы не визим конечного потребителя. То есть мы всегда работаем через партнеров: это федеральные торговые сети. И тут очень важно с ними выстраивать корректные отношения, уметь с ними работать и т. д. И это проблема, которая будет у производителей всегда. Потому что не мы напрямую владеем потребителем, и мы очень сильно зависимы от тех партнеров, которые являются нашими дистрибьюторами, продавцами и т. д.

 

Наталья Пчеловодова: А кто, кстати говоря, ваш потребитель? И какие ключевые проблемы его вы решаете?

 

Андрей Редуто: Если говорить про Octa, то, скажем так, средний портрет потребителя – это девушка, ей от 23 до 29 лет, она работает в сфере digital-ITи еще не обременена какими-то обязательствами, семьей и т. д. И мы приходим на помощь, когда либо с утра те 20 минут сна гораздо дороже, чем встать и приготовить себе завтрак, или во время обеда, когда много важнее решить большее количество задач, чтобы освободить себе вечер. Тут мы и приходим на помощь.

 

Наталья Пчеловодова: Есть какие-то у вас, не знаю, кросс-промо с какими-то крупными компаниями, какой-то опыт?

 

Андрей Редуто: Честно говоря, мы пробовали и кросс-промо, и просто промо за рамками торговой сети. Но поняли, что в данный момент лучше всего работает либо трейд-маркетинг внутри сети, либо ценовые промо. Потому что очень важно сначала развить дистрибуцию, а потом думать о максимальных промо-активностях. Пока нет очень большой дистрибуции, сложно точечно взаимодействовать с потребителем, чтобы он пришел в конкретный канал продаж и купил продукт. Особенно в том ключе, что куча брендов – пока потребитель не зашел на территорию магазина, – хотят проникнуть в голову. И в этом информационном шуме как бы, там – «купи колёса...», «отличный матрац...», «давай съездим на море...» и т. д. и т. п. – должен быть такой маркетинг, который попадет точно в голову, чтобы потребитель бросил все свои дела и побежал в магазин. Это очень сложный путь. Не то что мы боимся вызовов, но есть путь гораздо проще.

 

Наталья Пчеловодова: Какие у вас прогнозы относительно российского рынка функционального питания? Будет ли он расти? Будут ли появляться конкуренты новые для вас? Что вообще с ним сейчас происходит? Что будет происходить? Большие ли надежды у вас вообще на это направление?

 

Андрей Редуто: Надежды, конечно, большие, - будет расти. Просто надо понимать, что рынок будет расти немножко по другому пути, нежели в Европе и Штатах. У нас есть свои локальные особенности. Но в целом – расти будет, и расти будет довольно хорошо. То есть – есть сформированные категории: например, там, чипсы. И в чипсах вряд ли уже там... Я имею в виду классические, картофельные в масле. И они вряд ли там супер вырастут год-к-году или в рамках 10 лет, потому что категория сильно сформирована. Но вот когда приходят, например, в эту категорию аналоги, которые позволяют удовлетворять ту же потребность, но более правильно, более в рамках тренда здорового питания, – то категория, вот эта ниша, она очень сильно начинает расти. Поэтому – да, точно рост мы видим.

 

Наталья Пчеловодова: Много ли у вас конкурентов сейчас в России?

 

Андрей Редуто: «Много» – это сколько?

 

Наталья Пчеловодова: Давайте, «много» – по силе их влияния, скажем так, на ваш бизнес.

 

Андрей Редуто: Я думаю, не очень много. Потому что мы скорее видим конкурентов, где потребность решалась с помощью другого продукта, а теперь пришли мы. Мы ту же потребность удовлетворяем чуть-чуть по-другому, позволяем, в общем, закрыть эту боль. И тут, конечно, если мы говорим про Octa, то и йогурт может быть конкурентом, и сникерс может быть конкурентом и т. д. И нам важно постепенно откусывать маленькие кусочки рынка у этих производителей. Если говорить о прямых конкурентах, то, во-первых, есть большое количество продуктов, которые необходимо замешивать. То есть мы – продукт готовый к употреблению, а есть, условно, там, порошки...которые надо размешивать. Их бесчисленное множество. Но мы сильно от них дистанцировались, когда сделали продукт уже готовый к употреблению. Второй момент: конечно, появляются различные аналоги на полках. Но мы стараемся быть сильнее, мощнее...

 

Наталья Пчеловодова: Вы упомянули про какие-то локальные особенности применительно к России, что есть разница между нами и западным рынком. Можете как-то несколько комментариев – в чем именно эти особенности, отличия?

 

Андрей Редуто: Первое – это по поводу платежеспособности людей. Надо понимать, что не все продукты завоюют, скажем так, сердца потребителей. Ну, условно, приведу пример с альтернативным молоком, которое мы уже приводили. У альтернативного молока может быть большое количество разных основ: это, например, соя, пшено, миндаль и т. д. Но, например, килограмм миндаля стоит 600 рублей, а килограмм овса 25 рублей. Что говорит о том, что если в Соединенных Штатах может бить рекорды продаж миндальное молоко – потому что люди просто могут себе его позволить, – то, скорее всего, в России люди будут больше употреблять овсяное молоко. Это первая особенность. Вторая особенность – это в целом какие-то сформированные привычки в рамках вкусов, когда есть какие-то продукты, которые, условно, люди привыкли есть на территории одной страны и не привыкли на территории другой. В Беларуси это картошка, условно, а в Китае это рис. Тут то же самое. Надо просто делать поправку на это: что если, условно где-то могут быть популярны чипсы из ламинарии, а у нас - чипсы из крапивы. Но это, плюс-минус, одна и та же история.

 

Наталья Пчеловодова: Два основных отличия... Мы опять вернулись к альтернативному молоку. Расскажите о том, какую исследовательскую работу вы ведете, если ведете? И какие новые запуски планируете, какие новые продукты? Почему именно эти?

 

Андрей Редуто: Всегда нужно отталкиваться от того, что нужно людям и что нужно в данный момент. Наша волна – понять вовремя, что вот волна, этот тренд, зарождается – и встать где-то, желательно на вершине, но хотя бы на гребне там... А вторая основная история связана с тем, что мы понимаем, какой тренд уже зародился – и дальше надо его очень качественно отыграть. Мы сейчас, если говорить только об альтернативном молоке, – то мы ведем наработки: основа-банан, основа-овёс, основа-соя и т. д.

 

Наталья Пчеловодова: О, даже банан?.. Какая-то есть, кстати, западная компания, вот недавно о ней много говорили, – которая банановое молоко делает.

 

Андрей Редуто: Bananamilk, так и называется, в Америке. Мы смотрели их наработки, но в ведем свои работы, тестируем. В целом, я думаю, в ближайшие пять лет в России будет очень сильно развиваться альтернатива молоку, альтернатива мясу... всё вокруг альтернатив. Это, наверное, связано с тем, что просто есть какая-то мода, во-первых. Во-вторых, мода не только в рамках пищевых привычек: в рамках спорта, в рамках каких-то увлечений, йога становится популярной и т. д. и т. п.

 

Наталья Пчеловодова: Вы смотрите только на альтернативное молоко, или на мясо тоже альтернативное поглядываете?

 

Андрей Редуто: Мы смотрим в основном то, что в рамках всех продуктов питания. но у нас есть четкая стратегия. Мы точно идем в те категории, где у нас есть экспертиза: это бакалея, это напитки. И в целом мы понимаем, что рынок в ближайшие 5-10 лет будет сильно трансформироваться. Основная трансформация пройдет, я уже говорил – это еда «выходного дня» и еда обычной недели. И вторая трансформация – это что кухня будет умирать как таковая. То есть люди будут есть какую-то пищу, условно назовем, из лотков. Уже сейчас популярность набирают различные сервисы доставки готовой еды. Либо это будет какая-то снековая продукция, то есть как мы. Потому что... ну, грубо говоря, у нас большой многоквартирный дом – зачем в нем 120 кухонь, если может быть, условно, одна, и необязательно в этом доме? Рынок глобально разделится на то, что люди будут есть либо вне дома, либо дома, но просто уже разогревать какую-то еду. И второй сегмент – снековая продукция, где люди едят на бегу или хотят это добавить к приему пиши, что-то дополнительное и т. д. Мы играем во втором сегменте. Поэтому мы идем только туда, мы делаем напитки, которые могут заменить прием пищи или сделать какое-то дополнительное питание. Мы смотрим на батончики, готовую гранолу, которую просто надо залить молоком, йогуртом или кефиром. То есть это то, что даст возможность позавтракать быстро и т. д. мы смотрим на продукты, которые можно съесть здесь и сейчас.

 

Наталья Пчеловодова: Я бы, наверное, еще здесь добавила. Если идет тренд на снековую продукцию, то повысились требования к качеству, а теперь снеки должны быть, наверное, полезными. Потому что снеки были и раньше, но это были в основном чипсы и сникерсы, там...

 

Андрей Редуто: Ну, конечно...

 

Наталья Пчеловодова: А помимо молока, какие-то еще есть направления, которые вы хотите развивать? Вода, не знаю, там... Что-то...

 

Андрей Редуто: Мы ведем сейчас наработки по натуральному энергетику на основе матчи. Думали насчет функциональной воды., но там у нас скорее есть интересные наработки по упаковочным решениям.

 

Наталья Пчеловодова: А какие именно – можете поделиться?

 

Андрей Редуто: Пока чуть притормозили, но мы пробовали делать функциональную воду, которая будет чем-то между витаминизированной водой и изотоником. Последний штрих будет вносить сам потребитель, потому что там будет бутылка с простой водой, а сверху будет колпачок с концентрированным составом. И человек перед употреблением воды сам нажимает, взбалтывает и выпивает. Но это магия полная, когда этот концентрат попадает в воду, - очень красивый эффект растворения, выглядит это очень красиво.

 

Наталья Пчеловодова: А почему притормозили разработки?

 

Андрей Редуто: Требуются большие инвестиции. Плюс, довольно дорогой получается продукт, поэтому решили в данный момент чуть-чуть притормозить.

 

Наталья Пчеловодова: А интеллектуальные крышки – не задумывались над ними? Которые контролируют количество выпитой воды.

 

Андрей Редуто: Пока, честно говоря нет.

 

Наталья Пчеловодова: Это тренд, кстати, вы можете обратить на него внимание. В мире уже многие... Даже, по-моему, Danoneиспользует такие крышечки в своей воде.

 

Андрей Редуто: Которые как счетчик?

 

Наталья Пчеловодова: Smart packaging, новое поколение, скажем так, упаковок. Коснулись инвестиций... Все-таки – с чего начиналась ваша компания? Где вы брали эти инвестиции? Что сейчас с инвестициями? Участвуете ли вы в каких-то программах? И проявляют ли интерес к вам инвесторы? Если да, то кто эти инвесторы, откуда они?

 

Андрей Редуто: Изначально компанию мы запускали на собственные сбережения. Потом у нас был инвестиционный раунд, привлекали деньги от частных инвесторов: у нас сотрудники инвестиционных фондов и сотрудники банков. Сейчас мы активно думаем и ведем работу в сторону нового инвестиционного раунда, потому что у нас создана вся инфраструктура для того, чтобы еще сильнее масштабировать наш текущий продукт, плюс запускать новые. У нас отлажено производство, есть все контракты с федеральными торговыми сетями, есть собственная логистика и т. д. То есть всё готово, готова такая машинка, в которую можно загружать новые продукты, и они сразу будут быстро развиваться. Соответственно, мы сейчас ведем переговоры по инвестициям, привлекаем чуть меньше миллиона долларов для того, чтобы как раз реализовать наши наработки в области новых продуктов и усилить текущие. Различные инвесторы проявляют интерес...

 

Наталья Пчеловодова: Это российские или зарубежные?

 

Андрей Редуто: Всё в России. Потому что бизнес основной в России. Мы сейчас смотрим только на Россию, ближайшие год-два-три, это точно Россия. Дальше – посмотрим. Хотя иногда приходят запросы и из стран СНГ, из Китая.

 

Наталья Пчеловодова: Они сами к вам приходят да?

 

Андрей Редуто: Да, приходят, просят образцы. С кем-то мы даже ведем сейчас переговоры... Но глобально история в том, что основная точка приложения усилий – это Россия. И мы ведем переговоры с инвесторами. С кем-то сейчас обсуждаем оценку, с кем-то еще довысылаем какие-то материалы.

 

Наталья Пчеловодова: Это частные инвестиции, или это крупные компании, которые ищут какие-то технологии, которым нужно in-houseразвивать?

 

Андрей Редуто: В основном в данный момент мы общаемся с частными инвесторами и с фондами. То есть с компаниями меньше всего...Я думаю, что кому-то проще сделать R&Dвнутри, а кто-то уже понимает, что мы для них маловаты. То есть, условно, для какой-нибудь компании Pepsiнадо вырасти кратно для того, чтобы попасть на их радар. Но это  вопрос времени.

 

Наталья Пчеловодова: Вы упомянули, что вы начинали с Octa, потом нашли себе партнера, добавили гранолу, линейка моментально стала гораздо больше... Какие-то новые партнерства на горизонте есть сейчас? Или вы их рассматриваете как потенциальные? Если да, то какие это компании?

 

Андрей Редуто: У нас уже сформированная команда основателей. Есть четкое понимание стратегии, куда мы движемся и что для этого нужно сделать. Поэтому, скорее всего, новых партнерств не будет. Но это не означает, что мы полностью от всего отказываемся. Вопрос в том, насколько интересно будет каждой стороне. Если вдруг мы поймем, что есть что-то очень интересное для нас и для будущего потенциального партнера, – то, конечно, мы не откажемся. Мы в целом очень гибкие. Но глобальное такое, что бы я вам сейчас сказал: завтра мы со Сбербанком начинаем делать какие-то продукты – нет, такого нет.

 

Наталья Пчеловодова: Понятно. Спасибо вам большое, Андрей, за сегодняшнюю беседу, за то, что пришли, рассказали о том, что вы делаете. Желаю вам удачи: вам лично и всей вашей команде, чтобы ваши продукты улучшались, расширялись их линейки.

 

Андрей Редуто: Спасибо большое! Спасибо.