×

23 Ноября 2015 12:36
2183
0

Слушайте подкаст программы:

««Технополисе GS» - это не технопарк, это не город, это особая административно очерченная зона, в которой мы сначала выстроили наши высокотехнологичные предприятия, настроили производство, и далее начали строить там инновационную инфраструктуру. С 2013 года у нас в компании работает корпоративный венчурный фонд; это площадка и инфраструктура материальная для размещения неких стартапов и это инфраструктура креативная и социальная. Это такая попытка создать «Силиконовую долину» в миниатюре. Мы считаем, что очень позитивно то, что это вдалеке от Калининграда – в 120 километрах – и около малого города, старинного немецкого города Гумбиннен, который сейчас называется Гусев, потому что это позволяет создать некую замкнутую среду для рождения и развития новых проектов».

 

В эксклюзивном интервью для JSON.TV директор по стратегическому маркетингу GS Group Андрей Безруков отдельно отметил, чем «Технополисе GS» отличается от Сколково и Иннополиса тем, что это сугубо частная площадка. «У нас есть весьма определенные бенефиты, ценности, которые мы можем дать проектам. В первую очередь, это готовая промышленная инфраструктура».

 

«Мы пришли к выводу о том, что на конкурсы и на всякие питч-сессии хорошие команды не ходят. Они сидят и пилят свой стартап, работают над своим продуктом. Действительно, у нас, наверное, успешная история взаимодействия с компаниями, которые не являются особо публичными и особенно известными на венчурном рынке. Буквально недавно мы проинвестировали в компанию – разработчика игр, называется она 7 tons game studio. Это ребята из Сибири, из Новосибирска. Мы запускаем в ближайшее время свой игровой проект. Это будет первая российская игровая приставка для оператора спутникового телевидения «Триколор-ТВ». Мы дали им масштаб и дали средства, для того чтобы масштабировать свой бизнес».

 

В полном варианте видеоинтервью на JSON.TV– о стартапах и инвестициях, о российских технологиях для ТВ и отношениях с государством, об импортозамещении и о том, как жить и развиваться в кризисные периоды.

 

Ведущий — Сергей Корзун

 

Справка JSON.TV

Персональный профайл

 

Безруков Андрей Анатольевич

Родился 29 июля 1986 г. в Санкт-Петербурге.

Окончил экономический факультет и аспирантуру Санкт-Петербургского государственного университета. Стажировался в ведущих университетах Германии и Финляндии.

Работал в IT-компаниях-интеграторах и в компаниях, которые занимались разработками программного обеспечения.

С 2013 года – в холдинге GS Group.

С 2014 года занимает должность директора по стратегическому маркетингу GS Group, где отвечает за все внешние коммуникации холдинга и – частично – за инновационное развитие и построение стратегии.

 

JSON.TV: Это JSON.TV. Приветствую всех. Меня зовут Сергей Корзун. Сегодня у нас в гостях Андрей Безруков, директор по стратегическому маркетингу GS Group. Здравствуйте, Андрей Анатольевич.

 

Андрей Безруков: Добрый день.

 

JSON.TV: Компания питерская – зачем пожаловали в Москву?

Андрей Безруков: В Москву пожаловали для того, чтобы получить главный приз CNews AWARDS сегодня – нас наградили как лучшую российскую технологию. Это микросхемы SiP Amber S2, многокристальный микропроцессор. Мы его разработали сами и выпустили уже 2-миллионным тиражом. Выпускаем в Калининградской области на наших предприятиях в «Технополисе GS», и он используется в современных телевизионных приставках, которые мы поставляем для «Триколор -ТВ», для других российских операторов и частично за рубеж.

 

JSON.TV: Принимайте наши искренние поздравления.

 

Андрей Безруков: Спасибо.

 

JSON.TV: Во-первых, это не первый приз, который вы получаете. 

 

Андрей Безруков: CNews AWARDS отличается тем, что это мгновенное голосование. В течение 30 секунд голосуют все собравшиеся в зале, а собираются лидеры российской IT-индустрии, поэтому, конечно, приятно, что из трех номинантов российское айтишное общество выбрало именно нас. Это показывает, с одной стороны, то, что люди понимают важность разработок для потребительского сегмента, а не для военного, как у нас принято, а с другой стороны – что они нас знают, и это очень приятно.

 

JSON.TV: Два слова о компании: чем занимается, насколько диверсифицирована ее деятельность?

 

Андрей Безруков: Компания сильно диверсифицирована. Мы выделяем ключевой бизнес, который мы развиваем с 91-го года, и разнообразные бизнесы, которые стали появляться позже – они не в области телекоммуникаций, но, тем не менее, основываются тоже на высоких технологиях. С 91-го года компания занимается спутниковым телевидением. В начале были продажи спутникового оборудования на растущем в то время рынке Восточной Европы. Компания торговала по всей Восточной Европе и России и считалась одним из крупнейших дистрибьюторов спутникового оборудования. Ближе к концу 90-х годов было принято решение о развитии собственного инжинирингового подразделения. Стали разрабатывать собственное оборудование для приема телевизионного сигнала – спутниковые ресиверы, или сет-топ-боксы, как их на Западе называют. Были разработаны собственные приемники, которые производились в Шеньчжене в Китае, потом производство было перенесено сюда, и вот, в 2008 году было принято решение о строительстве целого кластера в Калининградской области. Кластер назвали «Технополис GS», в нем 5 предприятий, которые позволяют полностью создать продукт в области потребительской электроники, от микросхемы до картонной упаковки для него. Там в основном производят цифровые телевизионные приставки, мы же разрабатываем для них и программное обеспечение, и все прочее. Также мы реализуем там заказы на контрактную сборку электроники. Про кластер еще поговорим чуть более подробно.

 

JSON.TV: Да, поговорим.

 

Андрей Безруков: Помимо этих направлений в компании активно развивается бизнес в области композитных материалов. Там же, в Гусеве, у нас есть предприятие по производству нано-порошков. Буквально на днях запускаем в Пскове завод в области высокотехнологичной деревообработки на основе западных технологий, которые мы доработали с помощью наших, российских ученых. Это и импрегнирование древесины, термообработка древесины, такого в России нет пока. Это высококачественное дерево мы экспортировали – импортозамещение в чистом виде. Поэтому у компании сейчас достаточно большое количество направлений деятельности, около 10. Она объединяет более 20 больших бизнес-юнитов, несколько десятков юридических лиц. Отдельно упомяну нашу международную деятельность. Мы экспортируем собственные компетенции – экспертизу в области создания операторов цифрового телевидения. Мы здесь, в этом смысле, можем всё, и мы являлись одними из участников и руководителей технологической интеграции крупнейшего российского спутникового оператора – «Триколор- ТВ». Вот эти компетенции мы экспортируем. Нами удачно был запущен совместно с локальными партнерами проект цифрового телевидения в Камбодже. Сейчас мы близки к запуску проекта в Бангладеш, там уже почти завершен этап строительства телекоммуникационной инфраструктуры. Также готовимся – возможно, будет получение лицензии на вещание в Пакистане. Ну, и ряд других проектов в этих странах. Азией не ограничиваемся, и в каждом проекте мы экспортируем собственные российские технологии: это и секьюрные чипы, и системы кодирования сигнала, и системы управления всеми этими проектами.

 

JSON.TV: Компания открытая/ закрытая – по обороту можете сказать?

 

Андрей Безруков: Компания закрытая – такую информацию не разглашаем, но это достаточно большие объемы финансовых средств.

 

JSON.TV: Тогда место на российском рынке? С кем сравнить можно, учитывая многовекторность развития?

 

Андрей Безруков: Я думаю, что можно сравнить с большими диверсифицированными частными холдингами (у нас нет участия государства). С точки зрения телекоммуникационной отрасли и отрасли телевизионной – мы единственная компания в России и одна из немногих на международном рынке, которая может поставить комплекс продуктов: телевизионную приставку, продукт для этой телевизионной приставки, чипы, например, системы условного доступа – и полностью развернуть этот проект «под ключ». Это наше большое преимущество.

 

JSON.TV: Понятно. Два слова о вашей профессиональной биографии. Во-первых, не нашел сведений о дате рождения – когда родились?

 

Андрей Безруков: Родился в июле 86-го года, не так давно.

 

JSON.TV: Какого числа, когда поздравлять?

 

Андрей Безруков: 29-го. В Санкт-Петербурге. Закончил Санкт-Петербургский государственный университет, стажировался в ряде университетов Европы, в Финляндии, Германии, и сразу же после университета пошел работать в IT-индустрию. Работал в IT-компаниях-интеграторах и в компаниях, которые занимались разработками программного обеспечения, в том числе выводил его на зарубежные рынки. В GS Group пришел в 2013 году. Возглавлял ряд коммуникационных подразделений, сейчас отвечаю за все внешние коммуникации холдинга и частично за инновационное развитие, построение стратегии и подобные вопросы.

 

JSON.TV: Инновационное развитие – собственно, об этом речь пойдет. Раз уж отвечаете за это, значит отвечайте публично. Вот этот самый «Технополис GS». Во-первых, почему Калининградская область – это статус особой зоны, налоговые льготы или что?

 

Андрей Безруков: Да, я думаю, что это было самой главной причиной размещения там производства. В 2008 году в России было всего несколько таких территорий. Для нас, для компании из Санкт-Петербурга, Калининградская область была наиболее естественным регионом в связи с этим. Льготы действительно существенные. В 2016 году часть их заканчивается, тем не менее, мы считаем, что мы многое получили от этого льготного режима.

 

JSON.TV: Для чего вы там? Это бизнес-инкубатор или что? Чуть подробнее расскажите.

 

Андрей Безруков: Это концепция, которая называется «Технополис». Это не технопарк, это не город, это особая административно очерченная – у нее есть административные границы – зона, в которой мы сначала выстроили наши высокотехнологичные предприятия, аналогов которых в России нет по тем технологиям, которые там используются, настроили производство, и далее начали строить там инновационную инфраструктуру. Инновационная инфраструктура, в нашем понимании, – это механизмы венчурного инвестирования, прежде всего, с 2013 года у нас в компании работает корпоративный венчурный фонд. Это площадка и инфраструктура материальная для размещения стартапов там и это инфраструктура креативная и социальная, которая позволяет людям, вовлеченным в создание и развитие проектов, заниматься также еще некими социальными и креативными вещами, например, играть в собственной рок-группе. То есть «Технополис GS» - это такая попытка создать «Силиконовую долину» в миниатюре. Мы считаем, что очень позитивно то, что это вдалеке от Калининграда – в 120 километрах – и около малого города, старинного немецкого города Гумбиннен, который сейчас называется Гусев, потому что это позволяет создать некую замкнутую среду для рождения и развития новых проектов. 

 

JSON.TV: То есть вы конкурируете со «Сколково»?

 

Андрей Безруков: Конкурируем. 

 

JSON.TV: Ага. Скромно ответил Андрей. В чем именно и как, ведь вы частная компания? 

 

Андрей Безруков: Да, мы частные инвесторы.

 

JSON.TV: А «Сколково» – это большое государственное предприятие. Давайте посмотрим, «Сколково», в принципе, более-менее известно, как функционирует. Чем вы отличаетесь, как функционируете вы? 

 

Андрей Безруков: Мы конкурируем здесь, скорее, идеологически – и конкурируем за внимание общественности, и со «Сколково», и с «Иннополисом», потому что понятно, что с точки зрения инфраструктурных возможностей, которые у «Сколково» есть на уровне законодательства, у нас таких возможностей, конечно, существенно меньше. С другой стороны, у нас есть весьма определенные бенефиты, ценности, которые мы можем дать проектам. В первую очередь, это готовая промышленная инфраструктура. Если мы говорим про какой-нибудь «железный» стартап, какая-то носимая электроника…

 

JSON.TV: В «Сколково» этого точно нет.

 

Андрей Безруков: …какой-нибудь прибор. У нас можно сделать прототип, у нас можно рассчитать экономику массового производства. В России экономику массового производства потребителя электроники рассчитать не может никто, кроме нас. И у нас есть экспертиза в создании этих устройств. Мы очень хорошо знаем, как это делать. Поэтому для подобных стартапов это, конечно, большие плюсы.

 

JSON.TV: Как вы ищете эти стартапы? Понятно, что если в Казанском университете или где-нибудь в Екатеринбурге появились молодые ребята, можете ли вы их переманить и делаете ли это, например?

 

Андрей Безруков: Мы это делаем. Мы работаем по всей России и за рубежом, ищем, используя, пожалуй, весь инструментарий, который есть. Во-первых, стараемся делать нашу деятельность, наш фонд заметным. Сегодняшняя награда на СNews – это, в общем, тому подтверждение: нас начали узнавать, нас знают. А во-вторых, мы, конечно же, работаем в партнерстве с ключевыми российскими институтами развития. Это и «Сколково», и РВК, и портфельные фонды РВК, это и ВЭБ-Инновации, например, это и ряд других фондов, которые известны. Мы также взаимодействуем… да практически, наверное, со всеми на венчурном рынке, мы так или иначе знакомы, с центрами трансфера технологий. Мы знакомы с компаниями, которые являются техноброкерами, мы знакомы с университетами. То есть, я считаю, что с точки зрения взаимодействия внутри экосистемы, нас знают. Когда у людей появляется стартап и они понимают, что он может быть интересен нам, они нам его несут. С другой стороны, мы пришли к выводу… в общем, это не только наш вывод… о том, что на конкурсы и на всякие питч-сессии хорошие команды не ходят. Они сидят и «пилят» свой стартап, работают над своим продуктом. Действительно, у нас, наверное, успешная история взаимодействия с компаниями, которые не являются особо публичными и особенно известными на венчурном рынке.

 

JSON.TV: Ну, например. Давайте пару примеров из резидентов вашего «Технополиса».

 

Андрей Безруков: Хорошо, пару примеров приведу. Буквально недавно мы проинвестировали в компанию – разработчика игр, называется она 7 tons game studio. Это ребята из Сибири, из Новосибирска. Мы запускаем в ближайшее время свой игровой проект. Это будет первая российская игровая приставка, тоже для оператора спутникового телевидения «Триколор- ТВ». Поэтому мы считаем, что игровые проекты являются для нас одними из приоритетных. Это масштабирование их бизнеса – они уже были довольно успешной игровой компанией с играми в социальных сетях и портировали эти игры на нашу игровую платформу, и мы дали им масштаб и дали средства, для того чтобы масштабировать свой бизнес. То есть это поздняя стадия, естественно. Мы работаем активно на международном рынке, и наше первое вложение средств – это был финский стартап Tellyo и их сервис Share the Moment. Сервис позволяет распознавать со смартфона, что именно человек сейчас смотрит, какой сюжет по телевизору, и «шерить» его в социальную сеть. Что-то вроде Shazam, только там еще большое количество дополнительной функциональности. Фактически мы предоставили таким образом этому сервису возможность выйти на аудиторию наших партнеров в крупные проекты, то есть это была наша ценность как стратегического инвестора, которую мы смогли им дать. Сейчас мы ведем переговоры, которые уже близки к завершению, с рядом «железных» проектов, которые будут производиться у нас, на наших мощностях. Летом подписали на мероприятии «Сколково» соглашение с производителями и с разработчиками носимых браслетов для измерения давления (медицинский прибор), сейчас с еще рядом разработчиков общаемся.

 

JSON.TV: Какая судьба ждет в дальнейшем эти проекты? Готовы ли будете их купить, поглотить на какой-то стадии, либо вы помогаете именно как корпоративный венчурный фонд, давая деньги и рассчитывая на какую-то финансовую отдачу в будущем?

 

Андрей Безруков: У нас, безусловно, есть задачи финансовой отдачи, но мы не собираемся зарабатывать на выходах из проектов, потому что мы корпоративный стратегический инвестор. Что подразумевает, что если мы покупаем компанию, инкорпорируем ее в итоге, то это для нас, в общем-то, и выход. Для венчурного фонда мы можем считать это выходом – он вложился в компанию, а потом продал ее своей материнской компании. Это признак того, что вложение было удачным, и разработка действительно нужна и целесообразно включить ее в общий контур. Более того, это может быть сделано, например, в случае, если компания с нашим венчурным участием развивается в достаточной степени успешно, что может быть куплена конкурентами. Тогда, конечно, лучше ее держать к себе поближе. У нас, наверное, действительно нет задач, как у остальных венчурных инвесторов, которые не являются стратегическими.

 

JSON.TV: Сколько примерно стартапов или инвестиций вы осуществляете, в каком режиме вы это делаете: несколько в год или вы набираете пакет и после этого работаете с ним?

 

Андрей Безруков: Мы осуществляем инвестиции в режиме «несколько в год». У нашего венчурного фонда постоянно есть пакет, портфель проектов, с которым он в данный момент работает. С определенной регулярностью у нас собирается инвестиционный комитет, посвященный каждый раз одному проекту. Эти проекты выносятся на инвестиционный комитет, принимается решение. Я не могу сказать, что мы инвестируем как стратегический инвестор во все проекты, которые попадают в наш инвестиционный фокус, а это очень важно понимать. У нас инвестиционный фокус – это телевидение, все, что с ним связано, и электроника для телевидения, прочая бытовая и потребительская электроника, которая может производиться на наших мощностях, ну и – постольку-поскольку – проекты для наших развивающихся бизнесов, например, для наноматериалов, для композита, для деревопереработки. Все-таки фокус в основном на телевизионную историю. Тем не менее, многим проектам мы отказываем, потому что, либо не верим в возможность масштабирования, либо видим какие-то ошибки в бизнес-модели, то есть это история не о том, что мы инвестируем веерно во все проекты, которые связаны с телевидением. Мы очень придирчивы.

 

JSON.TV: Что можно импортозаместить в России, на вашем примере, то есть полный цикл вы можете телевидение? Включая и различные спутниковые системы, и конечные точки, то есть экраны для потребителей? Во что имеет смысл вкладываться?

 

Андрей Безруков: Правильно начать с того, что у нас сейчас уже импортозамещено. С точки зрения космических систем – там очень много российского оборудования, и российские компании с космосом ладят вполне себе хорошо. Более того, как с космосом в больших размерах, в виде больших спутников, так и с небольшими (это сколковские проекты по малым и микроспутникам). В России, мы считаем, спутниковое телевидение и спутниковый Интернет имеют очень большой потенциал – просто потому, что страна очень протяженная, и вести везде кабели или другим образом доставлять сигнал – это довольно дорого. Тем не менее, здесь мы не достаточно сильны, и технологии передачи сигнала, технологии его обработки здесь, конечно, в российских компаниях практически нет. Можно и нужно импортозамещать контент, причем как контент классический, телевизионный, об этом сейчас много говорят, так и контент современный, медийный, игровой, конвергентный и т.д. Например, для нашего игрового проекта характерно то, что мы первые в мире будем в онлайн-режиме совмещать телевизионную и игровую реальность. Например, в детских проектах: ребенок играет, и с этими заработанными очками или баллами перемещается в телевизионную реальность, потом снова в игровую, таким образом, он постоянно вовлечен в это. Подобные разработки мы считаем очень интересными с точки зрения дальнейшей монетизации. Ну и, конечно, виртуальная реальность. Здесь уже российские компании довольно сильны. Шлемы виртуальной реальности, различные способы обработки видео, звука для виртуальной реальности – тут рынок растет.

 

JSON.TV: Экраны еще не готовы делать? Или нет необходимости?

 

Андрей Безруков: Мы готовы были производить телевизоры довольно давно, у нас были такие инициативы и идеи, но здесь вопрос заключается в основном в таможенной-тарифной политике российского государства. Это пока просто не выгодно.

 

JSON.TV: То есть если надо, займетесь и этим.

 

Андрей Безруков: Если надо, займемся.

 

JSON.TV: Кроме игр, собираетесь ли развивать какой-то контент, в том числе требующий больших финансовых вложений. Условно говоря, Netflix начала свое производство с фильмов. Вы до сериалов, до фильмов, до крупных постановок дойдете?

 

Андрей Безруков: У нас есть в структуре компании телевизионная компания – она называется «Первый ТВЧ» («телевидение высокой четкости»). Эта компания – один из российских лидеров в области производства нишевых тематических телеканалов, например, канал «Охотник и рыболов» с 40-миллионной аудиторией – это наш телеканал.

 

JSON.TV: Уже представили. Еще что ваше, давайте хвалитесь.

 

Андрей Безруков: Есть еще порядка 10 тематических телеканалов. «Телепутешествия», например, «Телепутешествия HD». Мы одни из пионеров таких тематических телеканалов в формате высокой четкости, в HD. Я уверен, что мы будем пионерами подобных телеканалов и в формате ультравысокой четкости, которая в самое ближайшее время станет доступной на рынке. До сериалов и фильмов пока не дошли, но такие мысли есть.

 

JSON.TV: Куда движется телевидение 4К, дальше нужно ли это или она уже и так крупняком показывает. В общем, не хотел бы я быть на месте спортсменов или людей, занимающихся физическим трудом со всеми деталями, которые этому свойственны.

 

Андрей Безруков: В отличие от 3D, который все считали драйвером и который в итоге драйвером не стал, мы считаем, что 4К все-таки драйвером будет, потому что уже сейчас понятно, что люди эти телевизоры покупают, эти телевизоры падают в цене, и скоро это будет просто стандарт. Также драйвером с точки зрения телевизионных технологий является все большее вовлечение мобильных устройств и мобильности. У нас, например, телевизионные приставки работают в том числе и внутри домашней Wi-Fi-сети, они раздают сигнал также на мобильные устройства. В ближайшем же конечно будущем появятся российские технологии, которые позволят организовывать так называемую TV Everywhere-концепцию, когда вы смотрите фильм, вам нужно выезжать на самолет – вы ставите на паузу и дальше продолжаете в такси по пути в аэропорт смотреть его с планшета с того же места. Это требует довольно серьезных сетевых решений, потому что там большие объемы данных передаются по сети. Я думаю, что это основные тренды.

 

JSON.TV: Про second screen не забываете, о дополнительной информации во время телесмотрения и всем, что с этим связано – интерактивные формы?

 

Андрей Безруков: Да, конечно. Мы знаем, что уже очень большой процент (зрителей) – и он постоянно растет – используют второй экран для получения дополнительной информации. Такие приложения мы тоже разрабатываем.

 

JSON.TV: Если бы все препятствия убрать на вашем пути, понятно, что вы взлетели бы, но экономическая реальность у нас разная, не всегда благоприятная для деятельности. Как сказывается экономическая реальность на функционировании вашей компании?

 

Андрей Безруков: Она, конечно, сказывается, но, я думаю, у нас ситуация много стабильнее, чем у компаний в других отраслях. Все-таки мы имеем дело с потребительским рынком, а у потребителей спрос и платежеспособность, конечно, снижается, но, тем не менее, она снижается не так резко, как у тех, кто зависит, например, от государственного заказа или государственных субсидий. Мы же от них не зависим. И мы всегда пропагандируем такую повестку и идею о том, что технологии в России необходимо развивать, основываясь на потребительских товарах и широком спросе. Так, в общем-то, живет уже весь мир, и, более того, технологии, которые рождаются для потребительского сектора, потом используются в секторе военном, а не наоборот, как это было в 60-70-х годах. Для нас существенные изменения произошли после вступления России в ВТО. Мы хотели бы, конечно, чтобы российских производителей электроники государство защитило, ну, хотя бы какими-то минимальными пошлинами, потому что до последнего времени электронные компоненты в Россию ввозились с определенным уровнем пошлины, а готовая продукция – с нулевым. Таким образом, было совершенно не выгодно начинать производство готовой продукции, локализацию осуществлять в России. Сейчас – пошлины на компоненты снизились до нуля, но неплохо было бы поднять пошлины на готовую продукцию, чтобы заинтересовать производителей и производить в России, как это сделано в Бразилии.

 

JSON.TV: Я бы хотел еще задать вопрос о роли государства. Вы говорили сами о программе, связанной с «Триколором ТВ» - насколько велик государственный заказ в вашей деятельности, либо вы уже готовы не обращать внимания ни на тендеры, ни на все остальное?

 

Андрей Безруков: «Триколор ТВ» - это абсолютно частная компания, в которой государство не участвует никоим образом. И он является одним из основных наших заказчиков по линии производства электроники. У нас государственный заказ составляет 0%. Мы сейчас на государственный заказ не ориентированы никак.

 

JSON.TV: Ясно. Что больше всего тормозит вас? Все-таки о государстве: государственное регулирование нормально ли в вашей области, все ли устраивает, или какие-то барьеры надо снять?

 

Андрей Безруков: Я говорил уже про таможенно-тарифное регулирование. Повторяться не буду, я думаю, государство могло бы более интенсивно работать с нами вместе над созданием новых учебных программ. Это является одним из драйверов развития стартапов, на наш взгляд.

 

JSON.TV: Учебные программы – вы имеете в виду дистанционное обучение?

 

Андрей Безруков: Я имею в виду обучение прикладное. Например, сейчас «Технополис GS» создает кампус в области электроники. Мы организовываем сетевые программы, сетевой прикладной бакалавриат, сетевую прикладную магистратуру в области электроники – в области тех профессий, которые нам нужны. Активно к нам подключаются вузы: Балтийский филиальный федеральный университет имени Канта, Петрозаводский технический университет, Санкт-Петербургский университет ИТМО. Тем не менее, механизмов работы совместно с частным инвестором, который хочет вкладывать деньги в образовательные программы, у государства не так уж и много. Например, с помощью механизма государственно-частного партнерства построить само здание кампуса на нашей частной земле невозможно, потому что земля частная – ее нужно передать в собственность государства. Мы же считаем, что эта стартап-инфраструктура и сами стартапы появятся только тогда, когда будет постоянное взаимодействие юных студентов (20-25 лет) с людьми, которые работают на производстве и которые могут днем-вечером в неформальной обстановке сказать: «У нас вот такие-то проблемы, вот такие-то задачи, мы движемся вот в том направлении, и давайте что-нибудь придумаем». Тогда они начнут придумывать. Вот этот бульон мы пытаемся сейчас в «Технополисе GS» создать.

 

JSON.TV: Спасибо вам огромное. Традиционные несколько вопросов напоследок. Гаджеты, которые вы используете, и системы, которыми пользуетесь, – есть ли любимые?

 

Андрей Безруков: Пожалуй, да – эппловская продукция: iPhone, iPad, iMac.

 

JSON.TV: И на работе, и для домашнего использования?

 

Андрей Безруков: Да.

 

JSON.TV: Социальные сети – это для работы или для жизни?

 

Андрей Безруков: И для работы, и для жизни, потому что работа уже стала жизнью. И, в принципе, график абсолютно гибкий, и ответы на почту в Facebook, в мессенджерах - в круглосуточном режиме. Поэтому сейчас Facebook и WhatsApp.

 

JSON.TV: Спасибо еще раз. Андрей Безруков, директор по стратегическому маркетингу GS Group, был гостем нашей студии. Счастливо всем!