×

13 Мая 2014 11:33
40937
0

 Вопросы:

  • В чём суть бизнеса на second screen? Три основных способа монетизировать приложения для второго экрана. Где наиболее востребованы second screen приложения?
  • Какую часть рекламного бюджета крупный рекламодатель отправляет в цифровые сервисы? Что он требует за это?
  • В чём интерес телевещателя размещать оригинальный контент на собственной цифровой площадке?
  • Что будет, когда и если на российский цифровой рынок придут иностранные игроки (Netflix, Hulu)?
  • Возможен ли неограниченный доступ производителей контента к вещательной системе?
  • Как влияют на аудиторные измерения два главных телевизионных селлера России – «Газпром-Медиа» и «Видео Интернешнл»? 
  • Что такое Real Time Bidding и как он меняет подходы рекламодателя?
  • Как изменят мир GoogleGlasses и схожие технологии тотального видео?
  • «Объектно-ориентированное телевидение» – будут ли в будущем все потребители смотреть индивидуальные телепрограммы?
  • Что повлечёт за собой ожидаемый прорыв в биометрии, технологиях Smart Clothes и дополненной реальности?

 

А также:

кумиры в бизнесе, личные принципы работы, отношение к неудачам и любимые гаджеты Аскара Туганбаева.

 

Полная расшифровка интервью:

 

JSON TV: Сегодня мой гость Аскар Туганбаев. Здравствуйте, Аскар!

 

Аскар Туганбаев: Здравствуйте.

 

JSONTV: Я Сергей Корзун, и начнем мы с карточки персональной идентификации. Короткие ответы на вопросы для начала, чтобы представить. Должность на момент интервью. Чем занимаетесь?

 

Аскар Туганбаев: Я занимаюсь собственным бизнесом. Предприниматель, продюсер интернет-проектов.

 

JSONTV: Время и место рождения.

 

Аскар Туганбаев: 1-е июня 1977-го года, Москва.

 

JSONTV: Стало быть, сколько лет уже будет?

 

Аскар Туганбаев: 37 будет в этом году.

 

JSONTV: Образование где получали?

 

Аскар Туганбаев: Начинал на мехмате МГУ, заканчивал в МИРЭА (тоже Москва).

 

JSONTV: Дополнительно какие-то курсы менеджерские либо специальное образование?

 

Аскар Туганбаев: Нет, ничего не получал.

 

JSONTV: Жизнь учила на собственных проектах.

 

Аскар Туганбаев: Да, жизнь. Работал много!

 

JSONTV: А проектов было очень много. Время прихода в российский ИКТ-бизнес.

 

Аскар Туганбаев: В 1994-м.

 

JSONTV: Чем занимались тогда?

 

Аскар Туганбаев: Была компания «Стиплер» (игровые приставки “Dendy”), потом локальные сети. Занимался компьютерными и локальными сетями.

 

JSONTV: Вообще проектов, наверное, несколько десятков точно из того, что перечисляется в биографической справке.

 

Аскар Туганбаев: Да, много.

 

JSONTV: Любимые из этих проектов или проекты-вехи, скажем так.

 

Аскар Туганбаев: Я горжусь RuTube (rutube.ru). Первый крупный видеохостинг и сейчас самый крупный видеопроект в России. Мы сделали его с друзьями. Я был его продюсером. Мы его успешно продали «Газпром-медиа».

 

Последние 3 три года работал в «СТС-медиа». Сделал уже легальный видеохостинг. То было UGC (для пользователей), а это лицензионный видеохостинг, где профессиональный контент телевизионный – videomore.ru. Самый крупный телевизионный видеопортал, куда пять телеканалов складывают свой контент. Десять миллионов человек в месяц его используют. Там  огромная выручка. Это большой проект. Я им тоже горжусь. 

 

JSONTV: Давайте поговорим о нынешней деятельности. В чем суть нынешнего проекта? Насколько я понимаю, это проект second screen. В чем он заключается.

 

Аскар Туганбаев: Где-то пару-тройку лет назад я заметил (это еще когда не было такой тенденции second screen), что внимание пользователей отвлекается от телевизора на второй экран.

 

Мои дети и мои друзья начинают использовать мобильный телефон, планшет во время просмотра телевидения. Им недостаточно одного большого экрана. Они хотят дополнительный контент. Они смотрят, что за актер играет, какие еще фильмы снял режиссер, какой счет в футбольном матче. Они пытаются одновременно потреблять контент из нескольких каналов.

 

Тогда же мы начали экспериментировать с этим еще в «СТС-медиа». Когда я ушел в 2013-м году оттуда, я создал свою компанию “Second screen Labs”, которая занимается разработкой приложений second screen для разных телеканалов.

 

JSONTV: Какое «железо» используете для этого? Любое возможное?

 

Аскар Туганбаев: Любое. Нам все равно. Но самое распространенное – это, конечно, “iPad” и “Android”, но в целом это неважно на самом деле.

 

JSONTV: Мировые аналоги есть?

 

Аскар Туганбаев: Да, большая волна second screen приложений последние два года в Штатах происходит. Лидеры – это в основном компания “Z-Box”. Была “Get Glue”, был “SocialGuide”. Несколько крупных компаний, которые занимаются сопровождением эфира дополнительной информацией.

 

JSONTV: Насколько это распространено?

 

Аскар Туганбаев: В Америке в настоящий момент 85% телезрителей одновременно с просмотром телевидения пользуются вторым экраном. В Европе порядка 75%. Это очень распространенная история.

 

JSONTV: В Азию тоже проникает?

 

Аскар Туганбаев: В Азию тоже, но пока меньше.

 

JSONTV: В наиболее технологичные страны.

 

Аскар Туганбаев: Да, но тут нужно различать. Есть second screen, связанный напрямую с телеконтентом, когда сами телевизионные холдинги производят телевизионные приложения. Тогда приложение имеет дополнительный контент от телеканала. Есть сторонние компании (маленькие стартапы), которые не имеют доступа к контенту, не могут встраиваться в большой экран. Они сопровождают, подхватывают телевизионное внимание и так далее. Им немножко сложнее.

 

Сейчас в основном компании, которые сторонние. Крупные телевизионные холдинги пока аккуратно на это смотрят. У нас в стране первый хороший second screen сделал «Первый канал» вместе с «РИА Новости». Сейчас готовятся некоторые спортивные проекты. У нас это тоже набирает популярность.

 

JSONTV: С какими каналами или производителями контента вы планируете работать. Это часть вашего бизнеса? В чем, собственно, бизнес. 

 

Аскар Туганбаев: Это очень разносторонний бизнес. Там есть несколько моделей монетизации. Конечно, исторически сложилось… Так как я работал в ВГТРК и в «СТС-медиа» несколько лет, то связи, опыт и взаимоотношения с людьми сохранились. В первую очередь мы сейчас ориентируемся на холдинг «СТС-медиа» и «Национальную Медиа Группу». Во вторую очередь на ВГТРК и «НТВ+», где тоже хорошие отношения, так как «Газпром-медиа» и так далее.

 

В настоящий момент наиболее востребованы second screen приложения именно в спортивной и новостной области, в кино (развлекательном контенте). Поэтому для них и будем делать.

 

JSONTV: На чем вы зарабатываете? Это производство софта – вот этих программ?

 

Аскар Туганбаев: Первый заработок – это как раз на производстве этих приложений. Но это очень небольшие деньги. Один раз приложение продал – если повезет, ты получаешь контракт на поддержку, на развитие рекламных форматов, интерактивное взаимодействие.

 

Основные деньги там можно зарабатывать на аналитике (так называемой  big data, «большие данные»), если ваше приложение стало популярным, и вы видите уточненную информацию, которую не видит, например, “TNS”. Вы видите, как именно большое количество пользователей переключается, какой контент они предпочитают, как они относятся к нему (эмоциональная окрашенность – понравилось, не понравилось, «расшарил» в соцсетях и так далее). Это второй способ заработка.

 

На самом деле самая большая статья доходов – это VOD (video-on-demand). Это дополнительное видео, которое мы можем на втором экране рекомендовать. Если человек посмотрел 46-ю серию сериала, мы ему можем на экране открыть 45-ю либо 47-ю, если она доступна, и заработать на рекламе вокруг нее.

 

JSONTV: Давайте поговорим о телевидении вообще. Почему традиционное телевидение не сдается (по крайней мере, в России есть такое ощущение). Сильно ли понижается его доля в видеосмотрении в последнее время.

 

Аскар Туганбаев: У нас в стране происходит нишевизация телесмотрения среди крупных каналов. Если в 2003-м году суммарная доля первых пяти каналов была 85%, то в 2012-м году она уже была 53%. То есть первые пять каналов теряли долю. В 2018-м году она ожидается в районе 35%. Нишевые каналы (тематические) очень сильно растут. Конечно, с ними вместе растут и другие каналы доставки – SMART TV, video-on-demand на мобильных устройствах (компьютерах и так далее). Но пока что это все пренебрежительно малые величины. Весь рынок видеорекламы в онлайне в России не превышает 200 миллионов долларов, по-моему. Это очень небольшие деньги. Притом, что телевизионный рынок рекламы составляет 6 миллиардов долларов.

 

Конечно, телевизионщики пока могут игнорировать все эти новые медиа (video-on-demand). Им пока это не интересно. Рекламодателю тоже. У нас основные первые десять рекламодателей – это крупные иностранные компании. Им нужен охват. Им не очень важно, чтобы это было точное попадание. Они могут себе позволить покупать дешевые телевизионные контакты, но зато иметь огромный охват.

 

Пока video-on-demand сервисы (компьютерные, планшетные, SMART TV) не достигли того охвата, который имеет телевизор, они не интересны крупному рекламодателю. Хотя уже все равно из западных штаб-квартир – из Америки и Европы – приходит сигнал представительствам рекламодателя в странах, что определенный процент денег они должны отправлять на digital, потому что акционеры сверху решили, что прогноз развития newmedia в России, предположим, 3%. Поэтому 3% от рекламных денег они должны туда запустить.

 

При этом все равно продажа этого рекламного инвентаря происходит пакетированно. Телеканалы просто вынужденно отправляют определенное количество денег в свой маленький «карманный» видеосервис, потому что так сказал клиент. Но на самом деле это пока никому не интересно.

 

JSONTV: У вас есть практический опыт работы над проектом VideoMore. Соответственно, с одним из крупнейших, можно сказать, эфирных телеканалов – «СТС». Можете ли вы сейчас проанализировать. Сначала – как вы вошли в этот проект. Как и почему вышли из него.  

 

Аскар Туганбаев: «СТС-медиа» в тот момент управляла тремя развлекательными каналами. «СТС», «Домашний» и «Перец». При этом у телеканала «СТС» было самое крупное проникновение среди молодежной аудитории и, соответственно, самая большая доля интернет-аудитории в 2010-м году, когда я туда пришел.

 

У «СТС» возникла потребность дополнительной монетизации этой аудитории. Они понимали, что у них есть огромное количество молодежи, которое их смотрит. Они понимали, что рынок уже запрашивает инвентарь в digital видео, поэтому они посмотрели по рынку. В тот момент было ограниченное количество специалистов по видео. Я только что отошел от RuTube в 2008-м году и занимался некоторыми проектами ВГТРК.

 

Они пригласили меня. Было HR-агентство, которое меня наняло. Я согласился. Три года я запускал этот проект. У нас был бизнес-план. Мы должны были выйти на безубыточность. Мы вышли на это, мы окупились. Я запустил этот проект. Он сейчас едет спокойно. Я сейчас ищу возможности как-то реализоваться дополнительно и сделать новые проекты.

 

JSONTV: То есть проект имеет право на жизнь, на продолжение?

 

Аскар Туганбаев: Да, конечно.

 

JSONTV: На рынке ходят слухи, что VideoMore будет закрываться, потому что в конкуренции с другими видео-площадками…

 

Аскар Туганбаев: Смотрите, как тут. Это очень сложная история. К сожалению, в последнее время в «СТС-медиа» очень часто меняются руководители. При мне сменился один раз гендиректор, потом появились новые акционеры. Поменялся еще раз гендиректор. При этом приходили и уходили разные менеджеры, которые занимались новыми медиа. Некоторые из них не продержались и года. Они приходили и уходили, приходили и уходили. Была некоторая кадровая чехарда.

 

В этот момент колебались две точки зрения. Это у всех телехолдингов так. Как распространять контент – на своей площадке или в соцсетях и на чужих площадках. Пока я делал свой проект и защищал его перед акционерами, я говорил, что мы можем стать главным видеохостингом лицензионного видео.

 

Именно когда мы защитили проект в 2012-м году, нам новый акционер «Национальная Медиа Группа» привела контент «Пятого канала» и «РЕН». Мы стали большим агрегатором видеоконтента уже внутри группы. Такого среди других холдингов нет.

 

JSONTV: Почему не удалось выйти на лидирующие позиции и достать Ivi.ru? Это лидер, насколько я понимаю, на этом рынке.

 

Аскар Туганбаев: Да, лидер в этой области – Ivi.ru. Основная проблема это «Первый канал». Дело в том, что все телеканалы, которые размещают контент, в первую очередь смотрят, куда положит контент «Первый». Несмотря на то, что у «Национальной Медиа Группы» блок-пакет в «Первом канале», уважаемому Константину Львовичу никто не может приказать, что ему делать. Все внимательно его слушают. Ему было предложено положить контент на VideoMore.

 

Был установлен в течение года тестовый период, когда «Национальная Медиа Группа» смотрела, как работает контент «РЕН» и «Пятого канала» на VideoMore. 15-го июля 2013-го года должен был состояться Совет директоров, на котором должны были принять решение. По плану, который мы защищали, должны были принять решение: приходит к нам контент «Первого» или не приходит. Но в этот момент в очередной раз поменялся гендиректор! Написали новую цифровую стратегию. «Первому» стало не до нас или нам не до него. Опять же, Олимпиада и так далее. Поэтому опять разошлись.

 

Сейчас VideoMore все равно работает как крупная видео-площадка. «СТС-медиа» не может от нее отказаться, потому что бюджеты, которые привели крупнейшие рекламодатели (“Procter&Gamble”, “Unilever”, “Mars”), требуют охватности.

 

Когда они приходят, то говорят: «Хорошо, мы разместимся на миллион или два миллиона долларов в год на вашей площадке, но только нам нужна фиксированная частность. Нам нужно не более 2 – 3 контактов в месяц на пользователя (они не могут его долбить 20 раз). Поэтому извольте нам, пожалуйста, за наши деньги обеспечить вот такой охват – 30 миллионов человек за год».

 

Соответственно, это можно обеспечить, только поддерживая свою площадку, привлекая трафик из разных мест, а не положившись на стороннюю площадку, где есть постоянная аудитория, которая не ротируется.

 

JSONTV: Еще раз вошли бы в эту воду? Есть шанс у какого-то нового проекта побороться за лидерство с грандами? В том числе с тем же ivi.ru.

 

Аскар Туганбаев: Да, я вошел бы. На самом деле большая игра еще даже не началась. При всем уважении к Ivi.ru, их позиция очень сильная, но пока что еще не устоявшаяся. Они доказали, что они лидеры, что они самые крутые, но все ждут прихода иностранных игроков, потому что “Netflix” и “Hulu” в Европу еще практически не вышли, а российский интернет-рынок в Европе № 1. Он не самый большой по деньгам, но он самый большой по количеству пользователей. 64 миллиона у нас. Это больше чем в Германии, Франции и так далее.

 

Иностранные игроки могут к нам выйти. У нас существует политический аспект, когда, скажем, наше государство не всегда заинтересовано в том, чтобы иностранные игроки легко проникали на эту территорию, особенно учитывая их незаинтересованность платить налоги на этой территории.

 

В той же Великобритании на “Google” подан иск на миллиарды фунтов стерлингов, потому что они, работая на рынке Великобритании, показывали выручку порядка 5 – 10 миллионов фунтов стерлингов на территории Великобритании, а налоги платили в Ирландии, где более выгодное налогообложение. Интернет позволяет это легко делать.

 

Если какие-то крупные иностранные правообладатели или платформы будут выходить на территорию России, то кроме абстрактных политических рисков, это еще конкретные финансовые риски для нашего рынка. Все эти деньги просто уйдут за границу.

 

Мне интересно было бы сделать хорошего соперника иностранным системам, как мы сделали RuTube. Когда мы сделали RuTube, он был более популярен, чем YouTube в тот момент в России. Он успешно сопротивлялся 2 – 3 года. Потом мы ушли, и он немножко уступил им. Так же и «Яндекс» успешно конкурирует с “Google”.

 

JSONTV: Он до сих по, по-моему?

 

Аскар Туганбаев: Да-да, успешно. Он больше половины рынка держит. Например, контент. Из всех развитых стран (Россия, Европа, США) процент национального контента внутри VOD в онлайне в России самый высокий. В России 45% контента, который демонстрируется в онлайне, российского производства. В других европейских странах это 10 – 15%. Не больше. Все остальное забирают американские мейджоры. Здесь у нас качественный контент, который успешно сопротивляется.  

 

JSONTV: В чем ключ к успеху? Он в сотрудничестве с западными грандами либо в опоре на собственные силы. Или административный ресурс, в конце концов.

 

Аскар Туганбаев: Тут надо балансировать. Конечно, самое главное – это контент. Contentisaking, как говорят (самое главное). Сколько бы ни пыжились наши агрегаторы (Ivi, Tvigle, Zoomby и так далее)… Мы с ними четыре года общаемся, и они все признают, что 60 – 70% просмотров генерируют телевизионные catch up. Показы видео сразу после эфира. Это любой видеосайт подтвердит.

 

У тебя может быть вот такая библиотека – 60 тысяч единиц, но у тебя все равно основные… По правилу Парето, 80% просмотров делает 20% контента, который телевизионный. Телевизионный контент все равно рулит пока.

 

JSONTV: Немножко об устройствах. Теперь наблюдается снижение роли и доли PC в онлайн видеосмотрении. Мы сужаем этот рынок до этого. Ivi сообщает о снижении доли PC до менее 50%, а драйверами рынка аналитики считают SMARTTV и мобильные устройства. Насколько вы подтверждаете эту оценку?

 

Аскар Туганбаев: В Америке в 2012-м году более 50% видеопросмотров в онлайн происходило через телевизор, потому что так удобнее смотреть. Компьютер уступает.

 

JSONTV: То есть на большом экране в любом случае.

 

Аскар Туганбаев: Да, на большом экране в любом случае. Интернет ты втыкаешь напрямую в телевизор или через компьютер, но реально удобно смотреть на большом экране, поэтому действительно больше 50%.

 

У нас, наверное, пока еще не у всех видеохостингов такой перекос произошел. И самим видеосервисам это не выгодно. У нас пока что реклама на SMART TV и на мобильниках очень плохо продается. У нас инструмент этот плохо считается (нет инструментов измерения). Это теряемый инвентарь. Да, показы есть, только он никак не монетизируется. На это ресурсы тратятся, серверы работают, а деньги с этого никак не приходят. Наоборот, нужен инвентарь на web.

 

JSONTV: По аппаратуре. Появятся ли и смогут сыграть существенную роль такие устройства как консоли, set-top box и прочее?

 

Аскар Туганбаев: Да, они еще не сказали своего слова. За ними очень большой прорыв ожидается. На самом деле большой потенциал и у “AppleTV” как «коробочки», и у Xbox, если его начнут реально продвигать.

 

Сейчас основной затык… Я много раз общался с коллегами из “Microsoft” по поводу Xbox. У них основная проблема в том, что нет контента. Они сейчас готовы это все делать, но у них в России нет готовой инфраструктуры по закупке контента, лицензированию его, показу и монетизации. Они пока что продают готовые «коробки» и игры. Они не заточены на продажу рекламы здесь. Это целая огромная индустрия. Они копят силы к тому, чтобы этим заняться, но пока что еще на это не вышли.

 

Очень большой рынок на Западе на таких устройствах – это платный контент. У нас в стране пока что пользователи не очень готовы платить за контент (качественный в том числе). Но эта тенденция стремительно меняется. Огромный взлет в 2012-м, 2013-м году произошел у платформы “Yota Play”, системы масс-медиа “Stream”. У них очень большой рост. «АМЕДИАТЕКА» стартовала осенью. У них десятки тысяч пользователей. Они покупают качественный контент. Люди начинают потихоньку платить, но пока что это еще не рынок.

 

JSONTV: Как изменение структуры смотрения по устройствам повлияет на работу рекламных онлайн-кинотеатров?

 

Аскар Туганбаев: Они все зависят от спроса на этот инвентарь со стороны рекламодателя, от измерителей типа “TNS”, которые сейчас активно над этим работают. Идут тестовые системы аудио-peoplemeter, которые измеряют телепросмотр не на основе пульта телевизионного или приставки к телевизору, а на основе носимых аудиоустройств, которые слышат, что смотрит сейчас пользователь, распознают контент и понимают, что он смотрит этот контент не обязательно на телевизоре. Может быть, он смотрит на VOD.

 

Крупнейший измеритель в Америке – “Nielsen”, который, как и наш “TNS”, является законодателем рынка, уже давно меряет эфирные события не только в прямом телевизионном эфире, но и «хвост» в течение трех дней они засчитывают в телевизионный рейтинг. GRP (рекламные пункты) считаются, включая catch up на альтернативных платформах.

 

JSONTV: Может ли это вообще поменять рекламную картину в России и перенести часть рекламных бюджетов?

 

Аскар Туганбаев: У нас есть всего два крупных телевизионных селлера – «Газпром-медиа» и «Видео Интернешнл». Они регулируют весь рынок. Все рекламодатели работают через них. Это вопрос в основном политический. Как они захотят, так оно и будет происходить. Если они захотят так мерить и считать, значит, они так будут делать. Если они решат, что нужно поддерживать телевизор до 2018-го года (на выборах) и до 2025-го, значит, телевизор продолжит быть основной монетизационной платформой.

 

JSONTV: По контенту несколько вопросов. Как оцениваете перспективы линейного видеосмотрения (как эфирного, так и платного). Будут ли они вытесняться OTT.

 

Аскар Туганбаев: Это самый интересный вопрос, потому что я ожидаю некой реинкарнации телевидения и линейного смотрения в будущем именно за счет OTT. У нас сейчас есть два способа смотрения. Один – прямой эфир (линейное смотрение). Второй – VOD, когда люди смотрят в отложенном просмотре из библиотеки то, что они хотят смотреть.

 

В чем основное преимущество телевидения. Это быстрый доступ к эмоциям, когда вы включаете и как в фастфуде быстро получаете, что хотите. Это первое. Второе. Возможность поделиться этими эмоциями с другими людьми. В Америке это называется coolertalk («разговор возле кулера в офисе»), когда люди приходят к кулеру и обсуждают вчерашнюю серию сериала.

 

JSONTV: Курилка российская.

 

Аскар Туганбаев: Да, типа курилки. У нас это обсуждение происходит в  школе, на работе, где-то в офисе, на улице, в транспорте. Если вы в VOD посмотрели даже прекрасный фильм прекрасного режиссера, но один человек именно сегодня, то завтра вам не с кем этим поделиться. Сейчас вы не можете позвонить, не сможете соединиться с кем-то по соцсетям и говорить: «Ребята, такой фильм! Он меня перепахал!». Скажут: «Ну, да, что-то там было. Там кто-то кого-то убил».

 

Тут важно все-таки чувство локтя, единение. Люди поэтому ходят в кинотеатр во многом. Конечно, это еще и определенный моцион. Пойти купить чипсы, пиво, попкорн, с детьми выйти посмотреть. Но на самом деле в зале интересно смотреть – вместе со всеми посмеяться, среагировать, посмотреть на других людей. Это такое прикольное совместное смотрение.

 

Я думаю, линейное смотрение будет жить. Оно заново перезапустится. Оно перелопатит контент на маленькие единицы. Они склеятся в новые последовательности. Будет не 10, не 100 и не 1000 каналов. Будут десятки тысяч каналов. Но новые социальные среды «умного» телевидения (OTT, SMART TV, second screen) позволят вам находить тех телезрителей, которые смотрят этот канал.

 

JSONTV: Каждый раз это будет другая аудитория.

 

Аскар Туганбаев: Она будет каждый раз другая, либо могут быть устойчивые сообщества как форумы. Предположим, вы интересуетесь историей. Вы можете сесть вечером и посмотреть канал № 14757 «История Древней Руси» (с такого-то по такой-то век) без «передергивания» Карамзина, условно говоря. Без каких-то фильтров, которые вы хотите.

 

И вас таких людей, предположим, 250 человек. Вы нашли свой форум. Он бывший онлайновый, текстовый, а теперь околотелевизионный. Вы видите маленькие видеоиконки друг друга, вы общаетесь и оставляете друг другу сообщения. Вы планируете совместный просмотр вечером, если выходит какая-то премьерная история.

 

Это коммьюнити. Телевизор может стать доступом к этому коммьюнити.

 

JSONTV: Отношение к видео по запросу и к catchupТВ (телевидение, которое ретранслирует то, что было недавно в эфире).

 

Аскар Туганбаев: Это очень важная история. Люди хотят смотреть catch up. Мир стал таким динамичным, что ты не можешь прийти в 19:00 фиксированно и посмотреть очередную серию сериала. Ты пришел в 20:00, в 20:30, в 21:30, и требуешь, чтобы ты мог посмотреть серию. Какого черта она прошла в 19:00 и все! Мир стал гибким и динамичным.

 

Но при этом все равно современные технологии могут позволить вам делать запланированный просмотр в нужное время. Ты говоришь: «Я успеваю домой в 20:30. Я хочу в этот момент посмотреть catch up серию самого культового сериала «СТС» «Закрытая школа». И вас таких много. Они все приходят, все одновременно присоединяются и смотрят вместе. На одном дыхании реагируют, смеются, видят реакцию друг друга. Синхронизация видеопросмотра даже catch up в VOD все равно нужна.

 

JSONTV: Это психологически заменяет коллективный просмотр, скажем, видеокартины в кино, если он не отложен на следующий день?

 

Аскар Туганбаев: Практически.

 

JSONTV: То есть у кулера на следующий день все равно все посмотрели, кто в прямом эфире, кто catch up.

 

Аскар Туганбаев: Ну, это не связать. Конечно, это разные истории, когда 10 миллионов посмотрело. Конечно, таких огромных телесобытий будет очень мало. Сейчас есть мощные события – финал «КВН» или футбольный матч.

 

Самое мощное – это спортивные события в прямом эфире. Это вообще никуда не уйдет, потому что посмотреть футбольный матч можно только в прямом эфире. В отложенном просмотре нет никакого смысла, когда ты знаешь, что все уже знают результат. Даже если ты зажмешь уши и глаза, ты будешь изнутри знать, что ты сейчас переживаешь эти эмоции, а все уже их пережили. Все уже знают: Вася знает, Петя. Кто-то уже напивается с горя, кто-то пошел праздновать на улицу. Ты слышишь, что они там радуются.

 

Спортивные события требуют сопричастности здесь и сейчас.

 

JSONTV: Революции тоже хорошо смотреть в прямом эфире, когда они происходят. Особенно в соседней стране.

 

Аскар Туганбаев: Ну, новости, конечно, в прямом эфире должны быть.

 

JSONTV: А что еще? Открытие Олимпиады можно и отложенно, в конце концов, посмотреть, потому что это спектакль.

 

Аскар Туганбаев: Все интерактивные викторины должны быть в прямом эфире. То есть там, где есть вопрос и ответ. Если «Что? Где? Когда?» не в прямом эфире, то вы уже все ответы знаете. Вы не можете в этом принимать участие. Вы можете погуглить и найти все ответы. Или «100  к одному» илиеще какие-то будущие интерактивные игры.

 

JSONTV: Какой контент сейчас наиболее востребован?

 

Аскар Туганбаев: В России это сериалы, в первую очередь. Причем сейчас происходит трансформация: от сериалов длинных, многосерийных, которые у нас раньше были («Папины дочки»), когда можно было 100 – 200 серий в год снимать, мы потихоньку приходим к западному формату, когда в сезоне 20, 12 серий. У нас появляются дорогие сериальные продукты. Мы сейчас делаем сериалы по 40 серий и меньше. Появляется более качественный контент. В основном это сериалы. Да.

 

JSONTV: Возможно ли в России производство контента исключительно для интересов интернет-видеопросмотра или пока рано, и там рекламы будет недостаточно?

 

Аскар Туганбаев: Сейчас производится много контента чисто для интернета. Если посмотреть шоу «+1500» и большинство программ “Caramba TV”, самого крупного у нас производителя онлайн, то это, конечно, интернет-истории. Несмотря на то, что Макс Голополосов большой молодец и сделал телевизионную версию «+1500», которая на «Перце» выходит, все-таки это не то. Они ее выхолащивают, чтобы это была телевизионная история, поэтому так это не так динамично.

 

JSONTV: В интернете нет ограничителя?

 

Аскар Туганбаев: Нет. Ну, пока нет.

 

JSONTV: В соответствии с законами, которые тут принимаются в последнее время.

 

Аскар Туганбаев: Потихоньку это будет закручиваться, с одной стороны. С другой стороны, все равно в интернете это можно делать динамичнее. Вы можете сейчас смонтировать или прямо из любой дыры дать видеокартинку, пустить ее в эфир в интернете. Телевизор не такой гибкий. Он технически, цензурно и коммерчески не такой гибкий, поэтому там все равно «лак» определенный будет.

 

JSONTV: Давайте о будущем поговорим. Из настоящего ноги растут в структуре доходов операторов, которые занимаются всеми этими вещами. Рекламная, подписочная и остальные модели – какие наиболее перспективные?

 

Аскар Туганбаев: Если говорить об операторах связи, то, например, крупнейший оператор связи «Ростелеком» сейчас ищет возможности монетизировать ту огромную аудиторию, которая в нем есть. В настоящий момент крупные операторы связи имеют эту трубу – в ней летает трафик, в ней идут транзакции (платежные, рекламные, медийные деньги), но оператору связи с этого ничего не достается.

 

JSONTV: Ил не осаждается в этой трубе!

 

Аскар Туганбаев: Да, и они очень расстраиваются от этого. Их все посылают, когда они пытаются на какой-нибудь конференции выйти и сказать: «Ребята, это же наши провода, наша аудитория! Мы – последняя миля. Мы подаем вам клиента». Им говорят: «Идите, вы связисты, Вы «водопроводчики». Вы к этому не имеете никакого отношения».

 

Все операторы связи, включая мобильных («Мегафон», «МТС», «Билайн», “Yota” и «Ростелеком» с «Теле2»), конечно, ищут возможность встраивать valueservices. Тем более что они контролируют кошелек абонента, потому что у него есть личный счет.

 

Абонент уже привык в интернете платить. Он каждый месяц платит этому оператору. С него можно еще денег взять за что-то – за видеоконтент плюс еще денежки, за какую-нибудь скидку в интернет-магазинах, за безопасный интернет и еще что-то, за игровые сервисы. Операторы связи будут придумывать эту историю.

 

В принципе, рынок ждет очень сильная трансформация. И сильнее всего могут пострадать именно телевизионные холдинги, потому что они раньше существовали за счет ограничения доступа к трубе. Не любой телеканал (на примере «Дождя» мы это видим) имеет доступ к вещательной системе. К Останкинской башне, к радиорелейным системам трансляции, первому мультиплексу, второму мультиплексу.

 

Обычные вещатели не имеют этого доступа. С развитием SMART TV, OTT, second screen, интернета любой вещатель в итоге может получить доступ к абоненту, если только не начнут закрутки на уровне магистральных сетей, поражений в правах трафика, блокировки и так далее.

 

JSONTV: Как монетизировать? Некие общие аккаунты у операторов связи или что?

 

Аскар Туганбаев: Смотрите, сейчас рекламный рынок в интернете стремительно развивается последние 15 лет. Если исходно это была чисто баннерная медийная реклама, когда просто были показы баннеров, то потом она эволюционировала в контекстную рекламу. В принципе, контекстной системе «Яндекс.Директ» или “Google.Adwords” все равно, что это за сайт. Хоть там 4 – 5 человек (небольшой совсем сайт), маленький телеканал «Дождь» и так далее. Им все равно. Они просто размещают по аукционной системе определенные рекламные объявления.

 

Если для рекламодателя эта суженная аудитория, собранная в этом месте, интересна и выгодна, и он готов переплачивать за то, что ему собрали эту аудиторию, потому что у него по всем выкладкам это выгоднее, чем наружная реклама, потому что у него здесь аудитория очень концентрированная, то он просто диктует повестку дня. Контекстная реклама, как полковник Кольт, уравнивает всех в правах.

 

Следующая история, которая сейчас происходит, это RTB – realtimebidding. Это контекстно-медийная реклама. Есть две системы. Одна из них аккумулирует площадки, а другая аудитории. Если у вас есть видеосайт, на котором есть определенный контент, который вы хотите показывать, вы можете заключить договор в системе RTB, у которой есть доступ с разных генераторов аудитории и рекламодатели.

 

Вы можете сказать: «Я в данный момент показываю «Место встречи изменить нельзя», 3-ю серию, мужчине 45-ти лет, живущему в ближнем Подмосковье, с шириной канала 20 Мбит. Он до этого потреблял то-то. В общем, хорошая целевая аудитория конкретная. Кто хочет показать ему сейчас рекламу, перед тем, как он начнет смотреть 3-ю серию?».

 

Это происходит за миллисекунды. Происходит быстрый аукцион. Компания “Opel”, которой нужно сейчас увеличивать продажи, и это ее целевая аудитория, говорит: «Я готова за 3 рубля показать ему сейчас видеролик минутный про нашу новую замечательную модель автомобиля». Видеопоказ происходит.

 

При стыковке этого видеосайта с этой аудиторией через RTB все другие посредники не нужны. Уже не нужны никакие каналы, операторы и так далее. Вы можете собрать свою видеоплощадку «на коленке», подключиться к CDN (contentdeliverynetwork). Это сервисы, которые предоставляют возможность распределенной нагрузки видео по стране. Да, они берут за это деньги, но если у вас посчитана экономика, если вы знаете, что при помощи RTB один показ продаете за 3 рубля, а у вас в течение часового контакта пользователя пять вставок…

 

Я был в Швеции. У них 6 блоков по 3 ролика. Они 18 раз контактируют с пользователем. То есть у них монетизация на одном часе происходит 18 раз. Чудовищная происходит капитализация. Конечно, пользователь устает, но они к этому привыкли.

 

У нас сейчас на Ivi идет три пре ролла. Вначале 70 секунд (до начала просмотра). Ну, ничего. Пользователи «едят», потому что куда им деваться. Мы и в кинотеатре сидим и тоже до начала фильма 20 минут смотрим рекламу. Нас монетизируют.

 

JSONTV: То есть не умрет ничего. Ни подписные деньги не умрут, ни рекламные не уйдут с этого рынка?

 

Аскар Туганбаев: Нет.

 

JSONTV: Будут цвести все цветы в данном случае.

 

Аскар Туганбаев: Пока что да, но потом нас ждет всякая чудовищная трансформация, когда пойдут вот эти вот очки GoogleGlass, когда у нас появятся 7 миллиардов глаз по всей планете и 7 миллиардов видеопотоков. Нам понадобится видеосерфинг и поиск в режиме реального времени по этим видеопотокам.

 

Появятся новые типы  контента, потому что видео – это все-таки устаревший тип контента. Мы идем к геймификации, к интерактивизации и, как я это называю, объектно-ориентированному телевидению, когда фактически контент на пользователя сваливается не в виде фиксированного видеопотока.

 

Раньше была растровая графика (картинка, состоящая из точек) и векторная графика, когда приходят вектора и цвета, которые их закрашивают. Так же и трехмерная графика – это набор трехмерных примитивов, обтянутых текстурами.

 

В телевидении будущего у нас на приемник, на устройство будет приходить некий медиа-набор на пользователя (как в многопользовательской игре “World of Warcraft”), который будет персонифицироваться для этого пользователя на данном устройстве с учетом его конкретного взаимодействия. У нас на 10 миллионов телезрителей контент будет отличаться. Если ты хочешь, у тебя ведущей будет молодая блондинка с огромными губами. Может быть, наоборот пожилой, суровый, седой старичок с важным голосом.

 

JSONTV: Тех, кто реально будет востребовать это по своим запросам и конструировать свою программу, единицы. Процент, а может быть, даже и меньше.

 

Аскар Туганбаев: Пользователь сам ничего не будет делать. Оно будет на него подстраиваться. Там будут быстро считываться его привычки, психотип,  реакции. 

 

JSONTV: В любом случае будет некая запланированная сетка, которая рассчитана на тот период, который он проводит у видеоустройства.

 

Аскар Туганбаев: Конечно, она будет подстраиваться под него, смотреть на его реакции. Как у нас сейчас поп-исполнители, которые соревнуются за внимание зрителей. Они видят, что сейчас всем надо быть лысыми – все побрились наголо. Кто-то должен dubstep вставлять: «О, это модно – вставляем dubstep».

 

Смотрят на фокус-группы, на реакцию масс и так далее. Так и телевизор. Он будет очень динамично подстраиваться и под каждую аудиторию формировать свою картинку.

 

JSONTV: Где ожидаются прорывы в ближайшее время? Технологии расширяются. Сейчас уже говорят о широкополосном мобильном доступе в 300 Мбит и больше планируется. Где, если посмотреть в горизонте 5 – 10 лет, будут основные прорывы.

 

Аскар Туганбаев: Большие прорывы будут в биометрии. Это считывание данных с пользователя. Сейчас пока что люди ходят с браслетами, которые снимают их физическую активность. Дальше пойдет smartclothers («умная» одежда), которая будет мерить пульс, давление, эмоциональную реакцию и так далее. То есть smartclothers – это будет еще более уточненный таргетинг. Сейчас мы мышкой реагируем, а будем всем телом реагировать.

 

Биометрия, smart clothers, дополненная реальность (augmented reality) через очки, через всякие промежуточные экраны, камеры и так далее.

 

Трехмерные технологии будут очень сильно развиваться. В том числе трехмерная визуализация. Проецируемые интерфейсы и различные биометрические интерфейсы. Съемка и передача напрямую с головы на голову и так далее.

 

Это, конечно, фантастическая история, потому что, в первую очередь, будут кондовые оптоволоконные сети развиваться. В ближайшие 5 лет к нам ко всем домой придет оптоволокно. Есть программа развития у «Ростелекома». У нас будет очень быстрый интернет. На нем будет очень быстро любой контент.

 

JSONTV: Если дроны не пришлет руководитель “Google”!

 

Аскар Туганбаев: Дроны – да. Но эти дроны, которые прилетят, все-таки односторонние. Для того чтобы передавать информацию обратно, вам нужны наземные каналы. То есть ассиметричные. Каждому пользователю ты не раздашь передатчик, чтобы он на спутник вещал. Это другая стоимость, емкость и точность. А как бороться с наземными каналами, мы знаем!  (Смеется).

 

JSONTV: Аскар Туганбаев мой сегодняшний гость. Давайте напоследок несколько коротких ответов на более или менее персонализированные вопросы. Ваши кумиры в бизнесе. На кого ориентировались или ориентируетесь.

 

Аскар Туганбаев: Мне нравится то, что делает Билл Гейтс. Очень мне нравится компания “Microsoft”. Наталья Касперская из наших людей. Мне очень понравилось, что она сделала с «Лабораторией Касперского», и то, что она делает с компанией “InfoWatch”. Уважительно отношусь к «Яндексу», к Аркадию Воложу. Мне не все нравится на эмоциональном уровне из происходящего в «Яндексе», но в целом это, конечно, бизнес успеха и абсолютный self-made вопреки всему окружению, которое происходило.

 

JSONTV: Ваши личные принципы работы, построения команды, распределения ролей. Вы, скорее, индивидуалист либо организатор команды?

 

Аскар Туганбаев: Я абсолютно командный игрок. Я построил много хороших, как мне кажется, команд. Для меня всегда было важно равенство и принцип Кутузова, когда старший говорит последним. На всех «летучках» я выступал всегда последним, когда сначала все говорили все, что они хотели. Это была всегда командная игра.

 

У меня такая жесткая принципиальность. Меня называли «офисным самураем», потому что всегда, когда я работал, я был готов уволиться в любой момент. У меня никогда на столе не было личных и лишних вещей, на компьютере никаких личных и лишних данных. Я был готов в любой момент просто встать и уйти, если что-то происходит не так.

 

В принципе, все знают, что со мной немножко трудно работать в том смысле, что я на каждой своей работе раза два точно заявление писал. Меня отговаривали гендиректора. Если мне что-то не нравится, я иду до конца и говорю, что не буду это делать, я с этим не согласен. Если не хотите, делайте без меня.

 

JSONTV: Что приводит и приводило вас к личному успеху? Какие качества.

 

Аскар Туганбаев: На самом деле у меня очень хорошая семейная история. Я женился на однокласснице и у меня четверо детей. Поэтому у меня половина проблем очень давно в жизни была снята.

 

JSONTV: Крепкий тыл, как принято говорить.

 

Аскар Туганбаев: Очень крепкий тыл! Жена вместе со мной работала на телевидении. Мы были всегда партнерами, друзьями. Все родственники помогали. Я занимался свободным творчеством и не отвлекался на всякую ерунду – какие-то переживания, нервы и так далее. У меня за спиной всегда было все в порядке.

 

JSONTV: Отношение к неудачам?

 

Аскар Туганбаев: Все, что не убивает, делает нас сильнее. Это стандартный штамп. Я воспринимаю это все как айкидо. Если какой-то удар на тебя идет, нужно попытаться использовать энергию удара противника в своих целях. Ты должен пропустить, тут же встать и использовать это в обратку. Да, неудачи бывают, но если долго сидеть на берегу реки, можно увидеть, как мимо проплывает труп твоего врага. Я уже 3 – 4 видел.

 

JSONTV: Как организуете свой рабочий день. Планируете ли жестко либо сосредотачиваетесь на главном, что есть на сегодня?

 

Аскар Туганбаев: Меня научили такому тайм-менеджменту – берешь лист бумаги, пишешь подряд все дела по первому воспоминанию на сегодня. Пишешь, пишешь, пишешь, а потом нижнюю половину отрываешь и выкидываешь.

 

Я действительно каждый с утра пишу все, что нужно делать, но у меня есть старая артековская привычка. Каждый вечер артековцы собирались, подводили итоги дня (что они сегодня сделали). Если ты сделал два дела за день, это очень круто и замечательно. Больше двух планировать не надо. Если сделал одно – нормально. Все отлично. День прошел не зря. Если ты не сделал ни одного важного дела, значит, ты потерял этот день. Я стараюсь, чтобы хотя бы одно дело было сделано точно.

 

JSONTV: Совет, которому следуете в жизни. Или поговорка любимая.

 

Аскар Туганбаев: Мне мама сказала, когда я работу искал. Главное, когда ты выбираешь работу или проект, нужно, чтобы душа пела. Нельзя заниматься нелюбимым делом. Тут самое главное все время не идти на компромисс, не заниматься тем, что тебе не нравится, тем, во что ты не веришь. Не терять время зря (жизнь свою). Делать только то, что ты точно хочешь делать. Сконцентрироваться на этом и этим заниматься.

 

JSONTV: Любимые гаджеты? То, без чего не можете обойтись.

 

Аскар Туганбаев: Ой, у меня очень старый телефон! Это моя большая проблема, потому что я не люблю сенсорные экраны. Я люблю только настоящие кнопки, которые нажимаешь и получаешь отдачу.

 

Так как я старый компьютерщик, я компьютерами занимался еще в 1986-м году или в 1988-м (в конце 1980-х, начале 1990-х), я привык к старым тяжелым клавишам. Поэтому я использую телефоны с выскакивающей боковой клавиатурой, а их больше не производят. Я везде хожу со своим боковым qwerty-слайдером и жду – вроде в этом году собирались для таких странных людей сделать новую версию. Сенсорные экраны и все эти iPhone я не умею, не понимаю.  

 

JSONTV: Увлечения помимо работы.

 

Аскар Туганбаев: Я очень люблю путешествовать. Путешествую с семьей на машине. Мы проехали десятки тысяч километров по Европе и по России. Мне очень нравится путешествовать по России. Я люблю города. Люблю ходить по городам, смотреть, встречаться с людьми, узнавать что-то новое. Я довольно много смотрю видео в онлайне, это правда.

 

JSONTV: Аскар Туганбаев специально для JSON TV. Спасибо вам.

 

Аскар Туганбаев: Спасибо.

 

JSONTV: Удачи всем!

 

Аскар Туганбаев: До свидания.

 

Заказать стенограмму TV-программы, Интервью, Конференции, большого Форума или Конгресса, радиопрограммы - делового или светского мероприятия можно в компании «Свежие Материалы» Тел. +7 904 64 226 79 , info@ima-ges.ru