×

1 Декабря 2016 17:57
2550
0

Слушайте подкаст программы:

 

См. краткие результаты исследования J'son & Partners Consulting «Мировой рынок биометрических систем, 2015-2022 гг.»

 

Перспективные технологии на рынке биометрических систем: бесконтактные и мультифакторные модели

 

«Я считаю перспективной именно бесконтактную биометрию, когда человек не должен непосредственно принимать участие в том, чтобы тем или иным способом быть идентифицированным. Сейчас у компании Safran Morpho появилось программно-аппаратное обеспечение, которое позволяет дистанционно снимать отпечатки пальцев… Если мы говорим про радужку, то сейчас появились решения, которые позволяют с 3 метров сканировать сетчатку. И этому будет дальнейшее развитие. И, в частности, поэтому мы обратили внимание на биометрические системы идентификации по лицу…

 

Если говорить о дальнейшем развитии рынка биометрических систем, то все переходит к тому, чтобы использовать многофакторную биометрию, когда, если не получится идентифицировать по отпечатку пальца, то можно было бы это сделать, например, по голосу. «Техносерв» в этом отношении как раз не является исключением. Как интегратор, мы используем отдельные способы в биометрии».

 

Банки и финансовый сектор формируют спрос на биометрические системы идентификации: защита от мошенничества в кредитных продуктах, обеспечение защищенного доступа к депозитным ячейкам, использование биометрии в банкоматах и платежных системах и т.д.

 

«Если говорить про финансовый рынок, то в самом начале биометрия применялась, и сейчас в основном применяется, для кредитных продуктов. Естественно, банки таким образом пытались осуществить защиту своих финансовых средств. Если посмотреть, что происходит в последнее время, то во многих банках потери происходят не только во время кредитования, но и при выдаче депозитов. Скажу не скрывая, что мы смогли в данном программном продукте обеспечить стопроцентную защиту, как от внешнего, так и от внутреннего мошенничества.

 

Также для банков мы приводим такой пример: если использовать биометрию в банкомате. Два года назад такой пилот мы проводили с «Промсвязьбанком». Но важный вопрос в том, что перспективы массового использования биометрии в банкоматах связаны с вопросами законодательной базы, персональных данных, единого программного обеспечения, единой системы стандартизации».

 

Телеком и ритейл — перспективные отрасли для развития биометрических технологий

 

«Здесь ситуация такая, что заказчик, который у тебя хочет использовать биометрию, должен понимать, как он её собирается использовать. В этом отношении, конечно, по крайней мере, в нашей стране телеком операторы наиболее продвинутые, за ними идут финансовые организации. У всех остальных немного всё-таки меньше оснащенность и понимание, а как же биометрия может помочь. В частности, перспективы есть в ритейле. Особенно для сетевых компаний, которые фиксирую много случаев мошенничества в одном магазине и хотят их предотвратить в другом магазине. Плюс программы лояльности: человек все время покупает такой-то вид продукта, а сейчас к нему можно подойти, менеджер зала подойдёт и предложит, вот у нас есть новинка. Это будет не просто какая-то трата времени, трата ресурсов, а это будет целенаправленное персональное предложение».

 

Новые направления для использования биоемтрических систем — сфера услуг и ТСЖ

 

«Направление, которое мне видится сейчас перспективным, — это идентификация при регистрации, при оказании каких-то услуг. Такой пример: у вас есть химчистка, и к вам приходит клиент, который постоянно недоволен качеством, как вы его обслужили. В принципе, вы бы хотели, чтобы этот человек шел в другую химчистку, у вас меньше головной боли. Это может быть не химчистка, а, например, гостиница. Человек пришел, набуянил, на него жалобы были, мебель побил. Вы не хотите больше, чтобы он останавливался в вашем отеле. Если вы его смогли идентифицировать на этапе входа только, то можете сказать, что все забронировано. На самом деле, биометрические технологии становятся более востребованными и одновременно, более доступными.

 

Среди массового применения биометрических систем может развиваться частный сектор. Вот представьте себе, ТСЖ. Надо выявить, кто постоянно приходит и кого можно пропускать, а кто приходит и к кому? В этом отношении как раз биометрические технологии позволят оптимизировать вопросы безопасности. Когда речь идет о многоподъездном доме, в этом отношении перспективны специальные домофоны с использованием биометрии (такие продукты уже есть на рынке)».

 

Биометрия в массы — новая форма «умного дома»

 

«Возьмём, например, умный дом. У вас есть телевизор, вы включаете программу, посмотрели, у вас любимая программа. Вы пошли на работу, пришли вечером, включаете – а включилась совсем другая программа передачи. Почему? Потому что днём дети пришли, переключили на свою любимую программу, а вы включаете, и включается та, которая была последней. Это не умный дом. Даже когда будет свет включаться, потому что вы вошли в комнату - это не умный дом. Он включается, это дистанционное управление. Точно также, как вы со своего смартфона сможете управлять микроволновкой, чтобы она включилась и разогрела вам обед. Это не умный дом, это дистанционное управление. Умный дом – это когда вы приходите, включаете телевизор, или, может быть, даже приедете в гостиницу, включите телевизор – и он включает ваши любимые программы, потому что на кнопке пульта управления встроен сканер отпечатка пальца или в самом телевизоре встроена камера, распознающая ваше лицо. Вот это умный дом. Биометрия очень быстро станет массовым явлением».


Полная расшифровка интервью:

 

JSON.TV: Давайте начнём. Давайте начнём с нескольких слов о вашей компании, какое положение вы занимаетесь на рынке, какие у вас ключевые достижения, чем вы занимаетесь, почему решили уделить внимание биометрическим системам?

 

Александр Горшков: Компания очень большая, в два слова очень тяжело уложиться, даже просто перечислить, что это группа компаний, и Техносерв Консалтинг, и Рексофт, и сама Группа Техносерв - головная компания. Наверное, отличительной чертой Техносерва является то, что это интегратор. Если брать конкурентов, то у конкурентов либо есть большая компетенция в конкретном продукте, либо есть большая компетенция в интеграции этого продукта со сторонними программными продуктами.  У Техносерва есть компетенции и в том, и в другом, поэтому это уникальная, можно сказать, особенность нашей компании. Если возвращаться к биометрии, то биометрией Техносерв занимается достаточно давно, я бы даже сказал, это одна из самых крупных по срокам внедрения, эксплуатации, и наибольшая компетенция у компании. В самом начале биометрия, естественно, зарождалась в силовых структурах, и, наверное, об этом  не мне рассказывать, я просто в это время не принимал в ней участие. Потом эта компетенция стала интересовать уже и коммерческие структуры, в частности, финансовые. На сегодняшний момент, это стало доступно гораздо большему количеству компаний, которые могли бы использовать биометрию в своих целях, и таким образом сокращать свои расходы либо потери. Стали проявлять гораздо больший интерес.

 

JSON.TV: На российском и мировом рынке представлены разные биометрические технологии. Распространёнными являются пальчиковые технологии, так сложилось. Почему ваше внимание упало именно на технологии идентификации по лицу?

 

Александр Горшков: Давайте скажем так: не в моё поле зрения попала технология по лицу, а в поле зрения компании. Так как я пришел в компанию и занимаюсь тоже биометрией по лицу, то есть наши взгляды совпали. Они совпали, наверное, потому, что я считаю перспективным именно корпоративную биометрию, когда человек не должен непосредственно принимать участие в том, чтобы тем или иным способом быть идентифицированным. И как показывает практика, текущее развитие биометрических продуктов – это верный шаг. Если взять пальчики. Сейчас у компании SafranMorpho появилось программно-аппаратное обеспечение, которое позволяет дистанционно без прикосновения снимать отпечатки пальцев…

 

JSON.TV: Morpho Wave, кажется, называется продукт?

 

Александр Горшков: …не кровеносные сосуды, а именно отпечатки пальцев. Если мы говорим про радужку или сетчатку, тогда надо было вплотную практически к глазу подносить сканирующее устройство, то сейчас появились решения, которые позволяют с 3 метров сканировать сетчатку. И этому будет дальнейшее развитие, потому что не все хотят оставлять отпечатки пальцев, в особенности в нашей стране, есть такое негативное отношение, что оставили где-то отпечаток пальца, потом он где-то может быть использован… потом его могут скопировать, скомпрометировать. В прессе были описаны случаи, когда iPhone вскрывали с помощью поддельного отпечатка пальца. Поэтому, если говорить о дальнейшем направлении, как биометрия предполагает развиваться, то даже вот последнее сообщение, что VISA переходит к тому, чтобы использовать многофакторную биометрию, когда если не получится идентифицировать по отпечатку пальца, то можно было бы по голосу. Либо Mastercard предлагает по фотографии проводить биометрию. Если мы берём зарубежные решения, Wells Fargo, они, кстати, внедрили у себя российское программное обеспечения,  у них тоже двухфакторная идентификации по голосу и по видео. И к этому будет идти.  Техносерв в этом отношении как раз не является исключением. Техносерв, как интегратор, использует отдельные способы в биометрии. Фото и видео – свое решение, либо чье-то другое, если оно в этом случае будет более выгодно, перспективнее, лучше. Мы потом можем обсудить, в каких случаях это может быть. Либо будет использовать стороннее программное обеспечение, в том числе, по отпечаткам пальцев, такая компетенция в Техносерве имеется.

 

JSON.TV: То есть я правильно понимаю, что тенденции смещаются в сторону мультитехнологий, когда объединяются разные игроки рынка и интегрируют…

 

Александр Горшков: Это позволяет не только повысить точность идентификации, в случае VISA они это позиционируют как резервный канал идентификации. Когда не получается идентифицировать по одному параметру, тогда можно по другому. Интересное было выступление на СКУД 2017, многие компании как раз говорили, что вот у нас технология хорошая, а вот у других технологий при идентификации возникают проблемы. 5%, 10% людей не могут быть идентифицированы по каким-либо признакам. И самое интересное последнее выступление было, где докладчик привёл примеры, когда практически в каждом способе идентификации возникают ситуации, когда невозможно идентифицировать человека по тому или другому принципу. Вот вплоть даже до радужной оболочки или даже до сетчатки. Есть 2% людей, которые не идентифицируются на текущий момент. А если заходить ещё дальше, недавно абсолютно была статья, которая направлена на то, чтобы противодействовать этой идентификации. И противодействие заключается в том, что, например, фото и видео идентификация, если человек одевает тёмные очки, то сразу подозрительно, почему он пытается скрыть свою внешность. Кстати, идентификация по радужке позволяет и через тёмные очки идентифицировать. Но в данном случае стояла задача, чтобы человека нельзя было идентифицировать притом, что он не скрывает свою внешность. Приводился пример, когда подбиралась специальным образом по форме и по расцветке оправа прозрачных очков, которая не просто не позволяла идентифицировать этого человека, а заставляла программное обеспечение идентифицировать его совсем как другую личность.

 

JSON.TV: Это американский университет, по-моему, недавно была опубликована статья…

 

Александр Горшков: Да-да, такая статья была. Поэтому развивается как в одном направлении идентификация, так и в другом направлении противодействие. Я думаю, что хакеры будут в этом отношении точно также развиваться. Так вот, использование многофакторной идентификации, из которых одна будет по радужке, а другая по фотоизображению  либо по опечаткам пальца, она как раз позволит более надёжно осуществить защиту этих данных.

 

JSON.TV: Стимулируют ли, пока ещё, может быть, единичные случаи условно хакерских атак на биометрические системы, их развитие?

 

Александр Горшков: Я думаю, стимулируют. Смотрите, какая ситуация: если говорить про финансовый рынок, то в самом начале биометрия применялась, и сейчас в основном применяется, для кредитного конвейера, для кредитных продуктов, когда банк отдает кому-то деньги, если эти деньги даются мошенникам, то банк их теряет. Естественно, банки таким образом пытались осуществить защиту своих финансовых средств. Скажу не скрывая, что мы смогли в данном программном продукте обеспечить стопроцентную защиту от внутреннего мошенничества. Потому что сотрудники банков тоже применяют различные способы для того, чтобы смоделировать выдачу денег, а на самом деле ничего не происходило. Если посмотреть, что происходит в последнее время, то многие банки это скрывают, молчат, но, общаясь с ними, было выявлено, что потери происходят не только во время кредитования, но и при выдаче депозитов. Вот как ни странно, депозит пришел, человек положил в банк, и банк потерял. Бывает такое. Происходит оно следующим образом: я думаю, оно имеет какое-то внутреннее мошенничество, против этого мы пока не предпринимали никаких разработок, но я думаю, что мы справимся и с такой задачей. Недавно была опубликовано в Бинбанке, уже официально опубликовано, поэтому я говорю открыто, в других банках не публиковали, поэтому я их не называю. 1,2 млн. депозит, чтобы если что-то с банком случилось, выплатили бы страховую сумму и полностью возместили. Человек положил депозит, а через два - три месяца пришел мошенник и эти деньги снял. Когда через год приходит настоящий клиент банка и говорит:

 

-Вы дайте мне мой депозит.

- Подождите, вы его уже взяли.

- Как взял? Где видео запись?

 

Видеозапись хранится 2-3 месяца, но полгода и год она храниться не будет. Самое интересное, что с теми банками, с которыми я общался, и которые мне говорили, что такие мошеннические операции у них были, они были в районе 1 мнл. и выше, от 800 тысяч до 1,2 млн. Поэтому, применив биометрию, можно было бы исключить и такого рода мошенничества. Либо недавно было, когда депозит из ячейки был похищен,  тоже несколько миллионов долларов, уже не рублей даже. Использование биометрии позволило бы и там обойти такую вот систему мошенничества. Причём, если говорить про депозитные ячейки, то там сканер можно встраивать как в ручку, да... Вот, вроде бы, палец никто не хочет прикладывать, но все берутся за ручку двери, чтобы её открыть, либо за ключ, а сканеры становятся достаточно компактными и, самое главное, что технологии становятся более дешёвыми, почему к ней появляется интерес. Вообще технологии биометрии становятся менее затратными, более доступными, потому что уже не требуется специальная камера для биометрии. Если раньше камеры были совсем с маленьким разрешением, и там ничего рассмотреть было невозможно, требовались дорогостоящие камеры, чтобы можно было бы нормально сделать фотографию, то сейчас этого не требуется. Сканер отпечатков пальцев встраивается в каждый телефон, пожалуйста, тоже не проблема. Если посмотреть Samsung, то он и сканер сетчатки и радужной оболочки уже встраивают в свой телефон. Технология шагает очень быстро. И развиваться, мне кажется, будет дальше больше и больше.

 

JSON.TV: Продолжая разговор про распространение биометрических технологий, у меня есть два вопроса. Первый вопрос, удорожает ли это в принципе интеграцию, объединение разных технологий делает проект более дорогостоящим или нет?

 

Александр Горшков: Проект будет дорогостоящим, однозначно, потому что если мы возвращаемся опять компаниям и к решениям, которые поддерживают многофакторную идентификацию, тот же самый Safran Morpho, у них есть лицензия на отпечаток пальца, есть лицензия на вены, есть лицензия на фото, и несмотря на то, что это скрыто в едином ядре, лицензию надо покупать на каждый вид отдельно. Поэтому неважно кто это будет, либо это будут другие компании по СКУДу, которые идентифицируют по венам и по отпечатку пальца, все равно там будет две лицензии. Поэтому да, это будет немного дороже, но учитывая то, что сами лицензии становятся дешевле… Это примерно как выпуск нового телефона. Выпустили новый телефон, у него функций больше, выпустили новый ноутбук – у него функций больше, а цена примерно такая же, как у предыдущего. Поэтому цена остается примерно такой же, но функционал нарастает.

 

JSON.TV: Общаясь с представителями отрасли, мы часто слышим, что внедрение мультибиометрических систем действительно тренд, но эксперты также отмечают сложности. Вроде есть две компании, которые используют две разные технологии и готовы объединяться, чтобы создавать некий симбиоз, некий общий продукт, но нет конкретного запроса со стороны потребителя на этот продукт. Как вы думаете, что тормозит эти процессы? 

 

Александр Горшков: Затрудняюсь сказать, что тормозит, потому что у нас такие запросы есть. Я не буду называть компании, которые делают такие запросы, но у нас идут совместные разработки, и именно часть продукта будет наша, а часть продукта будет сторонняя. Есть такие запросы.

 

JSON.TV: Давайте вернёмся к вашей компании и к вашим биометрическим решениям и продуктам. Расскажите, пожалуйста, о своих продуктах, менялись ли они в течение времени за историю развития вашей компании? Есть ли сейчас какие-то инновационные продукты, которые вы разрабатываете и которые хотите запускать на рынок?

 

Александр Горшков: Естественно, все развивалось. Использовать один и тот же продукт десятилетиями не получилось бы, возможности бы не имелось. Мы бы отстали от конкурентов и ушли бы с рынка, поэтому, конечно, выпускались, и в этом году вышла очередная версия нашего программного продукта. По поводу обновления у тех заказчиков, у которых решение уже работает, там сложно сказать. Поэтому пока не трогают какой-то программный продукт, он как работал, так и работает стабильно. Здесь проявляются опасения заказчика, а вдруг я сейчас что-то поменяю, и оно будет работать хуже, медленнее, не так, как привыкли. Поэтому по-разному происходит. Новые внедрения мы уже осуществляем на новом программном продукте. Те пилоты, которые мы проводим, мы тоже осуществляем на новом программном продукте. Более того, у нас несколько версий в течение года выходит. Те пилоты, которые проходили, и те результаты, которые мы показывали в начале года, мы эти ошибки учли, недоработки учли, учли то, что было выявлено у наших конкурентов лучшее, и у тебя это реализовали. Мы стараемся идти в ногу с лучшими решениями. Я не хочу сказать, что решения Техносерва самое хорошее на рынке в плане фото и видео биометрии, но я могу сказать, что мы проводим внутренние тестирования, сравнения, сравнения на пилотах. Я думаю что, что в тройку лучших решение наше попадает.

 

JSON.TV:  Хорошо, спасибо. Давайте, если можем, поговорим о ваших наиболее значимых кейсах. Вообще, как много проектов ежегодно вы реализуете, какие-то проекты… Я знаю, что некоторые ваши продукты используются для общественных мест, для того, чтобы идентифицировать человека в потоке. Но есть и продукты, которые могут быть использованы в коммерческом секторе, а именно в системах управления доступом. Какое из направлений для вас наиболее перспективное, где вы видите для себя дальнейшее развитие?

 

Александр Горшков: Компания Техносерв реализует, в основном, крупные проекты, поэтому наше решение отличается тем, но, может быть, уже не так сильно отличается, потому что многие к этому тоже приходят, и стремятся, и дорабатывают, что рассчитано на большие объемы, большую скорость, большую производительность. Естественно, это какие-то крупные проекты. Но кризис он вносит, всё-таки, свои изменения, и компания Техносерв пытается даже в минимальном объеме, с прицелом на дальнейшее развитие, внедрять различные свои решения в те или иные проекты. В частности, биометрия не является каким-то ключевым звеном Безопасного города, но, учитывая то, что без биометрии в дальнейшем жизни просто не будет существовать, мы можем поговорить потом про развитие отдельно, то в Безопасный город там или в другом месте кусочками биометрия внедряется, и накапливаются такие компетенции, которых потом не будет хватать для дальнейшего масштабирования решений.

То, что позволяет работать в потоке, да. К сожалению, некоторые конкуренты не могут себе это позволить. У них очень хорошие решения, которые работают, например, с фото. С видео они будут догонять нас обязательно, но, я надеюсь, что к тому времени и мы тоже придумаем что-нибудь новенькое. Останемся в лидерах.

 

JSON.TV: Хорошо. Мы затронули с вами банковский сектор. Зампред Центрального банка высказался на недавней конференции, что в ближайшие три года банковская сфера полностью перейдёт массово на биометрические технологии. Верите ли вы в эти прогнозы, и что вы думаете об этом?

 

Александр Горшков: Смотрите, буквально год назад у нас был пилот в Росфинмониторинге. Почти уже, можно сказать, банковский сектор или ЦБ. К финансовому сектору это однозначно имеет отношение. Учитывая то, что сейчас, в основном, используются для идентификации террористов, подозрительных лиц, причастных к терроризму мошенников, в основном их паспортные данные, а паспортные данные бывают и украдены, бывают и поддельные паспорта, и люди имеют по нескольку паспортов. Но свои биометрические данные они не меняют. Более того, если посмотреть на видео съемку террористов, мы не знаем что это за человек, у нас нет его паспорта, но у нас есть его фотография. В некоторых случаях есть запись голоса. Если в этом случае применить биометрию, то можно было бы с той или иной степенью вероятности сказать, что да, этот человек подозреваемый. Не для того, чтобы потом его заблокировать и сказать, что вот, он террорист, по голосу мы его определили, нет.

 

Для того, чтобы сотрудники, которые отвечают за выявление подозрительных операций, к этой операции проявили бы больше подозрительности, больше внимательности, больше контроля осуществили бы, только для этого. Поэтому, на мой взгляд, биометрия будет больше использоваться обязательно финансовом секторе, но вот насколько кризис повлияет на это, сказать трудно. Может быть, не три года, а пять или семь. Это однозначно к этому придёт. Даже для банков мы приводим такой пример: если использовать биометрию в банкомате. Многие банки говорят, ой, давайте мы сейчас поставим в банкомат биометрическую идентификацию и таким образом предотвратим часть мошеннических операций. Я говорю, не вопрос, это можно сделать, два года назад такой пилот проводился Промсвязьбанке, совместно мы проводили. Выставляли решение на выставке по комплексной безопасности. Вопрос в другом. А что будет, когда придёт к этому банкомату не клиент банка. Он не мошенник, просто не клиент банка. Мы не знаем никакие его биометрические данные, то есть мы не сможем сказать, является он мошенником или нет.

 

JSON.TV: А создать единую сеть?

 

Александр Горшков: А вот создать единую сеть - это сразу вопросы законодательной базы, насколько возможно, вопросы персональных данных, насколько их можно передавать, вопросы единого программного обеспечения, вряд ли кто-нибудь на это пойдёт, либо какой-то стандартизации. То есть здесь много таких вопросов, которые надо будет решить, чтобы создать вот такую единую сеть. Честно скажу, у нас есть наработки, благо, опять же, у нас есть клиент очень такой драйвовый, который нас держит в тонусе и каждый раз подбрасывает нам новые задачки, над которыми мы ломаем голову, как бы их решить. Одной задачей было, как бы определить социально неблагонадёжное лицо, допустим, склонное к алкоголю, ещё какого-нибудь такого.

 

JSON.TV: Интересно!

 

Александр Горшков: Интересно, да. В этом направлении мы работали. В частности, если дело касается банкоматов, то мы и другим заказчикам это сейчас предлагаем, опять же, это опыт и компетенции Техносерва. Все карты здесь не открою, но некоторые, чтобы было понятно. Было принято решение, что когда клиент подходит банкомату и пытается скрыть свое лицо, чтобы его не записали на камеру, то это является фактором подозрительности. В этом случае в банк может быть подан сигнал, чтобы в его транзакционных системах произвести перенастройку и ограничить сумму выдачи, лимит. Вот подошел, например, и скрывает лицо, говорит, вот дайте мне 30000 руб. Ему говорят, нет, 300 руб., не больше. Или вообще не дают. Это политика банка может быть, которая будет определять, насколько банк заинтересован в том, чтобы проводить рисковые операции. Или следующий вопрос: мы же общались с сотрудниками банка. Я просто не знаю большего скоростного способа воровства банкомата - 17 секунд. То есть стоят видеокамеры, снимают, что происходит около банкомата. Рекордное время, за которое украли банкомат – 17 секунд. Самое интересное, что сотрудник банка потом говорит, мы видим на видеозаписи, что этот человек уже приходит не первый раз. Не первый раз приходит и ворует банкомат. То есть он в одном отделении, в другом украл. Но мы не успеваем среагировать. Так вот, если внедрить распознавание ещё на входе, и подается сразу же сигнал, то таким образом можно было бы предотвратить большую часть похищения банкоматов. Потому что 17 секунд – это действительно рекорд, но в действительности в среднем от минуты до 3 минут тратится на то, чтобы вскрыть или украсть банкомат.

 

JSON.TV: В таком случае, на мой взгляд, это должна быть очень чувствительная система, потому что не всегда тот, кого мы подозреваем, является действительно преступником. Это может резко сократить лояльность потребителей по отношению к конкретному банку, то есть…

 

Александр Горшков: Полностью с вами согласен, поэтому у каждого банка должна быть своя процедура, как реагировать в этих случаях. Либо это будет вызов наряда полиции, либо это будет блокировка дверей, либо это будет блокировка транзакции и операции, либо это будет вызов сотрудника безопасности, который находится в том же здании, в том же помещении. На самом деле, в процессе внедрения мы, как интегратор, готовы подготовить такие регламентные документы, не только технические, но и организационные. 

 

JSON.TV: Я услышала, и это можно даже увидеть по публикациям в СМИ и в открытом доступе, что действительно, банки и вообще финансовая сфера очень лояльно относится к биометрическим технологиям, и в принципе, они являются такими предвестниками их потребления. Можете назвать ещё какой-то, на ваш взгляд, топ отраслей, который является перспективным с точки зрения дальнейшего развития биометрических решений?

 

Александр Горшков: Здесь ситуация такая, что заказчик, который у тебя хочет использовать биометрию, должен понимать, как он её собирается использовать. В этом отношении, конечно, по крайней мере, в нашей стране телеком операторы наиболее продвинутые, за ними идут финансовые организации. У всех остальных немного всё-таки меньше оснащенность и понимание, а как же биометрия может помочь. На текущий момент вот этот баланс, понимание, как можно использовать биометрию, и финансовые возможности внедрения – они нашли какое-то равновесие. В частности, это ритейл. Особенно это сетевые компании, которые зафиксировали случаи мошенничества в одном магазине и хотят его предотвратить в другом магазине. Опять же, ситуация повторяется точно такая же. Подается сигнал, что вот этот человек, который сейчас подходит кассе либо выходит из кассы, либо заходит только в магазин, является подозрительным, и охранник будет за ним дополнительно следить или проверит чек при выходе, либо кассир проверит более детально, что он сканирует, не произошло ли подмены наклеиваемых стикеров с ценниками. В принципе, такое решение достаточно простое, это чёрный список и белый список. Например, клиентов, которым нужно уделить больше внимания, сделать какое-то специальное предложение.

 

JSON.TV: Но это ещё может решать и маркетинговые цели, подсчёт постоянных посетителей и прочее, да?

 

Александр Горшков: Да, это все вспомогательные функции, которые будут сопоставляться. Подсчет не подразумевает конкретное лицо. Биометрия всё-таки подразумевает конкретное лицо. Здесь как раз могут быть конкретные персональные предложения, то есть вот этот человек все время покупает такой-то вид продукта, а сейчас к нему можно подойти, менеджер зала подойдёт и предложит, вот у нас есть новинка. Это будет не просто какая-то трата времени, трата ресурсов, а это будет целенаправленное персональное предложение. В этом отношении биометрия позволяет это сделать. Второе направление, насколько мне видится сейчас перспективным, идентификация при регистрации, при оказании каких-то услуг. Такой пример: у вас есть химчистка, и к вам приходит клиент, который постоянно недоволен качеством, как вы его обслужили. Вот у вас здесь пятна нет, но вот оттенок какой-то не тот получился в результате чистки… В принципе, вы бы хотели, чтобы этот человек шел в другую химчистку, у вас меньше головной боли. Не потому, что вы плохо работаете. Не вопрос, это может быть не химчистка, , например, гостиница. Человек пришел, набуянил, на него жалобы были, мебель побил. Вы не хотите больше, чтобы он останавливался в вашем отеле. Как поступить? Пока он пришел, говорит, у вас есть свободные номера? Вы говорите, есть! Паспорт посмотрели – чёрный список. Нет- нет- нет! Некрасиво получается. А если вы его смогли его идентифицировать на этапе входа только, он к вам подходит и спрашивает, есть ли у вас свободные номера? Вы говорите, нет, вы знаете, симпозиум, все забронировано. Они есть свободные, но они все забронировано. Обратитесь, пожалуйста, через дорогу – там ещё есть отель, на той стране есть химчистка, пожалуйста, обратитесь туда и всё. На самом деле, то, что технологии становятся более доступными, они становятся более востребованными, могут быть более востребованными. Опять же, если мы говорим про финансовый рынок, финансовый сектор.

 

В тех проектах, где мы внедрили, мы внедрялись как обычно. Вот пришли из силовых структур, есть чёрный список, кого нужно задержать, есть белый список, кто должен пройти и взять оружие, например, имеет доступ. Финансовом секторе это не так работает. Финансовом секторе, когда мы пришли и сделали это – это не получилось. В финансовом секторе мы внедряем от 9 до 12 правил различных проверок, таких сравнений, таких сравнений. Самое интересное, что это все срабатывает за считанные секунды, потому что если есть какое-то подозрение, то потом в банке потребуется минут 10-15, может быть 20, чтобы принять решение, чтобы человек уже принял решение. Система не всегда может принять решение. Хотя в случаях внутреннего мошенничества уже 100 % отсекается и даже не отдается дальше на какое-то рассмотрение. Если возвращаться опять же к тому вопросу, какие технологии будут востребованы, некая оперативная технология, как фото, например, или видео, они, получается, могут сейчас оказать колоссальное влияние на рынок, на сокращение потерь. Химчистка – они могут второй раз чистить, третий раз чистить, пока… В гостинице могут мебель побить, и не заплатить уехать, дальше что с этим делать? Кто-то должен будет все это оплатить? Это будет развиваться. Но точно также будут развиваться и другие виды биометрии, которых сейчас, может быть, и нет. Если мы говорим, опять же, о том, что ...возьмём, например, умный дом. У вас есть телевизор, вы включаете программу, посмотрели, у вас любимая программа. Вы пошли на работу, пришли вечером, включаете – а включилась совсем другая программа передачи. Почему? Потому что днём дети пришли, переключили на свою любимую программу, а вы включаете, и включается та, которая была последней. Это не умный дом. Даже когда будет свет включаться, потому что вы вошли в комнату - это не умный дом. Он включается, это дистанционное управление. Точно также, как вы со своего смартфона сможете управлять микроволновкой, чтобы она включилась и разогрела вам обед. Это не умный дом, это дистанционное управление. Умный дом – это когда вы приходите, включаете телевизор, или, может быть, даже приедете в гостиницу, включите телевизор – и он включает ваши любимые программы. Вот это умный дом.

 

JSON.TV: Потому что?

 

Александр Горшков: Потому что на кнопке пульта управления встроен сканер отпечатка пальца. Например, он вас идентифицировал - в последний раз вы смотрели новости. Включают EuroNews. Вы приехали за границу, тот же самый EuroNewsдля вас включился, либо идентифицировал, что вы из России, но, к сожалению, у нас российская программа только одна, но мы для вас включаем вашу программу и, к сожалению, другую включить не можем. Вы можете потом переключить, перенастроить. Вот это уже будет умный дом. Точно также будет подстраиваться под вас температура: вот человек пришел в комнату, и кондиционер включился. Но вот пришел муж, он такой разгорячённый, ему жарко, он попрохладнее делает. И жена приходит, слушай, что-то очень холодно. А умного дома-то нет. Умный дом должен его инфицировать. А теперь мы возвращаемся к тому, какие могут быть способы идентификации. Вы когда приходите вечером с работы, вы открываете дверь и в квартире темно. Как вас идентифицировать? Фото видео нет. По сетчатке глаза, слава богу, там инфракрасные лучи, которые не видны. С одной стороны. С другой стороны, никто не сказал, насколько это безопасно. Один раз это безопасно. А 20 раз? А 20 раз в день? Пока такие следования не закончатся, пока колеблются, говорят, вроде бы безопасно, но это пока вроде бы. Поэтому мы смотрим на это внимательно.

 

JSON.TV: Интересно. Как вы думаете, сколько лет пройдёт к тому моменту, когда биометрия станет таким массовым явлением, совершенно нормальным?

 

Александр Горшков: Очень мало. Это очень быстро произойдёт. Самое главное, чтобы появился драйвер, который может сказать: слушайте, почему же сюда-то никто не встраивал? Встроить сканер отпечатка пальца в телефон придумал Apple. После этого все стали, давайте мы сделаем сканер. Хотя до этого были встроены в  ноутбук, и у IBM, и у Lenovo, но почему-то никто не догадался персонализировать. Я сегодня раскрыл тайну, а может быть кто-нибудь и встроит в пульт дистанционного управления этот сканер, и все пойдёт гораздо более быстрыми шагами, чем мог бы кто-либо предположить.

 

JSON.TV: Неплохо. Учитывая ваш опыт, в том числе, и за рубежом, если можете, поделитесь этим опытом. Вопрос у меня такой: есть ли у российского рынка какая-то особая специфика, особый путь в плане развития биометрии, чем отличается российский рынок в развитии от зарубежных, и где вы себя чувствуйте комфортно и почему?

 

Александр Горшков: Да, такой достаточно сложный вопрос. Если возвратится к истории, то у российского рынка… опять же, я не могу за всех говорить, но в фото и видео идентификации у российского рынка была своя особенность. Возвращаюсь к Morpho. Мы с Morphoочень тесно работали, даже было совместное предприятие до кризиса. Кризис, конечно, многое изменил в нашей жизни. Мы проводили сравнение нашего решения и решение Morpho. Я не могу сказать, что Morpho– это топовое решение, но они себя позиционируют, что они очень быстро обрабатывают данные, очень быстро идентифицируют, очень качественно идентифицируют, и, наверное, есть области применения, где такой плюс будет востребован. Но когда мы стали сравнивать реальные потребности для финансового сектора, потому что в силовые структуры зарубежные решения не очень-то идут, а для финансового сектора начали сравнивать. Выяснилось, что на наших современных паспортах есть голограмма. Если вы откроете, вы увидите ее, голограмма виде орла, которая попадает на изображение фотографии. Как только это изображение попадает в зарубежное программное обеспечение, оно спотыкается. Можно показать мужчину, мальчика, бабушку, на фотографии которых в одном и том же месте примерно находится этот орёл, и зарубежное программное обеспечение идентифицирует их как одного и того же человека. 

 

JSON.TV: То есть, не справляются…

 

Александр Горшков: Да, не справляются. Когда для силовых структур сделали программное обеспечение, там тоже этого не было, там используются специальные сканеры, которые позволяют эти голограммы не проявлять на фотографии. Когда перешли на бытовой уровень, для финансового рынка, то как раз этим столкнулись. Там были найдены решения, которые позволяют тем или иным способом избежать, обойти, более того, скажу, что Morphoтоже, благодаря нашему обсуждению, нашло способ, как можно это обойти, избежать. Но они сказали, что они не готовы это финансировать, пока не будет конкретного заказчика. Будет конкретный заказчик – мы готовы это все профинансировать и внедрить. Компетенции и знаний у них хватает. Не надо говорить, что то программное обеспечение хуже, а у нас оно лучше, нет-нет, оно примерно одинакового уровня математики, и специалисты находятся. Те технологии, которые сейчас стали использоваться, научились обходить такие артефакты, почему? Потому что, помимо того, что здесь может быть орёл, а здесь ещё что-то, возникают различные помехи, например, где-то кофе залили, где-то ещё что-то случилось, и, начинают соперничать за качество идентификации, начинают находить алгоритмы, способы, которые позволяют это обходить, и дальше уже неважно, будет это голограмма орла или что-то другое. Поэтому если говорить про текущий уровень, то, наверное, мы очень близко к друг другу стали подходить.

 

JSON.TV: Про технологический уровень?

 

Александр Горшков: Да, зарубежное и отечественное программное обеспечение почти сравнялось. В WellsFargo, я приведу пример, просто потому что это в открытых источниках сказано. У нас есть примеры внедрения решения за рубежом, и сейчас вот мы внедряем как раз. Я знаю, что у наших партнёров…  Говорить конкурентов или партнёров, как шпионы или разведчики, как это определить? Есть партнёры, с которыми у нас заключено партнёрское соглашение, мы у них не воруем ничего, они ничего не воруют у нас. Мы готовы их решения внедрять, они делятся своей компетенции, мы - своей. Я знаю, что у партнёров тоже есть внедрения за рубежом. Опять же, возвращаюсь к кризису, буквально перед самым кризисом на Украине у нас была договорённость с украинскими банками, у них внедрить нашу программу.

 

JSON.TV: Свернулось все это?

 

Александр Горшков: Да, свернулось, да. Кризис очень сильно ударил.

 

JSON.TV: Давайте продолжим про кризис. Это очень важная тема, тем более, что мы к ней возвращаемся периодически. Как вы себя чувствуете в условиях кризиса, как вы его переживаете? И второй вопрос, какие есть пути для того, чтобы в этом кризисе себя ощущать более-менее в порядке?

 

Александр Горшков: Давайте начнём с того, как переживаем. Компания тяжело переживает, наверное, как и все остальные, потому что, наверное, это только продовольственный ритейл хорошо переживает, потому что по 20%, по 30% в год увеличивает свои обороты, выручку, всё остальное. Питаться должны все, без этого не обойтись. То, что компания не теряет свои позиции на рынке говорит о том, что мы справляемся. Мы справляемся. У нас, может быть, уменьшился темп роста, но рост остался. Компания продолжает расти. Не случайно мы входим в три или в пять крупнейших интеграторов России.

 

JSON.TV: Вы сейчас вообще про интеграцию?

 

Александр Горшков: Про нашу компанию. Вы спросили про прогноз, я про нашу компанию. Если говорить про биометрию, то здесь двоякое отношение, потому что, с одной стороны, в связи с изменением курса доллара изменилась стоимость оборудования, которое, в основном, зарубежное. С другой стороны, я знаю несколько компаний, это не единичный случай, которые начинают открывать производства оборудования для биометрической идентификации, причём разного, это может быть и отпечаток пальца, и радужная оболочка, открывают в России. Поэтому если говорить все-таки про влияние кризиса, он имеет свои положительные моменты.

 

JSON.TV: Импортозамещение?

 

Александр Горшков: Да, именно в этом ключе.

 

JSON.TV: Это сложный процесс, технологический, временной - запустить производство биометрического оборудования? 

 

Александр Горшков: Конечно. Любое производство запустить – это достаточно сложно, потому что опыта такого даже не было. Если начали выпускать какое-то оборудование, то оно либо выпускалось с определёнными требованиями для силовых структур, я не могу сказать, что его вообще не было. Оно было. Но оно было либо настолько громоздко, что его нельзя было использовать в повседневной жизни, либо оно было очень дорогим, что его нельзя было использовать в повседневной жизни. В большинстве случаев, закупалось всё-таки зарубежное оборудование. Оборудование, которое потом внедрялось  и использовалось. Даже начнём с того, что те же камеры, USB или IP камеры, которые используются для записи видеоизображения, в большинстве случаев, были зарубежными. Нельзя сказать, что у нас не было производства оптики, сборки не было организовано, а все это было. Но большинство комплектующих, всё-таки, было зарубежное. Чтобы полностью перейти – это очень длительный процесс. Я думаю, только крупные центры, такие как Москва, Зеленоград, где есть не только возможность интеллектуального ресурса, но и производственной базы. Ну да, Питер, например, Екатеринбург. Я не хочу сказать, что только в Москве все сконцентрировано, нет, развиваются технологии.

 

JSON.TV: Справляетесь. Как дальше выживать в этом кризисе? Кстати, 2015 – 2016 годы уже отличаются от 2013 – 2014? Вообще, за последний год вы ощутили какую-то стабилизацию?

 

Александр Горшков: Наверное, да. По крайней мере, стало больше запросов от коммерческих структур, от коммерческих организаций на те или иные программные продукты. Наверное, один из таких интересных кейсов, мы даже предположить не могли. Обратился реабилитационный центр. Те военнослужащие, участники боевых действий, которые потом вернулись в гражданскую жизнь – это примерно как Вьетнам в Америке. Кому-то надо было психологически, кому-то надо было физически полечиться. Для них открывали специальный санаторий, где был подобран специальный персонал, который должен был за ними следить, ухаживать. Они были небольшие, это были маленькие центры, 20 – 30 человек. Одна из задач, которые стояли – чтобы на территорию этого центра не могли проникнуть посторонние люди. Те, которые хотели бы отомстить участником этих боевых действий. Это могут быть не родственники, я не знаю, вот в Сирии, например, сейчас идут боевые действия… А скажут, вот, ребят, подождите, вот вы из Москвы, придите там, разберитесь… Наведите порядок. Сейчас ведь нет таких информационных преград. Использование такой фото и видео идентификации позволяет сотруднику охраны поднять флажок, сигнал, что на территории появился посторонний человек. То есть там прописано: персонал, обслуживающий персонал, персонал, который отвечает за приготовление пищи, охрана и все пациенты. И когда появляются посторонние, то тут же поднимается флажок, что на территории появился посторонний. Для них эта задача выявлена и решена. 

 

JSON.TV: Это какое-то практическое применение или просто на уровне пилота?

 

Александр Горшков: На уровне пилота, но вот такой интересный факт. На текущий момент, вот это вот было. Я думаю, что это не получит массового такого внедрения, потому что не так много таких центров, но как факт такой присутствует. Среди массового может пойти – это частный сектор, когда… Вот представьте себе, ТСЖ. С одной стороны, ТСЖ мы представляем какие-то хоромы, дворцы, где стоит вооруженная охрана. С другой стороны, ТСЖ – это все новостройки, потому что их без ТСЖ просто не сдают. Взять у сестры, там у них сидит какая-то тётенька, и что эта тётенька может сделать? Особенно, когда они сменяются, и когда она не помнит не то что жильцов, помимо жильцов ведь приходят почту приносят, приходит обслуживающий персонал из организации, которая убирает на территории этого дома, или обслуживать технические или инженерные сооружения, либо приходит участковый, просто разносчик пиццы приходит. Надо выявить, кто постоянно приходит и кого можно пропускать, а кто приходит и к кому? Нужно позвонить и выяснить, пиццу заказывали или нет? В этом отношении как раз есть несколько решений, которые, опять же, этот сектор делят на частное жильё, где один дом, и там более жёстко стоит и по радужной оболочке или по сетчатке определяется (по отпечатку пальца, кстати, никто там не определяет, либо по фото видео). Когда это будет многоподъездный дом, в этом отношении я даже знаю, что делают уже специальные домофоны  с использованием биометрии, но там обслуживающая организация должна прописывать биометрию тех сотрудников, которые занимаются обслуживанием: почтальону, кто имеет право проходить. Учитывая то, что у нас даже участковые имеют очень большую текучесть, это будет постоянная работа, постоянная поддержка.

 

JSON.TV: Это импортное оборудование, домофоны такого класса, или наше?

 

Александр Горшков: Это наши производят уже. Они производят, что можно со смартфона управлять, то есть такую интеграцию делают. Опять же, смартфон не имеет никакого отношения к биометрии, он может включить видео и показать, кто подошел к двери, но когда приходит какой-нибудь участковый… Сидит консьерж, он должен разобраться.

 

JSON.TV: То есть я правильно понимаю, что все равно основной спрос пока, по крайней мере, будет аккумулироваться там, где стоят повышенные требования к безопасности?

 

Александр Горшков: Либо стоят, либо кто-то такие требования ставит. Вернёмся к ТСЖ. Во многих домах полподъезда коммерческое жильё, полподъезда – муниципальное жильё. Никто бесплатно такое решение ставить не будет. Тогда встаёт вопрос: мы будем финансировать, чтобы такое у нас было, по 1000 руб. сбросимся? Такие системы не очень дорогие, если говорить про домофоны без видеобиометрии, они стоят, по-моему, по 30000 на подъезд. Может, сейчас цена поднялась. То есть это не неподъемная цифра. По 1000 рублей сбросился, 30 квартир на подъезд – и уже поставили такую систему. Это отечественные решения, достаточно бюджетные.

 

JSON.TV: Кстати, интересно, вы затронули вопрос цены… У меня такой вопрос: если мы возьмём какой-то один и тот же проект, одно и тоже техническое задание, например, систему управления доступом. И возьмём разный набор технологий, через которые мы можем реализовать этот проект, какие окажутся самыми дорогими, какие  окажутся самыми дешёвыми?  И вообще, можем ли мы сравнивать?

 

Александр Горшков: Сравнивать-то все можно, кто нам мешает сравнить-то? (смеется). Самыми дорогими окажутся те, которые опробованы и имеют подтверждение. Техносерв в финансовом секторе, у силовых структур уже несколько лет, десяток лет использует свое решение. Оно себя зарекомендовало. Техносерв не может пойти на то, чтобы продавать решение ниже себестоимости. Но маленький стартап, которому сейчас надо срочно завоевать рынок, он скажет: слушайте, за один рубль вам отдаю. Если дальше развивать это направление, то это не относится даже к тому, насколько эта компания крупная или насколько она мелкая или насколько она имеет бэкграунд за  своими плечами. Если посмотреть, Ростелеком за один рубль, по-моему, выиграл тендер по электронному правительству. Вопрос в том, насколько компания заинтересована в том, чтобы войти в этот проект. Насколько она видит перспективу, а перспектива может быть абсолютно разная. Я не случайно привёл такой пример, потому что это был пример в жизни, когда наши конкуренты практически бесплатно согласились внедрить свое решение.

 

JSON.TV: Это не первый раз, когда я слышу такие мнения, я не могу понять, как такое возможно на рынке, как оно потом реализуются, если…

 

Александр Горшков: Оно реализуется тем, что компания набирает компетенции. Представьте себе, что вы разработали решение по фото и видео идентификации, и у меня есть такое решение. Я прихожу и говорю:

- Я вот знаю, что я смогу вам обработать 50 млн. записей за 1 секунду, и ещё по 9 правилам.

- Ну да, а сколько ваше решение стоит?

- Оно стоит 100 руб.

- Ну да, хорошо, 100 руб., да.

И вы приходите и говорите:

- У меня есть такое же решение, я пока, правда, не проверял, но 1 млн.- то я тестировал, давайте, я готов вам за рубль внедрить.

- Техносерв, ты как? Там за рубль внедряют.

- Слушайте, ну я не знаю, себестоимость – 80 руб. Я ниже упасть не могу.

- Слушайте, там Техносерв до 80 руб. упал. Тоже играют.

- А мы за рубль. За пятьдесят копеек.

 

И вот таким образом они заходят. Для чего? Во-первых, они получают бэкграунд, о котором они потом могут сказать. В одной крупной финансовой компании проходили  тендеры. Я с коллегами разговаривал, вот как вот там, в Альфа банке тендер был,  здесь вот тендер был, вы принимали участие? Да, они говорят, да, в Альфа-банке принимали. А здесь? Нет. Я говорю, а почему? А мы по формальным признакам не проходили. Так вот, формальный признак может быть, что у вас должно быть не менее какого-то количества внедрённых проектов, не менее какого-то количества внедрённых в прошлом году проектов, не менее внедрённых в таком-то объеме количества проектов. Чтобы войти в крупный проект, могут пойти на такой демпинг, предполагая, что потом в следующем проекте этот отыграется.

 

JSON.TV: То есть опыт становится валютой и ценой, фактически?

 

Александр Горшков: Да. Именно так. И это первое. И второе: я не случайно привёл в пример, что у нас  50 млн. и можем обработать…  Да мы 500 млн.  можем обработать, тестировали. Я ещё раз говорю, что решение Техносерва – не лучшее решение, потому что критериев лучший или худший может быть несколько. Мы проводили сравнение нескольких. Одно решение определяет 5 ошибочных, другое определяет 25. Одно говорит, вот здесь на 10 фотографиях я их лицо не обнаружил, другой говорит, я на трёх не обнаружил. Что важнее, то что он не смог обнаружить вообще человека на кадре, либо то, что он неправильно обнаружил? Такие критерии у каждого заказчика могут быть свои. Потому что, если он не обнаружил лицо – это одно, а если он обнаружил, но не смог инфицировать – по регламенту может подняться сотрудник безопасности, подойти и разобраться. Ещё раз, для каждого заказчика это могут быть свои требования. Поэтому сколько решений на рынке существует, они все находят своего заказчика. В некоторых случаях тут друг с другом конкурируем, в некоторых случаях вот это оказывается лучше.

 

JSON.TV: То есть стандартизации какой-то не существует ни у нас, ни за рубежом?

 

Александр Горшков: Не существует.

 

JSON.TV: И такой у меня ещё вопрос к вам: пока, по моим ощущениям, в России биометрические технологии идут туго практическом плане, то есть очень вырос уровень популяризации за последний год, освещение в СМИ, интерес к этим технологиям, к этим инновациям, но как-то в практическом плане пока туго идёт, это моё ощущение. Какой ощущение у вас? Что является ключевым фактором, тормозящим развитие этого рынка, и фактором, который, наоборот, формирует перспективы для него?

 

Александр Горшков: Ошибаетесь. Когда я работал в банке, то кредитование только начинало развиваться, банковская система только становилась. Я очень давно работал в банке. Мошенничество с самого начала там процветало. Стали поднимать вопрос, как бы можно было бы этому противостоять. Никакой биометрии тогда ещё не было. Тогда один умный человек предложил, а давайте мы будем люди фотографировать? Но если он скрывает свою фотографию и не хочет фотографироваться, ну, если он уйдёт и хороший человек, ну жалко, конечно, а если мошенник, то мы будем каким-то образом противодействовать этому. И действительно, в три раза сократилось количество мошенничества. Просто говоря о том, что у нас стоит камера, эти фотографии никуда не передавали, не обрабатывали, просто повесили камеру и сказали, что посмотрите, мы вас фотографируем. Все, количество мошенников уменьшилась. Если переходить к НФО, то они заставляют фотографироваться вместе с паспортом. Кто-то заставляет фотографироваться с кредитной картой, что вам выдали, вы получили. Потом эти фотографии, даже не обработанные биометрически, можно использовать в суде, когда подают иски. Вот, он получил. Я не получал. Как нет? Вот фотография, вот карта, вот вы. Вот в этом есть сложность нашего внедрения и использования нашего программного обеспечения. Мы не можем такие фотографии свободно обрабатывать и под них подстраиваться, потому что там используются персональные данные. Заказчики обычно подписывают соглашение с клиентом, что они не будут передавать третьим лицам персональную информацию. Карта, её номер. Паспорт, ФИО, номер паспорта. Мы не можем их обрабатывать. И в этом отношении есть такая вот сложность. Если говорить о том, что затормаживает, не используется.

 

Сейчас многие компании используют биометрию в том или ином  виде, но они об этом не говорят, они не предупреждают. Я не берусь судить почему, потому что они не хотят отпугнуть,  что они обрабатывают, используют биометрию, потому что у нас не урегулированы некоторые правовые юридические вопросы по обработке и использованию биометрии. Я знаю, что даже есть кредитные бюро, которые используют и анализируют биометрические данные для того, чтобы предоставлять эту информацию потом другим банкам. С нарушениями они работают, без нарушений, наверняка, в Интернете найдёте, что и у Техносерва был такой пилот, и даже было анонсировано, что мы самому крупному кредитному бюро готовили такой вот проект по использованию биометрии. Этот проект не дошел до практической реализации, то есть мы на стадии пилота,  то есть, он был, он обрабатывал информацию, но он обрабатывал её на территориях банков. Там было порядка 30 банков,  в которых мы обрабатывали или должны были обрабатывать информацию, с которыми кредитное бюро хотело заключить такой договор, но даже среди этих банков не было однозначного понимания, могут они это сделать или не могут юридически. Надо им каким-то образом менять договора или не надо. Может быть, дополнительную галочку поставить, что клиент согласен, чтобы его фотографии использовалась для дальнейшего анализа и использовались как персональные данные либо нет. Поэтому используются, и достаточно много, по крайней мере, я знаю, что многие банки используют не наши решения. Предполагаю, что тех, кого я не знаю, ещё больше.

 

JSON.TV: Спасибо вам большое, у вас очень интересный опыт, и я желаю вашей компании продвинуться в этом опыте и радовать рынок какими-то новыми инновационными продуктами. Ещё раз благодарю вас за то, что вы пришли, а у нас в гостях был директор департамента программных продуктов компании Техносерв Александр Горшков.

Биометрические системы. Дмитрий Дырмовский, ЦРТ: развиваясь как мировой лидер в области биометрических технологий, машинного обучения и искусственного интеллекта, мы способны выстраивать сложные, комплексные системы, недоступные другим вендорам
Биометрические системы. Алексей Кадейшвили, Вокорд: в ближайшие годы рынок систем распознавания лиц очень сильно «выстрелит». Мы готовы предложить лучшие алгоритмы распознавания и специализированное функциональное оборудование
Биометрические системы. Денис Алексеев, Biolink Solutions: биометрия становится массовым явлением. Подтверждением тому - наша система учета рабочего времени и контроля доступа BioTime, имеющая более 7500 внедрений в РФ
Биометрические системы. Анатолий Боков, СОНДА Технолоджи: в условиях кризиса выжить на рынке биометрической идентификации можно только развивая и предлагая инновационные решения, выбирая ниши, где сохраняется острая потребность в безопасности