×

20 Февраля 2017 18:15
695
0

Ставка на качественное биометрическое оборудование, несмотря на чувствительность к колебаниям курсов валют и ощутимую ценовую конкуренцию со стороны китайских производителей, позволяет занять нишу, где приоритетом для потребителя является надежность системы и способность решать специфические задачи.

 

«Suprema производит очень широкую линейку оборудования идентификации по отпечатку пальца: это универсальные терминалы, объединяющие в себе считыватель по отпечатку пальца и контроллер. Специфика данного производителя в том, что есть большой выбор различных модификаций: от простейших, достаточно бюджетных решений (в пределах 30 тыс. рублей) и до серьезных, очень мощных терминалов, которые интегрируют в себе функцию контроля управления доступом и функцию учета рабочего времени уже на аппаратном уровне.

Есть и подороже оборудование, например, есть компания, тоже наш партнер, TBS, Швейцария. Это тоже идентификация по отпечатку пальца. Очень специфические считыватели, которые обеспечивают возможность работы в сложных условиях эксплуатации (например, при пониженной температуре, для нашей страны это характерно).

Мы предложили на рынке продукцию этой компании, потому что в определенный момент времени поняли, что есть запросы, где нужно решить такую задачу. Если у вас нет ни одного дешевого устройства, решающего эту задачу, то вы купите то, что есть. Есть определенный класс задач, подразумевающий работу в сложных условиях, и есть несколько разработок, одна из них компании TBS, которые позволяют эти биометрические считыватели эксплуатировать в таких достаточно непростых ситуациях.

Кстати, должен отметить, что технологии не стоят на месте, и многие производители, та же компания Suprema, очень существенно улучшили качество своих классических сенсоров. У остальных, у большинства, львиная дола – это оптические сенсоры, так вот, последнее время на рынке, в том числе и у Suprema,  появились оптические сенсоры намного более высокого качества, которые позволяют большинство проблем, которые раньше имелись (сложная ситуация с чтением, плохой отпечаток пальца, стертые отпечатки пальцев) решить намного эффективнее».

 

Учет рабочего времени — одно из наиболее перспективных направлений интеграции биометрических технологий и систем (особенно, в сегменте малого и среднего бизнеса)

 

«Я хочу отметить очень интересный тренд. Я начал сталкиваться с тем, что некоторые компании стали применять биометрические считыватели и использовать биометрические технологии исключительно для решения задач учета рабочего времени, никак не связано со СКУД.

Например, с точки зрения менее пафосных заказчиков, я столкнулся с тем, что под городом Истрой есть торговый комплекс по торговле строительным оборудованием. Среднее здание, не очень большое, не очень маленькое, и на выходе я вижу биометрический считыватель. Это явно учет рабочего времени. То есть собственник считает необходимым и эффективным приобрести биометрический считыватель даже для такой относительно небольшой компании именно для  того, чтобы осуществлять учет рабочего времени. Финансовая эффективность, и это поняли собственники, явно прослеживается, она явно превышает себестоимость покупки такого решения. Это интересный и перспективный сегмент для биометрии».

 

Цена на биометрические технологии — вопрос, требующий учета многих факторов. Но необходимо отметить то, что зачастую представления о биометрии как о дорогом решении являются стереотипными

 

«Если попытаться тривиально объяснить, то у вас есть, допустим, идентификатор карт, если мы говорим о карточных технологиях. Этот идентификатор карт стоит каких-то денег. А теперь прикиньте, что у вас предприятие или завод, и вам нужна система учета рабочего времени. Давайте посчитаем, одна карта — 1$. У вас 10 тысяч сотрудников. 10000$ только на карты! А тут вы ставите на входе биометрический считыватель помощнее, чтобы он такую базу потянул, на вход и выход.

Если речь идет об “accesscontrol” или проще говоря системах контроля доступа, то есть, например,  бесконтактные смарт карты (либо HID Global iClass, либо Philips Mifare в варианте DESFire, , которые используются именно в сфере контроля доступа), то, наверное, RFID-технология в этом случае будет дешевле при количестве сотрудников не более 1000. А в том варианте, когда вам нужен учет рабочего времени, одна, или несколько точек прохода, несколько тысяч человек персонала, то у вас, зачастую, стоимость биометрической системы может оказаться намного меньше. Пусть каждый из этих биометрических считывателей стоит, допустим, по 3000 долларов (есть достойные варианты и по 700 долларов), но они вместе будут стоить 6000 (1400), а карты на 10000 человек будут стоить в 2-5 раз дороже».


Полная расшифровка интервью:

 

JSON.TV: Мы продолжаем наш разговор о биометрическом рынке России.  У нас в гостях Алексей Гинце, директор по связям с общественностью  компании ААМ Системз. Алексей, добрый день.

 

Алексей Гинце: Добрый день.

 

JSON.TV: Давайте начнем нашу беседу с вопроса о вашей компании. Расскажите кратко о вашей истории, как давно вы на рынке, чем вы вообще занимаетесь и как давно стали обращать внимание на биометрию?

 

Алексей Гинце: На рынке мы больше 22 лет.  Для компании, которая работает в сфере безопасности по нашему профилю, это достаточно солидный срок. Изначально компания создавалась именно под системы контроля и управления доступом, то есть тогда это направление было совсем молодое, грандам отрасли, которые на то время еще существовали, было неясно, пойдет направление или не пойдет. Руководство сделало ставку на это новое направление и, можно сказать, выиграло.

 

JSON.TV: Как давно занимаетесь именно биометрическими системами?

 

Алексей Гинце: Биометрические системы, де-факто, являются одной из частей направления СКУД вообще, единственное что, вначале на наш рынок попали не биометрические технологии и решения, а технологии идентификации на основе магнитных карт и бесконтактные технологии RFID (Radio Frequency IDentification), тоже, фактически, карточные. Биометрия несколько позже начала проявлять себя на нашем рынке по понятной и вполне прозаической причине: биометрия всегда была не самым дешевым направлением, но тогда, лет 20 назад, биометрические считыватели стоили как космический корабль . Было очень интересно на выставках, потому что ходили толпы народа и если видели биометрический считыватель, они бросалиськ нему, начинали выяснять, какие параметры, что, почему, как, какая ошибка первого рода, второго рода, хлопали в ладоши, когда им это все показывали, просили, чтобы им продемонстрировали, непосредственно, их пальчик завести в считыватель… На этом все обычно заканчивалось, потому что когда узнавали цену, дальнейший разговор прекращался.  Но по прошествии некоторого времени, технологии не стоят на месте, и, опять же, у нас были времена плюс-минус финансово благополучные, направление начало развиваться именно как один из разделов СКУД. Постепенно своя ниша была найдена и своя клиентура тоже.

 

JSON.TV: Читаю у вас на сайте, цитирую: «За 21 год компания ААМ Системз реализовала более 3500 систем управления доступом и рабочим временем. У меня вопрос, сколько из этих систем, так или иначе, включают биометрию?

 

Алексей Гинце: Здесь очень хитрый момент, есть один нюанс. Мы занимаемся СКУДом в большом понимании этого слова. Биометрия является одним из направлений. Мы предлагаем на рынке готовое решение, поскольку мы являемся разработчиками софта, софт целиком наш, а это важнейшая составляющая системы контроля доступа, и одновременно мы являемся поставщиками, авторизованными дистрибьюторами ряда крупных мировых компаний. Все это надо объединить в систему. Биометрические считыватели могут являться частью этой системы. Здесь важный момент состоит в том, что можно говорить о чисто биометрической системе контроля и управления доступом…

 

JSON.TV: Когда вся системы построена исключительно на биометрии?

 

Алексей Гинце: Когда она вся построена на биометрических считывателях, биометрических технологий. Можно также говорить о СКУД, где часть использующихся технологий являются биометрическими, но основная масса – не биометрическая. Дело в том, что, все-таки, основные технологии – это т.н. RFID-технологии, т.е. системы дистанционной радиочастотной идентификации. Бесконтактные proximity и smart, (не банковские с контактным чипом)  карты и считыватели. Это основные технологии. Эту особенность  надо понимать.

 

JSON.TV: Попробую перефразировать вопрос, может, вам так будет легче. И вообще, можно ли вообще такой вопрос задавать? Если мы берем все СКУД и системы контроля рабочего времени, т.е. то чем занимается ваша компания, какой уровень проникновения биометрии в вашем портфолио? Или здесь сложно определить точную цифру?

 

Алексей Гинце: Я могу приблизительно обозначить, где-то порядка 5%.

 

JSON.TV: А если мы возьмем весь рынок СКУД, какой там уровень проникновения биометрии?

 

Алексей Гинце: Я думаю, что не больше 5%. Скорее, меньше.

 

JSON.TV: Хорошо, спасибо. Давайте поговорим о ваших продуктах. И начнем мы с продукта, о котором вы уже упомянули, это программное обеспечение. У вас есть свое собственное ядро, которое вы развиваете. Можете поподробней рассказать, как давно вы разрабатываете этот программный продукт, почему вы решили это делать самостоятельно, а не использовать стороннее программное обеспечение и в чем его специфика и уникальность, если таковая есть?

 

Алексей Гинце: Решение о разработке собственного ПО было принято практически с момента создания компании. Как только компания создалась, сразу была установка руководства разрабатывать свой софт. На тот момент у нас на рынке был ряд программных продуктов зарубежных компаний, я имею в виду софт в большом понимании, несвязанный только с биометрией, а связанный со СКУД (системами доступа). Некоторые программные продукты даже не были локализованы, можете себе представить сложности работы на таком продукте. Специализированное ПО, специфические термины, которые связаны с обеспечением безопасности, не все владеют английским языком в нужной степени. В основном, конечно, англоязычный софт был. Первым этапом у компании, кто этим занимался, обычно была русификация софта. Они просили зарубежных партнеров сделать локализацию, чтобы был интерфейс на русском языке. Сами понимаете, если мне, например, что-то надо, я возьму, в Microsoft позвоню: ребята, давайте вы что-то сделаете для России конкретно. Ну, как вы думаете? Сделают, но лет через –дцать. Поэтому наше руководство очень точно среагировало на эту ситуацию, а это реальная ситуация, связанная с бизнесом, когда есть потребность на рынке, но нет хорошего качественного продукта. Быстро среагировали, рискнули. Разработка софта – это очень затратное дело, если честно. Руководство рискнуло, пошло ва-банк, и мы получили 100% выигрыш, потому что к моменту, когда остальные компании поняли ситуацию, и некоторые из них тоже начали разработку собственного софта, у нас было несколько лет задела. Мы были первой компанией на российском рынке, которая выпустила коробочный программный продукт в области СКУД. Это был программный комплекс APACS, сейчас он уже не поддерживается. Сейчас есть несколько новых продуктов, это новое поколение APACS 3000, программный комплекс для управления интегрированными системами безопасности, то есть мы шагнули уже дальше СКУДа, мы уже своим софтом объединяем несколько различных систем, связанных с безопасностью (теленаблюдение, охранные сигнализации, пожарные сигнализации, системы речевого оповещения и т.д.). Еще мы сделали отдельный программный продукт для управления особо крупными системами безопасности  распределенных объектов. Это отдельная задача, это компании имеют распределенную филиальную структуру, когда можно, допустим, из единого центра в Москве управлять сетью филиалов не только по России, но, фактически, по всемумиру.

 

JSON.TV: А для биометрических систем какой-то отдельный продукт?

 

Алексей Гинце: Буквально недавно у нас появился третий программный продукт, называется APACS  Bio. Он рассчитан именно на работу с биометрическими считывателями и контроллерами компании Suprema. Фактически, эта система, если брать программный продукт, контроллеры и считыватели, чисто биометрическая.

 

JSON.TV: Он только с Suprema работает?

 

Алексей Гинце: В настоящий момент работает только с оборудованием Suprema. Есть один технический нюанс, дело в том, что у Suprema считыватели – это считыватели-контроллеры. Считыватель в системе контроля доступа занимается одной функцией: он считывает идентификатор. Если мы говорим о биометрии, то это какой-то биометрический идентификатор, допустим, отпечаток пальца. Но принимает решение о доступе не считыватель, а контроллер. То есть контроллер нужен в любом случае. Это может быть контроллер той же компании, это может быть отдельный вынесенный контроллер. Suprema пошла по пути выпуска универсального устройства, которое является одновременно считывателем и контроллером. Если вам надо, то вы используете его только как считыватель, а контроллер используете какой-то третьей компании. Другие наши системы так и работают. Или же, если вы хотите сделать чисто биометрическую систему, используете Suprema и как считыватель, и как контроллер, используете ПО APACS Bio и строите классическую биометрическую систему контроля доступа и учета рабочего времени.

 

JSON.TV: А если я хочу чисто биометрическую систему контроля доступа, но хочу не терминалы и контроллеры Suprema, а, например, Morpho Safran?

 

Алексей Гинце: Не вопрос.

 

JSON.TV: Какое программное обеспечение мне потребуется?

 

Алексей Гинце: Вы можете взять два варианта программного продукта. Это программный комплекс LyriX, который я упоминал, наш собственный продукт для крупных и особо крупных предприятий с распределенной филиальной структурой, который позволяет не только контроль доступ организовать, но и управлять интегрированными системами. Второй вариант – это программный комплекс APACS 3000, который работает с контроллерами двух производителей, это компания Apollo, которую мы тоже представляем, и компания HID Global. Пожалуйста, берете контроллеры, подключаете к ним биометрические считыватели любой компании, которые, как правило, имеют стандартный интерфейс Wiegand, и работаете с ними просто как со считывателями. Я поясню. Если брать широко, то большинство систем контроля доступа – это конструктор. Многие производители используют стандартные интерфейсы именно для того, чтобы облегчить жизнь себе и заказчику. Если заказчику, допустим, понравились ваши контроллеры, но не понравились ваши считыватели, он может взять оборудование, контроллеры ваши, а считыватели использовать чьи-то. Есть такое страшное слово – проприетарная система, закрытая. С точки зрения использования отдельных элементов, большинство систем контроля и управления доступом все-таки открыты, потому что я могу, конечно, ограничить, поставить условие, что вы можете использовать только мое оборудование, но, сами понимаете, заказчику это не очень нравится.

 

JSON.TV: То есть, у вас таких условий нет?

 

Алексей Гинце: Нет, у нас таких условий нет, более того, мы, как разработчики софта, интеграторы и дистрибьюторы ряда зарубежных компаний, можем продать те же биометрические считыватели нашим конкурентам. Собственно говоря, почему бы и нет, бизнес есть бизнес.

 

JSON.TV: Это был мой следующий вопрос. В этой цепочку производитель – дистрибьютор –интегратор - конечный пользователь, вы – кто? Я так поняла, вы и дистрибьютор, и интегратор?

 

Алексей Гинце: Мы дракон о трех головах, классический. То есть мы разработчик софта, мы – дистрибьютор очень крупных зарубежных компаний и мы - интегратор. Но основное для нас, я бы это на первое место поставил, мы предлагаем на рынке решения.

 

JSON.TV: Вы предлагаете решения?

 

Алексей Гинце: Конечно. Потому что приходит заказчик, у заказчика нет задачи купить оборудование компании А или Б, у заказчика есть потребность решить свою задачу, которая его припекла. Наша задача – построить комплекс оборудования таким образом, который максимально эффективно решит его задачу.

 

JSON.TV: Я поняла.  Алексей, если мы возвращаемся к ПО, как части любой системы безопасности, биометрической в том числе, можете рассказать, как происходить его продажа? Это продажа нескольких лицензий, продажа одной лицензии, от чего это зависит?

 

Алексей Гинце: Я бы сказал, это достаточно интимный процесс.  У разных производителей это по-разному происходит, даже от версии софта может отличаться. В простейшем варианте вы просто покупаете софт в базовом комплекте. У нас ограничений на используемое оборудование, если вы покупаете базовый комплект, нет. Другой вариант – софт может быть ограничен по функционалу, т.е. у него только база. Другой момент: вы покупаете весь комплект, и оборудование, и ПО у нас, причем  я имею в виду управляющее оборудование, контроллеры, соответственно, в софт может прописываться, сколько каких устройств в системе имеется. У нас идеи лицензия на определенное количество оборудования. Политика у всех разная. Даже у наших партнеров, если сравнить, как это происходит на Западе, есть различные варианты. У той же компании Suprema , которая продает биометрические считыватели, которые в то же время являются контроллерами, есть свой софт. Мы помогли им сделать локализацию, несмотря на то, что у нас есть свой собственный софт, который работает с этим оборудованием. Возможно, кому-то понравится такой вариант, там есть свои различия. У нас софт будет посложнее, у них все-таки попроще для восприятия. У нас за эти годы все обросло большим количеством возможностей, функций, кому-то это может показаться избыточным. Пожалуйста, вы можете взять софт партнера. Вы покупаете какой-то набор оборудования. В рамках определенного масштаба и функционала это бесплатно. Хотите вы  что-то сверх базы – это как тюнинг автомобиля. Вы берете такой комплект, он стоит столько-то. А вот мне, например, колеса захотелось золотистые – тогда, надо доплатить.

 

JSON.TV: То есть все решается индивидуально, в зависимости от проекта, от клиента?

 

Алексей Гинце: Совершенно верно. Все зависит от конкретного объекта, от тех задач, которые на нем стоят.

 

JSON.TV: Некоторые российские компании-разработчики ядра, программного обеспечения для биометрических систем, не буду называть, говорят, что, работая с заказчиками из сферы государства, они вынуждены поставлять ПО с открытым кодом. Как у вас обстоят дела?

 

Алексей Гинце: У нас таких проблем не было. Есть софт, софт официально зарегистрирован в реестре программ для ЭВМ, у нас бумага есть с номером. 100% российское производство, здесь вопросов никаких нет. Заказчик, покупая оборудование, покупает ”железо”, а покупая софт, получает аппаратный ключ защиты, который вставляется сзади в компьютер, в USB слот, и, в соответствии с теми полномочиями, которые прошиты в этом ключе, он может пользоваться определенными функциями. Я не слышал о таких проблемах, что кто-то просил открыть код. Как представитель компании, занимающейся разработкой софта, я вам честно скажу, и многие программисты, я думаю, подтвердят мои слова, что в чужом коде иногда сложнее разобраться, чем написать свой. Это абсолютно бестолковое занятие. Ну, получите вы код, и что вы будете делать? Выкупите у нас все 3 команды разработчиков софта, которые у нас есть? Ооо, тогда вы богатые люди!

 

JSON.TV: Такой завершающий вопрос  про программное обеспечение. Читая аналитические статьи мирового рынка, я столкнулась с таким прогнозом компании Biometrics Research, что к 2020 году порядка 50% всех биометрических систем, используемых в системах управления доступом, будут работать на облачных технологиях. Как обстоят дела в России сейчас, и что вы думаете по поводу этих прогнозов?

 

Алексей Гинце: Наверное, я, как представитель большинства компаний, работающих  в сфере безопасности, отношусь к этому настороженно. Сами понимаете, облако есть облако. Во мне борются обычный человек и безопасник. Безопасник говорит: да ты с ума сошел, отдавать куда-то там, налево, информацию, связанную с безопасностью, с деятельностью предприятия. Тем более, контроль управления доступом – это база сотрудников. То есть кто-то перехватил, слил информацию, а это база сотрудников какого-нибудь закрытого секретного предприятия, и она ушла налево. Вы представляете степень опасности. Поэтому двойственное отношение к этому. Не у нас, а у большинства компаний-заказчиков пока что позиция достаточно настороженная к этому, и я их прекрасно понимаю. Те системы, которые у нас сейчас внедряются, и наша система в том числе, подразумевают, что хозяином является тот, кто купил. Система имеет, различные степени защиты, и мы настойчиво предупреждаем всех наших заказчиков, о смене базовых паролей. Вот вы купили систему, пожалуйста , на всех уровнях поменяйте пароли на свои, чтобы об этом не знал никто, даже мы.. Кстати, надо сказать, что, к сожалению, у нас присущий нашей стране авось приводит к тому, что люди к здравым советам плоховато прислушиваются.

 

JSON.TV: Может быть, поэтому облачные технологии все-таки придут?

 

Алексей Гинце: Может быть. Я уже с другой стороны зайду, как оппонент самому себе, облачные технологии, если мы не говорим о работе на уровне разведок крупных стран, обладают достаточно высокой степенью защищенности. Если компания предлагает услуги такого рода, если компания серьезная, то степень защиты там высокая. Скорее всего, она выше, чем та степень защиты, которую самой себе может организовать обычная коммерческая компания, которая систему эту себе устанавливает.

 

JSON.TV: Вполне допустимо, что это некое стереотипное отношение пока к облачным технологиям?

 

Алексей Гинце: Честно говоря, я сам настороженно к этому отношусь, но, с другой стороны, я трезвый человек, все равно это будет. Нравится это мне, остальным, или нет – это все равно будет. Это выгодно, это коммерческий аспект. Мне не надо держать штат специалистов в области защиты информации – это большая экономия.

 

JSON.TV: То есть это оптимизация?

 

Алексей Гинце: Да, информационной безопасности. В конце концов,  постепенно наработанная привычка сыграет роль, и многие перейдут.

 

JSON.TV: Хорошо. Давайте теперь от программного обеспечения к интереснейшим продуктам. Расскажите, пожалуйста, дистрибьютором каких биометрических терминалов, контроллеров, оборудования вы являетесь? И очень интересующий меня вопрос, почему вы выбрали эти бренды?

 

Алексей Гинце: Как я уже говорил, мы на рынке  22 года, и за это солидное по меркам бизнеса время произошло огромное количество событий. Слияния, поглощения, кто-то ушел с рынка, кто-то сменил название, кто-то не изменил ничего, в общем, разные ситуации. Если сделать такой экскурс в историю, из зарубежных представителей, наверное, одни из первых, кто у нас в России появился, это Schlage Recognition Systems, это идентификация по ладони.

 

JSON.TV: Hand Key?

 

АлексейГинце: Hand Key 2. Старый вариант – это Hand Key. Hand Key 2 - это некая реинкарнация первой изначальной модели. Я в компании работаю уже 21 год, и первая биометрия, с которой я столкнулся, была именно Hand Key.

 

JSON.TV: То есть, даже не пальцы?

 

Алексей Гинце: Нет, не пальцы.

 

JSON.TV: То есть такая не очень распространенная биометрия по ладони, да?

 

Алексей Гинце: Сама технология достаточно старая и достаточно успешная для того, чтобы до сих пор успешно существовать на рынке.  Вторая технология – это технология именно по отпечаткам пальцев, с которой мы столкнулись, и надо отметить, что на настоящее время в России и в мире это сама распространенная технология. Была такая компания BII, потом она стала BioScript, потом BioScript купила компания L1, потом компанию L1 купил Safran Morpho. Это Safran Morpho. Это одни из наших партнеров, это та компания, с которой мы работали еще тогда, когда название было совсем другое, причем изначально это была американская компания, в итоге ее купила французская фирма. Дальше компания Suprema, тоже компания, которая работает в области биометрической идентификации по отпечатку пальца, это их основная линейка оборудования. Но помимо отпечатка пальца у Suprema есть еще устройство, использующее технологию 2Dидентификации по лицу.

 

JSON.TV: У Morpho тоже, по-моему, есть…

 

Алексей Гинце: Схема такая. Suprema производит очень широкую линейку оборудования идентификации по отпечатку пальца, которое все объединено одним понятием: универсальные терминалы, объединяющие в себе считыватель по отпечатку пальца и контроллер. Еще у них есть устройство идентификации по лицу, тоже считыватель, он же контроллер, технология 2D. Специфика данного производителя в том, что есть большой выбор различных модификаций, то есть я достаточно точно могу подобрать устройство с параметрами, которые нужны именно на моем объекте здесь и сейчас, от простейших, достаточно бюджетных решений, что очень важно где-то в пределах 30 тыс. рублей…

 

JSON.TV: Это сравнимо с китайскими считывателями.

 

Алексей Гинце: Да, это самые дешевые модификации, я специально на этом останавливаюсь. Но это не значит, что они самые плохие. Качество у них у всех достаточновысокое. И до серьезных, очень мощных терминалов, которые интегрируют в себе функцию контроля управления доступом и функцию учета рабочего времени уже на аппаратном уровне. То есть они имеют некий аппаратный элемент, позволяющий о реализовать функцию учета рабочего времени и управления контролем доступа уже на аппаратном уровне.

 

JSON.TV: Это одновременно происходит?

 

Алексей Гинце: Да, там есть специализированные кнопки. Отличие в том, что проходя через точку прохода, я должен сообщить системе, куда я иду и зачем. Если я вышел с территории предприятия, я нажимаю, например, цифру 2, значит, я поехал в местную командировку. Если я называю 3, я ушел на обед. Дело в том, что функция контроля управления доступом – это база. Функция учета рабочего времени, как правило, есть не только в биометрических системах, не только у Suprema, но и в системах контроля доступа, построенных на основе любого софта, у большинства разработчиков софта. Нюанс, связанный с биометрией здесь, применительно к учету рабочего времени, только один, но он очень важный. Биометрический признак – это неотъемлемая часть индивидуума, а карточку можно передать. То есть здесь уже не работает ситуация, когда я попросил своего коллегу - слушай, мне тут надо по магазинам прошвырнуться, в бутике новую коллекцию выбросили… девушки особенно. Начальство не видит, дала карточку, все, убежала, а подруга меня отметит. Здесь такая ситуация, извините, уже не прокатит. Именно поэтому функция учета рабочего времени очень часто строится на биометрических считывателях.  Биометрия в этом случае ставится на входе и на выходе с предприятия, на всех входах-выходах. Куда бы ни пошел человек, как только он с территории предприятия уходит или наоборот, приходит, система его регистрирует.

 

JSON.TV: Вы назвали Suprema, Morpho, Hand Key исторически… У меня вопрос такой, прямой. Не самое дешевое биометрическое оборудование из того, что есть на российском рынке, потому что мы знаем, что есть какие-то китайские считыватели… С учетом того, что биометрия вообще такой нишевый сегмент для систем управления доступом, и цена – немаловажный фактор, и вы выбираете продукты, которые дороже, чем китайские. Почему вы не побоялись этого и выбрали именно такую продукцию? Я знаю, что у Morpho вообще есть очень дорогое оборудование.

 

Алексей Гинце: Есть и подороже оборудование, например, есть компания, тоже наш партнер, TBS, Швейцария. Это тоже идентификация по отпечатку пальца. Очень специфические считыватели.

 

JSON.TV: А в чем специфика, расскажите?

 

Алексей Гинце: Обеспечивают возможность работы в сложных условиях эксплуатации, я имею в виду пониженную температуру, для нашей страны это характерно. Когда вы приходите с мороза, для правильного считывания пальцев у них должно быть естественное увлажнение. Это важно для большинства считывателей отпечатка пальца. Здесь такой проблемы не существует. То есть сухие пальцы, попали под дождь – мокрые пальцы, грязные пальцы (на производстве рабочий – руки грязные, и надо его опознать)  - вот такие сложные задачи могут решаться с помощью интересной технологии сканирования, которую предложила компания TBS. Это объемное сканирование пальца, от одного конца ногтя до другого, то есть, фактически, по кругу. Это не отпечаток пальца, а практически весь палец. Соответственно, емкость информации template, это  математический образ отпечатка пальца, резко вырастает, повышается точность и снижается процент ошибок первого и второго рода, то есть ложный допуск и ложный отказ в доступе.

 

JSON.TV: Вы недавно начали представлять эту продукцию?

 

Алексей Гинце: Да, мы недавно начали представлять. Почему мы предложили на рынке продукцию этой компании, потому что в определенный момент времени мы поняли, что есть запросы, где нужно решить такую задачу. Если у вас нет ни одного дешевого устройства, решающего эту задачу, то вы купите то, что есть. Есть определенный класс задач, подразумевающий работу в сложных условиях, и есть несколько разработок, одна из них компании TBS, которые позволяют биометрические считыватели эксплуатировать в таких достаточно непростых ситуациях. Кстати, должен отметить, что технологии не стоят на месте, и многие производители, та же компания Suprema, существенно улучшили качество своих классических сенсоров. У остальных, у большинства, львиная дола – это оптические сенсоры, так вот, последнее время на рынке, в том числе и у Suprema,  появились оптические сенсоры намного более высокого качества, которые позволяют большинство проблем, которое раньше имелось (сложная ситуация с чтением, плохой отпечаток пальца, стертые отпечатки пальцев) решить.

 

JSON.TV: Биометрии в СКУД у нас пока мало на российском рынке, но если мы возьмем эту маленькую часть, большую конкуренцию создают китайские производители? Этого много, чего много? Или все-таки качество – это востребованная вещь со стороны потребителя?

 

Алексей Гинце: Вы знаете, все очень просто. Есть такое понятие, как рыночная ниша. Мы работаем в рыночной нише качественных высокотехнологичных продуктов. Мы изначально ориентировались на топовые продукты по качеству и по функционалу, которые гарантированно предоставляет то перечень возможностей, который они декларируют. Когда мы изучаем возможность включения очередной торговой марки в свой продуктовый портфель, мы очень внимательно сначала изучаем саму продукцию. Технический отдел покупает демо-комплекты, тестирует длительное время эти продукты, у себя смотрим, реальны ли те характеристика, которые они заявляют. Только после этого оборудование включается в прайс-лист и предлагается потребителю. Нам здесь проще, чем некоторым, потому что мы, в основном, работаем на high end и middle end рынке. Нижний пласт не наш. И компании, которые ориентировались на серьезные мощные топовые продукты, как правило, снижают объемы, но стараются не уходить вниз. Приведу банальное, но понятное сравнение. Человек, который пересел на Mercedes, пересел на любую иномарку после отечественной машины, он в лепешку разобьется, но постарается купить пусть попроще, но все же импортную машину,.

 

JSON.TV: Нестабильная ситуация с курсом валют сильно повлияла на вас?

 

Алексей Гинце: Конечно, повлияла.

 

JSON.TV: Все-таки импортное оборудование. Или оно дешевеет в валюте?

 

Алексей Гинце: Нет, применительно к рублю, конечно, подорожало.

 

JSON.TV: Отразилось это на спросе?

 

Алексей Гинце: Отразилось, особенно крупные проекты. Они длятся, как правило, годами, и менеджеры прекрасно это знают, кто работает в нашей области. То есть проект может длиться 1,5-2 года, и если за это время происходит существенный курсовой скачок, то, как правило, происходит схлопывание объема. Существенно уменьшается объем закупки.

 

JSON.TV: Вы уже упомянули, это известный факт, что пальчиковые технологии продолжают лидировать. Если говорить про системы безопасности, про коммерческий сектор, про системы управления контролем доступа, видите ли вы какие-то перспективы для других технологий, и какие это технологии?  После пальцев, какая следующая, вы видите этот надвигающийся спрос, и почему, с чем он связан?

 

Алексей Гинце: Любопытная, на мой взгляд, технология, это сканирование рисунка вен в варианте ладонь или в варианте палец. Дело в том, что в отпечатках пальцев  есть проблемы со стабильностью, есть производства, где за счет абразивов пальцы стираются, если человек приходит с холода или наоборот, влажная среда, попал под дождь или с чем-то влажным работает, то могут возникнуть проблемы. Со сканированием вен такой проблемы не возникает, потому что вены у вас внутри. Технология базируется на том, что поглощение света в инфракрасном диапазоне гемоглобином отличается, где кислород есть, там поглощение происходит по-другому. Просвечивая палец или просвечивая ладонь, мы можем получить рисунок вен, который так же, как и палец, имеет уникальную топологию, и мы можем использовать его в дальнейшем для идентификации. И еще упомяну одну технологию, что называется, на стыке. Есть такой класс систем безопасности, как системы телевизионного теленаблюдения, и есть технология распознавания лиц. Не имеются в виду считыватели лица 2D или 3D сканирования лица, которые используются в access control, а я имею в виду распознание лица в потоке. Это другой класс задач, и они не относятся к СКУД как таковым.

 

JSON.TV: Они вам интересны, как направление бизнеса?

 

Алексей Гинце: Мы этим не занимаемся, но я трезвый человек и прекрасно понимаю, что наука не стоит на месте. Пока что это не работает также стабильно, как классическая СКУД. Но по прошествии какого-то времени технология настолько улучшится, что возможно взаимное проникновение. В этом случае она может немножко перекочевать к нам, в нашу область, и использоваться уже у нас.

 

JSON.TV: В перспективе, я поняла. Давайте поговорим немножко о ваших клиентах и о ваших кейсах. Давайте без имен, я не знаю, что там у вас под NDA…  Все-таки, кто ваш клиент именно в биометрии, какие-то компании крупные, средние, насколько это человек обычно, ну то есть стандартные ваши предложения, опишите этот портрет. Какие это отрасли?

 

Алексей Гинце: Я, наверное, начну с последнего. Специфика наших решений, а как я уже сказал, для нас №1- это поставка решений, которые включают и оборудование, и софт, наши решения инвариантны с точки зрения вертикальных рынков. Они могут применяться в разных областях. Нет такого, что мы работаем только в сфере транспорта, или мы работаем только с банками, или мы работаем только с промышленными предприятиями, причем только энергетического комплекса, …нет. Я себе здесь сделал небольшую шпаргалку. Из тех более 3500 тысяч объектов, которые мы упомянули в начале, только в банковской  сфере больше 65 объектов ЦБ РФ и Сбербанк, из них 15 национальных банков. Крупнейшие коммерческие банки: Газпромбанк, Райффайзен банк, Внешэкономбанк. Государственные объекты: здание Правительства Московской области, Центр управления полетами, Администрация Краснодарского края. Промышленные предприятия: КАМАЗ, Евразруда, Рыбинские моторы, Пермские моторы, Ленинградский, Новокузнецкий, Магнитогорский металлургический комбинат. Ни к банкам, ни к госпредприятиям никакого отношения. Объекты энергетики, не буду все перечислять, просто по типам назову: ТЭЦ, ГЭС, ГРЭС,. Офисы крупных компаний: Капитал Груп, Росно, Газпром, Лукойл, Росавиакосмос, МТС, British Petroleum. Транспорт: аэропорты Домодедово, Внуково. Я так думаю, что имеет смысл остановиться.

 

JSON.TV: Все, что вы сейчас называете, у них, так или иначе, присутствует биометрия? Или это чисто биометрические системы все?

 

Алексей Гинце: Это крупные системы доступа, в некоторых из этих объектов используются биометрические технологии и биометрические считыватели.

 

JSON.TV: Но они используются на каких-то участках, где повышенный уровень или требования к безопасности?

 

Алексей Гинце: Либо если требуется повышение уровня безопасности, усиление для отдельных точек прохода, либо, как мы уже упоминали, биометрические считыватели очень хорошо работают там, где требуется учет рабочего времени, то есть, как правило, на проходных. Или это, опять же, защита входа с тем, чтобы люди не хулиганили, не передавали карты, потому что палец не передашь.

 

JSON.TV: У меня такой вопрос возник вдруг спонтанно: есть компании, некоторые игроки на рынке , которые занимаются только биометрией. Они также могут представлять комплексные решения , включая софт, оборудование, техническую поддержку, интеграцию, но занимаются исключительно биометрическими технологиями. И есть компании как вы, которые занимаются, в целом, СКУД, а биометрия интегрируется или нет. С точки зрения продвижения биометрических систем, кому проще на этом рынке, тому, кто имеет комплексное решение по безопасности и способен предложить биометрию, и есть возможность вариативности по диверсификации бизнеса, или легче быть заточенными на биометрию?

 

Алексей Гинце: Я могу вам свое частное мнение озвучить. Мне кажется, что с точки зрения бизнеса, несколько “поплавков” всегда лучше, чем один поплавок, потому что если компания  монобрендовая, и, тем более, если она работает в очень узкой рыночной нише, это всегда риск. А когда есть определенная степень универсальности, есть возможность для дрейфа в рамках какой-то задачи, как-то жить спокойнее.

 

JSON.TV: Как ведет себя сейчас потребитель в плане спроса на биометрические системы. Когда приходит к вам с запросом на какую-то систему  безопасности, потребитель уже знает, что он хочет туда интегрировать и биометрию в том числе, или чаще вы предлагаете все-таки это решение.

 

Алексей Гинце: Вы знаете, когда как. Могу привести конкретный пример именно по биометрии. Вторая очередь Казанского IT-парка, город  Набережные Челны. 300 считывателей, чисто биометрических. Даже для RFID-системы это очень много.

 

JSON.TV: А секрет, какое было оборудование или нет?

 

Алексей Гинце: Не секрет, Suprema. Более того, я могу сказать, что иногда ключевые факторы принятия решения в пользу какого-то оборудования бывают достаточно своеобразные, например, здесь одним из ключевых факторов помимо качественности, надежности, удовлетворения определенных технических параметров и характеристик, как хранение определенной базы данных сотрудников, была компактность считывателя. Дело в том, что это новый объект, который курировался на высшем уровне, предъявлялись повышенные требования к эстетике и современному внешнему виду. Установлены были современные двери с достаточно узким косяком, не как в старинном замке, шириной полметра, а с узким косяком , красивая, современная, но большой считыватель туда не поставишь. Одним из критериев была компактность. Suprema, как я уже упомянул, имеет очень богатую линейку, в том числе, в этой линейке были великолепные компактные считыватели. Идеально вписались, были мощные, удовлетворяли по характеристикам. Если я не ошибаюсь, BioEntryPlus они назывались. С тех пор у компании Supremaпоявились даже более интересные модели.

 

JSON.TV: А компании поменьше проявляют интерес к биометрическим системам, например, на уровне 50-60 человек?

 

Алексей Гинце: Я хочу отметить очень интересный тренд. Я начал сталкиваться с тем, что некоторые компании стали применять биометрические считыватели и использовать биометрические технологии исключительно для решения задач учета рабочего времени, никак не связано со СКУД. Реально интересно, взять хотя бы ту же Suprema. Кстати, не связано с нами как с поставщиками…  Я иногда кидаю машину, когда откровенно зверею ездить по Москве в пробках, и мне удобно от дома доехать на электричке, с Выхино до Авиамоторной доезжаю, до платформы Новая, буквально 10-15 минут. Когда просыпаю, так быстрее. И как-то очередной раз, проходя через турникеты на выходе на платформе “Новая”, я оборачиваюсь вправо и вижу в будочке, внутри, что означает, что это не access control, мощнейший биометрический терминал компании Suprema. У меня расширяются глаза…. На какой-то железнодорожной платформе… В Москве, понятно… но я понимаю, что в этом устройстве используется функционал, не связанный с доступом, а функционал, связанный с учетом рабочего времени, потому что это очень мощный терминал, база там просто огромная. Я предполагаю, они просто туда сливают базу сотрудников, кто на этой линии работает, приходя на работу, должны отметиться. Я предполагаю, потому что попытка выяснить у местной охраны, зачем это им нужно, охрану напугала и мне не ответили…

 

JSON.TV: То есть учет рабочего времени – перспективное направление?

 

Алексей Гинце: Да. А с точки зрения менее пафосных заказчиков, я столкнулся с тем, что под городом Истрой торговый комплекс по торговле строительным оборудованием, дачникам же нужны строительные материалы… Среднее здание, не очень большое, не очень маленькое, и на выходе я вижу биометрический считыватель. Это явно учет рабочего времени. То есть собственник считает необходимым и эффективным приобрести биометрический считыватель даже для такой относительно небольшой компании именно для  того, чтобы осуществлять учет рабочего времени. Он гарантированно знает, когда Иван Иванович пришел, когда Елена Яковлевна пришла, и кто когда ушел с работы. Финансовая эффективность, и это поняли собственники, явно прослеживается, она явно превышает себестоимость покупки такого решения. Это интересный сегмент.

 

JSON.TV: Если я, например, беру систему управления доступом на 100 человек, я сейчас какую-то модель беру, как можно оценить стоимость, если это абсолютно биометрическая система, например, на терминалах Suprema?

 

Алексей Гинце: 30 тысяч рублей.

 

JSON.TV: На 100 человек? Подождите, то есть, включая оборудование?

 

Алексей Гинце: Да. Считыватель совмещен  с контроллером.

 

JSON.TV: Он один? Или он не один стоит?

 

Алексей Гинце: Вам одна точка прохода нужна?

 

JSON.TV: А, то есть, если это одна точка…и  ПО туда же включено?

 

Алексей Гинце: На такую систему оно бесплатно в комплекте.

 

JSON.TV: Но это же недорого получается, то есть это не какие-то заоблачные цены.

 

Алексей Гинце: Абсолютно. Я почему и говорю, что некоторые собственники поняли все прелести…

 

JSON.TV: Так, а если несколько точек доступа? Вообще, от чего зависит цена, как она складывается?

 

Алексей Гинце: Зависит от задачи, насколько большая у вас база. 100 человек  - это смешно. 200, 500 человек – это нормально.

 

JSON.TV: А где начинается уже дорогостоящий проект? Это 1000 человек?

 

Алексей Гинце: Да, это 1000. Если речь идет о базе в несколько тысяч пользователей, как правило, надо брать более мощные версии оборудования. Но тут же опять момент. Если вы строите чисто биометрическую систему, вы должны брать помощнее  оборудование, поскольку там контроллер совмещенный со считывателем, допустим, у Suprema. А если вы используете считыватели как считыватели, подключая их к контроллеру какого-то другого производителя, там это зависит от мощности контроллера . Вопрос, где вы храните базу данных? Сейчас варианты какие: вы храните ее в считывателе…

 

JSON.TV: Что позволяет Suprema, она может хранить?

 

Алексей Гинце: Во-первых, можно хранить в считывателе, во-вторых,  можно хранить template, отпечаток карты на смарт-карте. Вообще великолепный вариант, вы не грузите базу данных, память считывателя. В момент чтения карты, математический образ отпечатка пальца (template)  подгружается, считыватель проводит сравнение, убеждается, вы ли это или это кто-то другой и, соответственно, вас пропускает или не пропускает. Все…, карту убрали, в памяти считывателя ничего нет. Более того, это нравится  многим заказчикам, потому что народ у нас мнительный, многие говорят, я не хочу, чтобы там, в этом устройстве, что-либо хранилось, связанное с моим отпечатком пальца. Можно сколько угодно доказывать, что template – это не отпечаток пальца - это математический образ отпечатка пальца, и я не могу сделать какое-то простейшее обратное преобразование и получить Ваш точный отпечаток  пальца, который можно потом на чем-то оставить. Это сложно иногда обывателю объяснить. Когда человек понимает, что проблемы не существует изначально, намного проще общаться.

 

JSON.TV: А если взять условный крупный объект, два одинаковых объекта. Если мы туда ставим СКУД, основанный на карточной системе и СКУД на биометрических системах, какая будет разница в цене? При всех остальных равных условиях?

 

Алексей Гинце: На самом деле, вопрос нетривиальный, я могу сейчас задать сотню наводящих вопросов…

 

JSON.TV: Я понимаю.

 

Алексей Гинце: … от которых будет зависеть цена. Если попытаться тривиально объяснить, то у вас есть, допустим, идентификатор карт, если мы говорим о карточных технологиях. Этот  идентификатор карт стоит каких-то денег. А теперь прикиньте, что у вас предприятие завод, и вам нужна система учета рабочего времени. Вас access control внутри не больно интересует, а вот кто когда зашел-ушел или удрал с работы, васзнать надо. Давайте посчитаем, одна карта, примем, 1$. У вас  10 тысяч сотрудников. 10000$ только на карты! А тут вы ставите на входе биометрический считыватель помощнее, чтобы он такую базу потянул, вход, выход.

 

JSON.TV: Один?

 

Алексей Гинце: На вход и выход, два, если вы хотите учет рабочего времени. В принципе, плюс контроль доступа, то надо вход – выход. Если хотите только учет рабочего времени, то вы можете где-то внутри поставить один считыватель. Но тогда надо как-то стимулировать людей отмечаться. Когда вы выходите, вы вынуждены отметиться принудительно, поскольку вас контроль доступа не пропустит. А когда вы можете выйти без отмечания, вы можете просто забыть. Хотя если разок зарплаты за день лишить – память становится у сотрудника идеальной.

 

JSON.TV: Хорошо, у меня тогда вопрос. Почему тогда в сознании у всех, что биометрия – это дорого? Я пока слышу, что это не намного дороже, чем традиционные карточные системы. Или это просто стереотипы у потребителей?

 

Алексей Гинце: В принципе, стереотипы. Вы понимаете. Все зависит от задачи. Если у меня офис. И требуется защитить много офисных помещений, просто чтобы тот, кому там быть не положено, туда не заходил, то есть нет задачи очень большой секретности, но нужно направить человеческие потоки в нужное русло. Чтобы секретарь к себе шла в секретариат, а не к менеджерам, лясы поточить. Я утрирую, конечно, шучу, но, наверное, это все-таки считыватели RFID-технологий, потому что естественно, стоимость считывателя, хорошего качественного считывателя RFID, я имею в виду не proximity, это уже давно устаревшая технология… Опять же, пользуясь случаем, господа, ну не надо уже старые незащищенные proximityтехнологии применять! Ставьте бесконтактные смарты, то есть это либо HID Global iClass, либо Philips Mifare в варианте DESFire. Это качественные защищенные смарт-карты, которые можно используются именно в сфере контроля доступа. Наверное, RFID-технология в этом случае будет дешевле. А в том варианте, который я сказал, когда вам нужен учет рабочего времени, одна, несколько точек прохода, у вас, зачастую, стоимость системы может быть на порядок меньше с биометрией. Пусть каждый из этих биометрических считывателей стоит, допустим, по 3000 долларов (есть и по 700), но они вместе будут стоить 6000 (1400), а карты на 10000 человек будут стоить в 2-7 раз дороже.

 

JSON.TV: То есть, нужно рассматривать систему в целом?

 

Алексей Гинце: Да, совершенно верно. Вопрос, что дешевле, что дороже в отрыве от конкретной задачиабстрактный.

 

JSON.TV: Спасибо вам, Алексей.

 

Алексей Гинце: Не за что.

 

JSON.TV: Спасибо вашей компании, что вы флагмански привносите в системы безопасности биометрические системы. Я надеюсь, что это все будет массово распространяться, шире и больше, желаю        вашей компании дальнейших успехов и развития тех бизнес направлений, которые вы для себя обозначили, как перспективные.

 

Алексей Гинце: Спасибо.