×

6 Декабря 2016 19:24
2934
0

Слушайте подкаст программы:

 

См. краткие результаты исследования J'son & Partners Consulting «Мировой рынок биометрических систем, 2015-2022 гг.»

 

Вокорд — единственная компания на российском рынке систем биометрической идентификации по лицу, которая сочетает в себе экспертизу, разработку уникальных алгоритмов и разработку оборудования (камер).

 

«С тех пор, как мы сделали первую камеру, прошло уже много лет, и мы ее существенно усовершенствовали. Теперь эта камера не только высокомегапиксельная и обладает очень высокой чувствительностью, у нее есть уникальная функция выделения лица непосредственно в камере. Это очень важно при построении больших систем. Реализуя эту функциональность в камере, мы делаем систему, которая, во-первых, дает очень высокое качество изображения  благодаря специально подобранным характеристикам камеры, матрицы, оптики и пр., чтобы обеспечить высокое качество изображения. Во-вторых, часть функциональности, которую должна выполнять система, мы уже реализуем в камере, тем самым разгружая сервера, которые должны обрабатывать данные. И в-третьих, мы существенно уменьшаем поток данных, который идет от камеры к серверу, потому что из кадра вырезается и передается только лицо человека».

 

Ключевые сегменты применения систем идентификации по лицу: общественная безопасность и ритейл.

 

«Исторически, все это начиналось с безопасности, и, в первую очередь, с общественной безопасности  мест массового пребывания людей, например, вокзалов, транспортных узлов, метрополитенов, торговых центров с большими потоками людей. Для системы распознания лиц, чтобы она работала эффективно, важно, чтобы люди двигались в потоке. У нас есть несколько успешных внедрений в метрополитене, на  железнодорожных вокзалах,  автобусных станциях, на крупнейших спортивных объектах (например, на биатлонном стадионе).

 

Если говорить про гражданский сектор, про ритейл, например, там остро стоит проблема воровства. Есть ритейлеры у которых воруют систематически».

 

Системы идентификации по лицу выходят за рамки традиционных вопросов безопасности — они становятся мощным маркетинговым инструментом, с помощью которого появляется возможность воздействовать на потребителя (контекстная реклама офлайн).

 

«С помощью нашей системы идентификации по лицу можно, даже не зная конкретного человека, не зная ни имени, ни фамилии, определить следующие вещи: его пол очень точно, его возраст с достаточно хорошей точностью, сколько раз этот человек появлялся у вас в магазине, а также понять, пришли ли к вам новые покупатели или старые решили прийти к вам еще раз. Использование систем идентификации по лицу позволяют разработать эффективные программы лояльности покупателей.

 

С помощью нашей системы мы можем идентифицировать человека в социальной сети (понять круг его интересов, понять район, в котором он живет, понять уровень его достатка, понять, какой у него образовательный background, какие книжки он любит). Следующий шаг, над которым мы сейчас работаем, это, так называемая, интерактивная реклама, контекстная реклама, но в оффлайне».

 

Системы идентификации по лицу стремятся быть легкоуправляемыми, самостоятельными.

 

«Конечно, мы делаем систему такой, чтобы она работала без нашей технической поддержки. Понятно, что любой вновь разрабатываемый продукт проходит определённые стадии, когда он работает только в присутствии разработчика, когда он работает только при регулярной технической поддержке и прочее.  Мы достаточно давно прошли эти ступени, поэтому сейчас наша система работает , будучи полностью отчужденной от нас. Мы потратили очень много времени и сил на то, чтобы сделать систему полностью самодостаточной, чтобы от оператора, который с ней работает, практически ничего не требовалось. Нами разработан специальный пользовательский интерфейс для решения конкретных задач, с которыми сталкиваются люди в реальной жизни».


 

Полная расшифровка интервью:

 

JSON.TV: Мы продолжаем говорить про российский рынок биометрических систем, и сегодняшняя наша встреча акцентируется именно на технологиях идентификации по лицу. У нас в гостях Алексей Кадейшвили, технический директор компании Вокорд. Алексей, добрый день, спасибо, что пришли.

 

Алексей Кадейшвили: Здравствуйте.

 

JSON.TV: Первый вопрос у меня, расскажите немного о своей компании, чем вы занимаетесь, какой у вас есть опыт, какое положение на рынке и какие достижения?

 

Алексей Кадейшвили: Наша компания имеет большой набор продуктов, так или иначе относящихся к видеонаблюдению и видеоанализу. У нас есть система обзорного видеонаблюдения со всевозможной видеоаналитикой, как, например, детектор оставленных предметов, образования толпы и прочих вещей. У нас есть система распознавания автомобильных номеров, и фиксации нарушении правил дорожного движения. Я думаю, многие автомобилисты уже сталкивались с нашей продукцией. И у нас есть система распознавания лиц. Причем, система распознавания лиц у нас есть в двух ипостасях: это 2D распознавание по фотографии, то, что мы называем традиционное распознавание, 3D система, которая создает 3D модель лица человека и распознает его уже по 3D модели. Это наши основные продукты.

 

Есть еще такие продукты, вторичные, можно сказать. Например, есть экспертная система для оценки подделок видеоматериала и улучшения качества плохих изображений. Это система, которая рассчитана на экспертов-криминалистов. Она у нас появилась благодаря тому, что, много работая с видео, мы очень хорошо научились улучшать качество изображения, и з анализировать его на предмет подделок. Кроме того, есть еще и традиционная часть нашей деятельности, связанная с системами аудиозаписи, это системы для колл-центров и пр.

 

JSON.TV: А когда вы начали развивать технологии распознавания лиц, с чего все началось, в каком году, и как вы вообще к этому пришли?

 

Алексей Кадейшвили: Мы начали развивать эти технологии где-то в середине 2000-х. Исторически так получилось, что наша компания занимается не только разработкой софта, но и железа.Мы разрабатывали на тот момент достаточно уникальные цифровые мегапиксельные камеры. Сейчас это является повсеместным, но тогда все пользовались только аналоговыми видеокамерами, то есть это была серьезная инновация. И мы столкнулись с тем, что инновация оказалась немножко впереди ожиданий разработчиков, мы пытались эту камеру кому-то пристроить, чтобы ее начали использовать, но никто не мог понять, как с ней работать. Все привыкли работать с аналоговыми камерами и не стремились пересаживаться на цифровые. Поэтому нам пришлось эту пересадку осуществить своими силами. Мы поняли, что есть 2 задачи, для которых эти камеры будут крайне эффективны – это распознавание автомобильных номеров и распознавание лиц. Собственно, этими задачами занялись и преуспели в этом.

 

JSON.TV: Вы сказали, что у вас есть 2 продукта в плане идентификации по лицу, это FaceControl 2D и 3D. Расскажите, пожалуйста, в чем уникальность этих продуктов, отличия и специфика?

 

Алексей Кадейшвили: Если говорить про 2D, то сама идея не нова. Мы используем фотографию для идентификации человека. Уникальность состоит в то, что мы сделали алгоритм распознавания, который, на текущий момент  является лучшим в мире. Во всяком случае, тесты, которые проводит Вашингтонский университет, т.н. MegaFace, это такой открытый тест для систем распознавания лиц, в котором может участвовать любая компания. Причем она может это сделать в любое время, как она почувствовала в себе силы. Результаты публикуются и сравниваются с результатами компаний, которые участвовали раньше. На текущий момент мы является в этом тесте лучшими по идентификации, причем мы опережаем Google и другие уважаемые компании, которые в этом тесте участвовали до этого. Это то, что касается 2D распознавания. Второе, что является уникальным в нашей системе 2D распознавания, это то, что мы не только сделали очень хороший алгоритм, но мы еще сделали специализированную камеру.

 

С тех пор, как мы сделали первую камеру, прошло уже много лет, и мы ее существенно усовершенствовали. Теперь эта камера не только высокомегапиксельная и обладает очень высокой чувствительностью, у нее есть уникальная функция выделения лица непосредственно в камере. Это очень важно при построении больших систем. Реализуя эту функциональность в камере, мы делаем систему, которая, во-первых, дает очень высокое качество изображения благодаря специально подобранным характеристикам камеры, матрицы, оптики и пр... Во-вторых, часть функциональности, которую должна выполнять система, мы уже реализуем в камере, тем самым разгружая сервера, которые должны обрабатывать данные. И в-третьих, мы существенно уменьшаем поток данных, который идет от камеры к серверу, потому что из кадра вырезается и передается только лицо человека. Например, если в кадре нет лица, то мы этот кадр вообще не передаем. Благодаря такому подходу, у нас получается система, которая эффективна, когда речь идет о построении больших систем. То есть для обработки большего количества камер, в нашем случае требуется меньшее количество серверов, если сравнивать с какими-то другими системами. При этом мы даем исключительно высокое качество картинки, которая идет с камеры, и мы обрабатываем ее лучшим в мире алгоритмом распознавания лиц. Результат, сами понимаете, какой получается.

 

Если говорить про систему 3D распознавания, её уникальность состоит в том, что мы научились в реальном времени, на лету, в некооперативном режиме, когда человек не останавливается, а двигается свободно, так, как он это делает в своей обычной жизни, по серии синхронных снимков делать 3Dмодель его лица. Причем эта модель получается очень точной., Точность определения ключевых биометрических точек составляет порядка 0,5 мм. Собственно, эта 3D модель и используется для распознавания. Преимущества 3D системы в сравнении с 2D системой следующие: во-первых, у нас  больше информации, т.к. кроме текстуры, появляется еще информация о форме лица человека. Если человек использует какой-то грим, или женщина очень сильно накрасилась, илифутбольные фанаты раскрашивают себя в цвета любимой команды перед тем, как идти на стадион, их с помощью 2D распознать уже непросто. Это становится довольно сложной задачей. Для 3D это не проблема, потому что кроме того, что вы нарисовали на лице (измененная текстура), у нас есть еще форма, которая не изменилась. Кроме того, 3D система устойчива к нефронтальному ракурсу.  

 

Для 2D системы, как только человек начинает отворачиваться от камеры, это становится проблемой, то есть, начиная с какого-то места, распознавание просто заканчивается. 3D система намного более устойчива к таким отклонениям. Конечно, если вы повернетесь затылком, вас никто не узнает, но если у вас видна какая-то часть лица, то система 3Dраспознавания сработает существенно лучше, чем 2D. И еще такой немаловажный фактор: систему 2D распознавания относительно несложно обмануть, если вы просто поднесете фотографию. Для нее отличить фотографию от реального лица достаточно сложно. Есть разные алгоритмы liveness detection, но это отдельная большая тема поскольку есть разные способы обойти систему 2D. В 3D распознавании это невозможно, потому что как только вы подносите фотографию, система понимает, что у вас плоское изображение, что там нет ни носа, ни форм, которые характерны для лица, соответственно, такое лицо забраковывается.Таким способом систему 3D не обманешь. Ее можно обмануть только как в фильме Mission Impossible, то есть вы делаете полноценную маску и в этой маске перед системой пытаетесь пройти. Понятно, что это дорогое удовольствие, и не каждый себе это может позволить.

 

JSON.TV: Недавно в сети была опубликована статья какого-то американского института, что какие-то ученые разработали специальные очки, их можно распечатать на обычном принтере, вырезать, они имеют специальную окраску, и когда вы надеваете эти очки, по заявлению авторов этой статьи, эти очки способны обмануть даже самые умные нейронные сети. Вот у меня вопрос, можно ли так обмануть вашу систему, и что вы думаете об этих очках?

 

Алексей Кадейшвили: Помните такой старый анекдот про японскую бензопилу? Вжик! – сказала японская пила. Ага! –сказали русские мужики. Конечно, когда кто-то что-то делает хорошее, то найдется кто-то, кто попытается это сломать. Наверное, эти ученые.. это не английские, случайно, ученые?

 

JSON.TV: Нет, американский институт.

 

Алексей Кадейшвили: Обычно такие вещи исходят от английских ученых. Наверное, какую-то систему таким образом обмануть удалось, я, честно говоря, не знаю, не проверял на нашей системе. Зная, как работают такого рода системы, могу сказать, что все эти способы обмана смешны. Достаточно добавить фотографии людей с этими очками в обучающую выборку, и система прекрасно будет распознавать людей и с этими очками, и с какими угодно еще. Конечно, в каких-то конкретных системах время от времени будут находиться какие-то конкретные «дырки», которые по мере нахождения будут залатываться. Но говорить о том, что вся технология распознавания человека по лицу может быть скомпрометирована какими-то хитрыми очками, придуманными американскими учеными, я бы не стал.

 

JSON.TV: Хорошо. Вы сказали об уникальности оборудования, именно камер, которые вы используете. Вы сказали, что это ваше собственное оборудование, у меня уточняющий вопрос: оно производится здесь, в России?

 

Алексей Кадейшвили: Мы вообще можем производить где угодно. Мы работаем по так называемой Fabless manufacturing модели, то есть, у нас нет своего завода, фабрики. Мы размещаем заказы у производственных партнеров., То есть мы разрабатываем конструкторскую документацию, дальше размещаем в производство у партнеров, которые в состоянии это произвести. У себя мы производим окончательную сборку. Есть масса способов, где и как это можно произвести, в т.ч. и у нас в России.

 

JSON.TV: И второй уточняющий вопрос: являетесь ли вы единственной компанией, которая разрабатывает не только программное обеспечение для идентификации по лицу, но еще и какое-то специфическое оборудование?

 

Алексей Кадейшвили: Вы знаете, насколько мне позволяет судить мое знание рынка, да. Есть компании, которые используют специализированные камеры, но они не сами разработали эти камеры, это какой-то OEM, кто-то по их заказу сделал камеры, а так, чтобы в одной компании сочеталась экспертиза и в разработке железа, и в разработке алгоритмов – я такого не встречал.

 

JSON.TV: Компания Вокорд занимается, в целом, системами видеофиксации и видеонаблюдения. Какая доля этого бизнеса приходится именно на биометрические системы, на продукты FaceControl?

 

Алексей Кадейшвили: Пока относительно небольшая доля. FaceControl – это пока наша восходящая звезда. Нашей «дойной коровой» является, на сегодняшний день, система фотофиксации нарушений ПДД, просто в силу того, что и системы уже зрелые, и рынок формирующийся и растущий. По распознаванию лиц этого пока не случилось, но мы уже слышим стук в дверь. В ближайшие годы этот рынок «выстрелит», причем мы видим спрос не только в традиционной области безопасности, с которой мы, собственно, начинали, но и в гражданских приложениях. Причем  в гражданских приложенияхкак нам кажется, спрос будет больше, чем для целей безопасности.

 

JSON.TV: Если говорить про какие-то новые продукты, совершенствуете ли вы существующую вашу систему идентификации по лицу, это первый вопрос. И второй вопрос, есть ли у вас планы по развитию других технологических видов биометрических систем, может быть, у вас есть желание развивать другие виды идентификации, по радужной оболочке, пальцы и т.д.?

 

Алексей Кадейшвили: Что касается совершенствования текущих продуктов, конечно, мы этим занимаемся, потому что прелесть распознавания заключается в том, что там никогда не бывает 100%, всегда есть, за что бороться. Тем более, в распознавании лиц еще долго будет за что бороться. Есть много задач, которые еще не решены или которые можно решить лучше, чем сейчас. Поэтому обучение у нас происходит буквально каждый день, без преувеличения. Раз в 2 недели у нас происходит какое-то улучшение результата, значимое или не очень.

 

Что касается каких-то других продуктов, то, честно говоря, в ближайшее время мы не планируем заниматься другими технологиями  биометрической идентификации. Понятно, что используется одно и то же слово «биометрия», но с технологической точки зрения там используются совершенно другие подходы, и мы в этом не так сильны в сравнении с теми, кто этим давно занимается. Зачем мы будем заниматься вещами, в которых мы не являемся лучшими? Мы видим очень много задач в работе с лицом человека. По большому счету, идентификация – это одна из самых простых задач, через какое-то время это уже превратится в commodity и будет реализовываться в готовых чипах. Есть масса других задач, связанных с анализом лица человека, анализом поведения человека, его мимики и прочих вещей, которыми мы активно занимаемся, потому что видим в этом будущее.

 

JSON.TV: На одной из последних выставок по безопасности, AlloverIP, мы услышали такое мнение от экспертов, что прогноз по дальнейшему развитию нейросетей будет лежать не только в идентификации лица, потому что этим занимается уже много компаний, а еще и в системах, которые способны идентифицировать поведение. Что вы думаете об этом тренде?

 

Алексей Кадейшвили: Вы знаете, я не очень понимаю, что люди вкладывают в понятие идентификации по поведению, потому что если это какое-то характерные движения или нервный тик у человека, это одна история. В принципе, человека можно идентифицировать по походке. Походка является характерной особенностью человека, динамика его движений. По большому счету, уже сейчас есть определенные подходы, такие теоретические наработки, как это делать, и я думаю, что с течением времени эту задачу можно будет решить. Если об этом идет речь, то да.

 

JSON.TV: А вам интересны такие направления?

 

Алексей Кадейшвили: Походка? Походка да… но лицо интересней.

 

JSON.TV: Понятно. Еще один из трендов, которые называют эксперты  - это стремление к развитию мультибиометрических технологий. Что вы думаете об этом тренде, и есть ли у вас интерес к каким-то партнерским программам, которые позволят интегрировать именно мультибиометрические системы?

 

Алексей Кадейшвили: Интерес, безусловно, есть, мы всегда открыты к любому сотрудничеству, которые позволяет заработать больше денег. Да, в каких-то случаях действительно нужно использовать мультибиометрию, это замечательно, будем с кем-то группироваться для таких задач.

 

JSON.TV: Спасибо. Давайте поподробней поговорим о конкретных кейсах интеграции, тем более, что вы уже упомянули, что идентификация по лицу традиционно используется в каких-то государственных программах, оперативными службами, хотя проявляют уже интерес и коммерческий сектор. Расскажите, пожалуйста, где сейчас наиболее популярные ваши продукты FaceControl 2D и 3D, какой у вас есть в этом опыт и кто ваши основные потребители?

 

Алексей Кадейшвили: Исторически, все это начиналось с безопасности, и, в первую очередь, с общественной безопасности мест массового пребывания людей, например, вокзалов, транспортных узлов, метрополитенов, торговых центров, где есть большие потоки людей. Для системы распознания лиц, чтобы она работала эффективно, важно, чтобы люди двигались в потоке. Если поставить такую систему на Красной площади, то она будет работать плохо, потому что там три четверти людей повернуты к вам затылками. А вот если вы, например, ставите систему в переходе в метро, там затылком вперед почти никто не ходит, соответственно, у вас есть поток людей, который идет прямо на вашу камеру, и вы можете 90-95% всех лиц собрать просто одной камерой, поставите вторую – и доберете недостающие 10 %. Система в таких условиях очень эффективно работают, и это не голословное заявление, это результаты тестов, которые проводились в московском метрополитене. У нас есть какое-то количество внедрений, которые связаны с метрополитеном, железнодорожными вокзалами, автобусными станциями, также есть внедрения на крупнейших спортивных объектах. Там решаются две задачи: одна, традиционно, это поиск «плохих» людей, а вторая (они тоже по-своему «плохие») – это поиск болельщиков, которые плохо себя ведут на трибунах. То есть человека заносят в черный список, если он, например, что-нибудь поджигает на трибуне, кричит какие-то нехорошие слова, то в следующий раз, когда он хочет прийти на хоккейный матч, его просто не пускают, потому что он проштрафился.

 

То есть это задача не государственного значения. Этим не милиция занимается, а служба стюардов, которая обслуживает матч. Мы внедряли свою систему и на биатлонном стадионе для решения подобных задач. Если говорить про гражданский сектор, про ритейл, например, там, есть проблема с воровством. Есть ритейлеры, у которых воруют систематически. Не то, что бабушка кусок мыла положила в карман и пошла, и Бог с ним, ради такого биометрическую систему не ставят, а есть люди, которые воруют систематически, причем какие-то серьезные вещи, не куски мыла. С ними, как раз, с помощью такой системы можно бороться очень эффективно. Второе, для чего ставят такую систему в ритейле, это сбор маркетинговой информации. Дело в том, что мы можем с помощью нашей системы, даже не зная конкретного человека, не зная ни имени, ни фамилии, определить следующие вещи: его пол очень точно, его возраст с достаточно хорошей точностью и можем сказать, сколько раз этот человек появлялся у нас в магазине. Для маркетолога это очень полезная информация. Представьте, вы проводите какую-то маркетинговую акцию, вы увидели, что у вас народу в магазине стало больше. То есть, посчитать это можно разными способами, не обязательно для этого ставить распознавание лиц, но понять, пришли ли к вам новые покупатели или старые решили прийти к вам еще раз, вы сможете только с помощью нашей системы.

 

JSON.TV: А что купили, можно узнать еще при этом, персонализировано?

 

Алексей Кадейшвили: Что купили – да, естественно, у вас же есть касса. Если вы ставите распознавание лиц на кассе, то у вас есть лицо и чек, который связан с лицом этого человека. Но для маркетологов это не очень большая радость, потому что ЧТО купили, они узнают и просто по кассовому чеку, эта информация есть и без нас. Проблема заключается в том, что у них конверсия: к вам зашло 10 человек, а купило – только 5. То есть вы на кассе увидите только 5 человек. О пяти, которые заходили и ничего не купили, вы ничего не узнаете. А с помощью нашей системы вы как раз можете это сделать. Вы можете сделать продвинутую систему лояльности, когда вы не просто выдаете человеку карточку, но и заносите в свою базу, и когда он появляется у вас в магазине в следующий раз, вы узнаете, что к вам пришел ваш любимый клиент еще до того, как он подходит на кассу и вытаскивает карточку. Можно, как в фантастическом фильме «Особое мнение», напомнить человеку, что в прошлый раз он у вас купил хорошие клетчатые штаны, а в этот раз к ним появились прекрасные клетчатые пиджаки.

 

С помощью нашей системы мы можем идентифицировать человека в социальной сети. Поскольку в социальной сети есть фотография, она лежит в открытом доступе, и у нас нет никаких проблем с тем, чтобы найти профиль человека, который входит в магазин, в социальной сети. Это совсем несложно. Естественно, здесь возникает вопрос с персональными данными, но на этот вопрос существует большое количество ответов. Я не буду вдаваться в подробности, но могу сказать следующее: для наших целей нам не нужно никаких персональных данных. Для ритейлера не так важно, как человека зовут, для него важны какие-то характерные вещи, которые можно понять из профиля человека, не касаясь его персональных данных.

 

JSON.TV: Например?

 

Алексей Кадейшвили: Например, понять круг его интересов, понять район, в котором он живет, понять уровень его достатка, понять, какой у него образовательный background, какие книжки он любит. Это абсолютно обезличенные данные. Аналогом этой вещи является то, что когда вы в Интернете что-то ищете, вам поисковики, используя контекст ваших предыдущих запросов, начинают выдавать контекстную рекламу. Они используют информацию, связанную лично с вами, но при этом это не персональные данные и очень часто совпадает с тем, чем вы действительно интересуетесь. Здесь история точно такая же. И следующий шаг, над которым мы сейчас работаем, это т.н. интерактивная реклама, контекстная реклама, но в оффлайне. В он-лайне она уже давно работает, все понимают, что это и как, все технологии существуют, а мы то же самое можем реализовать в офф-лайне с помощью того мостика, о котором я рассказал. Мы по лицу человека можем получить о нем какую-то информацию о и, в соответствии с этой информацией, показать ему контекстную рекламу, которая будет коррелировать с тем, что мы об этом человеке знаем.

 

Дальше мы можем сделать еще больше. Если мы строим целую сеть рекламы, то можем понимать, что мы раньше показывали этому человеку и, допустим, оценить его реакцию. Допустим, мы ему показали сигарету, он поморщился, потому что он недавно бросил курить и для него это тяжелое воспоминание. В следующий раз, когда он подойдет к другому нашему стенду, мы ему сигарету больше не будем показывать, мы ему покажем что-то другое, например, жвачку. Мы можем организовывать какой-то интерактив с человеком в оффлайне. Понятно, что сразу начинаются разговоры, что это вмешательство в личную жизнь, что мы человеку не даем покоя и пр., но нужно отдавать себе отчет, что в онлайне мы с этим сталкиваемся каждый день, и как-то живем с этим. Какие-то назойливые вещи, мы научились отсекать, полезными вещами мы  пользуемся. Здесь то же самое. Мы даем инструментарий, который можно использовать с умом, или бестолково. Те, кто пользуется этим с умом, будут жить и приносить пользу и себе и тем, кто пользуется системой.

 

JSON.TV: Алексей, это очень интересно, потому что это уже выходит за рамки традиционных вопросов безопасности и даже идентификации, потому что если появляется инструмент у маркетологов, то это не просто идентификация, это уже инструмент, через который вы можете воздействовать на потребителя. Эти функции, которые вы называете, уже интегрированы в ваши продукты или вы сейчас просто занимаетесь разработкой, и это под конкретные задачи конкретного клиента?

 

Алексей Кадейшвили: Смотрите, во всей этой истории самая сложная часть - это сделать хорошее распознавание, потому что после того, как сделано хорошее распознавание, все остальное - это просто прикручивание всяких удобных ручек к большому добротному корпусу. Соответственно, хорошее распознавание нас есть, какое-то количество таких вот ручек и крючочков мы уже прикрутили к нашей системе, прикручиванием каких-то занимаемся сейчас. Тема очень новая, бурно растущая, и поэтому каждый день какие-то новости, какие-то новые свершения происходят.

 

JSON.TV: Можете назвать тех ритейлеров, где уже стоят ваши системы?

 

Алексей Кадейшвили: Пока не могу.

 

JSON.TV: Окей. Если не ритейл, то что ещё?

 

Алексей Кадейшвили: А я уже сказал, что если не ритейл, то это реклама. Наверное, это основные вещи, самые ёмкие и объемные.

 

JSON.TV: А если говорить про систему управления доступом в бизнес-сегменте, большие офисы или другие объекты?

 

Алексей Кадейшвили: Это такая совсем простая история, здесь каких-то сверхъестественных изысков нет. Это было и до нас, это есть и без нас. Дело в том, что система контроля доступа по лицу, с технической точки зрения, задача не сложная. Так называемое, кооперативное распознавание, когда человек стоит там, где нужно, он не улыбается, не крутит головой, потому что если он будет улыбаться и крутить головой, то он просто никуда не пройдёт. Соответственно, он ведёт себя, что называется, кооперативно. Вы можете поставить хороший свет, чтобы тени никуда не падали, позаботиться о том, чтобы у вас не было задней засветки и прочее. Поэтому это не сложная задача, она решается. Там есть свои тонкости, есть история про то, чтобы систему нельзя было обмануть с помощью фотографий. Для этого придумали liveness detection. Для того, чтобы бороться с liveness detection, придумали планшет, на который вы записываете живого человека, и он, соответственно, обходит эту систему. Для того, чтобы бороться с планшетами, придумали интерактив, то есть когда человек, например, просит не просто стоять и моргать глазами, а делать это в определённом порядке, улыбнуться, открыть рот, закрыть глаза, повернуть голову. На это сделали следующие вещи: берут, допустим, из той же социальной сети фотографии человека, из этих фотографий компилируют 3D модель этого человека, вполне реалистичную. У этой модели можно управлять и мимикой, открывать-закрывать глаза, рот, все выглядит очень реалистично, и вы с помощью того же самого планшета весь интерактив можете пройти. Мы, со своей стороны, придумали 3D-распознавание, которое проблемы с планшетом решает совсем и навсегда. Кроме того, разработали надстройки на 2D распознавание, которые позволяют бороться даже с такими способами обхода, про которые я рассказал.

 

JSON.TV: То есть продукт все время требует совершенствования это такой непрерывный нон-стоп процесс?

 

Алексей Кадейшвили: Да, всегда есть чем заняться.

 

JSON.TV: Я поняла. Очень интересная опция, одни сплошные плюсы, я сейчас про коммерческий сектор. Вряд ли даже другие биометрические технологии могут здесь конкурировать, потому что все остальные технологии требуют непосредственного контакта с потребителем, с клиентом, который пришел в магазин. Ваша технология способна проводить анализ удалённо, не подходя вообще к человеку. Вопрос по цене, насколько это дорогие системы, можете дать какие-то средние показатели стоимости какого-то проекта, и что происходит с течением времени, вообще, эти технологии становится более доступными для конечного пользователя, или они, наоборот, дорожают? И с чем это связано?

 

Алексей Кадейшвили: В течение времени со всеми происходит одно и то же, все это превращается в commodity и начинает продаваться навес. Как только этим начинают заниматься китайцы, это начинает продаваться близко к себестоимости. Чем больше этого всего производится, тем ниже оказывается себестоимость. Это общий тренд, касается практически всех новых технологий, которые появляются. Что касается стоимости по сравнению с другими технологиями, то, конечно, дешевле всего были, есть и, наверное, будут пальцы, но с ними существует масса проблем, из-за которых они далеко не всегда и далеко не везде могут быть использованы. Начиная с того, что вам все время что-то нужно трогать для того, чтобы оставить свои отпечатки пальцев, и заканчивая тем, что не все умеют оставлять свои отпечатки пальцев, в силу разных причин. В этом смысле с лицом все намного проще и удобнее. С моей точки зрения, на текущий момент, стоимость технологии распознавания по лицу доступная для широкого круга заказчиков. Тут, опять же, всегда есть такой trade-off между тем, в насколько агрессивных условиях вы хотите, чтобы работала система. Если вы хотите вообще ни о чем не заботиться, поставили камеру, где захотели и хотите, чтобы она распознавала независимо от того, светит  ли солнце, светит ли оно в камеру или сбоку, не думать обо всём этом, конечно, в этом случае система получится дороже, поскольку увеличиваются требования к самой системе. Если вы хотите удешевить систему, вам нужно принять какие-то меры, вам нужно сделать нормальное освещение в той области, где вы хотите распознавать людей, вам нужно как-то упорядочить их движение, чтобы они двигались в одном направлении, и так далее. В принципе, если речь идёт о каких-то совсем простых случаях, то распознавать лица можно просто с помощью USB камер. Уж дешевле некуда.

 

JSON.TV: Что касается дальнейшего сопровождения проекта, то есть когда произошла интеграция, когда установлены все видеокамеры, когда установлена сама система, насколько сложно конечному пользователю дальше управлять этой системой, дальше ее эксплуатировать? Или без вашей технической поддержки никак не обойтись?

 

Алексей Кадейшвили: Если бы без нашей технической поддержки нельзя было бы обойтись, то у нас количество проектов, которые мы могли бы сделать, ограничивалось бы размером нашей технической поддержки. Конечно, мы делаем систему такой, чтобы она работала без нашей технической поддержки. Понятно, что любой вновь разрабатываемый продукт проходит определённые стадии, когда он работает только в присутствии разработчика, когда он работает только при регулярной технической поддержке и прочее, но мы эти ступени давно прошли, поэтому сейчас у нас состояние, когда она работает, будучи полностью отчужденной от нас. Поэтому если кто-то не совершает актов вандализма, то система, будучи установленной и запущенной, дальше работает сама. Другое дело, что у заказчика могут появляться какие-то новые пожелания, и он хочет, допустим, систему проапгрейдить. Соответственно, он её апгрейдит, и дальше она опять продолжает работать. Мы потратили много времени и сил на то, чтобы сделать систему самодостаточной, чтобы от оператора, который работает с системой, практически ничего не требовалось. У нас разработан специальный пользовательский интерфейс для решения конкретных задач, с которыми сталкиваются люди в реальной жизни. Так что есличеловек просто стоит на тумбочке и смотрит на людей, которые проходят мимо, у него весь интерфейс состоит из двух кнопок, запутаться практически невозможно.

 

JSON.TV: А если взять, условно, достаточно крупный объект, например, ритейла, торговый центр или крупный магазин, сколько по времени занимает подготовка такого проекта?

 

Алексей Кадейшвили: Очень много зависит от организационных вопросов, и очень многое зависит от того, с какой скоростью организационные вопросы решаются. Технических вопросов там совсем немного, они хорошо отлажены, техническая часть занимает мало времени. Выезд на место, замер всех расстояний, после этого рисуется в VideoCAD, выбирается оптимальное место расположения камер, параметры оптики и камер, которые будут использоваться, собственно, все. Проект готов. После этого нужно сверлить дырки, вешать кронштейны, протягивать провода.

 

JSON.TV: Но это длительный процесс, это несколько месяцев?

 

Алексей Кадейшвили: Очень много зависит… Если у нас, например, мраморный пол, какие-то эксклюзивные потолки, это одна история, когда у вас допустим, Армстронг, вы за полчаса можете все кабельные трассы проложить. Все это индивидуально. Вообще, это достаточно быстро, вопрос одной – двух недель обычно.

 

JSON.TV: Смотрите, получается, что проект интеграции систем идентификации по лицам в потоке на том или ином объекте включает несколько составляющих. Чисто технически, это оборудование, которое используется, программное обеспечение, за счёт которого производится настройка, и дальнейшая техническая поддержка. Вообще, есть ли возможность как-то оценить вклад каждой из этих составляющих в стоимость проекта? Или зависит от проекта?

 

Алексей Кадейшвили: Конечно, зависит от проекта. Зависит от того же самого партнёра, который этим занимается. Есть партнёры, которые делает вообще все сами, есть партнёры, которые делают сами половину. Есть партнёры, у которых не получается вообще ничего. Зависимости от этого степень нашего участия может отличаться, и те процентные доли, о которых вы спрашивали, они тоже могут варьироваться.

 

JSON.TV: А у вас большая партнёрская сеть?

 

Алексей Кадейшвили: У нас больше сотни партнёров.

 

JSON.TV: В России или это ещё и страны СНГ?

 

Алексей Кадейшвили: В России и странах СНГ.

 

JSON.TV: Есть ли у вас планы по расширению, по экспансии бизнеса за пределы России?

 

Алексей Кадейшвили: Конечно, у нас получился очень хороший пиар за пределами России, где хорошо знают все эти тесты MegaFace и прочее, и мы сейчас работаем с очень крупными международными компаниями по внедрению наших технологий.

 

JSON.TV: Здорово. А если можете дать какое-то экспертное мнение, уж коли вы начали работать зарубежными компаниями, российский рынок, вообще, имеет какую-то свою уникальную специфику в плане развития биометрических систем, в вашем профиле в том числе, как он вообще сопоставим с общемировыми масштабами?

 

Алексей Кадейшвили: Что касается сопоставления с мировыми масштабами, то там отношение такое же, как соотношение нашего ВВП с мировым ВВП, то есть все, к сожалению, довольно печально. Что касается специфики, я не могу сказать за весь мир, потому что во всём мире не был, но достаточно много приходилось общаться с людьми, которые занимаются биометрией в Соединённых Штатах, и там, к сожалению, тенденция довольно печальная. Там очень большое количество людей, которые занимаются биометрией, не будучи разработчиками, именно на стороне компаний, которые эксплуатируют и внедряют все это. Они очень хорошо понимают технологии, с ними не нужно обсуждать какие-то базовые вещи. С ними можно сразу начинать разговор с каких-то интересных ключевых вещей. В нашем случае, к сожалению, такого количества специалистов мне не доводилось встречать в наших внутренних проектах и поэтому очень часто приходится рассказывать историю, буквально, от царя Гороха, от каких-то базовых вещей.

 

JSON.TV: То есть, приходится объяснять вообще перспективы использования в целом биометрических систем?

 

Алексей Кадейшвили: Приходится объяснять, почему не нужно использовать такие камеры, почему нужно использовать такие камеры, какие-то вопросы, которые для тех, кто один раз все это руками уже потрогал, не возникают, они все знают и понимают сами.

 

JSON.TV: Какие страны или укрупненные регионы для вас являются наиболее перспективными с точки зрения развития вашего собственного продукта?

 

Алексей Кадейшвили: Тут сложная ситуация, потому что, с одной стороны, страны, которые являются самыми аппетитными с точки зрения размеров рынка, сложны для нас, как для российской компании, для проникновения в силу разных политических особенностей. При этом существует достаточно большое количество стран, в которых есть платёжеспособный спрос, и которые не заморочены на санкциях, правах человека и прочем, а просто покупают вещи, которые хорошо работают. Те же самые арабы, это вполне интересный, перспективный рынок.

 

JSON.TV: Возвращаясь к санкциям и нестабильной экономической ситуации у нас в России, ощущаете ли вы на себе влияние этих кризисных явлений, и если да то как? И если да, то какие, на ваш взгляд, стратегии наиболее перспективны, чтобы в этих условиях расти?

 

Алексей Кадейшвили: Конечно, мы ощущаем, как компания, которая продает, по большей части, сейчас на российском рынке. Стагнация российского рынка на нас тоже сказывается, но, я думаю намного меньше, чем на каких-нибудь строителях, которые занимаются недвижимостью. Вместо того, чтобы расти на 40-50 % в год, мы растём на существенно меньшие величины. Стратегия такая же, как и всегда – стараться делать продукт лучше. Хорошая вещь рано или поздно будет востребована.

 

JSON.TV:  Соглашусь с вами. У меня закончились вопросы, большое вам спасибо, что сегодня пришли к нам, большое спасибо за эту интересную беседу. Я желаю вашей компании успехов, не только в пределах России, но и за её пределами тоже, чтобы ваши продукты с каждым годом совершенствовались, и количество потребителей росло. А у нас гостях был Алексей Кадейшвили, технический директор компании Вокорд.

Биометрические системы. Дмитрий Дырмовский, ЦРТ: развиваясь как мировой лидер в области биометрических технологий, машинного обучения и искусственного интеллекта, мы способны выстраивать сложные, комплексные системы, недоступные другим вендорам
Биометрические системы. Денис Алексеев, Biolink Solutions: биометрия становится массовым явлением. Подтверждением тому - наша система учета рабочего времени и контроля доступа BioTime, имеющая более 7500 внедрений в РФ
Биометрические системы. Александр Горшков, «Техносерв»: биометрия — одна из важных компетенций нашей компании, интерес к которой зародился в силовых структурах, а сегодня активно смещается в сторону коммерческого сектора
Биометрические системы. Анатолий Боков, СОНДА Технолоджи: в условиях кризиса выжить на рынке биометрической идентификации можно только развивая и предлагая инновационные решения, выбирая ниши, где сохраняется острая потребность в безопасности