×

1 Декабря 2016 12:35
781
0

Слушайте подкаст программы:

 

См. краткие результаты исследования J'son & Partners Consulting «Мировой рынок биометрических систем, 2015-2022 гг.»

 

На рынке биометрического оборудования (идентификация по отпечаткам пальцев) происходит постепенное вытеснение дорогих европейских брендов более дешевыми китайкими биометрическими считывателями. Россия продолжает демонстрировать высокие показатели на международном рынке программных продуктов для биометрических систем.

 

«Мы пробовали одно время изготавливать самые разные типы сканеров для снятия отпечатков пальцев, потом быстро пришли к выводу, что заниматься производством сканеров для криминалистических подразделений невыгодно в России, они получаются дороже, чем в Китае, причём это международная тенденция. Очень крупный игрок американская компания Cross Match занимались производством всевозможных сканеров, так вот, последние два года их оборот упал в несколько раз за счёт того, что их вдруг с этого рынка вытеснили дешёвые сканеры китайских компаний. Поэтому мы вовремя сориентировались и на этом рынке не стали работать… Мы все время развивали именно ядро биометрической системы идентификации. Согласно тестированиям NIST, мы попали в пятёрку лидеров по этим показателям. Причём рядом с нами в этой пятёрке и три мировых гиганта, гигантских корпорации: NEC (Япония), Safran (Франция), 3M (США). В этих компаниях биометрические подразделения – более 1000 сотрудников. А нас всего сейчас 26 человек».

 

Переход на мультибиометрические системы — наблюдаемый и перспективный тренд.

 

«Для серьезных систем национального уровня нужна комбинация методов. Например, в Индии – это проект национальной системы идентификации. Они уже сейчас в базу данных загнали 800 млн. граждан. Они используют мультибиометрию, то есть фотографию лица, радужной оболочки и отпечатки пальцев. Но они пока только сбор данных ведут, идентификация идет только частично, по такой огромный базе сделать сложно. Если говорить о других технологиях, например, фотография лица, радужной оболочки глаза, мы считаем, что проще найти партнёров, сделать объединённый проект с этими партнёрами. Сейчас, чтобы начать с нуля и выйти на высокий уровень, очень много усилий надо потратить».

 

Бесконтактные технологии — одно из перспективных направлений рынка биометрических систем.

 

«Судя по тому, какие приходят запросы, мы задумываемся об исследованиях, создании какого-то устройства для бесконтактного снятия отпечатков пальцев. У Morpho (Safran) есть такое, очень дорогое, к сожалению, решение (€10000 за одно устройство, за один терминал) – это тиражировать массово невозможно. Более привлекательными являются сейчас попытки фотографировать смартфоном. Мы проводили эксперименты, вот над этим направлением мы хотим поработать, потому что оно привлекательное для приближения использования биометрических технологий идентификации к гражданам, чтобы не требовать покупать новое, а можно было пользоваться имеющимся устройством».


 

Полная расшифровка интервью

 

JSON.TV: Сегодня мы говорим о рынке биометрических систем, о его особенностях и перспективах. И у нас в гостях генеральный директор компании «СОНДА ТЕХНОЛОДЖИ» Анатолий Боков. Анатолий, здравствуйте, большое спасибо, что вы сегодня пришли и согласились с нами пообщаться.

 

Анатолий Боков: Добрый день, спасибо, что пригласили, потому что тема для меня очень актуальная, занимаюсь я ей 25 лет и готов много об этом говорить.

 

JSON.TV: СОНДА является одним из лидеров на рынке биометрических технологий, расскажите кратко сначала о вашей компании, о том, какую позицию она занимает на рынке, видение вас же самих, и, может быть, то, как вы видите свои перспективы.

 

Анатолий Боков: Мы начали заниматься этой тематикой 25 лет назад. В марте месяце праздновали своеобразный юбилей. Но поначалу, где-то до 2000г.г., в 90-е годы, занимались очень узкой тематикой, делали только системы для экспертов – криминалистов для раскрытия преступлений по следам, которые преступники оставляют. И только уже в 2000-х годах мы стали смотреть другие рынки, стали создавать продукты для так называемого гражданского применения. Фирма все время развивала именно ядро системы идентификации. Мы начали в 2000-е годы участвовать в международных тестах, и первый раз для нас было полной неожиданностью: мы вдруг увидели, что на первых двух тестах мы заняли первое место. Тесты эти проводила Международная биометрическая ассоциация.  На других тестах мы тоже получили призовые места. Потом мы стали участвовать в тестах, которые ежегодно проводит Национальный институт стандартов США, и мы увидели, что результаты неплохие, но чтобы удержаться на этом рынке, нужно все время совершенствовать технологию идентификации.

 

Где-то 6-7 лет назад жизнь вбросила новый вызов для системы идентификации, появилась острая потребность скоростных методов идентификации, потому что объемы баз данных стали расти. Если для криминалистов базы данных были 1-2-3 млн., не было требований к скорости, то есть время идентификации могло составлять десятки минут, то по мере того, как стали расти базы данных, когда под сотню миллионов уже базы появились, старыми методами невозможно было решить задачу. А задача возникла именно оперативной идентификации. Чтобы мгновенно, за единицу, десятки секунд получить ответ, есть этот гражданин в базе данных, его отпечатки, или нет. Поэтому все крупные фирмы начали разработку так называемых акселераторов, то есть скоростных методов идентификации, именно алгоритмических ускорителей. Поначалу наши разработчики говорили, что это нельзя решить, но когда кто-то первый где-то статью прочитал, что что-то вроде бы получается, в общем, мозговой штурм привел к тому, что мы в 2011 году получили первый контракт в Гвинее, в Африке, где была установлена именно наша первая версия скоростной идентификации.

 

JSON.TV: Интересно.

 

Анатолий Боков: Да. Сейчас мы все время развиваем этот метод идентификации. В 2012 году началась масштабное тестирование Национального института стандартов США, все крупные биометрические компании участвовали в этом тестировании. Впервые проводилось тестирование на больших базах до 5 млн. десятипальцевых дактилокарт, то есть 50 млн. отпечатков.

 

JSON.TV: Это длительный процесс? Тестирования?

 

Анатолий Боков: Он длительный, но там главное, они очень долго отлаживали саму базу данных. Специалисты ФБР готовили эту базу данных. Процесс закончился только в декабре 2014 года. Результаты были опубликованы. 18 компаний участвовало, многие компании были просто сняты, потому что было жёсткое время, если ты не укладываешься в это время, то просто снимаешься. Мы неплохо выступили с учётом двух показателей: точность идентификации и скорость идентификации. Мы попали в пятёрку лидеров по этим показателям. Причём рядом с нами в этой пятёрке и три мировых гиганта, гигантских корпорации: NEC (Япония), Safran (Франция), 3M (США). В этих компаниях биометрические подразделения – более 1000 сотрудников. А нас всего сейчас 26 человек. Наша группа учёных, которые занимаются этими исследованиями - это всего три человека, но, тем не менее, мы держимся на таком высоком уровне. После тестирования мы ещё улучшили результат, точность подняли в два раза, и скорость подняли, потому что чтобы держаться на этом рынке, надо все время развивать технологии идентификации.

 

JSON.TV: Спасибо. Это большое достижение, я вас поздравляю с тем, чтобы войти в пятёрку лидеров на международном рынке по тестированию. 

 

Анатолий Боков: Если говорить о России, то общепризнано, что в России тоже подобное тестирование проводилось по заказу Федеральной миграционной службы, его проводил Институт академии наук ИПИ РАН,

 

Институт проблем информатики. Мы там первое место заняли.

 

JSON.TV: Здорово.

 

Анатолий Боков: То есть мы по таким показателям номер один в России считаемся, неофициально, но признаны основными участниками этого рынка.

 

JSON.TV: Мы начали говорить о продуктах, и вы упомянули, что, наверное,  уникальность ваших продуктов именно в критериях точности идентификация и скорости идентификации. Можете рассказать ещё ваших продуктах, может быть, какие-то новые продукты, которые вы запустили недавно на этот рынок, в чем их специфика, уникальность и особенности.

 

Анатолий Боков: Основной наш продукт – это всё-таки системы идентификации, так называемый АДИС сокращённо, для работы с базами данных больших объемов. Они делятся на два класса. Первый – это система для криминалистов. Мы запустили в этом году проект по нашей технологии в МВД России, объединены все региональные базы данных в единую базу данных. Объем данных – 80 млн. дактилокарт. Сейчас там проходит тестирование, там ещё не хватает для запуска на полную мощность системы вычислителей, но в конце этого года и в начале следующего года МВД получит большое количество отечественных вычислителей серии Эльбрус, мы на эти вычислители уже тоже адаптировали программное обеспечение. Это такой наш самый крупный проект. За рубежом подобные наши системы стоят тоже в целом ряде стран, около десятка стран, где криминальная полиция используют нашу технологию идентификации.

 

JSON.TV:  Это страны европейские?

 

Анатолий Боков: Это страны бывшего советского Союза, прежде всего, Украина, Молдавия, Киргизия, Таджикистан, Узбекистан, есть страны Южной Америки, Сирия, в Азии. Не очень крупные страны, в основном, страны, которые благосклонно относятся к технологиям из России. В США и в Европе попасть в эту сферу безопасности технологиям из России напрямую непросто.

 

JSON.TV: Ну там и конкуренция…

 

Анатолий Боков: Конкуренция – это одно, мы как раз могли бы и выиграть иногда, если чисто технически смотреть, но там просто… боятся рисков. Это вот основной продукт. Кроме этого, есть разновидность этой системы, мы её назвали «система оперативной идентификации», которая уже не работает со следами с места преступления, а предназначена только для оперативной идентификации граждан по пальчикам.

 

JSON.TV: СОНДА RTI, да?

 

Анатолий Боков: Да-да, вот эта версия. Она тоже на многомиллионных базах. Мы её впервые в Гвинее реализовали, это система национального уровня, база данных 6,5 млн. Она использовалась поначалу для контроля выборов, а потом они её стали использовать уже для других задач, решения других задач.

 

JSON.TV: Где сейчас ещё используются эти системы?

 

Анатолий Боков: Она была у нас внедрена в Украине для системы выдачи биометрических паспортов. Но, к сожалению, этот проект начал успешно развиваться, и там уже была 1,5 млн. база занесена, но после революции, которая была в 2014 году, проект приостановили. Но мы надеемся, что время придёт, и он все равно будет продолжен. Сейчас на этот проект у нас есть несколько запросов, в частности, в США. Мы тестируем сейчас, но через американскую компанию-партнёра. У них тоже есть система мгновенной проверки по чёрным спискам для полиции США, и та система, которая используется, уже устарела, не удовлетворяет современным требованиям, объемы баз выросли, в том числе, мы пробуем нашу систему. Сейчас она проходит тестирования, если результаты тестирования будут нормальные, то даже в полиции США будет стоять наша программа, но не напрямую контракт с нами будет, а через американского партнёра, который на себя берет всю ответственность. Это вот основные продукты. Кроме этого, мы начали в 2000-м году развивать систему ограничения доступа в разных направлениях, и для офисных приложений, для учебных заведений. Большим спросом пользовался, но, к сожалению, не было массовых внедрений из-за того, что мало средств в бюджете выделялось на подобные системы, проект «школьное окно», так называемое, который ставился в учебные заведения, был интегрирован с электронным журналом. То есть сразу же посещаемость автоматически в журналах отмечается.

 

JSON.TV: Сколько интеграций было сделано?

 

Анатолий Боков: Около сотни установок по России. В Москве и в Московской области около 20 установок было, очень много в тюменском регионе, в якутском, потому что в тех регионах, видимо, как-то с финансами полегче было. Сейчас большинство из них по-прежнему работает, но мы вынуждены были эти проекты в 2014 году продать, потому что они тогда для нас были убыточные. В течение пяти лет убыточные, нашелся покупатель на эти проекты, мы их продали, но сейчас видим, что какая-то начинается новая волна, растёт спрос на биометрические системы. Если мы, например, раньше предлагали компаниям, которые ставят карточные пропускные системы - давайте мы интегрируем биометрические модули? Они говорили – нет спроса на биометрию. И в прошлом году вдруг компания Перка из Санкт-Петербурга - это самая массовая система, самая лучшая карточная система - сама обратилась к нам: появился спрос, говорит, клиенты многие начинают просить.

 

Мы сделали биометрические модули, которые уже не являются самостоятельной пропускной системой, а интегрируются в существующую карточную систему, причём легко интегрируются через оборотные средства связи, и не надо ничего им изменять в своих программах. Это дает дополнительный рынок, что не надо убирать старую существующую систему, ведь во многих организациях уже есть карточные системы, они только приобретают наши программно - биометрические модули и биометрические терминалы, которые ставятся на турникеты, на дверные замки для снятия опечатка в пальцев. Также мы решили на новой волне, с учётом всего нашего опыта, возобновить разработку полностью собственной системы, потому что когда обращаются организации, у которых нет никакой системы, они хотят от одного поставщика получить комплексную систему. Поэтому мы разрабатываем новую версию системы ограничения доступа. Она уже будет готова в январе, мы её поставим на обкатку.

 

JSON.TV: Но это коммерческий сектор, да?

 

Анатолий Боков: Это смешанный сектор, и коммерческий, и бюджетный. Кроме того, пользуется спросом специальная система для контроля выдачи обедов, в прошлом году мы реализовали, и в этом году было продолжение масштабного проекта для министерства обороны - это контроль полученных обедов по отпечаткам пальцев.

 

JSON.TV:  Армия?

 

Анатолий Боков: Да.

 

JSON.TV: Большое покрытие было?

 

Анатолий Боков: Практически сейчас, вот в этом году, когда доработают – все воинские части, все столовые во всех воинских частях по всей стране. Поэтому опыт получили большой, самое главное, уверенность, что система работает, надёжно идентифицирует.

 

JSON.TV: Я ещё хотела задать вопрос именно про оборудование. Я знаю, что вы используете специальные вогнутые призмы. Является ли это чем-то уникальным на рынке оборудования? И ещё вопрос: производство этого оборудования полностью осуществляется в России, или вы закупаете комплектующие?

 

Анатолий Боков: Мы пробовали одно время изготавливать самые разные типы сканеров для снятия отпечатков пальцев, потом быстро пришли к выводу, что заниматься производством сканеров для криминалистических подразделений и криминалистических систем невыгодно в России, они получаются дороже, чем в Китае, причём это международная тенденция. Очень крупный игрок американская компания Cross Match, они только занимались производством всевозможных сканеров, так вот, последние два года их оборот упал в несколько раз за счёт того, что их вдруг с этого рынка вытеснили дешёвые сканеры китайских компаний. Поэтому мы вовремя сориентировались и на этом рынке не стали работать. Мы используем сканеры любых других производителей. Но один сканер мы продолжаем понемногу выпускать, это именно тот сканер, о котором вы говорите, с цилиндрической выемкой на призме. Он удобен для регистрации в базе данных, потому что получается полная поверхность пальца простым прикладыванием, не надо делать процедуру подкатки, как в криминалистике, просто приложили палец и получили полную поверхность.

 

В этом случае за счет большей площади отпечатка в базе данных, вероятность ошибки снижается где-то раза в два, мы проводили специальные исследования. Но производим мы его каким образом: часть комплектующих всё-таки мы заказываем в том же Китае, например, все оптические компоненты. Оптика - это призмы и линзы. Почему в Китае? Это в три раза получается дешевле, чем на наших предприятиях. Наши оптические предприятия либо очень маленькие, и у них высокие расходы, либо это оборонные предприятия, для которых наш заказ не интересен, и цена получается в три раза больше. Остальное все в России, у себя на фирме только сборку делаем. Но все равно они достаточно дорогие получаются, потому что мы не можем, чтобы снизить себестоимость, надо заказать большую партию. А большую партию – нет пока такого массового рынка, чтобы их заказывать. Поэтому мы их выпускаем, но берут их понемногу. В основном, если организация какая-то ставит систему ограничения доступа, им нужен всего один сканер для регистрации сотрудников. В таких проектах они проходят. 

 

JSON.TV: То есть, может быть такой проект, когда оборудование закупается у одной компании, а все интеграция на вас?

 

Анатолий Боков: Совершенно верно. Для таких серьезных проектов гражданского применения мы, зачастую, сами не являемся интегратором, мы работаем через партнёров, которые на себя берут закупку всего оборудования, где-то наши сканеры, где-то покупают у других компаний. Для нас главное - продать программное обеспечение и обеспечить работоспособность в целом этого всего.

 

JSON.TV: Я поняла. Продолжая разговор о продуктах, о биометрических технологиях… Вы начинали работать с пальчиковыми технологиями, вы продолжаете с ними работать. Если мы посмотрим на другие технологии идентификации, по глазам, по лицу, по венам и так далее... На ваш взгляд, какие из этих технологий сейчас наиболее распространены в России, а какие в ближайшем будущем будут перспективными?

 

Анатолий Боков: Если говорить о пальчиках, на данный момент, по мировой статистике, российской статистике, процентов 60, наверное, всех проектов, реализующихся с использованием биометрии, именно реализуется по технологии идентификации по пальцам. Технология идентификации по пальцам обеспечивает оптимальное соотношение надёжности и стоимости. Относительно дешёвые сканеры…

 

JSON.TV: Дешевле относительно других технологий?

 

Анатолий Боков: Некоторых, я о них расскажу. Конечно, недостаток, многие считают, что это недостаток - то, что приходится контактным способом снимать отпечаток пальца, приходится прикасаться к призме. Привлекает очень фотография лица, когда бесконтактным способом. Особенно все мечтают, когда на проходе: человек идёт, и его снимают. К сожалению, методы идентификации по фотографии лица обеспечивают надёжность идентификации на уровне 90-95% только в таких идеальных условиях, когда обеспечено хорошее освещение, человек смотрит в камеру, и все равно базы данных не очень большие. Тогда ещё вот такой показатель надёжности. Но как только что-то разбалансировалось, качество ухудшается, допустим, на проходе, человек идёт и не смотрит прямо в камеру, освещения недостаточно -  сразу же все эти показатели падают. Вот недавно было международное тестирование для таких условий, и первое место заняла российская компании Вокорд, но уровень надёжности был только 75 %. Для многих применений это не годится. Допустим, пограничники – их такой уровень не устраивает. Поэтому где-то это можно использовать, где-то нет, надёжность 75 % не везде пройдёт. Дальше. Сейчас большая реклама идёт идентификации по рисунку вен. На самом деле, там тоже своя узкая область - только пропускная система, где небольшая база данных. И все равно в режиме верификации, то есть сравнения не по всей базе данных, не с каждым объектом в базе данных, а по каким-то другим признакам, либо по карте, либо набирая код. Система выбирает твое изображение, либо какой-то математический код, зарегистрированный в базе данных, и делает сравнение один-в-один – вот тогда он срабатывает. Почему его рекламируют – он как раз бесконтактный. Многих это психологически привлекает.

 

Про радужную оболочку глаза. Надо сказать, очень быстро развиваются технологии, раньше было препятствием дорогие камеры для снятия с нужным разрешением. Сейчас корейско-американская компания, не помню точно её название, добилась больших успехов. Они в начале этого года приезжали в Россию, с нами встречались, они уже дошли до того, что готовятся встроить в смартфоны, сделать камеру универсальной, которая будет делать общие фотографии, в том числе, будет пригодна для снятия радужной оболочки глаза с нужным разрешением. Но есть тоже свой недостаток, недостаток связан с тем, что это хорошо работает на коротком интервале времени. Вот тебя зарегистрировали, и относительно короткий интервал времени надёжно идентификация выполняется, но на длительном интервале времени наши болезни отражаются на радужной оболочке, и надёжность снижается. Поэтому для серьезных систем национального уровня нужна комбинация методов.  Например, в Индии начали его уже несколько лет назад, и он наверно будет ещё много лет реализовываться  – это проект национальной системы идентификации. Они уже сейчас в базу данных загнали 800 млн. граждан. Они используют мультибиометрию, то есть фотографию лица, радужной оболочки и отпечатки пальцев. Но они пока только сбор данных ведут, идентификация идет только частично, по такой огромный базе сделать сложно.

 

JSON.TV: То есть все-таки мультибиометрические системы – это такой очевидный, видимо, тренд сейчас?

 

Анатолий Боков: Да, но, снова же, для таких крупных систем. Возможно, когда все будет дешевле… Потому что сейчас, допустим, на рынке пропускной системы основной конкурент – это карточные системы. Мы не можем сильно поднять стоимость по сравнению с карточной системой, потому что тогда просто будут говорить, ну ладно, хуже, но будем пользоваться картами, а мультибиометрия ещё больше поднимет цену.

 

JSON.TV: А сейчас все-таки карточная система дешевле, чем биометрия?

 

Анатолий Боков: Здесь так. На этапе закупки, безусловно, приходится дополнительно платить и за наше программное обеспечение, и за считыватель, но это процентов 15-20 дополнительной стоимости. Если рассматривать на длительном интервале времени эксплуатации, цена сравнивается за счёт того, что в карточной системе приходится постоянно возобновлять карты, их часто теряют, портят, они стоят каких-то денег, надо все время покупать, а в наших системах уже дешевле стоит эта техническая поддержка и сопровождение. Кроме того, такой эффект есть в серьезных организациях: каждое утро накапливается какое-то количество сотрудников, которые забыли дома карту. Что с ним делать, если он издалека приехал? Его все равно нужно пропускать, и вот выделяется сотрудник отдела кадров, который с ним разбирается - кто такой, где работаешь, почему забыл… То есть это тоже отвлечение времени персонала, это тоже, в общем-то, в стоимость входит. Общепризнанно, что через 3-4 года стоимость сравнивается.

 

JSON.TV: Вообще, если мы говорим об определении границ рынка биометрии и оценке его объема, можете нам дать какие-то комментарии, из чего он складывается? Я так понимаю, есть оборудование, есть программное обеспечение, техническая поддержка на цикле реализации. Каждую из этих составляющих стоимости проекта можно как-то оценить?

 

Анатолий Боков: Нужно разделить, что биометрическое. Если мы ставим, вот, допустим, комплексную систему безопасности для учебного заведения. Вы знаете, там практически 50% стоимости составляют турникеты и ограждения, там же надо ставить по условиям противопожарной безопасности специальные ограждения на магнитных защелках, чтобы в случае чего можно было мгновенно открыть дополнительные проходы. Это оборудование к биометрии не отнесёшь. Но оно составляет значительную часть общей стоимости проекта. Если же говорить только о биометрии, пожалуй, все зависит от проекта. Если проект маленький, всего один сканер – то конечно, там программа будет превалировать. Если же крупный проект, когда много проходных, на первое место выходит оборудование. Потому что программа одна общая, она обслуживает большое количество проходов. Поддержка… Поддержка существует обычно, наверное, снова же, на оборудование. Техподдержка, в основном - это ремонт оборудования, потому что поддержка программного обеспечения стоит очень дёшево, тем более сейчас, когда можно через Интернет подключиться и увидеть, что там произошло мгновенно. Ремонт делается через Интернет. Это не большие затраты, на этом много не заработаешь, как биометрическая компания. То есть получается, что биометрическая компания зарабатывает больше на продаже лицензий. Потому что мы, например, свое оборудование не выпускаем, мы все равно у кого-то его покупаем.

 

Мы сейчас рассматриваем, и для некоторых применений это возможно, использование других бизнес моделей, когда мы продаем не лицензию на идентификацию, а облачные решения. Сервер стоит у нас. Мы ставим в организацию… Но это не везде возможно. Это возможно для систем контроля рабочего времени, когда не надо управлять турникетами. Потому что когда нужно управлять турникетами, там все -таки вынесение в области и связь через Интернет с удалённым сервером, она может в некоторых случаях привести к блокировке этих проходов  - вдруг что-то с Интернетом случилось, а там нельзя долго ждать, там мгновенно. Сейчас требования по времени очень жёсткие, полторы, максимум 2 секунды на полный проход. Это нужно тебя идентифицировать и принять решение, открывать турникет или нет, поэтому для таких случаев пока облачные решения не работают, но система контроля рабочего времени – там нет таких жёстких требований. Это сейчас развивается, и мы сейчас готовим такой продукт, чтобы в организацию ставить только терминал, причём его можно даже не продавать, а на условиях аренды ставить, и заключается договор на оказание услуг по контролю рабочего времени. Эта бизнес-модель более привлекательна для биометрических компании, потому что можно строить долгосрочную бизнес модель, которая также дешевле в обслуживании, когда программы у тебя в организации находятся. Но там, естественно, нужно соблюдать меры безопасности, нужно пройти сертификацию, что выполняются все требования закона о персональных данных, чтобы не было утечек данных.

 

JSON.TV: Вы уже используете такую модель у себя на практике?

 

Анатолий Боков: Рабочих договоров пока нет, но мы её обсуждаем и готовимся к её внедрению. Она не везде может быть применена, к сожалению, пока больше распространение получила именно продажа лицензий, но мы стремимся там, где можно. В частности, на эту модель, мы надеемся, удастся перевести наш перспективный проект, который мы, видимо, в следующем году начнём реализовывать – это оплата покупок пальцем. Там уже можно зарабатывать не на продаже лицензий, а на каждой транзакции по идентификации покупателя. Пусть там копейки, но когда таких транзакций много… Именно по этой модели работает в США, в Европе пилотный проект. В Европе просто, например, 10 центов за транзакцию берётся. 

 

JSON.TV: С Азбукой вкуса у вас был реализован уже проект, или это было что-то другое?

 

Анатолий Боков: Это только пилотный проект. Мы совместно со Сбербанком и с одним из магазинов Азбука вкуса реализовали проект, месяца полтора-два назад была презентация для журналистов. Принцип там такой, что регистрируются в базе данных опечатки пальцев, и к этим отпечаткам привязывается банковская карта. А потом деньги считываются, не показывая саму карту, только предъявляя палец.

 

JSON.TV: Сколько магазинов сети участвуют пока?

 

Анатолий Боков: Пока только один. Здесь что было проверено: здесь была проверена техническая возможность, надёжная идентификация, привязка карты, и ещё банку нужно было реализовать так называемые рекуррентные платежи. Сейчас когда мы делаем покупку, владелец карты каждый раз дает команду снять деньги, а рекуррентный платёж – это когда он один раз зарегистрировал и дал свое согласие на такую регистрацию, а деньги снимаются уже автоматически, не обращаясь к владельцу карты. Чтобы реализовать этот проект и сделать его массовым, надо ещё провести очень много работы, в частности, сейчас используются любые реальные карты для того, чтобы этот проект действительно выполнил свою главную задачу – это борьба с мошенничеством. Нужно переходить на виртуальные банковские карты, чтобы их не было физически, чтобы их нельзя было потерять, украсть, кроме того, при регистрации такой виртуальной карты, которая хранится только в банке-эмитенте, она нигде в Интернете не появляется. А в нашей системе идентификации только ссылка на некую запись в базе данных банка, банк сам уже найдёт реквизиты этой карты. То есть в Интернете не фигурируют нигде реквизиты карты, физически она не присутствует, и вероятность мошенничества резко уменьшается. Это главная цель. И вторая цель, вторая привлекательная сторона для покупателей – это удобство. Не надо с собой носить карты.

 

JSON.TV: Я знаю, что зампред ЦБ Ольга Скоробогатова в этом году на международном банковском форуме озвучила такую мысль, что в ближайшие три года банки тотально массово перейдут на биометрические технологии. А что вы об этом думаете?

 

Анатолий Боков: Я очень рад. Об этом же заявил Греф, не помню когда, в мае, что ли, интервью Известиям давал. То же самое сказал. Я не думаю, что это произойдёт быстро, через три года. По моим понятиям, это все гораздо серьезнее, это надо делать… У них такое понимание, у банков, что каждый банк купит себе систему идентификации. Дело в том, что если число клиентов будет много, миллионы, они не представляют всей сложности работы с такой системой идентификации. Заниматься этой системой идентификации должны специализированные фирмы, которые знают все тонкости и которые могут обеспечить нужную надёжность идентификации. Вы представьте, что если вдруг деньги снимут с другой карты? С чужой карты? Поэтому не думаю, что так все быстро будет, этот процесс будет занимать какое-то количество лет, 5-10 лет. Но тенденция правильная.

 

JSON.TV: А для вас это перспективное направление, какие-то конкретные продукты вы разрабатываете для банковской сферы сейчас?

 

Анатолий Боков: Мы – только систему идентификации, все остальное банки сами, во взаимодействии с нашей системой идентификации, должны делать. Для банков, мы ещё обсуждали и даже проводили эксперимент в Лето банке – это контроль заемщика. В общем -то признано, что если снимать отпечатки пальцев у тех граждан, которые пришли получать кредит, то можно выявить мошенников, которые ходят из банка в банк с чужими паспортами, но чтобы выявить этих мошенников, нужно создать межбанковскую базу отпечатков. То есть здесь подход должен быть примерно такой же, как в бюро кредитных историй, куда банки обращаются с проверками, покажите кредитную историю этого гражданина. Мы полагаем, что для этой задачи нужно именно создание межбанковской базы отпечатков, и договора с банками заключать, чтобы они обращались. То есть банкам не нужно создавать свою систему идентификации, такую систему идентификации должна вести какая-то коммерческая фирма, которая имеет профессионалов в этом деле, и уже договора с банками заключать. Вот это направление перспективное. Кроме того, банки ещё рассматривают варианты идентификации граждан в банкоматах, уже много таких решений за рубежом, эксперименты проводил и Сбербанк, когда вместо пароля или в дополнение к паролю ещё используется отпечаток пальца. Хотя это направление тоже пересекается с тем, что я говорил, оплатой покупок пальцем. Например, в Японии, в Южной Корее уже есть банкоматы, где карту не надо предъявлять. Только отпечаток пальца, и по отпечатку пальца находится твой банковский счёт, и ты снимаешь нужные деньги.

 

JSON.TV: Понятно, спасибо. У вас, конечно, большой опыт именно в государственном секторе, какие-то крупные федеральные проекты, постепенно осваиваете и коммерческий сектор. Скажите, пожалуйста, для вас топ три ключевых отраслей потребления, которые вы видите для себя перспективными с точки зрения биометрических технологий?

 

Анатолий Боков: Если говорить о государственных структурах, это, на мой взгляд, происходит не только у нас в стране, но и за рубежом, присутствует некое насыщение биометрическими системами идентификации по отпечаткам пальцев силовых структур. Потому что почти везде есть уже системы, и там могут быть только модернизации, новый версий ставить, но покрытие уже есть. Но гораздо быстрее развивается именно потребность к оперативной идентификации граждан не только в силовых структурах, но и в других государственных структурах. Это бурно во всём мире растёт, это в других государствах используется для контроля выборов. Это, во-первых, чистка списков избирателей, несколько раз не зарегистрируешься, там их всех сразу выявляют, во-вторых, несколько раз не проголосуешь, когда приходишь на избирательный участок, по пальчикам отмечается, и сразу в центральной базе пометка ставится, что ты уже голосовал. Всякие карусели можно исключать. Я не знаю, будет ли это когда-то в России применяться, но в целом ряде стран это уже работает. Кроме того, общепризнанно, во всём мире сейчас все больше и больше стран переходят на системы биометрических документов, таких как заграничные паспорта. Там уже есть все международные стандарты, и все чаще и чаще внутренний паспорт заменяется на биометрическую ID карту. Где-то в микрочипе записан отпечаток пальца. При выдаче таких документов во всём мире ведётся единая база данных отпечатков пальцев, чтобы проверять на дубли и исключать повторное получение документов по другой фамилии, допустим, в другом регионе.

 

JSON.TV: То есть это общемировая единая база? Или она в каждой стране?

 

Анатолий Боков: Нет, в каждой стране, иногда в ведомствах, ну, как правило, это национальная система в стране. Там как раз нужна система оперативных, быстрых проверок. Вот как раз в Украине у нас был реализован такой проект, но он пока приостановлен.

 

JSON.TV: В России есть такая система?

 

Анатолий Боков: В России, к сожалению, при выдаче биометрических загранпаспортов было принято решение не создавать единую базу данных отпечатков. Отпечатки только записываются в микрочип, и потом их могут использоваться на пунктах пограничного перехода для проверки.

 

JSON.TV: А кем было принято решение?

 

Анатолий Боков: Не знаю, наверное, тогда решение принимала Федеральная миграционная служба, но я не знаю. Я не посвящен в это решение. Но, на мой взгляд, оно ошибочное. С одной стороны, казалось бы, затраты ниже, но с другой стороны… По опыту Украины мне рассказали, оказалось, вот этих дублей, попыток получения нескольких паспортов огромное количество.

 

JSON.TV: А сколько, есть какая-то цифра?

 

Анатолий Боков: Причём они не знали, что делать, потому что в основном шли чиновники. 

 

JSON.TV: Ну понятно, может, поэтому у нас и приняли решение не делать эту систему. Кстати, учитывая ваш опыт и в других странах… Мы уже поговорили об отличиях, чем отличается развитие российского биометрического рынка от общемирового, может быть, вы можете рассказать еще о каких-то особенностях именно российского рынка в сравнении с мировым?

 

Анатолий Боков: Вы знаете, есть и плюсы. Во многих европейских странах запрещено создавать базу данных отпечатков для гражданских применений. Например, во Франции сеть магазинов Auchan реализовала пилотный проект оплаты покупок пальцем, но из-за того, что законодательство не позволяет создавать единую базу данных отпечатков для таких гражданских применений, каждый участник этого проекта носит свой отпечаток на специальный карте, и потом, при выполнении покупки, он прикладывает не банковскую карту, а карту с отпечатком пальца, идёт сравнение один-в-один.

 

JSON.TV: То есть получается тоже карта.

 

Анатолий Боков: Да. И тем не менее, несмотря на такой парадокс, удобства нет, но  у них много желающих участвовать в этом проекте. У нас законодательство в этом плане проще, базы данных можно создавать. В соответствии с законом о персональных данных, требуется личное согласие гражданина в письменной форме. У нас отработана форма на такие согласия, причём даже Генпрокуратура нас проверяла, эти формы согласия – все в соответствии с законом. У нас можно создавать такие базы, достаточно только желания самих граждан. Это большой плюс по сравнению со многими странами Европы, что можно реализовывать такие проекты. Кроме того, уже была попытка, вносился закон в Государственную Думу о расширении круга лиц, у которых снимают отпечатки пальцев, но тот закон завернули, ну и в общем-то правильно, потому что там хотели снимать не только отпечатки пальцев, но и ладони. Это парадокс, кто готовил закон, видимо, хотел освоить много средств из бюджета, потому что во всём мире такие базы данных делятся на две категории: у 15-20% населения страны нужно снимать отпечатки вместе с ладонями – это тот контингент, который уже по существующим законом прокатывает полиция.

 

Это те, кто либо уже совершил правонарушения, либо где-то во что-то был замешан. По существующим законам тогда их прокатывают вместе с ладонями. Объем этой базы по мировой статистике – это 15-20% населения, полностью с ладонями, и эта база используется для раскрытия преступлений, прежде всего. Все остальное, когда нужно просто оперативно идентифицировать человека, достаточно отпечатка пальцев, лучше все 10, в крайнем случае, два, но лучше четыре, чтобы исключить попытку в одних случаях одни пальцы предъявить, в других - другие. Если четыре, то, как правило, два больших, два указательных, либо все 10. Надёжность идентификации достаточно высокая, уже этого хватает, затраты в несколько раз ниже, чем при использовании ладоней. Потому что ладони - там очень медленные алгоритмы, долго выполняется идентификация.

 

JSON.TV: Собираетесь ли вы осваивать новые технологические горизонты в биометрии, есть такие планы?

 

Анатолий Боков: Имеются в виду другие технологии идентификации? Судя по тому, какие приходят запросы, мы задумываемся об исследованиях, создании какого-то устройства для бесконтактного снятия отпечатков пальцев

 

JSON.TV: Есть такой, мне кажется, у Morpho (Safran)?

 

Анатолий Боков: Да, у Morpho есть такое, очень дорогое, к сожалению, решение, они привозили его в позапрошлом году на выставку в Москве. Там просто рукой проводишь, и тебя идентифицируют. Это, конечно, очень хорошая система, но 10000€ за одно устройство, за один терминал – это тиражировать массово невозможно. Есть также тоже европейский опыт, когда один палец бесконтактным способом фотографируется сразу тремя камерами, одна по центру и две сбоку. Но тоже дорогое устройство, качество не очень хорошее. Мы изучали его, этот сканер. Более привлекательными являются сейчас попытки фотографировать смартфоном. Сейчас у многих смартфонов камера имеет очень хорошее разрешение, восемь и больше мегапикселей. Мы проводили эксперименты, таким смартфоном можно фотографировать пальчик, и там только надо несколько раз фотографировать, потому что тени могут создаваться, и узор не везде чётко просматривается. Вот над этим направлением мы хотим поработать, потому что оно привлекательное для приближения использования технологий идентификации к гражданам, чтобы не требовать покупать новое, а можно было пользоваться имеющимся устройством. Сфотографировал пальчик , он через Интернет сразу же ушел на сервер, и там и решаешь какую-то задачу. Например, использовать пальчик вместо пароля в Интернете, или же использовать при покупке в Интернет магазине.

 

В этом направлении есть смысл работать, мы себе ставим такую задачу. Также если же говорить о других технологиях, например, фотография лица, радужной оболочки глаза. Мы считаем, что проще найти партнёров, сделать объединённый проект с этими партнёрами. Сейчас, чтобы начать с нуля и выйти на высокий уровень, очень много усилий надо потратить. Если посмотреть только нашу сферу отпечатков пальцев, из всех компаний, которые участвовали в последнем крупном тестировании, а котором я говорил, хорошие результаты показал только один новичок, одна китайская компания. Она тоже вошла в пятёрку вместе с нами, наряду с гигантами. Все остальные компании занимаются  этим 15-20-25 лет и больше, то есть выйти быстро на такой высокий уровень не получается. То же самое и в фотографии лица, то же самое и в радужной оболочке глаза. Поэтому мы для себя приняли решение, что если будет потребность таком проекте, то мы лучше объединимся с другими российскими компаниями и сделаем комплексный проект, это более перспективно.

 

JSON.TV: Как вы думаете, участники рынка готовы к такой истории, объединению?

 

Анатолий Боков: Допустим, мы хорошо знакомы с компанией Вокорд, они с удовольствием готовы на это идти. Только ждём проекта, нет такой потребности, нет такого заказа.

 

JSON.TV:  У меня ещё такой вопрос: я знаю, что вы недавно выступали на конгрессе в Тюмени с докладом "Стратегии роста в новой экономической реальности". И вопрос у меня, касающийся именно этой темы: как российский рынок биометрии реагирует или отреагировал на изменившиеся экономические условия, как вы чувствуете себя, что было в период 2013-2014 года, что-то поменялось сейчас, в 2016 году?

 

Анатолий Боков: Да, если брать гражданское направление, в частности, учебные заведения, пропускные системы для коммерческих организаций, к сожалению, последние два года после  2014-го резко упал оборот этого рынка. Несмотря на то, что мы продали свою технологию, ею занимается другая компания, которая у нас ее купила, и мы с ними в тесном контакте. Мы видим, что обороты упали в несколько раз буквально. И вот как раз в Тюмени я говорил о том, что делать, чтобы выжить. Выжить можно только предлагая инновационные решения, которых не было на рынке, в частности, у нас инновационное решение -  это система идентификации в реальном времени, которая пользуется спросом не только в России, но и за рубежом.

 

JSON.TV: То есть, оперативная идентификация?

 

Анатолий Боков: Да. Резко растёт спрос за рубежом на такие системы. Причём у нас, например, идут продажи не конечному потребителю, а у нас покупают крупные биометрические компании такую технологию, прежде всего американские компании. Второй метод – это искать такие ниши на биометрическом рынке, где, несмотря на отсутствие бюджета, все равно острая потребность в биометрии сохраняется. Это, прежде всего, те предприятия, для которых на первом месте безопасность.

 

JSON.TV: Это какие предприятия?

 

Анатолий Боков: Есть государственные, допустим, РЖД, как ни странно, в этом году начинает рассматривать. То же Министерство обороны, потому что у них очень много объектов, где сейчас стоит наша система, они увидели, как работает наша биометрия в столовых, и сейчас рассматривается вопрос пропускных систем с биометрическими модулями. Мы сейчас как раз готовим, я уже говорил, делаем новую версию пропускной системы, мы её делаем с условием, чтобы её можно было сертифицировать для Министерства обороны, потому что там своя операционная система, своя база данных, мы это уже самого начало учитываем.

 

JSON.TV: То есть это такой индивидуальный подход к таким крупным проектом?

 

Анатолий Боков: Нет, скорее, наоборот. Получается, что мы делаем универсальную систему, которая, в том числе, может и там использоваться. Если раньше у нас было чётко: Windows и база данных тоже Microsoft, то сейчас мы сразу все делаем с открытыми кодами, потому что для всех наших закрытых ведомств нужно передавать и сертифицировать исходные коды, если мы что-то покупное используем, то невозможно такую сертификацию пройти. Поэтому такую специфику учитываем. Кроме того, есть и коммерческие предприятия, например, у нас первые контракты идут в горно-обогатительный комбинат. Там компания, у которой таких комбинатов очень много. Если первый пример будет успешным, то надеемся на тиражирование. То есть довольно много сфер остается, несмотря на кризис, где безопасность занимает ключевое место, и сейчас возросло доверие к биометрии, и мы расширяем эту нишу, находим и расширяем. Ну и третье, надо привлекать инвестиции в условиях кризиса. Дело в том, что у нас в стране за последние годы создана структура венчурного инвестирования - это РВК, это Сколково в содружестве с РВК. Очень много венчурных компаний появилось. Надо участвовать в этих проектах, предлагать инновации, получать инвестиции.

 

JSON.TV: Вы делали попытки пойти этим путём?

 

Анатолий Боков: Мы сейчас очередную попытку делаем для проекта оплаты покупок пальцем. Дальше мы хотим совершенно на новый уровень поднять проект генетического консультирования по отпечаткам пальцев и ладони…

 

JSON.TV: Генетическое консультирование? А можете поподробнее, это что такое?

 

Анатолий Боков: Дело в том, что уже научно доказано, что наш генетический код заложен в отпечатках пальцев и ладони. Здесь и медицинское применение возможно, и у нас уже давно был реализован пилотный проект в Филатовской детской клинике. Есть такой доктор Солониченко, который всю жизнь посвятил этому. Он набрал огромнейшую базу тридцати с лишним тысяч описанных у него случаев, когда есть медицинское описание, и сняты отпечатки пальцев и ладони. Мы ему это все оцифровали, сделали инструментарий для такой вот диагностики - выявления склонности граждан к тем или иным генетическим заболеваниям. Это одно из направлений. Второе направление – это по этим же узорам можно определить достаточно точно психотип человека, а на основе этого психотип уже, допустим, твои, например, профессиональные склонности к тому или иному виду деятельности. Это тоже такое направление. Третье направление. Есть замечательный доктор Абрамова, которая  делает отбор  юных спортсменов по отпечаткам пальцев и ладоней. Чтобы это направление перевести на коммерческую основу, нужно вложить инвестиции.

 

JSON.TV: Проявляют интерес инвестор?

 

Анатолий Боков: Смотря к чему. По оплате покупок пальцем, я думаю, в ближайшее время мы получим и грант, и инвестиции, мы сейчас и в том, и в другом направлении работаем. А вот генетическое консультирование – очень настороженно пока относятся к нему. Многие считают это лженаукой, хотя это уже научно доказано. На некоторых медицинских специальностях даже читается краткий курс дерматогрифики, это как раз анализ этих узоров, где отражена склонность к тем или иным генетическим заболеваниям. 

 

JSON.TV: Я поняла. Хорошо, у меня пока закончились вопросы или их наоборот появилось гораздо больше. Большое вам спасибо за сегодняшнее интервью, я желаю вам, чтобы все ваши точечные начинания переросли в некую массовую историю, чтобы интерес к вашей продукции только возрастал. Это здорово, что на российском рынке есть российская компания с такими уникальными технологиями, которые пользуются спросом за рубежом, и ваше присутствие в пятёрке лидеров биометрических компаний мира, на мой взгляд, говорит о многом. У нас в гостях был Анатолий Боков, генеральный директор компании «СОНДА ТЕХНОЛОДЖИ».

Биометрические системы. Глеб Хабибуллин, ПАПИЛОН: основной наш продукт АДИС Папилон способствует раскрытию в РФ порядка 100 тыс. преступлений ежегодно, наши технологии в мире используют около 50 стран
Биометрические системы. Дмитрий Дырмовский, ЦРТ: развиваясь как мировой лидер в области биометрических технологий, машинного обучения и искусственного интеллекта, мы способны выстраивать сложные, комплексные системы, недоступные другим вендорам
Биометрические системы. Алексей Кадейшвили, Вокорд: в ближайшие годы рынок систем распознавания лиц очень сильно «выстрелит». Мы готовы предложить лучшие алгоритмы распознавания и специализированное функциональное оборудование
Биометрические системы. Денис Алексеев, Biolink Solutions: биометрия становится массовым явлением. Подтверждением тому - наша система учета рабочего времени и контроля доступа BioTime, имеющая более 7500 внедрений в РФ
Биометрические системы. Александр Горшков, «Техносерв»: биометрия — одна из важных компетенций нашей компании, интерес к которой зародился в силовых структурах, а сегодня активно смещается в сторону коммерческого сектора