×

7 Мая 2018 10:21
1105
0

«Не имея стратегии, не имея четкого понимания, для чего нужна цифровизация, не стоит тратить большие деньги на создание «декоративных» структур. У нас есть масса примеров, когда автоматизация и роботизация бизнеса не ведет к ожидаемому результату…Отсутствие стратегии, отсутствие видения, где тут добавленная стоимость именно для клиента, а не для бизнеса».

 

«Любой проект цифровизации, каким бы масштабным он ни был, состоит из десятков и сотен малых подпроектов, которыми надо заниматься точно также ответственно, с такой же тщательностью и с таким же желанием и любовью к клиенту, как и к общей гигантской программе цифровизации. То есть глобальная стратегия цифровизации – это набор небольших сервисов, проектов, с понятной монетизацией, фактически – продуктов».  

 

«Мы накопили уже огромный объем информации, пока мы не научились его использоваться – ни в вопросах безопасности, ни в медицине, ни в финансовых сервисах, ни в производстве, ни в жизнеобеспечении города. Основная проблема в том, что у многих пользователей этих инструментов (61%), нет четкого видения, что такое цифровизация. Не имея стратегии, не имея четкого понимания, для чего нужна цифровизация, не стоит тратить большие деньги на создание «декоративных» структур».


«Если говорить про Россию, это был интенсивный год для компании, связано это было с интеграционными процессами, которые, конечно, продолжаются. Сохраняются еще т.н. продукты Legacy Dell и Legacy EMC. Но многое уже удалось решить, - сейчас мы функционируем уже как одна компания. Честно говоря, наши внутренние процессы клиента и партнеров не интересуют. И мы стараемся делать все, что так это и было. Чтобы они не чувствовали на себе затруднений вследствие слияния двух компаний. Это наши трудности, мы их решаем и однозначно решим. Нам удалось консолидировать дистрибуцию, партнерский канал».

 

«Сейчас мы уже однозначно можем сказать, что первый совместный наш год был очень успешным, как в мировом масштабе, так и здесь в России. Мы по-прежнему являемся одним из динамично растущих рынков, несмотря на сложность взаимоотношений между нашими странами и относительную общую экономическую вялость на рынке. Мы развивались достаточно бурно, интенсивно, цифры роста двузначные».

 

«Компания Dell EMC имеет годовой оборот около $80 млрд, в ней работает глобально более 135 тыс. сотрудников. Приятно осознавать, что наконец-то мы потеснили одного из наших крупных технологических конкурентов на рынке серверов. Впервые за долгие годы Dell вырвался на первое место по количеству проданных машин. В основном, конечно, за счет прекрасного старта, продаж и интеграции нового поколения серверов Power Edge 14G. На российской рынке в поршлом квартале мы уже вплотную приближались к доле 20%, что ранее никогда не было. Мы также «пробили» 10% долю по ПК, оказалось, что персональные компьютеры живы.

 

«Безусловно, в системах хранения Dell EMC как совместная компания, тоже является лидером. Нам не удалось удержать уровень продаж, который хотелось бы. Обозначилось некоторое снижение нашей доли. Но, тем не менее, лидерство на рынке сохраняется, и наша задача – восстановить параметры этого лидерства. Пока они нас не очень удовлетворяют».

 

«Облачные сервисы в России активно растут, но пока еще не играют у нас заметной роли в объеме продаж. Тем не менее, многие наши партнеры создают свои гибридные, частные и публичные облака. У нас огромный объем продаж, в частности, серверов, уходит именно на создание инфраструктуры облачных вычислений. Понятно, что ничто не будет работать без «железа». А Dell производит практически весь спектр оборудования, необходимый для создания основы любого ЦОДа (системы хранения данных, вычислительные комплексы, сетевое оборудование, виртуализация). Без создания такой инфраструктуры, конечно, движение к будущему и облачным сервисам невозможно. Безусловно, Россия также двигается в этом направлении, но технологически, традиционно, идет отставание в 3-5 лет».

 

«Но все отрасли, направления у нас присутствуют – и беспилотные автомобили, и робототехника, и  искусственный интеллект и т.д. Вопрос в практическом применении, в том, насколько можно придать рыночный импульс всем этим инновациям – такой вопрос всегда стоял и стоит перед Россией».