×

14 Марта 2017 15:44
963
0

Слушайте подкаст программы:

 

«Всё менее и менее интересной становится услуга по размещению серверов в стойке, по перепродаже электричества. Из этой услуги можно извлекать дополнительную маржинальность только когда доступ к этой услуге ограничен. Но инфраструктура развивается, электричества становится больше, и зарабатывать деньги на этом уже не получается. Поэтому эти серверы надо чем-то наполнить. Изменение в технологии, та же самая виртуализация серверов, появление публичных облаков, гибридных облаков — позволило традиционным ИТ-компаниям, как самым крупным — я имею в виду, естественно, Amazon, Microsoft и Google, — так и относительно небольшим компаниям и холдингам предлагать конкурентоспособные услуги как для конечных пользователей, так и для корпоративных клиентов.

 

Когда мы говорим уже не о размещении сервера, принадлежащего вашему заказчику у себя в стойке в дата-центре, подключении его к линиям связи, а о предоставлении доступа к программному обеспечению, об аренде лицензии CRM-системы. Заметьте: все CRM-системы уже стали облачными. Сейчас идет массированная миграция ERP-приложений в облака — и о доступе к ERP-приложениям. Технологии еще не там, но активно мигрируют в эту область. Естественно, на уровне consumer'ов это различные облачные сервисы, те же самые коммуникаторы, новостные сайты, социальные сети — всё то, чем мы замечательно занимаемся каждый день.

 

Естественно, это вызвало изменения для системных интеграторов, традиционных ИТ-компаний: если раньше их любимой игрой, любимым развлечением и основным источником заработка была перепродажа оборудования в интересах, прежде всего, корпоративных пользователей, то сейчас это тоже становится commodity, на этом получается зарабатывать всё меньше и меньше. Гораздо интереснее строить подобные ИТ-системы, переводить заказчиков в облако, заниматься тем, что называется цифровизацией экономики — то есть переводом основного бизнеса заказчика в область высоких технологий».


Расшифровка интервью:

 

JSON.TV: Добрый день! Сегодня в нашей программе, которая является частью цикла программ, посвященных взаимодействию ИТ-компаний и операторов, наш гость — генеральный директор компании Treolan, которая является частью группы компаний «ЛАНИТ», — Дмитрий Иванников.

 

Дмитрий Иванников: Добрый день!

 

JSON.TV: Сегодня мы поговорим с ним о том, как видоизменились за последнее время взаимоотношения операторов связи, системных интеграторов и других компаний из области ИТ в связи со взаимопроникновением их услуг и возникновением некоего единого облака услуг, которое сейчас называется «инфокоммуникационные технологии». Дмитрий, вы как человек, который побывал, что называется, по обе стороны баррикад, наверное, как никто можете рассказать о том, как, с вашей точки зрения, развивалось это взаимодействие — начиная, наверное, с начала 2000-х гг., с того момента, когда услуги телекоммуникаций были отдельной отраслью, а услуги ИТ, в том числе, в частности, услуги системной интеграции тоже были совершенно отдельной отраслью. Куда мы в итоге приходим сейчас? И что, с вашей точки зрения, будет происходить в следующие пять лет?

 

Дмитрий Иванников: Совершенно верно: взаимопроникновение двух отраслей началось еще в 2000-е годы. И сама отрасль операторов связи крайне сильно эволюционировала за те 15-17 лет, что прошли с тех пор. Давайте поговорим: кто был классическим оператором связи? Прежде всего, это компании, имеющие огромную инфраструктуру. Конкурентность оператора связи зависела от наличия своих собственных магистралей и своих собственных линий доступа — то есть возможности дотянуться до конечного абонента. В условиях нашей страны этих линий традиционно не хватало — как магистральных, так и линий доступа. И под доступом я имею в виду как фиксированные линии связи, так и беспроводные линии связи. И напоминаю, что 15 лет назад беспроводные линии связи были еще на совсем другом уровне пропускной способности: фактически, они тогда еще только строились по всей стране.

 

При этом бизнес операторов связи был связан с огромными капиталовложениями в строительство всей этой инфраструктуры. Помимо этого, необходимо было получать большое количество лицензий, то есть взаимодействовать с государством. Этот бизнес по понятным причинам был и остается крайне зарегулированным, и функции регулятора заключаются в том, чтобы постоянно добавлять какие-то новые требования. Как мы сейчас видим и слышим — это в том числе и в последние годы. И чем больше оператор закопал денег в землю, чем большее количество лицензий он получил, тем более конкурентоспособен он был, тем большую маржинальность своего бизнеса он мог получить. Не секрет: основная часть доходов была от голосовых услуг — услуг, которые приносили замечательные деньги. Но к ним медленно но верно добавлялись другие услуги, услуги передачи данных.

 

И в принципе, если мы посмотрим на бизнес операторов связи еще лет 7-10 тому назад, то услуг было мало. Главной услугой была голосовая связь, следующая — доступ в Интернет. Следующая услуга, ориентированная в основном на корпоративный рынок, — это строительство виртуальной частной сети в рамках одной компании, с предоставлением опять-таки голосовой и сети передачи данных в размере одной компании. Ну, и начинали добавляться экзотические услуги типа colocation: то есть оператор связи строил свой дата-центр и пускал в него серверы чужих компаний-своих клиентов. Фактически это был бизнес по перепродаже электричества: то есть если у тебя есть доступ к большому количеству сотен киловатт, или лучше мегаватт, или — еще мечта — десяток мегаватт, то можно было поставить большое количество серверов своих заказчиков в свой дата-центр и перепродавать электричество с некоторой маржинальностью. Вот — это был тот бизнес операторов связи, который был еще некоторое время тому назад.

 

Понятно, что изменение технологий стало коренным образом изменять ситуацию. Начнем с того, что инфраструктуры было построено много. Было проброшено по стране очень много «оптики». А как известно, до сих пор остается правило, что «оптика» почти не имеет ограничений по своей пропускной способности. Имеет ограничение оборудование, подключенное к этой «оптике», которое регулярно меняется. Цикл обновления составляет раз в 18 месяцев, в 24 месяца, бывает — в три года, но никак не реже. И, как правило, пропускная способность этого оборудования возрастает каждый раз в разы. Поэтому если у вас были вложения в инфраструктуру, то дополнительных серьезных вложений делать вам не нужно, вы можете эксплуатировать. У вас появляется все больше и больше пропускной способности за счет замены оборудования. Поэтому происходит эффект, который называется коммодизацией традиционных услуг, когда большое количество компаний, большое количество операторов связи получили доступ или построили свою собственную инфраструктуру, могли эффективно конкурировать друг с другом, что вызвало — еще в прошлый кризис, пожалуй, 2008 года, как раз когда я работал в индустрии... Началось массированное падение стоимости услуг связи, на несколько десятков процентов каждый год, которое, наверное, не остановилось.

 

Первое, что это вызвало, — поглощение и разорение мелких игроков и огромную консолидацию рынка услуг связи. Второй эффект, который это повлекло для операторов связи, — это понимание невозможности зарабатывать только с точки зрения традиционных услуг. Как я сказал, «труба» становилась всё дешевле и дешевле.

 

Поэтому возникло желание наполнить эту «трубу» каким-то своим собственным содержанием. И вот чем наполнить эту «трубу», всегда оставалось, да и остается для операторов связи очень серьезным вызовом, очень серьезным challenge. И каждый это решает в меру своей креативности, в меру своей приближенности к миру технологий. Те, кто решает это лучше, получают большую маржинальность. Потому что если оператор связи не заполняет эту «трубу» услугами сам, то это делают за него пользователи: как корпоративные, так и частные пользователи. Все мы понимаем, что голосовой трафик перетекает в Skype, WhatsApp, Viber и т.д.

 

И все мы понимаем, что современное оборудование позволяет фактически без услуг оператора связи построить надежную, до определенной степени, конечно, защищенную корпоративную сеть. И все компании давно начали это делать с помощью услуг тех, кого мы называем системными интеграторами — то есть традиционных ИТ-компаний, бизнес которых стал мигрировать в том числе и в коммуникационную область, так как инфраструктура связи стала доступной для всех, относительно дешевой, и на ее базе можно было строить какие-то решения для компаний. Поэтому если что-то нельзя предотвратить, то, как мы с вами понимаем, это нужно возглавить.

 

JSON.TV: Да.

 

Дмитрий Иванников: Естественно, операторы связи стали сами мигрировать в сторону интеграторов. И если на Западе это началось давно, крупнейшие игроки на этом рынке — Orange, BritishTelecom, Telefonica, то у нас это началось позже. Но операторы связи стали массивно наращивать свои ИТ-отделы для того, чтобы дать больший уровень добавленных услуг для своих корпоративных пользователей — и это стало их ключевой компетенцией.

 

Еще одно непременное правило в бизнесе: нужно четко понимать, что такое ваша ключевая компетенция, в чем вы компетентнее всего — и сохранять и наращивать инвестиции в этой области. А то, что является commodity, в чем вы не очень большой специалист, — лучше отдать на аутсорс.

 

И сейчас, если мы посмотрим объявления различных операторов связи, то мы увидим, что ранее строительство каналов и доступа было как раз ключевой компетенцией для операторов связи, а сейчас именно эта область очень часто становится commodity, отдается на аутсорс, сдаются в аренду вышки сотовой связи, берутся в аренду какие-то магистральные каналы, которых уже слишком много на многих направлениях. И, наоборот, наращиваются системно-интеграторские способности и маркетинговые способности, которые извергают из себя всё новое и новое количество креативных тарифов что для конечных пользователей, что для корпоративных пользователей.

 

Поэтому я не могу сказать, что ИТ-компании очень сильно мигрировали за это время, но операторы связи, действительно, стали ИТ-компаниями, со всеми вытекающими из этой ситуации условиями, о которых сейчас тоже можно поговорить.

 

JSON.TV: С другой стороны, это вызов в настоящий момент для ИТ-компаний — потому что, получается, что операторы связи заходят на их территорию и пытаются отнять у них кусок хлеба. С другой стороны, сейчас появилась некая прослойка, которая называется сервис-провайдерами, и в этом направлении идут как операторы связи, так и, насколько я могу понять, все-таки некоторые ИТ-компании?

 

Дмитрий Иванников: Совершенно верно: появилось встречное движение. Любая крупная ИТ-компания — и группа компаний «ЛАНИТ» не исключение — стали строить свои собственные ЦОДы, стали вкладываться в инфраструктуру ЦОДов и оказывать услуги, которые раньше были традиционными для операторов связи.

 

Как я говорил, всё менее и менее интересной становится услуга по размещению серверов в стойке, по перепродаже электричества. Из этой услуги можно извлекать дополнительную маржинальность только когда доступ к этой услуге ограничен. Но инфраструктура развивается, электричества становится больше, и зарабатывать деньги на этом уже не получается. Поэтому эти серверы надо чем-то наполнить. Изменение в технологии, та же самая виртуализация серверов, появление публичных облаков, гибридных облаков — позволило традиционным ИТ-компаниям, как самым крупным — я имею в виду, естественно, Amazon, Microsoftи Google, — так и относительно небольшим компаниям и холдингам предлагать конкурентоспособные услуги как для конечных пользователей, так и для корпоративных клиентов.

 

Когда мы говорим уже не о размещении сервера, принадлежащего вашему заказчику у себя в стойке в дата-центре, подключении его к линиям связи, а о предоставлении доступа к программному обеспечению, об аренде лицензии CRM-системы. Заметьте: все CRM-системы уже стали облачными. Сейчас идет массированная миграция ERP-приложений в облака — и о доступе к ERP-приложениям. Технологии еще не там, но активно мигрируют в эту область. Естественно, на уровне consumer'ов это различные облачные сервисы, те же самые коммуникаторы, новостные сайты, социальные сети — всё то, чем мы замечательно занимаемся каждый день.

 

Естественно, это вызвало изменения для системных интеграторов, традиционных ИТ-компаний: если раньше их любимой игрой, любимым развлечением и основным источником заработка была перепродажа оборудования в интересах, прежде всего, корпоративных пользователей, то сейчас это тоже становится commodity, на этом получается зарабатывать всё меньше и меньше. Гораздо интереснее строить подобные ИТ-системы, переводить заказчиков в облако, заниматься тем, что называется цифровизацией экономики — то есть переводом основного бизнеса заказчика в область высоких технологий.

 

В общем-то, здесь маржинальность, безусловно, осталась, а на перепродаже оборудования делать деньги не получается. Поэтому одной из этих методик для любой уважающей себя ИТ-компании стало строительство своего собственного облачного дата-центра и продажа не оборудования, а услуг этого дата-центра, находящегося под управлением той или иной ИТ-компании. То есть по полной программе пошла конкуренция с операторами связи за тот кусок, который раньше, еще десять лет назад, традиционно был их.

 

JSON.TV: Но в свете того процесса, который вы описываете, получается, что компании из отрасли ИТ могут быть более успешными в этом бизнесе? Потому что, как вы сказали, всё-таки ключевая компетенция, связанная с облачными услугами, с концепцией Everything as a Service, все-таки ближе и понятнее ИТ-компаниям. И они имеют больший опыт — в первую очередь, в частности, в интеграции разрозненных приложений в некую единую рабочую бизнес-систему.

 

Дмитрий Иванников: Во-первых, далеко не любая ИТ-компания может себе позволить уйти в эту область, потому что для того, чтобы этим заниматься, нужно быть большим: этот бизнес очень капиталоемкий. Нужны большие инвестиции в строительство собственного ЦОДа, собственной инфраструктуры, в покупку этих массивов серверов — а вы будете конкурентоспособными, только если у вас очень высокая плотность физических серверов на единицу площади, если у вас есть большие вложения в программное обеспечение для виртуализации, а еще лучше — собственные разработки в этой области. Естественно, это эффективно делают в области публичных облаков всего три компании в мире: Microsoft, Google, Amazon. В области корпоративных приложений всё не так, поэтому... но игроков здесь всё равно тоже не так много. Мы говорим о десятках, но никак не о сотнях или о тысячах игроков на каждом конкретном рынке нашей страны.

 

С другой стороны, сами операторы связи, на мой взгляд, уже давно стали сами многопрофильными холдингами. Их тоже осталось не так много, и они являются и интеграторами, и, как правило, мощными ритейловыми компаниями, конкурирующими с федеральной розницей. Так как услуги своей связи для конечных пользователей — надо иметь канал, чтобы их продавать, и еще лучше — собственный канал. Поэтому именно наличие собственного розничного канала для операторов связи стало в значительной степени одной из самых ключевых компетенций. Так и, безусловно профессиональное управление своей собственной ИТ-инфраструктурой — это тоже ключевая компетенция.

 

Появилось понятие Software Defined Networks, которые позволили резко сократить стоимость инфраструктуры для операторов связи и от специализированных огромных телекоммуникационных массивов оборудования перейти к массивам стандартных серверов, для которых управление телекоммуникационными сетями является одной из задач, одной из функций программного обеспечения, которое крутится на этих виртуализированных серверах — вместе с биллингом, с аппликациями для клиентов, вместе с массой других пакетов, которые помогают операторам связи монетизировать свои собственные услуги.  Поэтому, как правило, если оператор связи делал это поздно, делал это плохо, то он либо разорялся, либо сливался с более крупным успешным игроком. Таких примеров и на нашем рынке мы знаем очень много.

 

JSON.TV: А если заглянуть вперед на 3-5 лет, как вы видите развитие этого процесса? Что в итоге, к какому балансу придет это слияние ИТ и телекома в единую отрасль? Будут ли ИТ-компании и операторы просто прямыми конкурентами, бороться за те же клиентские сегменты, за тех же клиентов? Или же все-таки каждый найдет свою нишу и восстановится тот паритет, который был, например, в начале 2000-х годов?

 

Дмитрий Иванников: Я не претендую на роль пифийского оракула, тем более на роль Кассандры, но...

 

JSON.TV: Тем не менее, интересно ваше мнение: как вы себе видите этот процесс?

 

Дмитрий Иванников:

 

Знаете, я не думаю, что будет абсолютно полное слияние операторов связи и ИТ-компаний — по одной простой причине: бизнес операторов связи продолжает быть очень сильно зарегулирован, и любая компания, считающая себя многопрофильным оператором связи, вынуждена поддерживать большое количество legacy services, начиная с голосового... Если вы почитаете... никто не отменял эти регуляторные документы.

 

JSON.TV: Согласен.

 

Дмитрий Иванников: Телематические сервисы, поддержка так называемых зон голосовой связи — когда если вы работаете в определенном районе, определенной области, вам нужно обеспечить связью любой самый мелкий населенный пункт, вы должны иметь таксофонные аппараты, подключенные к своей сети...

 

И, естественно, любой оператор связи должен взаимодействовать с государственными органами в области безопасности, в области системы оперативно-розыскных мероприятий, и соответствовать всем документам, которые существуют в этой области. Причем, как мы с вами знаем из средств массовой информации, из обсуждений в Парламенте, из принимаемых законов, эта нагрузка на операторов связи из-за очевидных вызовов, стоящих сейчас перед всем миром, только вырастает. Поэтому это то, что традиционные операторы связи делали, делают — и до чего дотянуться традиционным ИТ-компаниям очень сложно. Поэтому, наверное, разделение останется, как я подозреваю. И больше операторов связи вряд ли станет, консолидация только продолжится, на мой взгляд.

 

JSON.TV: А слой так называемых виртуальных операторов — ведь он же тоже растет? Для нашей страны, может быть, это не так актуально, потому что у нас не создано каких-то правоприменительных условий для того, чтобы этот слой рос — но, тем не менее, некоторые ИТ-компании могут попытаться выйти на этот рынок именно в виде виртуального оператора. Возможно ли это? И если возможно, то при каких условиях? И для чего это могло бы понадобиться ИТ-компаниям?

 

Дмитрий Иванников: Понимаете, наш рынок связи довольно быстро развивался, на нем сразу появилось много игроков. И у антимонопольных органов не было необходимости, как в некоторых странах, искусственно разделять одну огромную монополию или обеспечивать доступ большего количества игроков к инфраструктуре, принадлежащей одной монополии. Это было в США, было во Франции, в Великобритании в той или иной степени. И для того, чтобы обеспечить равные возможности для новых компаний, приходящих на рынок связи, монопольные органы определяли максимальную цену доступа к инфраструктуре, которая принадлежала одному большому доминирующему игроку. Или вообще делили — как произошло в США — этого доминирующего игрока на конкурирующие компании.

 

В нашей стране не было необходимости это делать: параллельно росло несколько сетей, параллельно были огромные вложения в инфраструктуру более чем одного игрока, и среда получилась достаточно конкурентоспособной. Много раз это обсуждалось — по поводу доступа к инфраструктуре «Ростелекома», — когда она была преобладающей. Но потом это изменилось, появилась как минимум большая конкурирующая сеть «Транстелекома». Очень много в свое время построила «Синтерра». И эти стройки продолжались различными игроками. Поэтому когда появилось несколько магистральных сетей и несколько конкурирующих линий доступа, потом появились еще и беспроводные системы  доступа, которые могли «переварить» весь объем трафика — не было необходимости это делать.

 

Именно поэтому виртуальные операторы пользовались у нас меньшей популярностью. Для многих стран это был, скорее, вынужденный этап развития телекома, когда они могли существовать только благодаря действиям антимонопольных органов. У нас... Мы этот этап, наверное, прошли. И у нас появилось несколько замечательных игроков, конкурирующих между собой. Уровень конкуренции такой, что у нас одни из самых дешевых услуг связи.

 

JSON.TV: Да, это так...

 

Дмитрий Иванников: Поэтому — ну зачем?

 

JSON.TV: Понятно. Еще один аспект, о котором я хотел бы поговорить: вы, в частности, среди крупных игроков на рынке облачных услуг упомянули Microsoft, который одновременно является и вендором, по сути, по отношению к ИТ-компаниям. Это что — то, куда идет рынок? Или это, скорее, просто исключение, чем правило? Как будет видоизменяться?.. Есть ли угроза для ИТ-компаний в том, что они будут вытеснены с рынка в том числе и своими вендорами?

 

Дмитрий Иванников: Простите — кем?

 

JSON.TV: Ну, тем же Microsoft...

 

Дмитрий Иванников: Давайте посмотрим на бизнес Microsoft. У Microsoftочень много ограничений: да, есть большая инфраструктура дата-центров, но нет своей магистральной инфраструктуры, тем более нет своей инфраструктуры доступа. И я не могу прокомментировать ситуацию именно Microsoft, но если вы посмотрите, например, на то, что происходит в Штатах, операторы связи, имеющие контроль над линией доступа, стали взимать деньги с производителей контента, которые не вложили в инфраструктуру — я имею в виду Netflix, Huluи компаний типа них — за доступ к инфраструктуре. Потому что нагрузка от стримингового видео стала такой, что операторам связи было интереснее просто не пускать этот контент в свою сеть, невзирая на конкуренцию, чем продолжать бесплатно поддерживать колоссальное количество трафика, который от этих производителей контента по этой сети проходил.

 

Поэтому... У нас сейчас есть три лидера облачного рынка, построившие огромные публичные центры и предлагающие эти услуги по всему миру, что тоже важно. Но у них, на самом деле, масса ограничений, и если мы посмотрим на каждую страну — в каждой стране есть закон, относящийся к персональным данным, в каждой стране есть законы, относящиеся к взаимодействию государства и операторов связи. И у международного игрока есть огромное количество ограничений, есть ряд зон, куда он просто не может дотянуться. И пример нашей страны: мы видим, что ограничения на работу этих игроков внутри нашей страны растут год от года. И, наверное, это естественный процесс.

 

JSON.TV: Понятно. Дмитрий, спасибо вам большое за ваш обстоятельный, развернутый комментарий. Мы надеемся еще раз увидеться с вами в этой студии по каким-то другим приятным поводам. 

 

Дмитрий Иванников: Спасибо вам, рад пообщаться!

 

JSON.TV: Спасибо!