×

8 Октября 2018 20:22
2949
0
8 Октября 2018 20:22
2949
0

«Можно собрать станок из каких-то комплектующих, изготовить на заказ, и у вас там будет оптическая система, лазерная система, все это будет двигаться и перемещаться, но когда вы будете сюда подавать порошок, включать лазер, вам необходимо понимать, какие параметры выращивания нужны для получения определенных свойств готовой детали, в зависимости от материала, от состава порошка, от фракционного состава. Соответственно, здесь необходимо знание, в том числе, металлургического плана, в принципе, понимание, что такое лазерная технология, физика взаимодействия лазерного излучения с материалом. И просто станочник вряд ли сможет вот так сходу его запустить, поэтому нужны технологи, которые все эти вещи могут как-то просчитать, оценить и заложить технологию».

 

«Вплоть до недавнего времени в нашей стране отсутствовала общая координация усилий по АП. Было много отдельных фирм, каждый считал, что он потянет всю задачу самостоятельно. Пытались отгородиться от коллег, которые могли помочь, была необоснованная конкуренция. В итоге, из-за такого непонимания (технология еще молодая по миру целом, не только, в России), возникла ситуация, что много кто занимается производством 3D-принтеров, но ни у кого нет абсолютно законченного продукта (материалы, кадровые вопросы, технологические, сами станки). Довольно обширный вопрос и до недавнего времени в России мало кто им занимался в комплексе. Перед нами также еще есть определённые задачи, которые хотелось бы решать во взаимодействии с кем-то. Вроде на Западе все получается, все слышали, что у них «лазер – порошок – станок». Мы что-то скопировали, или даже купили западную установку, засыпали свой порошок – а она не работает. Здесь надо понимать, что технология очень наукоемкая, нужно очень грамотно подходить ко всем аспектам. Не зря ее многие называют следующей стадией промышленного производства… И просто копируя западный опыт, мы вряд ли чего-то прорывного сможем достичь. У нас должно быть, с учётом всех моментов, свое понимание, куда нам развиваться и для чего».

 

«В целом, несмотря на колоссальную разницу в том, что происходит в России и тем, что делается в Европе и Америке, где аддитивные технологии развивались давно, и где на государственном уровне продолжают выделяться колоссальные средства на их развитие, есть свои проблемы. У нас выделяется не так много средств, но компетенция и инженеров, и, в принципе, руководящего состава и заводов, и каких-то фирм – находятся на довольно высоком уровне. Очень многие моменты по аддитивному производству, приходящие «оттуда» - усваивались интуитивно, приходило понимание, что ничего такого сверхъестественного там нет. Но знаний, конечно, в любом случае не хватало».

 

«Технологии DMD позволяют комбинировать несколько металлопорошков. Выращивается одна деталь с плавными или резкими переходами, соответственно, у детали могут быть различные рабочие участки, какие-то работают на износ, контактируют с чем-то, какие-то работают на теплоотвод, какие-то элементы не столь важны по каким-то теплофизическим свойствам, их можно сделать из более дешёвого материала. Понятно, здесь есть свои частности и ограничения, но в целом такой технологией действительно можно получить изделие из разнородных материалов. У нас велись работы по выращиванию из несвариваемых материалов (железо и карбид титана), когда в газопорошковой среде при помощи лазера, удается достичь определённых характеристик жидкой ванны, скорости нагрева и охлаждения, которые позволяют эти материалы объединить и удержать. Они получают совершенно уникальные свойства. Эти детали очень прочные, но в тоже время, облегчённые за счет карбида титана. То есть это направление может быть интересно для авиакосмической промышленности. На самом деле, если покопаться, если действительно различные корпорации и НИИ начнут исследовать материалы, здесь еще очень большое поле для совершенно новых, уникальных задач, которые сейчас не решаемы еще вообще ничем».

 

«Вопрос санкций актуальный – почему мы и занялись, в том числе, разработкой своего оборудования. Чтобы это было нашим плюсом, что мы используем по максимуму отечественные наработки и наши технологии. Поэтому у вас не будет особых проблем, если что-то сломается, они будут висеть на нас. У нас как раз одна SLM-установка будет поставлена на оборонное предприятие. Они очень сильно заинтересовались. У них тоже был выбор, они могли себе поставить немецкую установку. Но они в итоге сделали выбор в нашу пользу, в том числе, наверное, чтобы поддержать отечественного производителя. И я думаю, что они просто более глубоко смотрят на такие вещи...».

 

«В чем у нас сейчас большой минус, пробел?  Достичь высокого уровня технологического развития в АП без какого-либо массового опыта и времени использования, без обратной связи от заказчика – просто невозможно. На Западе огромное количество уже инсталлированных промышленных установок, и производители по ним получают обратную связь, совершенствуют оборудование. У нас пока такого нет».

 

«Сейчас мы оказываем также услуги по 3D-печати и восстановлению, по нанесению износостойких покрытий. Это непосредственно бурильное оборудование, оборудование телеметрии, которое работает в скважине в агрессивной среде, в растворах, плюс, наверное, из таких перспективных по нефтянке, например, запорную арматуру, можно и восстанавливать, потому что она подвергаются износу, так как работает, в том числе, и в агрессивных средах… У нас есть один из заказчиков в нефтегазовом секторе, которые поняли, что лучше восстанавливать изношенное оборудование, это будет дешевле. Причем, рабочие кромки лопатки, к примеру, имеет смысл изготавливать из дорогого материала, который может работать в таких условиях, а всю остальную часть - не обязательно. Также, естественно, это восстановление каких-то изделий в других сферах, зачастую это оборудование, которое изготавливается за рубежом, и поставки запасных частей прекращены из-за санкций. Мы же можем восстановить какие-то части, продлевая срок службы практически до бесконечности, если грамотно подходить к вопросу. Мы работали также с НПО «Сатурн», с Воронежским КБХ, там у них были свои задачи по восстановлению двигателей. Но сейчас уже прорабатываем с ними перспективные задачи по прямому выращиванию каких-то функциональных частей. В целом, задачи восстановления и прямого выращивания взаимосвязаны».

 

«Работы по восстановлению нефтегазового оборудования, которые мы сейчас ведем - там сертификация шла со стороны заказчика. У нас был довольно длительный период, когда мы изготавливали опытные образцы, они их оставили на испытательный стенд, на рабочее установки. Это были их риски, но, тем не менее, сейчас мы очень успешно решаем их задачи, они увидели такую возможность. Я думаю, что мы не зря провели те полтора года, от первых контрактов до сертифицированного производства».

 

«По технологии SLM – она у нас стала развиваться позже остальных, здесь у нас несколько работ… У нас пока ещё не было ни одного завершенного кейса отчасти потому, что мы дорабатывали свое оборудование. Но с одним предприятием ОПК получилось вырастить и довести деталь до такого состояния, что мы им сейчас уже ставим SLM-принтер нашего производства. Плюс мы ведём работы по подтверждению свойств материалов для печати, когда производитель приходит опробовать металлопорошок, какие получаются свойства у изделий. Такое взаимодействие, конечно, хотелось бы расширить, потому что есть своя специфика - химсостава порошков проявляется уже на стадии образования жидкой ванны и формирования вообще изделия. Такое взаимодействие с отечественным производителем у нас есть. Я надеюсь, что это направление действительно разовьется до полноценной сертификационной деятельности, что да, этот порошок подходит, такие-то и такие-то заданные свойства гарантированы». 


Технофорум-2018. Андрей Коротченко, МГТУ им. Баумана: Аддитивные технологии в гибридном литейном производстве
Технофорум-2018. Михаил Перевозчиков, Oerlikon: Новые материалы и решения в технологиях аддитивного производства
3D Print Expo. Круглый стол «Лучшие практики внедрения аддитивных технологий в 2018 году»
Денис Власов, 3DSLA.RU: RussianSLM FACTORY – наш взгляд на то, как надо вести себя на российском рынке для успешного продвижения
Олег Лысак, «ТехноСпарк»: Рынок изменится, когда 3D-печать станет понятной услугой, как, например, ЧПУ-обработка
«Калибр». Аддитив. Павел Марусин, ПОЛЕМА: Производство сферических металлопорошков для АП и перспективные разработки
«Калибр». Аддитив. Виктор Рекимчук, ФИТНИК: Применение Аддитивного производства от авиации до медицины
«Калибр». Аддитив. Елена Ушакова, ЦК СПА: Оптические системы для лазерной наплавки и выращивания